В кризис к пластическим хирургам стало ходить больше мужчин

Городские клиники пластической хирургии одними из первых почувствовали на себе последствия экономического кризиса. За год спрос на все виды операций сократился как минимум на треть

Юлия Яковлева — Казань

Клиники пластической хирургии в Казани переживают не лучшие времена — в кризис они оказались одним из наиболее уязвимых бизнес-сегментов в медицине и потеряли почти треть своих клиентов. Об этом KazanFirst рассказали ведущие врачи этой области.

Позволить себе пластические операции даже до кризиса могли лишь клиенты со средним достатком, говорит пластический хирург Арсен Курбангалеев. За последний год спрос на увеличение груди, липосакцию и подтяжку лица упал как минимум на 30%.

«Если посчитать потребительскую корзину, средний доход населения, квартплату 5000-6000 рублей, то операцию себе трудно позволить, — подмечает он. — Но у нас немало состоятельных людей, посмотрите — вокруг Казани все застроено коттеджами, вот эти люди себе могут позволить пластику».
В кризис к пластическим хирургам стало ходить больше мужчинСамой дорогостоящей и популярной пластической операцией остается увеличение груди: цены на эту услугу варьируются от 40 000 до 70 000 рублей в зависимости от сложности самой работы. Еще в среднем 50 000 рублей придется отдать за силиконовые протезы. За месяц в одной клинике проводится не менее 10 таких операций.

«Будущие размер и форму груди обычно определяют мужья или бойфренды клиенток, — рассказывает Курбангалеев. — Бывает, что приходят с мужчинами, и они диктуют, как должно стать. Но эстетичность и красота груди во многом зависит от роста, веса и ширины грудной клетки женщины, подогнать всех под третий номер нельзя, но многие стремятся к нему».

Бывают и необычные заказы, когда клиентки просят увеличить грудь до 5-го размера: «Я всегда отказываю, потому что это неэстетично выглядит», — говорит хирург. В его практике были другие нестандартные операции, когда мужчины просили сделать на лице шрамы, потому что считали, что они украшают — хирургу приходилось соглашаться и уродовать лица.

Не меньшим спросом пользуются процедуры липосакции — цены начинаются также от 40 000 рублей, на подтяжку лица и шеи с пластикой — от 50 000 рублей.

«Люди сейчас на еде экономят, не то что на красоте, — говорит хирург Тафкиль Фаизов. — Реже стали заказывать дорогостоящие операции на грудь и подтяжку лица. Не упал спрос на коррекцию ушей, век, носогубных складок — они стоят дешевле. Остается спрос на реконструктивные операции лица — челюстей и носа».
В кризис к пластическим хирургам стало ходить больше мужчинПри этом клиенты стали проявлять интерес к интимной пластике, их количество с каждым месяцем растет, отмечает пластический хирург и владелец клиники эстетической медицины Дмитрий Обыденнов.

Цены на эту услугу начинаются от 10 000 рублей. Вероятно, относительно несложные и не самые дорогие операции, позволяющие поднять самооценку, стали более востребованы, чем в спокойное время.
В кризис к пластическим хирургам стало ходить больше мужчин

Если несколько лет назад большинство клиентов пластических клиник составляли женщины, то в последнее время ситуация заметно изменилась.

«Количество операций, проведенных представительницам прекрасного пола, практически сравнялось с количеством операций мужчинам, — отмечает Обыденнов. — Мужчины чаще всего посещают клинику с желанием скорректировать форму носа, ушей или же убрать лишний жир, при этом самой частой причиной является желание выглядеть настолько же хорошо, насколько себя чувствуют, соответствовать внутреннему образу».

В основном это публичные и состоятельные люди, продолжает его коллега Фаизов: «Я себе прошлым летом делал веки и убирал носогубные складки — чем мужчины хуже? Я тоже хочу подольше быть молодым и симпатичным!». По его словам, клиенты пластических клиник нередко оказываются интеллигентными людьми, которые идут на операции, чтобы иметь успех у женщин и строить успешно бизнес. «Работягам наплевать на свою внешность, у них и денег нет на это», — добавляет он.

Средний возраст пациентов пластической хирургии — 25-55 лет. Молодежь часто просит исправить ушные раковины и форму носа, те, кому за 30, просят хирургов исправить форму груди и интимных органов.

Нередко клиентам приходится отказывать в проведении операций, отмечает Курбангалеев. «Видно, что у клиентки все в порядке, но переубедить бывает очень сложно — это, наверное, женская логика, — предполагает он. — Когда, женщине сделали замечание, например, мужчина или подруга. Приходят к нам с фотографиями из интернета, но пластическая хирургия не все может решить одним прочерком скальпеля».

Случаются и запущенные случаи, когда хирурги не в силах помочь клиенткам. Как правило, это женщины около 60 лет, которые просят убрать морщины и подтянуть контуры лица. «Мы, к сожалению, не боги, иногда не все возможно исправить», — грустно подмечает он и предупреждает, что эффект от хирургического вмешательства у пожилых людей бывает кратковременным.

Не всегда пластические операции проходят без последствий для здоровья клиентов. Например, в октябре 2012 года 55-летняя жительница поселка Шемордан Сабинского района Надежда Артемьева обратилась за помощью к врачам казанского центра хирургии «Пластика+» в надежде убрать лишний вес. На момент обращения он составлял 140 кг при росте 160 см. За услугу она заплатила 60 000 рублей. Операция по резекции желудка стала для нее смертельной. В желудке у пациентки остались отверстия, через которые пища вываливалась в брюшную полость и гнила. Следком РТ возбудил уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности и халатности» в отношении неустановленных лиц

Качество работы пластического хирурга определить очень сложно, ведь зачастую это вопрос эстетического характера, говорит замруководителя Росздравнадзора по РТ Любовь Шайхутдинова. Это способна определить только судмедэкспертиза. Жалоб на неудачную пластику немного, говорит она, такие споры, как правило, рассматриваются в судах на уровне гражданских или уголовных исков. В основном недовольные клиенты пластических хирургов требуют возместить стоимость операции, заплатить за моральные или физические страдания.
Замруководителя Росздравнадзора по РТ Любовь Шайхутдинова
«Был один случай, когда женщина перенесла четыре пластические операции: оперировала руки, но ей не понравился результат, тогда она решила подкорректировать ноги — опять не то получилось, потом она пошла делать к нему грудь, — вспоминает собеседница. — Была недовольна результатами всех операций, но настойчиво ходила к одному и тому же хирургу».

Люди, которые обращаются за таким видом помощи, — перфекционисты, их ожидания зачастую завышены и не всегда оправдываются, подмечает Шайхутдинова.

Это комплекс неполноценности, вызванный гипертрофированным и неадекватным восприятием погрешности своего тела, рассуждает психотерапевт Рамиль Гарифуллин. Он уверен, что человек, который решается на пластическую операцию, считает свое тело главной ценностью и не может заинтересовать окружающих чем-то еще.

Любая хирургическая коррекция меняет не только тело человека, но и его сущность, говорит Гарифуллин: «Есть случаи, когда люди регулярно находят у себя новые места, которые можно отрезать или выскоблить. Сама по себе процедура операции становится некой ценностью — не само исправление изъяна, а процесс внедрения».

 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
6 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
йцукен
Что за болезнь 21 века? Нафиг мужикам косметические операции?
0
0
Ответить

анон
дебилов всегда много
0
0
Ответить

Иннокентий Арчибальдович Гильдензкнязьдт
ага. Только вот на пластические операции мне сейчас и тратить. Жрать не буду — пойду подтяну харю себе.
0
0
Ответить

Лена
боже боже боже. Мужики-то куда
0
0
Ответить

кислород - штука нужная
если дышать тяжело сломанным носом, то почему бы его не починить у пластического хирурга?
0
0
Ответить

Дмитрий
Идея о сравнении внешности мужчины с обезьяной наконец то начинает покидать умы людей. Если есть желание и возможности, тотпочему бы и нет? Перед хирургом все равны
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite