Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии

1-й замминистра строительства, архитектуры и ЖКХ РТ в эксклюзивном интервью KazanFirst

Ян Гордеев — Казань

В этой истории многое кажется невероятным, начиная с фабулы – десант строителей из Татарстана восстанавливает города Южной Осетии, разрушенные в дни августовской войны 2008 года.

Пожалуй, после Универсиады это самая крутая история, связанная с Татарстаном; только в отличие от Игр-2013 о ней мало кто знает.

Наши первые строители появились в Цхинвали сразу после всемирных студенческих игр. Тогда — осенью 2013 года — в республике освободились рабочие руки, и в администрации президента Владимира Путина было решено использовать татарстанский опыт масштабного олимпийского строительства.

«Не только это», – поправляет Фарит Ханифов, 1-й замминистра строительства, архитектуры и ЖКХ РТ. В минстрое именно он курирует восстановительные работы в Осетии. Ханифов утверждает, что на выбор строителей из РТ во многом повлияла прозрачность республиканской системы взаимоотношений между заказчиком и подрядчиком.

Деньги – 2 млрд рублей и объемы работ в Осетии — для Татарстана невелики, продолжает он. Сложно было оставить дом и ухать в незнакомую кавказскую страну.

Мы долго беседовали в небольшом кабинете. Ханифов рассказывает, как югоосетинский строительный комплекс перенимал опыт Татарстана, как его коллега по минстрою заняла пост 1-го заместителя министра строительства Южной Осетии, как трудно было покупать стройматериалы для работ, и сколько еще наши специалисты будут работать там.

— Предложение [поехать в Южную Осетию] было неожиданным. Мы несколько боялись, что после Универсиады уменьшится  [количество] объектов. Но была организована передача для строителей больших объемов, и весь строительный комплекс в республике Татарстан оказался загружен. Я бы сказал, что ощущается нехватка строителей, инженерных кадров, специалистов.
Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии
— Как технически происходил выбор строителей из Татарстана?

— Я так понимаю, где-то в кулуарных беседах было принято решение, что в Южной Осетии необходимо присутствие строительной отрасли, где отработана схема функционирования.  В первую очередь я имею в виду прозрачность.

Я не буду говорить, почему именно прозрачность стала вопросом номер один, но выбрали Татарстан; и мы поехали туда.

Перед нами стояла задача, нам ее объяснили в администрации  президента России. Там было создано специальное управление по работе в странах СНГ, плюс еще Абхазия и Южная Осетия.  Это управление  курирует Олег Маркович Говорун.

В конце 2013 года был ознакомительный выезд. Мы увидели, что в Южной Осетии много объектов незавершенного строительства — они были начаты, но не достроены. Как вы понимаете, для строителей, самое тяжелое решение —  доделать то, что кто-то до тебя начал. 

Все любят начинать и никому не нравится за кого-то заканчивать. Но задача была поставлена, и ее надо выполнять. Вместе с администрацией президента Российской Федерации и вместе с органами госвласти республики Южная Осетия [мы] наметили план работы, как будем воплощать его в жизнь.

Понятно, что с наскока это все не сделаешь: во-первых, Осетия географически далеко. Во-вторых, строительные правила, по которым они работают, хотя очень знакомы нам  (все-таки мы все жили когда-то в одной большой стране), но разница есть.

— Ощутимая?

— Да, ощутимая. Разница, кстати, есть даже между регионами Российской Федерации. Она выражается в организации работы.

В Осетии были попытки использовать Челябинскую схему взаимоотношений заказчиков и строителей, затем Московскую [схему], непосредственно кавказскую схему. Но было принято решение: давайте попробуем нашу — татарстанскую схему — как она сработает в данной ситуации.

— В чем ее особенность?

— В первую очередь, прозрачность — схема должна быть понятная. Что такое министерство строительства как государственный заказчик, кто такой УКС (управление капитального строительства — KazanFirst), то есть технический заказчик.  Кто такой генподрядчик, какие движения и какие схемы финансирования, взаимоотношения между этими институтами и, конечно же, отношения с субподрядными организациями — большими или малыми. Еще очень важно, чтобы взаимоотношения дотягивались до строительных бригад. Это все должно быть прозрачным.
Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии
Национальный музей Республики Южная Осетия построили специалисты из Татарстана 

— Вы поехали в октябре 2013 года, сразу после Универсиады, она повлияла на выбор Татарстана?

— Конечно, повлияла.

— Что повлияло? Темпы строительства, с которыми вы возвели объекты Универсиады?

— Повлияли не просто темпы. Это я бы поставил на второе место. Объекты мало построить, их нужно еще уметь сдавать в эксплуатацию. Думаю, это более важная задача. Минстрой и вообще отрасль строительства в Татарстане пережила за эти 4-5 лет своеобразный бум. Во-первых, задачи ставились построить объекты разной сложности, как с архитектурной точки зрения, так и с технической. Представьте, перед нами стоит задача построить Дворец водных видов спорта. В таком виде, и в таком объеме, в таком архитектурном облике мы ведь никогда не строили.

Но есть задача, есть институт… Или, допустим, футбольный стадион. Кто знал, как его строить? Но мы начали и вытащили этот объект.

Все объекты Универсиады друг на друга не похожи. Закалка строительной отрасли Татарстана именно в этом. Любой новый объект состоит из этого: как его решить, как его построить, какие технические решения найти? Вот поэтому у наших строителей, инженеров, проектировщиков уже были наработки, и мозоли на руках тоже были.

Мы не шли по проторенному пути — каждый объект  индивидуален, поэтому было решено, что раз здесь — в Татарстане — за четыре года было выстроено более 40 новых разных объектов, то те 3-4 объекта в Осетии этим людям будет решать сподручнее.

— Какой объем в Южной Осетии?

— Я бы не сказал, что объем для нас большой. Если мы только на строительстве клубов, детских садов в рамках госпрограмм выполняем работ на  40 с лишним млрд рублей каждый год.  Вообще отрасль осваивает 200-250 млрд, то объем 1-2 млрд рублей [в Южной Осетии] в 2014 году не был для нас сложным.

Сложности были в другом. Мы пришли на незавершенные объекты. Тогда было принято решение, что в министерстве строительства Южной Осетии должен появиться человек, которому схема работы в Татарстане знакома от и до. И вот здесь спасибо Лилии Курбановне Сафиуллиной — она не только сама поехала в Цхинвал, она забрала мужа с собой. Они оставили маленького сына на попечение старшего и уехали туда работать в Осетию.
Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии
— Почему именно она?

— Сафиуллина курировала здесь объекты Универсиады. Понимала, что и как делается, какие строительные подразделения когда работали. Там же [в Осетии] не только строительство, но и сложная работа по отдельным видам инженерных сетей.

Она стала 1-м заместителем министра Южной Осетии.

— А здесь она кем была?

— Здесь в Татарстане Лилия Курбановна была начальником управления. Ей досталась вся самая сложная часть работы по выстраиванию цепочки взаимоотношений, которая в чем-то может быть была незнакома нашим коллегам в Южной Осетии. Она все это выстроила.

— Сафиуллина вернется, когда все там закончится?

— Сафиуллина уехала не навечно. Но она сделала это обдуманно: когда нужен был человек с такими характеристиками, которые необходимы были там, то она как раз на эту работу и подошла. Но мы же так воспитаны — раз надо, то надо.

— Сколько людей из Татарстана там работают?

— У нас был большой десант в Осетию — условно говоря, 150 человек инженерных работников отработало за 2014 год.

— Ну и здесь  Татарстане, наверное, тоже работали — удаленно.

— Ну конечно. Многие из них работали и здесь и там — с выездами, с проведением многих технических советов. Нам пришлось в чем-то поменять взаимоотношения между заказчиками и подрядчиками, между министерствами там на месте.
Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии
— Насколько я знаю, в Осетии работала специально созданная строительная компания «Эверест».

— Для того, чтобы эту работу выполнять, нужно было создать компанию с нуля. По просьбе югоосетинской стороны — она должна была быть зарегистрирована там как местная организация. Мы так и поступили. Второй момент — у осетинского правительства была просьба максимально использовать местные трудовые ресурсы — это мы тоже выполнили.

Можно было поступить иначе, то есть везти строителей из Татарстана, но минусов было бы больше. Во-первых, цена строительства практически одинаковая, поэтому возить людей отсюда, их устроить там это не дешевое удовольствие (это же не житейский рай, там никто общежития для тебя специально не приготовил). Там живешь в гостинице или в  квартире.

Поэтому мы поступили таким образом: в Осетию ударными группами приезжали специалисты, для решения вопросов, которые там назревали — проектирование, организация строительства, организация снабжения, организация взаимоотношений между местными строительными подразделениями…

— Речь идет ведь только о квалифицированной рабочей силе?

— Только о квалифицированной. Поэтому задачу, которую просил президент [Республики Южная Осетия Леонид] Тибилов, мы тоже выполнили. Мы понимаем, что все время кто-то со стороны приезжать и строить не  может. Ну никогда так не было.

На начальном этапе конечно можно, а потом, посмотрев, как работаем мы, они сами могут выстроить свою похожую схему. Насколько я знаю, в Осетии все-таки приняли решение о создании генеральной подрядной организации. Они тоже пытаются эту работу выстроить, таким образом, как работали мы. В чем-то убедившись в наших изъянах, наверное, — они и это должны учесть. Нам и то, и другое на руку.

— Вы говорили, в Осетии были и до вас приезжие строители, которые не закончили работы. Как осетинская сторона приняла вас?

— Нормально приняла. Строителей везде ждут с нетерпением. Если есть объекты, которые не достроили, причин может быть много — денег нет, или подрядчик оказался ненадежным, ушел, — что остается делать государственному заказчику, власти? Государственный заказчик надеется, что новый заказчик, который пришел — Татарстан это или другой регион — наконец доведет до ума, и у него все получится. Отношения поэтому сразу складывались очень хорошие.

— По объектам как работа подразделялась? Самые сложные моменты?

— Начинали с объектов наибольшей степени готовности. Закончим — и уже на один объект меньше. Так и пошли. Кинотеатр «Чермен» в Цвихнвале, капитальный ремонт был на стадии завершения. Но почему-то он стоял закрытый.

Когда туда зашли, увидели, что еще много надо работ провести. Объект завершили практически за полгода. В начале июня, по-моему, День независимости был, мы уже к этому дню подготовили киноконцертный зал.

Из объектов, которые мы будем сдавать в этом году, самое сложное — это театр. Не сколько сложный, сколько важный. Театр на 500 мест на месте старого, который мы снесли. Сегодня все силы будут направлены на этот театр.
Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии— Тяжело было?

— Надо понять их настроение. Они дотошно вели приемку работ и спрашивали качество исполнительно-технической документации. У нас в республике такого придирчивого заказчика нет (улыбается).

Все понимали,  что если и мы подведем и уйдем, то после нас надо будет ждать пришествие еще кого-то. Они очень придирчиво, очень профессионально требовали от нас качества и законченности. В начале нам, честно говоря, это было немного неприятно. Потом привыкли. С другой стороны,  люди там настрадались — один строитель пришел — не закончил, второй пришел — не закончил. У них накипело…

— Проблема со строительными материалами как решилась?

— Как такого дефицита сегодня нет вообще — были бы деньги. Основная сложность — завоз стройматериалов.  Там же одна-единственная дорога, ущелье. Ближайшее место, где это можно закупать материалы — это Республика Северная Осетия. Конечно, мы старались привлечь и материалы, которые выпускаются у нас в республике. Например, дома щитовые, окна — они выпускаются в большом количестве. Такие вещи, которые можно паковать и привезти. Мы старались везти от себя от проверенных поставщиков. То, что существует на рынке в Северной Осетии, в Краснодарском [крае], в Ставрополье — оттуда возили. Главная проблема — завоз быстротвердеющих материалов — асфальт…

— У них там нет собственных заводов?

— Асфальтовый завод есть. Они же строят дороги. Там стоит асфальтовый завод, который самодостаточен для объемов строительства дорог Южной Осетии, его хватает. Другое дело — комплектация или обеспечение инертными материалами, здесь были определенные сложности. Дефицит на ровном месте. Вот есть частные дробилки, есть желание хозяина этой дробилки заработать максимум, поэтому себестоимость может быть низкой, но материалы будут продавать по той цене, по которой привезешь этот же щебень из Северной Осетии. Продавец знает, что тебе некуда деваться. Тогда вези из Северной Осетии, отвечает частник на все вопросы. Вот ты его привез [по цене] 3000 рублей за 1 куб. м, а здесь я могу делать за 100 или 1000, но все равно буду продавать за 3000, потому что не заработать было бы грешно — это же не государственные дробилки, а частные.  Вот такие казусы были.
Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии
— Как вы решали эти казусы?

— Везде есть только один способ — договариваться. Мы ходили по заводам, говорили, что если вы цену не снизите, мы свой завод начнем строить. Кстати, взяли и построили щебне-дробилочный завод, по выпуску бетона. Это в рамках [инвестиционной] программы. Этот завод был построен в первой части, они могли выпускать уже борт-камни, бордюры, тротуарную плитку, давать товарный бетон.

Инертные материалы так же должны были закупать — ходить и торговаться. Если песок завозится с Северной Осетии: там цена — 300-500 рублей максимум. Цена возрастает в два-три раза, пока привезешь «Камаз» песка за 250 км. Кто его так возит? Никто…

— Кроме объектов, что вы еще строили? Дороги?

— Виды объектов, с которыми пришлось столкнуться, достаточно разных типов. Это и объекты соцкультбыта — построили кинотеатры, киноконцертный зал. Отремонтировали школу; это не просто ремонт школы, [сделали] пристрой школы. Здание музея: было начато строительство, довели его до ума.

Там строители, кстати, профессиональны, поэтому в качестве строительства если сравнить наших строителей и из Южной Осетии, то большой разницы нет.

— Насколько я знаю, у них были проблемы с оформлением документации?

— Объект можно построить и можно его эксплуатировать; писать-не писать бумаги — решает власть. Видимо, здесь было упущение, что не требовали бумаги. Смотрят — окно есть, стена есть, ну и живи. Если закон не прописывает жесткого регламента, то это возможно. Но если прописывает, то ты в начале положи документ, где значится, как это сделано, паспорт, материалы. А уж потом мы объект введем в эксплуатацию. Видимо, это не так у них было развито. Но сейчас в Осетии переплюнули все наши проверяющие органы, требуют больше, жестче.
Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии
Здание администрации Джавского района Южной Осетии построили специалисты из Татарстана 

— Инвестиционная программа восстановления Южной Осетии рассчитана на несколько лет. Вы там отработали 2014 год, намерены там оставаться?

— Вот смотрите, за что мы взялись: объекты соцкультбыта. Мы их завершили. Объекты, которые нельзя за год завершить, это благоустройство — очень непростая работа.

По сути, речь о строительстве уже несуществующих улиц. Там нужно поменять водоснабжение, водоотведение, то есть канализацию, газопроводы старые, которые изо всех щелей сифонят, не знаю, как они до сих пор не взорвались. Там были смертельные случаи, кстати, газ в подвал проходил и люди погибали.

По мере того, как эти инженерные сети заменяются на новые, строители должны приступить к улицам — это асфальтирование, тротуары. Так что работы еще на несколько лет. Отвечу так — будут источники финансирования, будет выделяться помощь из Российской Федерации, на столько лет и будем рассчитывать.

Нам кажется, что сегодня, если будет создана организация генподрядчиков в Южной Осетии, то они могли бы на себя взять эту работу и справиться. 

Другое дело — газопровод.
Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии
— А что с ним?

— Газопровода проложено много, более 80 км. Все надо заменить, а это очень опасный вид инженерных работ. Пару десятков километров газопровода мы к сегодняшнему дню уже подготовили и подали газ.

Сдача, приемка работ требует очень тонкой специализации, профессионализма. Мы решили, что работой над  газопроводом сами займемся: во-первых, в Татарстане  опыт большой прокладки газопровода. Газификацию всей республики мы завершили за несколько лет.

Ну и во-вторых, в Татарстане работает Фонд газификации,  профессиональный заказчик. Договорились, что они приедут туда и организуют всю работу. В  этих незавершенных газопроводах, которые лежали много лет под землей, были места, где все хорошо сохранилось, были участки, где пришлось переварить, найти концы труб, прочистить, продуть под давлением.

Еще предстоит подать газ в 60 км, сколько это будет занимать по времени, по деньгам, сразу так не скажешь. Там бывают сложности большие. Например, начинаешь искать концы газопровода, чтобы понять, где сифонит, а трубы нет, но по всем показателям она должна быть. И вот ты ищешь эти два, три метра трубы, куда она подевалась. Пока другой конец найдешь, можешь копать и метр, и 10 метров. А это все под асфальтом, который уже проложен.

Сегодня продолжается работа по газу, мы считаем, что наша помощь еще актуальна.

— Хорошо. А по благоустройству?

— Благоустройство можно сворачивать в хорошем смысле слова. То есть отдавать эту работу местным подрядчикам. Может, еще в 2015 году посмотрим на субподрядчиков. Если все нормально, с руководством Осетии решение примем, дальше больше сами будут работать.
Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии
— Они готовы к этому? 

— Готовы. Они ко всему готовы. Готовность и возможность — вещи немножко разные. Конечно,  нам бы хотелось работать и приносить пользу здесь, у себя, на родине, потому что здесь рук не хватает. За эти 1,8 млрд рублей, которые мы строим, здесь тоже можно построить полтора десятка детских садов… 

— Вы курируете эту работу, курируете каждый день? 

— Да, каждый день. Просматриваем сводки. У нас очень четко отработан механизм контроля, то есть мониторинг. Мы попросили наших осетинских коллег, двое человек у нас даже отучились в ГИСУ (Главное инвестиционно-строительное управление – KazanFirst). Научились планировать свою ежесуточную работу и давать оценку: что строитель сделал, что успел, что не смог.

Из таких каждодневных мелочей складывается успех. Мало один раз в месяц набежать, всем надавать тумаков, и думать, что сейчас дело пойдет. Это обычное заблуждение начальства. Чудес не бывает.

Каждый день надо скрупулёзно работать: почему ты не сделал, мы с тобой договорились, чтоб ты сегодня сделал. Когда так начинаешь требовать, строители начинают вставать на этот единственно верный путь мониторинга строительства. 

— С Тибиловым хорошие отношения сложились? 

— Да. Каждый приезд — встреча у президента. Он обязательно проводит совещания, там отчитываются все строители, когда я приезжаю, я отчитываюсь за строителей Татарстана. Пару десятков раз, наверное, там был за последний год.

В администрации президента отлаженная работа — у них и министр, и премьер-министр, каждую субботу проводят штаб по всем объемам, ну и, наверное, каждый день, с выездом тот или иной объект.
Фарит Ханифов о том, как 150 строителей из Татарстана восстанавливают разрушенные города Южной Осетии
— Строителей из других регионов они будут привлекать?

— Я знаю, что сейчас программа 2015 года прорабатывается. Там москвичи появляются, появляется генподрядчик в Южной Осетии и остается Татарстан.

То есть если нам оставаться, то будет уже в три раза легче. Когда работаешь ты один,  все внимание на тебя. На стройках время похвалы — это единственный день, когда сдаешь объект. Все остальное время строитель получает взбучку. Всегда что-то не так. Теперь взбучку будем делить на троих. Это уже радует.

Пожелание в Москве высказали: если есть заместитель министра из Татарстана, пусть этот заместитель курирует объекты Татарстана.

Если москвичи пришли, пусть у них тоже свой замминистра будет курировать объекты Москвы. Москвичи сразу сказали: если мы придем сюда работать, то заказчиком у нас будет своя организация. Своему заказчику можешь все высказать, ткнуть его. А там чувствуешь, что они исстрадались за много лет. Объекты не сдавались, и то, что они так щепетильно к этому подходят, тоже с пониманием относишься.

— Как привлекали людей на работу в Осетию?

— Это был один из самых сложных моментов. Объекты в Татарстане многочисленные — 8500 мелких и крупных объектов было построено. И сегодня такие же условия по зарплате, а еще есть сложности с доставкой материалов. Выбираешь только тех людей, которых ты знаешь, разговариваешь с ними, мол, надо, вот они, кто с тобой работал, верят, едут.

Хорошо или плохо себя чувствуют, но работают. Конечно, работать на родине и на пусть дружеской, но чужбине, вещи разные. Есть люди, которые не выдержали, уехали — каждый второй. Там и проверяется, кто есть кто…

Понравился материал? Поделись в соцсетях
36 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Шамиль
Молодцы мужики ,что тут ещё скажешь ,умеют работать головой и руками
0
0
Ответить

Олег
Мне вот интересна та часть про различные схемы. какого черта раз схема Татарстана такая прозрачная, её везде не возьмут на вооружение: Строительство одна из наиболее коррупционных сфер в России
0
0
Ответить

Игорь Евгеньевич
Каждый второй уехал? Че-то слабенький нынче народ пошел…
0
0
Ответить

Россиянин
вечно Татарстан всем помогает….
0
0
Ответить

Татарстанец
Нет, чтобы у нас в РТ что-то делать
0
0
Ответить

пп
Ну офигеть.. Что-то пиар-службы правительственные плохо сработали на этот раз. Где была Татмедья.
0
0
Ответить

Саша
Эй, татарстананец, а у нас в республике, что ничего не делают что ли? Ты видимо в татарстане никогда не жил, троль!
0
0
Ответить

1
Офигенная история, живу здесь, даже не знаю, что наши ребята в других государствах работают — помогают.
0
0
Ответить

РМ
Ханифова знаю лично, работал с ним, он реально крутой специалист — с ним трудно, но своих людей он в обиду не дает и бережет кадры.
0
0
Ответить

Анвар
О! Фарид Мударисович! В Татарстане самые крутые строители)) Ирек Энварович, Равиль Хабибуллович, Рустам Нургалиевич тоже строитель — Татарстан вами гордится
0
0
Ответить

Ramil1986
Без булдырабыз!!!!! Прочел статью аж слезу пробило, блин, от гордости за республику! Татарстан впереди всех
0
0
Ответить

Алина
НЕТ слов! А почему никто не знает об этом? Опять мы свои успехи скрываем
0
0
Ответить

АЗ
Согласен.Тоже знаю Ханифова,как человек и как специалист и как руководитель вызывает очень большое Уважение.
0
0
Ответить

123456
Сразу видно что человек работает — кабинет бел лишнего, сидит в простой одежде, а то у нас все чиновники в рубашках и гластуках
1
0
Ответить

Сотрудник минстроя РТ
строитель в рубашке и галстуке НЕ Смешите меня. Фарид Мударисович с утра до ночи на объетах, там в белой рубашке не прокатит ходить. По одежде можно увидеть, кто работает
0
0
Ответить

цукенг
офигенная история согласен с комментатором слов нет…..
0
0
Ответить

татарин
а почему никто не обратил внимание на денежный объем который в Осетии наши строители перерабатывают. 2 ярда!!! для отрасли это копейки. Неужели никого нет, кроме наших, кто способен был эту работу выполнять С одной стороны гордость, с другой — неужели во всей большой России только Татастан может делать эту работу
0
0
Ответить

Н
Круто, заместитель министра в простой одежде — сразу видно, что работает… согласен в белой рубашке по стройкам не ходят! это маркер кстати
0
0
Ответить

Азнакаево
читаю интервью и будто Фарит Муддарисович разговаривает с тобой. Даже голос слышу.
0
0
Ответить

Рим
Ханифова уважаю! Такие специалисты на вес золота!
0
0
Ответить

Helen
видно, что рабочий человек, а не чиновник… говорит нормально и четко без рисовки.
0
0
Ответить

анон
Татарстан центр России!
0
0
Ответить

2
согласна с автором многое в этой истории невероятно особенно что о ней никто не знал до последнего
0
0
Ответить

аноним
кому как а я отметил, что татарстан от этой работы ничего кроме опыта не получил. ни денег, ни славы. скромно отработали, молодцы только похвалить остается
0
0
Ответить

Азат
Фарит Мударисович уважаю вас! как письмо от вас читается это интервью
0
0
Ответить

АЗ
Да,ничего не заработали,но зато гордость была за республику ОГРОМНАЯ,и за то что есть такие руководители у нас как Фарит Мударисович, а также и смена им идет тоже достойная,,потому что такие какие люди их готовят.Мы например опыт приобрели бесценный,а его деньгами не измеришь.
0
0
Ответить

Римма
а он в начале интервью говорит, что у самих нехватка специалистов! Это как упрек Понравились комментарии про одежду)))))) действительно строитель в костюме должен был выглядеть странно….а тут сидит просто рабочий человек в олимпийке….зато сразу доверие появляется
0
0
Ответить

Тоже Фарит
классный у него стиль изложения))) простой и понятный а то чиновники привыкли говорить штампами типа — в рамках госпрограммы в соответствии с законодательством
0
0
Ответить

Артем
история понравилась! по-моему лучшая реклама Татарстана за последнее время
0
0
Ответить

imposibrus
странно, что в Южной Осетии своих строителей нет и пришлось звать из Татарстана. К тому же в Цхинвали судя по тексту работали уже челябинские строители и московские — но у них не получилось. А у татар получилось. Два вопроса: что за земля там такая заколдованная? как наши ребята смогли это сделать?
0
0
Ответить

Рамиль
У вас свирепый модератор! В БО хоть что пиши — пропустят. Потому они и популярнее вас. Больше писать комменты вам и я не буду. Сидите, дуйте на воду… Читателя не проведешь, он демократию чует. Учитесь у БО!
0
0
Ответить

Ислам
История 5+ зачем скрывали??????
0
0
Ответить

Алевтина Ф
я не перестаю восхищаться нашими строителями. думала что универсиада это пик их славы а они оказывается ещще выше забрались. молодцы !!!
0
0
Ответить

Альфия
Интервью шикарное. Побольше таких статей надо печатать а то надоела чернуха
0
0
Ответить

ДМ
Фариду респект как строителю….они там все молодцы в министерстве…много лет их знаю. Крутые ребята
0
0
Ответить

Ярослав
Но правду никто никогда не расскажет какой там беспредел
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite