«Нынешняя цена на нефть $27-30 подошла вплотную к границе прибыльности нефтяных компаний — ниже уже убытки»

Проблемы с падением цен на углеводороды для Татарстана нестрашны, поскольку республика делает акцент на нефтепереработку. Однако Татарстан не уйдёт от проблем, связанных с обвалом рубля

Ильнур Ярхамов — Казань

В дискуссионный клуб городских сумасшедших едва не превратилось вчерашнее заседание круглого стола в стенах Академии наук РТ. Если бы не конструктивный доклад вице-президента АН РТ Вадима Хоменко и острые замечания депутата Госсовета РТ Марата Галеева.

Клуб обсуждал экономические проблемы, вставшие перед Россией и Татарстаном. Предполагалось, что участники предложат адекватные пути выхода.

Однако степень экстравагантности идей порой впечатляла: Татарстану предлагалось перейти на выпуск эко-халяльной и натуральной продукции, чтобы конкурировать с западными производителями и подавить их экспортом, провести в Болгаре международную конференцию «Морально-нравственные основы аграрной политики в России».

Звучало предложение заняться в республике производством табунов лошадей — примерно до 300 000 голов, чтобы предотвратить затопление Закамской зоны и превращение Актаныша в маленький остров.
«Нынешняя цена на нефть $27-30 подошла вплотную к границе прибыльности нефтяных компаний — ниже уже убытки»К сожалению, авторы экстравагантных идей не удосужились представиться, хотя по виду напоминали престарелых вузовских преподавателей и сотрудников. Страна должна знать своих героев…

Благо депутат Галеев обратился к этим людям и заявил, что их подходы никак не учитывают простейшие рыночные механизмы — перепроизводство, спрос-предложение.

Модератор круглого стола Хоменко назвал формат встречи «незавершённым» и «до конца организационно непроработанным». Значит, будем ждать конструктивных изменений этой площадки, хотелось бы выслушать действительно адекватное мнение академиков, экспертов и профессионалов.

Где дно падения цены на нефть?

Этот вопрос Хоменко задал в начале своего доклада. И далее попытался проанализировать среднюю себестоимость добычи нефти.

«Себестоимость добычи нефти сегодня колеблется в пределах от $5 до $15 за баррель, при средней цене в $10 за баррель», — заявил докладчик. По его словам, это цена той нефти, которая добывается уже во введённых в эксплуатацию скважинах, а с учетом затрат на осваивание новых месторождений, подводку инфраструктуры — себестоимость вырастает до $18.

Тем не менее, этот показатель в различных нефтедобывающих страна варьируется от $7 до $40. «Но, в итоге мы всё равно получаем $28 за баррель — это средняя себестоимость», — рассуждал Хоменко.

Cамое сильное влияние на рынок углеводородов оказывают страны Персидского залива. «В странах персидского бассейна средняя цена рентабельности составляет $25 за баррель. В районах добычи сланцевой нефти мы выходим за грани $40 и даже $50», — сказал Хоменко.
«Нынешняя цена на нефть $27-30 подошла вплотную к границе прибыльности нефтяных компаний — ниже уже убытки»По его словам, цена на нефть будет падать до тех пор, пока она остаётся выгодной государствам Залива и нефтедобывающим компаниям. В прошлом году, продолжал он, Саудовская Аравия не досчиталась в бюджете $96 млрд, а до этого ряд арабских стран признавались, что цена в $40 для них уже «тяжела». 

То есть она подходила к нижней границе. Нынешняя цена — $27-30 — подошла вплотную к границе прибыльности нефтяных компаний — ниже уже убытки.

По словам Хоменко, сейчас возник ряд международных факторов, из-за которых падение цены на нефть прекратится.

Во-первых, новость о снятии санкций с Ирана по факту ничего не значит для рынка углеводородов, уверен он: «Иран резко сократил инвестиции в добычу нефти. Если в 2011, 2012 годах вкладывал $40 млрд, то в 2015 году всего $6 млрд. Значит, иранская нефть не обвалит рынок, уверен вице-президент АН РТ.

По его словам, Китай — крупнейший потребитель нефти — заинтересован в стабильных ценах и в продаже её на своей Шанхайской энергетической площадке за юани. Это, рассуждал Хоменко, также должно сдерживать падение.

Нефть во благо, а не во зло

«Татарстан демонстрирует ту позицию, при которой нефть идёт не во зло, а во благо», — заявил Хоменко. По его словам, падение цены довлеет над экономикой страны в целом. Однако ситуация в республике «кардинально» отличается, с точки зрения нефтедобычи, от ситуации в России.
«Нынешняя цена на нефть $27-30 подошла вплотную к границе прибыльности нефтяных компаний — ниже уже убытки»Татарстан собирал мощности, чтобы перерабатывать половину всей добытой у себя нефти, рассказывал докладчик: «Переработка нефти — высокотехнологический продукт. Колебания на него незначительные, о чем говорят цены на бензин и другие виды топлива».

По словам Хоменко, задача для Татарстана в том, чтобы  реализовать уже конечную стадию работы с нефтью, последующую после стадии переработки — это выпуск всей гаммы пластмассовых изделий.  «Мы даём каучук, полиэтилен. Хотелось бы, чтобы появились в изобилии татарстанские тазики и другие вещи. Это помогло бы малому и среднему предпринимательству», — резюмирует он.

Тем не менее, Татарстану не избежать экономических проблем, нахлынувших на всю страну в целом — падение курса рубля. По его словам, это приведётся к удорожанию импорта

Вперёд к бюджетному федерализму

Пересмотреть межбюджетные отношения между федеральным центром и Татарстаном призвал вице-президент АН РТ. По его словам, эта проблема — поступление в федеральный бюджет более 50% доходов Татарстана, вкупе с дифференциацией доходов населения (у 20% граждан страны в руках находятся 80% благ)  не позволяет России выйти из экономического кризиса.

По его словам, во-первых, межбюджетный дисбаланс в пользу федерального центра лишает регион стимулов к «самостоятельному зарабатыванию денег».

Вторым аргументом Хоменко назвал тот факт, что такие отношения между «зарабатывающим регионом» и федеральным центром сохраняются уже несколько десятилетий. Однако «Бурятия, например, ну никак не приблизилась к Татарстану по уровню развития и доходов на душу населения». Такое отношение к «регионам-донорам» рождает только «массовые иждивенческие настроения».

В качестве удачного примера среди развитых стран Хоменко рассказал о Швейцарии. Там в местном бюджете кантонов остается до 80% доходов.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
2 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Юрий
80%? это лишит федеральный бюджет почти всех полномочии. Каждый регион будет строить свой ВПК, свою соц. политику. Огромное количество бюрократии уйдёт в регионы. 80% не подходят России. Нужно больше бюджетной федерализации, это да, только никак не восемьдесят процентов.
0
0
Ответить

Ого!
Ого! А не попахивает ли это сепаратизмом?
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite