Роман Шайхутдинов: «Очень важно создать правильные и комфортные условия для жизни, работы, учебы и отдыха. На это и нацелен проект Иннополис»

Министр информатизации и связи Татарстана в интервью KazanFirst
Экономика 07:32 / 9 июня 2015
6

Министр информатизации и связи Татарстана Роман Шайхутдинов

Елена Орешина — Казань

Сегодня открывается Иннополис — самый большой инвестиционный проект России последних лет и, пожалуй, самый необычный город страны, который должен стать центром для всей отечественной ИТ-индустрии. Все последние три года, начиная со старта строительства в июне 2012-го, работы в Иннополисе курировал министр информатизации и связи РТ Роман Шайхутдинов. В интервью нашему изданию он рассказал о проекте и задачах, которые должен решить новый город. 

Вложения в первую очередь Иннополиса составили около 26 млрд рублей. Проект структурирован по финансированию из нескольких источников. Во-первых, из федерального бюджета до 2015 года выделяются 15 млрд рублей в качестве взноса в уставный капитал ОАО «Особые экономические зоны», которые впоследствии вносятся в уставный капитал ОАО «ОЭЗ «Иннополис». 

Второй источник  это программа «Экономическое развитие и инновационная экономика», подпрограмма «Стимулирование инноваций». Сумма вложений  4,7 млрд рублей. За счет них ведется строительство первого в России университета в области информационных технологий, специализирующегося именно на подготовке ИТ- кадров.

Третий раздел финансирования в объеме около 3 млрд рублей определен на строительство многоквартирного жилья. В Иннополисе реализуется один из крупнейших проектов по аренде жилья. Суммарно в первой очереди  850 квартир из 1 800 в целом на проект. Они уже вводятся в эксплуатацию, два дома заселены.

Еще один источник – частные инвесторы, пока около 300 млн рублей. Еще 2,4 млрд рублей – в стадии проработки.

— Сами не планируете переехать в Иннополис?

— Очень хотел бы, но, к сожалению, плотный график работы не позволяет жить за 40 км от Казани. Все офисы здесь  на [улице] Кремлевской, в ИТ-парке, часто приходиться бывать в кабинете министров. Хотя там очень благостное место, хорошая экология, рядом  горнолыжный курорт, гольф-поле, есть много интересных мест.

Новый город

Иннополис  новый город в России, экономика которого основана на высокотехнологичных индустриях. Ключевая задача города – дать возможность высококвалифицированным специалистам реализовать себя в России, создавая отечественные продукты и сервисы. Благодаря уникальной городской экосистеме с современной жилой инфраструктурой, природой и экологией, безопасной средой, широкими возможностями для образования и профессионального развития в обществе близких по духу людей и соратников, Иннополис должен стать точкой притяжения для профессионалов, работающих в сферах ИТ и высоких технологий.

Концепцию создания нового города разрабатывало архитектурно-планировочное бюро RSP Architects Planners & Engineers (Сингапур) во главе с доктором наук и архитектором Лиу Тай Кер – создателем и разработчиком плана развития Сингапура. Первый мастер-план города Иннополис рассчитан на 155 000 жителей.

Меньше чем за три года в городе была построена вся базовая инфраструктура: университет, спорткомплекс, технопарк, многоквартирные дома и таунхаусы. При этом активная застройка продолжается. Инфраструктура Иннополиса будет расширяться по мере заселения города и в соответствии с планом городского развития. Особое внимание будет уделяться развитию социальной инфраструктуры и запуску объектов, необходимых для полноценной и комфортной жизни в городе.

— Почему важно открыть университет, специализирующийся именно на подготовке ИТ-специалистов?

— Россия – это страна с относительно небольшим количеством специалистов в области ИТ. Суммарно отрасль насчитывает около 350 000 специалистов, если говорить именно об информационных технологиях. В то время как потребности рынка уже оцениваются в 1 млн человек: таким образом, для реализации своего потенциала России недостает 650 000 специалистов.

Общее количество специалистов в области компьютерных технологий оценивается Минкомсвязью РФ в 25 млн человек по всему миру. При этом первое место по количеству специалистов удерживают США, где работает четыре миллиона программистов, на втором месте идет Китай с 3 млн, а замыкает тройку Индия, около 2 млн граждан которой занимаются разработкой компьютерных технологий.

Кроме того, в ИТ-индустрии самая высокая добавленная стоимость, которую приносят специалисты. Например, в ИТ-парке суммарно создано около 4 000 рабочих мест. Выработка на одного человека – около 2 млн рублей, при средней российской выработке менее 700 000 рублей. Видно, насколько эти люди ценны и насколько востребован их труд.

Идеология Университета Иннополис в том, чтобы сформировать в Иннополисе интеллектуальный индустриальный полюс, который будет развивать ИТ-индустрию и поставлять кадры для нее. Кроме этого развивать исследования по направлениям: Компьютерные технологии (Computer Science), Управление разработкой ПО (Software Engineering), Безопасность компьютерных систем и сетей (Cyber Security), Системы управления большими данными (Data Sciences), Робототехника (Robotics). 

Университет

В 2014 году Университет Иннополис достиг значительных результатов при внедрении собственных программ довузовского образования по робототехнике в школах Татарстан: обучение прошли 3 350 школьников 5-11 классов, повышение квалификации по программе «STEM-робототехника» прошли более 100 учителей, в том числе педагоги по государственной программе «ИТ-классы». В июне 2014 Университет провёл российский этап Всемирной Олимпиады роботов (World Robot Olympiad), участниками которого стали 720 детей из 42 субъектов Российской Федерации. В этом году Олимпиада пройдет уже на территории нового кампуса Университета в Иннополисе, к объектам которого относятся учебно-исследовательский корпус, жилой комплекс (общежития) и спортивный корпус.

В 2014 году начала своё обучение пилотная группа из 26 студентов по программе интенсивного бакалавриата Компьютерные Технологии (Computer Science), 24 студента из разных стран учатся по магистерской программе Управление разработкой ПО (Software Engineering). С этого года список программ магистратуры пополнился направлениями Безопасность компьютерных систем и сетей (Cyber Security), Системы управления большими данными (Data Sciences), Робототехника (Robotics). В 2015 году Университет Иннополис планирует начать обучение 330 студентов бакалавриата и 105 студентов магистратуры.

За два года работы Университетом Иннополис были заключены соглашения о сотрудничестве с четырьмя высшими учебными заведениями из топ-50 мировых рейтингов. Под конец 2014 года 45 профессоров мирового уровня прочитали гостевые лекции на территории вуза, а с 19 из них были подписаны договоры. В профессорско-преподавательский состав Университета вошли представители ведущих научных школ и университетов Швейцарии, России, Китая, Канады, Италии, Швеции, Словении, Республики Корея.

Университет Иннополис выиграл 3 гранта на общую сумму 416,3 млн рублей. Сейчас в вузе работают 4 и планируются к открытию ещё 7 научно-исследовательских лабораторий, руководят которыми ведущие мировые ученые. Сумма поступлений денежных средств в 2014 году составила 378 млн рублей, из них 211,8 млн – пожертвования индустриальных партнеров Университета, 148,8 млн – субсидии и гранты, 10,9 млн – продажа образовательных услуг. Таким образом, Университету Иннополис за два года удалось привлечь 840,6 млн рублей средств высокотехнологичных компаний

— В 2013 году 74% из более чем 2 000 опрошенных HeadHunter ИТ-специалистов в Татарстане хотели покинуть Россию. За границей их привлекает высокая зарплата и развитая социальная среда. Как вы считаете, что, помимо Иннополиса, может побудить ИТ-специалистов остаться в республике, и как можно привлечь кадры из других регионов?

— Очень важно создать правильные и комфортные условия для жизни, работы, учебы и отдыха. На это и нацелен проект «Иннополис». Важно собрать людей в одном месте для синергетического эффекта. Это создает перспективную критическую массу компетенций в сфере информационных технологий, которая позволяет реализовывать различные проекты в сфере ИТ-отрасли. Очень важно, чтобы ИТ-сфера перестала развиваться хаотично. Необходимы крупные знаковые проекты, вокруг которых могли бы объединяться специалисты.

Схожие проекты территориальных агломераций имели место в СССР – так называемые «наукограды», где собиралась группа людей, перед которыми ставилась задача сделать, например, атомную бомбу или новый самолет.

Еще один важный элемент – формирование государственного заказа. Например, в американской ИТ-индустрии само государство является очень мощным заказчиком. Вы вряд ли назовете какой-нибудь продукт из тех, что используете в своей корпоративной повседневной деятельности, который был бы произведен не в США. Таких нет. За редким исключением – какое-нибудь узкоспециализированное прикладное ПО. Это результат в том числе госзаказа.

В-третьих, очень важно развивать дух предпринимательства.

У России есть огромный потенциал с учетом того, что очень много сделано русскоязычными программистами для мировой ИТ-индустрии. Да и не зря русский является вторым [языком] в сети интернет.
— Знаковые проекты, о которых вы говорите, должны финансироваться из бюджета?

— Я думаю, что это не должен быть только бюджет. Но если это технологии двойного назначения, было бы разумно, финансируя их в рамках государственных программ, использовать данные технологии и в гражданской деятельности. Или, например, финансирование могло бы осуществляться в рамках инвестиционных программ госкорпораций, которые закупают ПО. Например, крупные корпорации, имеющие сетевые или территориально распределенные элементы инфраструктуры, для обеспечения устойчивости функционирования требуют очень мощного мониторинга.

Возможно, потребуется разработка некоего общего решения на основе беспилотного летательного аппарата, который выступил бы междисциплинарным проектом, который включал бы в себя и робототехнику, и навигацию, и самолетостроение, и программирование, и многое другое. Нам нужно больше проектов, которые финансировались бы не из бюджета, а за счет средств инвестиционных программ корпораций и венчурного финансирования.

— В развитии электронных услуг в Татарстане особое внимание уделяется медицине и ЖКХ. Как Вы думаете, почему?

— Данные сферы являются самыми массовыми и затрагивают каждого гражданина. К слову сказать, здравоохранение в Татарстане – это почти 30 млн визитов к врачам в 2014 году. Всем жителям Татарстана в системе заведены электронные медицинские карты.

ЖКХ – это мощный сектор из многоквартирных домов. Задача – сделать для людей доступный и удобный сервис по оплате жилищно-коммунальных услуг. Самое главное – со временем перейти на возможность планирования объема оказываемых услуг.

По ЖКХ сейчас доступны два основных сервиса – получение / оплата счет-фактуры и ввод показаний счетчика. Следующий этап – это возможность заказывать объем услуг. Например, у всех в квартире одинаковая температура воздуха. Всегда есть те, кто хочет холоднее или теплее. Соответствующие средства должны давать такую возможность.

С 1 февраля мы отменили комиссии при оплате всех видов услуг на портале госуслуг. С апреля запустили оплату электроэнергии без комиссии, а в мае оплату газа. Сегодня возможность оплачивать ЖКУ на портале госуслуг есть у более чем 1 млн домохозяйств.

Кроме этого у нас есть мобильное приложение «Услуги РТ», в котором собраны 14 самых популярных услуг – оплата штрафов ГИБДД, услуг ЖКХ, связи, взносов по социальной ипотеке, детского сада, проверка оценок и домашнего задания своего ребенка и так далее.

Мы запустили новую версию портала госуслуг РТ. Сейчас она дорабатывается. Появляется много мыслей и хотелось бы выпустить более наполненную версию.

Электронные госуслуги

Сегодня в Татарстане в электронный вид переведено 216 услуг. За квартал 2015 года татарстанцам оказано 16,2 млн услуг (+74% к аналогичному периоду прошлого года), на портале заведено 1,34 млн личных кабинетов (+35%), сумма платежей через портал достигла 1,5 млрд рублей (+78%). При этом на долю безналичных платежей приходится 71,8%.

В конце 2014 году начата работа по редизайну портала государственных и муниципальных услуг Республики Татарстан. Все более популярными и востребованными становятся мобильные версии сайтов и приложения для смартфонов и планшетов. Интерфейс новой версии портала унифицирован для использования на устройствах с разным разрешением экрана и позволяет реализовывать новые услуги одновременно в стандартной и в мобильной версиях. При этом существующие и новые электронные услуги оптимизируются, чтобы получать их было еще удобнее: пользователь видит только необходимую информацию, услуги и сервисы разложены на шаги таким образом, чтобы внимание при каждом шаге было сфокусировано на небольшом наборе действий, что сделает получение электронных услуг еще более простым и удобным. Разрабатывает новую версию портала резидент ИТ-парка. Работы по обновлению планируется закончить в 2015 году

— В медийном пространстве по линии министерства информатизации и связи в последнее время появляются новости в основном по Иннополису и госуслугам. Создается впечатление, что министерство ориентировано только на эти проекты. Какие темы остаются за пределами информационной повестки дня, чем еще занимается министерство?

Да. Госуслуги и Иннополис являются приоритетными. Но незаметная работа – это ведомственная информатизация всех органов государственной власти Республики Татарстан.

Мы курируем информатизацию здравоохранения и социальной сферы, проект «ГЛОНАСС+112», работу по переводу подвесных линий связи в подземные коммуникации, развитие домена верхнего уровня .tatar, ГИС ЖКХ, инвестиционную карту Республики Татарстан и многое другое.

У нас более 60 информационных систем и различных баз данных. Не случайно в 2014 году мы получили премию «IT-лидер» в номинации «Обеспечение открытости общества» за создание в Татарстане электронного правительства.
— Какая команда в Татарстане развивает эту сферу?

— Министерство информатизации и связи находится во главе управленческого контура формирования и развития электронного государства, включающего в себя развитие электронного правительства и электронных услуг. При реализации проектов мы привлекаем подведомственные предприятия министерства: технопарк в сфере высокий технологий, центр информационных технологий, компании ИТ-индустрии. Формируя госзаказ, мы сами производим продукт «электронное государство», которым пользуются наши граждане.

Вы уже три года на должности министра информатизации и связи РТ. Что считаете самым важным в своей работе?

—Как человек из бизнеса, который управлял компаниями, делал реструктуризацию, растил и выводил их на финансовые рынки, хочу сказать, что в Татарстане очень эффективная система госуправления. Количество госпрограмм, которые здесь реализуются, – огромно. Наверное, как ни в одном другом регионе России. Я сейчас говорю про региональные программы, которые повышают качество жизни. Если вы спросите любого человека из другого города, который был в Казани, – скажут о нашем городе только положительные слова за редким исключением. Я часто бываю в столицах других регионов России и часто слышу, что люди хотели бы переехать в Татарстан.

Для меня три года на министерской должности – это поступательное развитие той линии, которая была сформирована в течение, наверное, последних 5-7 лет. В целом по линии информатизации я работаю лет девять. На министерской же должности занимаюсь развитием трех основных направлений.

Первое – развитие сервисов для людей, государственных, муниципальных, социально значимых услуг и их перевод в электронный вид. Это очень важно, повышает эффективность госаппарата и качество жизни людей.

Второе – повышение эффективности работы государственных муниципальных служащих за счет автоматизации ряда процессов, обработки данных и перевода информации в машиночитаемый вид. За счет этого мы даем людям возможность быть более производительными.

Третье – развитие ведомственной информатизации. Например, основной вектор развития в 2014 и 2015 годах состоит из трех частей: развития информационных систем в области ЖКХ, в области здравоохранения и в области социального обеспечения и занятости населения.
Что значит для вас эта работа?

— В первую очередь эта работа для меня – возможность сделать что-то для людей.

Во-вторых, это назначение для меня – феноменальный опыт поработать с президентом республики Рустамом Миннихановым. С очень опытным и эффективным человеком, который проработал на всех стадиях: был главой района, министром финансов, премьер-министром. Наш президент – действительно тот человек, у которого можно и нужно учиться. Это очень вдохновляет.

Удивительный человек и премьер-министр. Он тоже был бизнесменом, работал главным специалистом по стратегии развития «Камаза», отвечал за финансы, был мэром. Он мощный технократ и высокопроизводительный менеджер. У него тоже есть чему поучиться.

Кроме этого, в Татарстане интересная команда министров. Для обычных людей это может быть и не видно, как не было видно для меня, когда я работал «на гражданке», если можно так сказать. Периодически команда получает подпитку новыми кадрами. Президент делает ставку на специалистов из различных отраслей, и его идеология заключается в том, чтобы брать людей из реальных секторов экономики, то есть «ходивших по земле» и изнутри понимающих многие процессы. Это показывает, что он хочет наполнить структуру боевыми людьми, нацеленными на результат. Это важно.

Ну и третье для меня в этой должности – возможность попробовать что-то новое. До этого я больше был в телекоме, а с точки зрения информационных технологий был очень продвинутым потребителем. Теперь же я нахожусь в новой индустриальной роли, я сам являюсь производителем ИТ.
— Есть ваша официальная биография: окончили юрфак КГУ, работали по специальности в госучреждениях и частных компаниях, были гендиректором «Сети телекоммуникационных компаний» в Москве. Потом –«Телесет», «Ростелеком», ТНПКО и министерская должность. Что в вашей жизни влияло на выбор образования и дальнейшей работы? Почему не остались в Москве, а вернулись в Татарстан?

— Я работал юристом в телекоммуникационной компании. И так получилось, что пришлось погружаться в управленческие структуры, в бизнес компании. Достаточно рано начал вести несколько таких проектов компании. Через это пришел в индустрию. Все же юриспруденция и финансы – это обслуживающие отрасли. А есть отрасли реального производства экономики. Мне стало интереснее развиваться дальше и перескочить с юридического ремесла в сферу материальной экономики. Но юриспруденция помогает мне до сих пор – заранее правильно формулируешь и структурируешь задачи и комментарии. Это помогает экономить время и деньги, в том числе бюджетные.

В Татарстан вернулся, потому что очень люблю родную республику.

— Работа министра обязывает быть в тонусе круглосуточно и ежедневно. Как справляетесь с нагрузкой? Как к работе относится семья?

— Семья реагирует по-разному. Привыкли. На самом деле, конечно, к этому не надо привыкать и стараться максимально делегировать задачи. У меня хорошая команда молодых замов, подкованных индустриально.

Конечно, надо стараться уместить все в рамки рабочего дня, но это очень сложно сделать. Когда ты хочешь, чтобы твоя республика развивалась быстрее, чем другие регионы, приходится выкладываться по полной.

КОММЕНТАРИИ (6)
Амир
Я активный пользователь госуслуг, могу сказать ,что да, они работают хорошо, но огрехи безусловно есть
0
ОТВЕТИТЬ
Женя
Все конечно звучит убедительно, но неужели будет реально оперативно заселить Иннополис теми, кем нужно…..
0
ОТВЕТИТЬ
Петька
А как интересно величать жителей наукогрда?) Иннополисцы, иннополисяне, иннополчане, какой этнохороним будет внесен в словари?)))
0
ОТВЕТИТЬ
Клерк
Первый Наукоград на Волге! Стройка века! Жаль, что я не айтишник, а простой клерк….
0
ОТВЕТИТЬ
Ахтям
Мало у нас в городов в Татарстане, которые реально нужно развивать и с колен поднимать дк нет еще один блин строят
0
ОТВЕТИТЬ
Йцукен
Там театры хоть и клубы будут? Как айтишникам выходные после рабочих будней проводить?
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

Ашот Габрелянов: «Пользователи интернета стали относиться ко всему как патологоанатомы. Их ничем не удивишь»

Интервью KazanFirst с российским медиаменеджером, бывшим исполнительным директором медиахолдинга News Media, а ныне руководителем платформы Babo
Экономика 13:21 / 17 июня 2016
4

Ашот  Габрелянов

Ольга Гоголадзе — Казань


Накануне в «Штабе» прошла  лекция «Битва за интернет. Как Facebook при помощи котов уничтожает медиа-империи», которую провёл создатель технологии Babo и телеканала LifeNews Ашот  Габрелянов, сын известного в России медиа-магната Арама Габрелянова. Он рассказал о смене трендов и изменении предпочтений аудитории, появлении новых форматов и победе новых медиа над старыми. В интервью KazanFirst порассуждал, как государство может остановить «утечку мозгов» из России.

— Два года назад вы покинули свои посты в холдинге News Media и на телеканале LifeNews, чтобы заниматься развитием собственного проекта — платформы пользовательского видео Babo. А ещё через год переехали в Нью-Йорк. Как за это время изменился ваш взгляд на то, что сейчас происходит в информационном пространстве?

— Пришло понимание, что старая школа медиа — в плачевном состоянии. Стало очевидно, что механизмы, которые работали для привлечения аудитории на телевидении и в газетах совершенно не работают в интернете. Получасовой выпуск новостей никто не будет смотреть онлайн. Можно вспомнить и грандиозный провал Руперта Мердока, который пытался продавать газету The Daily в виде приложения для айпада. Он вложил в это $30 млн и закрыл, потому что никому был не интересен такой формат. Был пример с My Space, который купили за $530 млн, а продали за $50. Всё потому, что на рынок пришли совершенно новые игроки, такие как Facebook, BuzzFeed и Huffington Post.

За счёт понимания того, как работать с интернет-аудиторией, они научились очень быстро производить кликабельный трафикогенерирующий контент. Они не боятся показаться жёлтыми, поэтому у них по 160 млн уникальных посетителей в месяц. При том, что второй по популярности ролик на сайте BuzzFeed называется «14 необычных фактов о сексе». Сейчас они пытаются делать лонгриды и уходить в политику, но трафик они генерируют не на этом. А Facebook вообще прогнул под себя всё медиа-пространство. Последняя их инновация — «быстрые статьи», которая позволяет мгновенно открывать контент интернет-изданий со смартфонов. И за это удобство медиа вынуждены делиться с ними выручкой от рекламы. Сейчас Facebook запустил онлайн-трансляции, которые обогнали по количеству просмотров Periscope. Как только [Марк] Цукерберг договорится на прямые трансляции спортивных событий, про телевидение можно будет забыть. Потому что в войне за рекламный рынок оно проиграет.

— В таком случае, как соблюсти грань между количеством просмотров и качеством контента? Стоит ли играть на потребу публике или нужно формировать у людей хороший вкус?

— Грань, на самом деле, почти стёрлась. Проблема работы с аудиторией в том, что она стала супер-циничной. Как действовали успешные медиа 5-10 лет назад? Они всегда брали шокирующими, броскими заголовками, фотографиями, яркими цветами. Человек шёл мимо киоска и покупал эту газету. Современный пользователь получает такой объём информации каждый день, что его уже ничем не удивишь. Человек сидит, листает ленту, а там одновременно казни ИГИЛ (запрещённой в России террористической организации), котики; няня, отрезавшая голову девочке, советы по фитнесу и так далее. Пользователи стали относиться ко всему как патологоанатомы. Их ничто не прошибает. И подход к ним стал гораздо сложнее.

— Тогда по какому принципу должны работать СМИ в ближайшие годы, чтобы удержать аудиторию?

— Мне кажется, что медиа будущего будут строиться на эмоциях, которые человек хочет употребить в данную минуту. Это будет релевантный контент конкретно под ваше настроение. Как выглядели рубрикаторы прошлого? «Политика», «Экономика», «Спорт», «Культура», «Криминал». Теперь же человека можно купить только за счёт эмоций, которые вы можете продать. К этому потихоньку начинают приходить, посмотрите тот же BuzzFeed. У них уже есть рубрикаторы по принципу Lol, WTF, Win, OMG, Fail и так далее. И когда ты на них кликаешь, попадаешь в раздел, который ведёт тебя на конкретную эмоцию. А она, в свою очередь, может быть где угодно: в политике, культуре, экономике, спорте.  На самом деле, в вопросах релевантности контента всех опережают порносайты. Я заставлял своих сотрудников их пристально изучать, чтобы строить медиа на предмет юзабилити. Именно порносайты по-настоящему удобны для пользователей и быстро адаптируются под пользовательские предпочтения.

— Кстати, что за история о том, как вы присутствовали на закрытом совещании BuzzFeed?

— Когда я приехал в Штаты, я вообще никого не знал. Сидел в Бруклине с открытым ноутбуком и думал, как бы обзавестись связями. Составил список, с кем неплохо бы встретиться. Начал писать главным редакторам всех американских СМИ. Естественно, мне никто не отвечал. Думаю: «Как мне получить их прямые контакты?». Позвонил в приёмную крупного холдинга и говорю: «Я общался с вашим старшим руководителем, и он попросил отправить ему файл на e-mail. Но, кажется, я неправильно записал адрес. Вы не могли бы продиктовать мне по буквам?». Так за два дня я получил и почтовые адреса и мобильные телефоны всех руководителей крупных американских СМИ. За год встретился практически со всеми, кроме  BuzzFeed — они меня сливали. В итоге, я просто пришёл к ним в офис. Познакомился с главным редактором, начал с ним разговаривать, а потом набрался наглости и попросил разрешения остаться на совещание. Причём, это было крупное стратегическое совещание, на которое собрались все отделы. Мне сильно повезло.

— Вы говорили, что именно в Штатах почувствовали, какая колоссальная «утечка мозгов» происходит в России. Самые умные и креативные ребята, с которыми вы там сотрудничаете — русские. Почему государство не предпринимает ничего, чтобы эти люди работали на развитие нашей страны?

— Потихоньку власти начинают понимать, что главный ресурс России — это не нефть и не газ, а люди и их интеллект. Я вижу позитивные сдвиги в этом направлении. Пусть что-то делается криво и неудачно, но это лучше, чем полное бездействие. Если ты стараешься, однажды всё получится. Нужно создавать условия для того, чтобы компании и специалисты развивались. Что важно для программистов или разработчиков высокого класса? Деньги уже не играют решающей роли. У меня в команде есть ребята, которые работали в крупных интернет-корпорациях. Но они перешли к нам, потому что не захотели быть винтиками большой компании. А у нас им интересно, они хотят создавать что-то значимое. Им важно делать что-то, о чём они смогут рассказать своим друзьям в баре. Я знаю, что у Apple строго запрещено разглашать любую информацию. Представляете, создавать гениальную фичу, но молчать об этом? В этой сфере как нигде важен фидбэк от людей, которые пользуются твоими изобретениями.

— В одном из интервью вы ругали наш креативный класс, потому они ноют, вместо того, чтобы креативить. Посмотрев на это всё из-за океана, вы изменили своё мнение или же, напротив, убедились в своей правоте?

— На самом деле, эта проблема существует везде. Очень просто ругать, очень сложно что-то сделать. А вы поднимите какой-нибудь проект. Сделайте что-нибудь такое, что сможет изменить ситуацию в стране к лучшему. Самый простой пример — создайте рабочие места. Выберите любой тип бизнеса, наймите хотя бы 5-10 человек, платите им зарплату, и вы уже внесёте вклад в развитие страны. Просто сидеть и рассказывать, как всё плохо — не выход. Поверьте, у нас демократии гораздо больше, чем там. Я с удовольствием буду жить в России, мне хочется, чтобы мы меняли ситуацию. Это в наших силах, и я буду стараться делать всё, чтобы создать технологии, которые будут двигать нашу экономику вперёд. У меня не было цели бросить страну и уехать, просто сейчас мне нужно поднимать проект. А в Америке для этого несравнимо больше возможностей.

— Сейчас многие говорят о введении цензуры в рунете. Что вы об этом думаете?

— Интернет контролировать невозможно. Даже если вы заблокируете миллион сайтов, появятся технологии для обхода этой блокировки. В Китае, например, запрещён Facebook. Тем не менее, и там есть 400 000 зарегистрированных пользователей. Единственный способ — вырубить электричество и уйти в каменный век. Интернет не нужно цензурировать, им нужно научиться управлять. Государству надо вкладывать деньги в ресурсы, которые производят сверх-качественный контент, ориентированный на думающий класс. К сожалению, народные массы всегда инертны. Всего 5% населения пытаются что-то активно менять. И вот на этих opinion-makers и нужно ориентироваться. Они задают тренды и влияют на развитие событий. Допустим, Ким Кардашьян круче многих американских СМИ. Конкретный пример: в Кесабе террористы убивали армянских христиан. И медиа практически не освещали тему. Потом Ким выложила у себя в инстаграме эту информацию с хэштегом #savekesab, и писать об этом стали абсолютно все. Потому что у неё 74 млн подписчиков, и замолчать те трагические события никак не получилось. Она, по сути, сама себе СМИ.

— К вопросу о тех, кто формирует общественное мнение. На днях в Татарстане произошёл скандал. Известный в республике экс-телефедущий Рамиль Ибрагимов на своей страничке в соцсети одобрил действия террориста в Орландо. Как вы считаете, пришло время, когда каждый известный человек обязан подвергать себя внутренней цензуре, прежде чем публично выразить свою мысль?

— Мне кажется, внутренняя цензура каждого человека должна быть обусловлена двумя вещами: за твои слова поступки не должно быть стыдно твоим родителям и твоим детям. Если ты понимаешь, что твоей маме будет за тебя неловко или твоему ребёнку придётся краснеть за тебя в школе, нужно притормозить. Но у каждого своё восприятие границ. Одни считают, что быть геем — это нормально и даже хорошо. А другие — что их надо убивать. Более того, в некоторых странах это разрешено на законодательном уровне. Мир не чёрный и не белый.

— В чём тогда должен состоять профессионализм журналиста?

— Как ни печально, профессия журналиста в том виде, каком мы её знаем, умрёт быстрее, чем мы думаем. Потому что приходят технологии, способные замещать людей в этом деле. Компьютер ещё нельзя научить креативить, но собирать контент он вполне способен.

Сейчас мы тестируем проект, который позволяет значительно ускорить работу журналиста за счёт нейронных сетей. В частности, поиск контента, снятого очевидцами происшествия и выложенного в соцсетях, но никак не описанного. Например, произошла авария или крушение самолёта. Продюсеры издания тратят долгие часы на поиск этого видео в группах. Если перед человеком поставить 50 000 фотографий, ему понадобится очень много времени на то, чтобы бегло просмотреть из и понять, что там происходит. Компьютер делает это за несколько секунд и выдаёт результат. Мы обучаем нейронные сети на распознавание тем с актуальной информацией. С другой стороны, пока роботы не научатся смешно шутить, журналистам бояться нечего. Чувство юмора и остроумие — признак высокого уровня интеллекта, который пока есть только у человека. Поэтому журналист будущего должен будет уметь эффективно использовать существующие технологии, чтобы быстро искать и упаковывать информацию.

— Расскажите про нейронные сети подробнее, пожалуйста.

— Нейронная сеть — это математическая модель и её программное воплощение, построенное по принципу организации и функционирования сетей нервных клеток живого организма. Это  система соединённых и взаимодействующих между собой простых процессоров (искусственных нейронов), которые вместе способны выполнять довольно сложные задачи. По сути, это ребёнок в самом начале его развития. В зависимости от того, что ты будешь ему показывать и как будешь его учить, он научится это делать. Если мы потратим год на то, чтобы обучить нейронную сеть решать математические задачи для 9 класса, он будет делать это хорошо. Если мы научим его понимать, на каких изображениях самолёт, а на каких — машина, он будет это делать хорошо. Весь вопрос в фокусе внимания. Мы в компании Babo решаем задачи, связанные со сферой медиа.

— Получается, не за горами появление искусственного интеллекта. Нам стоит этого бояться?

— Сейчас вокруг этой темы очень много хайпа. Но представьте: над его созданием бьются лучшие мозги крупнейших корпораций. В это вкладывают огромное количество денег. Но пока никто не может воспроизвести человеческий мозг, который создавался миллионы лет эволюции. Это невероятно сложная система, и чем больше я читаю научной литературы о том, как устроен наш мозг, тем более верующим я становлюсь. С другой стороны, если искусственный интеллект уже создан, мы об этом не знаем. И это плохая новость. Ведь он умнее нас в миллион раз. Вдруг он сидит тихо и не высовывается? Он же никуда не торопится. И специально строит из себя тупого, когда учёные задают ему вопросы. Но хорошая новость в том, что далеко не везде в мире есть интернет, поэтому шанс спастись у нас всё ещё остался.

— У человечества есть шанс выжить, а что с печатными изданиями? Последние лет пять им активно пророчат смерть.

— У бумажного формата будущего нет. Есть шанс у людей, которые работают в этих изданиях, если они сумеют перестроиться под реалии нового мира, в котором мы живём. Все корпорации, которые не научатся улавливать тренды и быстро меняться, разделят судьбу Nokia. Это компания, которая владела 70% рынка, они были абсолютными монополистами. Теперь их просто нет. Всё потому, что их менеджмент оказался слишком неповоротливым. Такая же судьба ждёт McDonald’s, потому что они упорно игнорируют тренды на спорт и здоровое питание, которые с каждым днём всё популярнее. То же самое касается и журналистики. Покупать бумагу никто не станет. Но сами издания выживут, если будут делать что-то такое, чтобы их заметил Facebook и пришёл договариваться о сотрудничестве.

КОММЕНТАРИИ (5)
Алия
Ашотик красавчик! Жалко, что женат)
-1
ОТВЕТИТЬ
Артем
Интересные вещи Габрелянов говорит
-1
ОТВЕТИТЬ
Горожанин
Грязный и продажный дурацкий канал
1
ОТВЕТИТЬ
Элла
Заметьте, в России демократии больше, но бизнес я в США строить буду — там возможностей больше
0
ОТВЕТИТЬ
читатель
красавчик! жалко, что Ашот…
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
наверх