Военкоматы Татарстана убивают желание и возможность подписать контракт для защиты своей Родины

Неактуальная информация
Неактуальная информация, страшилки про «груз 200», бюрократия и предложения
«подумать над своим решением».

Рекламу службы по контракту вы наверняка видели в общественном транспорте, на кассе магазина у дома, видели баннеры на сайтах изданий и посты в Телеграм-каналах. Все это говорит о том, что Татарстан ведет максимальную работу в этой области. Однако есть те, кто ее буквально тормозит бюрократией или халатным отношением к работе. Речь идет о военкоматах Татарстана. Редакция KazanFirst проверила, какие круги ада придется пройти желающему отправиться служить по контракту, если он решит это сделать через районный военкомат.

Военкомат Пестречинского района: связаться невозможно, дополнительное трудоустройство и нежелание помогать

Первое, что мы сделали,  — позвонили в военкомат. Для этого в поисковик ввели соответствующий запрос и позвонили по указанному номеру телефона. Тишина. Полная. Звонок не проходит. На часах около 15:00 понедельника.

Хорошо, подумали мы и позвонили во вторник до обеда. Ситуация повторилась. Подумали, что, может, телефон указан неверно. Зашли на сайт муниципалитета, нашли соответствующий раздел «Военкомат». Нет, телефон тот же. Значит, ошибки нет.

Как говорится, Бог любит троицу. Звоним в среду. Результата — ноль. Принимаем решение идти в военкомат «ногами». Благо ехать недалеко.

Туда отправился наш агент Иван (имя изменено. — Ред.). По легенде, Иван приехал из Удмуртии в Татарстан потому, что у нас в республике выплаты больше, — услышал в рекламе про 600 000 единоразовых. Задача со звездочкой — у агента большая задолженность, из-за чего он не может получать деньги на карту. Какие варианты предложат в военкомате?

— Точно есть 205 000 разово, ну и зарплата еще ежемесячная. Доплаты какие-то надо смотреть уж, так не скажу, — блещет погруженностью в тему сотрудник военкомата Пестрецов. 

В конечном счете в военкомате не могут назвать точных сумм. 

Дальше — лучше. Чтобы получать те самые дополнительные выплаты, необходимо куда-то устроиться, но куда — непонятно. Якобы у каких-то предприятий стоит разнарядка как в советское время — сколько людей они обязаны отправить. Название предприятия, куда нужно устроиться, сотрудник военкомата не сказал. Просто дал номер телефона, ему нужно будет позвонить, и он все «порешает».

Тут снова встает вопрос о том, как получать деньги. Оказалось, что там, куда «устроит» сотрудник военкомата «по блату», там и дадут карточку. Но вот чтобы деньги с нее не списывались, необходимо идти к судебным приставам и самостоятельно решать вопрос.

Вишенка на торте — отказ в назначении медкомиссии. Вам не показалось. Они предложили нашему агенту подумать о своем решении. Вместо того, чтобы помочь решать вопросы, в военкомате буквально заявили — пойди сам реши свои вопросы. И вот когда ты уже готовый придешь, тогда мы тебя отправим. Никакие номера и данные, к слову, никто не сохранил. То есть агенту Ивану не позвонят ни через неделю, ни через месяц, ни через год. Вдруг он решит свои сложности — военкомат это не волнует. Они, наверное, напишут объяснительную о том, что никто не хочет идти служить по контракту.

Ну а если будущий контрактник все-таки вернется, то ему расскажут о том, сколько получит его семья, если он вернется «грузом 200», и что, скорее всего, он не вернется даже так — просто признают пропавшим без вести.

В лучших традициях современного мира посмотрели отзывы на «заведение». И в случае пестречинского военкомата главная жалоба на халатность со стороны сотрудников военного комиссариата, не обративших внимания на проблемы мобилизованного со здоровьем.

Как военкоматы Татарстана убивают желание и возможность подписать контракт

Военкомат Верхнеуслонского района: смешки, сравнения с Москвой и никакой мотивации

Не повезло, решили мы и взяли в работу еще один военкомат — Верхнеуслонского района. Звоним в среду до обеда — никто не берет трубку. Перезваниваем еще несколько раз. С третьей попытки ближе к 16 вечера дозваниваемся.

— Здравствуйте. Я хотел подписать контракт. Могу у вас узнать подробности? 

— Ну со мной тоже можете, но я потом передам кому надо. 

В разговоре сотрудник поясняет, что контракт можно заключить на срок от одного до пяти лет. Причем выбирать надо сразу правильно, иначе несоблюдение трудового контракта и санкции. Какие — не уточнили.

— А если я хочу пойти водителем, у меня есть права, но была судимость. Наверное, какая-то справка нужна? 

— Так у вас есть права или нет? 

— Есть. 

— Какая категория? 

— «Б».

— «В»? 

— Ага.

— Там такие не нужны. Только те, кто идет с категорией «С» (грузовые автомобили).

— В «учебке» нельзя будет получить переподготовку? 

— Нет. Там нет такого.

Внимание. Вопрос о судимости военкомат просто проигнорировал. Никому не интересно ни то, за что вы отбывали наказание, ни то, влияет ли это на прием.

— Подождите, тут звонок мне на мобильный. Подождите. Потом поговорим. 

— А что по выплатам? 

— Все стандартно. Приезжайте, обсудим уже лично. 

После этого сотрудник записывает ФИО журналиста и его номер телефона. Обещает, что его подчиненный свяжется в ближайшее время. Без конкретики.

Как военкоматы Татарстана убивают желание и возможность подписать контракт

Что же, раз сказали приехать и обсудить все лично — едем. Наш агент Иван отправился в Верхнеуслонский район в надежде получить максимально полную информацию. Увы. Со слов Ивана, встретили его без энтузиазма. Сказали посидеть, подождать. Легенда все та же — Иван — удмурт, живущий в Татарстане, работающий на шабашках. Контракт хочет подписать потому, что у республики самые большие выплаты. Так он видел в рекламе.

— Сказали, что в Татарстане самые большие выплаты просто.

— Ну да, сейчас установили 195, 305 и полмиллиона. 

— Единовременную в 600 000 я видел.

— 195 от государства и от республики 305. Если вы водитель — еще 105. Ну еще зарплата от двухсот с чем-то.

— А сколько в итоге? 

— Ну 204-201, зависит от должности. 

— У меня еще небольшие обременения есть. Если на карту деньги будут поступать, их же сразу спишут.

— В чем проблема? 

— Много автомобильных штрафов накопилось. Плюс кредит.

— О, это я не знаю. Это вам сначала надо с УФССП разговаривать.

— Вы к ним сегодня прям обратитесь, у них как раз сегодня праздник. Они добрые, — врывается в разговор сотрудница военкомата. 

— Приставам, вроде, даем справку о том, что вы ушли на СВО, и они, по-моему, приостанавливают. Но надо самостоятельно узнать это. 

Как военкоматы Татарстана убивают желание и возможность подписать контракт

Еще одна задачка, которую мы поставили военкомату, — отсутствие военника. И здесь все еще интереснее. Со слов одной из сотрудниц, у них в арсенале есть некая система, которая помогает оперативно передавать информацию между всеми военкоматами.

— Нам же московский военкомат прислал что-то, помнишь?

— Ну это московский военкомат.

Вместо того, чтобы попробовать восстановить связь, сотрудники предлагают решить все по старинке — отправлять запросы через почту или факс.

— А какие специальности есть? 

— Разные. Ну там стрелок, пулеметчик, гранатометчик (хихикает).

После этого все три сотрудника начинают заниматься своими делами, заполнением каких-то приказов и забывают про потенциального контрактника.

— А что сейчас нужно сделать? 

— Желание изъявить, — резко отвечает сотрудник. 

— Или сначала надо с паспортом прийти? 

— Угу.

Позднее в диалоге становится понятно, что сотрудники не владеют информацией. Так, на сборы они предлагают ехать в Ростовскую область, где будет проходить боевое слаживание, – «недели на две примерно». Список специальностей так вообще пришлось вытаскивать буквально клещами.

И снова обратимся к отзовикам. В случае с верхнеуслонским военкоматом жалуются на невозможность дозвониться с первого раза. То есть мы не одни такие, кто не смог дозвониться до комиссариата.

Вместе с тем проблему с набором контрактников в районных военкоматах обсуждают во многих Телеграм-каналах. Так, по данным канала «Именно Шулай», разговоры о возможном снятии некоторых военкомов идут в кулуарах уже давно. Основной причиной для обезглавливания станет халатность самих военных комиссаров. В пример автор приводит безалаберное отношение к задаче, когда за набор по контракту отвечает один сотрудник, которого параллельно загружают другими задачами. Из-за этого вопрос контрактной службы для него становится наименее приоритетным. Еще одна причина «пробуксовки» — перекладывание ответственности с военкомата на местную администрацию и обратно. Из-за чего бюрократия, ожидание, а соответственно, потеря потенциальных контрактников. И это при том, что руководство республики делает буквально все, что в его силах. И оборудование обновили, и рекламу разместили во всех возможных местах.

Особенно сильно автор канала заостряет внимание на неравенстве условий для контрактников. Так, в Казани заключившему контракт полагается единовременная выплата 700 000 рублей, а в Менделеевске — 500 000, еще меньше в Рыбной Слободе — 100 000 рублей. Из-за этого желающий заключить контракт едет в столицу, а район не выполняет план. По данным автора, подобное предательское поведение приведет к тому, что головы некоторых военкомов полетят едва ли не в ближайшее время.

Обратим внимание, что в крупных городах республики работа выстроена значительно лучше. В Казани, в центре «Батыр», работают оперативно: быстро и конкретно отвечают на вопросы. Аналогичные условия в Альметьевске — там буквально за день готовы помочь и медкомиссию пройти, и военный билет восстановить.

Остается надеяться, что сотрудники военкоматов и их главы уже в ближайшее время совершат работу над ошибками и приведут все к нормативу. Ведь в конечном итоге от качества их работы и их мотивации может зависеть победа страны в СВО. 


Читайте также: Крупнейшие «гуманитарщики» Челнов: через кого вы можете помочь нашим парням на СВО?


Всё самое интересное в наших группах Tелеграм и ВКонтакте.

Comment section

Добавить комментарий

Войти: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *