«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

Начальник управления образования и инноваций Центросоюза России, профессор  Сергей Гиль в интервью KazanFirst

Татарстан первый среди российских регионов задумался, что происходит с молодыми людьми; что сделать для того, чтобы у молодежи были максимальные возможности применения себя в республике, рассуждает профессор Сергей Гиль. Начальник управления образования и инноваций Центросоюза, один из разработчиков программы «Стратегическое развитие молодежи России» последний год очень тесно работает с Татарстаном. Он уверен, что стратегический вопрос повестки дня в России – это качество человеческого капитала и управления талантами. По его словам, этот вопрос сейчас очень широко поднимается в республике. О молодежи и политике, о будущем открытом казанском университете талантов и переменах в образовании, о месте Татарстана и России в глобальной экономической системе Гиль рассказал в интервью KazanFirst

— Начнём с того, что в Татарстане очень мощно выраженная воля и понимание того, что гуманитарная тематика является сегодня знаковой. Как показали исследования Российской  академии народного хозяйства и госслужбы, Татарстан относится к числу регионов, которые вкладывают ресурсы в детей, молодёжь больше, чем многие регионы страны вместе взятые. Программы, события, мероприятия, детско-молодёжная инфраструктура — уровень всего этого в Татарстане действительно высок. Самим жителям республики может изнутри показаться, что это не так, но я могу их в этом переубедить. Татарстан действительно чрезвычайно заботлив в отношении своих детей, молодёжи.

Как показало исследование, складывается очень интересная ситуация: мы в них вкладываем как в детей, но как только они вырастают, оказывается, что в большом мире для этих самых талантливых детей фактически нет рабочих мест. Все силы были потрачены на то, чтобы эти дети были заняты творчеством, спортом, олимпиадами… Где потом оказываются выпускники этих программ? Этот вопрос как раз и поставил президент Татарстана Рустам Минниханов. Проанализировав многие параметры, руководство республики  с удивлением обнаружило, что очень многих талантливых людей здесь нет. Они не нашли себе рабочих мест.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

Два года я активно работаю с коллегами из Германии, а именно с ремесленной палатой Лейпцига. Это объединение работодателей, предпринимателей города. У них есть свой образовательный технологический центр. Все кто его посещает, выходят потрясенными. С точки зрения технологической начинки — это что-то запредельное. Там даже есть аппарат для сварки водой. Так вот, мы ездим, изучаем основы немецкого профобразования. Месяц назад мои коллеги были на очередной стажировке.У них состоялась дискуссия: обсуждали тему подготовки поваров. Директор базовой профшколы сервиса рассказал, что они готовят своих поваров, схема их подготовки простая (70% практики, 30% теории). Главное, что по окончании обучения выпускники отправляются в лучшие школы мира, где поставлено поварское дело. К примеру, в Италии. По рассказам директора, студенты проводят там 2-3 года. Наши коллеги спросили, возвращаются ли те обратно. Но никто из них не смог понять суть вопроса. Они поняли только когда им объяснили, что в России есть такая проблема. Немцы сказали, что у них нет с этим проблем, и не может быть вообще. Так как вся система обучения, воспитания и образования в Германии построена таким образом, что ребёнок уже с 8-го класса включается в активный диалог с экономикой, постоянно общается с наставниками, ищет ту профессию, которую лучше всего может делать. Он пробует себя в профессии, выбирая ту профессиональную траекторию, чтобы обучаясь на рабочем месте, быть на нём максимально полезным.  Он видит своё поле деятельности с молодых ногтей. У него нет неадекватных иллюзий в голове. У него есть точное понимание стартовой точки. Она называется родиной.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

— Формируется ли такая система в России?

— Российской Федерации всего 23 года. Один цикл системы образования – 10 лет, к нему можно добавить высшую школу, это еще 6 лет. Наша страна с 1992 года еще только находится в цикле осмысления себя как страны со своим образованием. В 1991 году мы отказались от всего коммунистического, советского, поменяли все ключевые слова на правильные из мирового менеджмента. Заменяем слово «организация» словом «менеджмент», и так по всем отраслям. Мы только завершили первый цикл в 2008 году, когда мы впервые прожили от начала до конца жизнь по тем новым правилам образования, которые придумали в 1991 году.

Знаете, чем отличается жизнь в Германии от жизни в России? 91-й год – это важная точка, когда исчез Союз ССР, и появилась объединенная Германия. Советский Союз исчез без замысла, а Германия появилась с точно проработанным планом.

Сегодня мы находимся в Татарстане, который одним из первых осознал реалистичность вопроса, который должен быть поставлен на повестку дня. Вопрос заключается в том, что происходит с молодыми людьми, каково качество их образования, их трудового профессионального, инновационного потенциала. Что сделать для того, чтобы на существующей платформе образования у этих людей были максимальные возможности применения себя здесь. Тем более что количество инновационной инфраструктуры в Татарстане реально интересно.

— То есть наблюдается противоречие – развитая инфраструктура и нет людей

— Да. Мы находимся на территории, которая осознала противоречие: с одной стороны, есть созданные условия, инновационные центры, инкубаторы, инфраструктуры, IT-парки и многое другое. С другой стороны, для молодежи нет рабочих мест, возможностей, при помощи которых эти молодые люди будут работать здесь.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»  

 Вопрос не в закреплении или задержании, глобальная экономика предполагает, что человек может работать где угодно, но при этом приносить пользу своей родине. Поэтому сначала появилась перспектива, концепция развития индивидуально-творческого потенциала, утвержденная президентом Татарстана Миннихановым. Она изначально появилась как некий такой ответ на вопрос, что нужно что-то делать. Там были написаны хорошие традиционные слова. В процессе работы над концепцией стало понятно, что с развитием то всё нормально, всё гораздо хуже с применением. Задача состоит не в том, чтобы только развивать потенциал, а в том, чтобы у молодых людей была возможность применить себя здесь и сейчас.  

— Что мешает применять себя?

— Мало рабочих площадок для применения себя. То есть мест, где можно работать со своим высоким уровнем образования, создавать продукты и программы, получать за это достойные деньги и думать о перспективе.

Осознание гуманитарности этой проблемы только приходит. Все люди, все общества – очень одинаковые. Они сначала думают на уровне простых инфраструктурных и технологических решений. Если, например, надо заниматься спортом, то кажется — давайте построим 10 дворцов спорта. Отлично! Но потом выясняется, что у людей нет желания ходить туда. И построены они там, куда люди никогда не придут. Это и есть понимание гуманитарной проблемы. К примеру, у немцев жесточайшая философия управления, связанная с тем, что они никогда ничего не делают за людей.  А мы только становимся на ноги и осмысливаем себя.«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»   

На первом этапе мы исходим из того, что нужно создать условия. Потом мы выясняем, что этого мало, и нужно еще людей привести. Тут приходит понимание того, что есть гуманитарный вопрос. То, что он поднимается в Татарстане  — это круто.

Мы начали с текста концепции, а закончили проектом программы стратегического управления талантами. Это показывает, какую гигантскую дорожку Татарстан пробежал. Нам, руководству региона, президенту Минниханову стало понятно, что молодое поколение – это реальный колоссальный человеческий ресурс. Им нужно предлагать очень точные, интересные, вкусные задачи, где они будут тренироваться и достигать реальных результатов, а не надуманных мифических побед.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

— Что это может быть? 

— На днях мы встречались с коллегой из «Ак Барс Девелопмент». Она рассказала, что у них есть целая программа работы с молодёжью. Они вовлекают молодых ребят с архитектурным образованием и получают с помощью их креатива очень неожиданные решения для строительства новых домов. Технологически эти решения еще недоработаны, но сама задумка настолько хороша, что для настоящего технолога довести её до ума не составит большого труда. В «Ак Барс Девелопмент» стимулируют молодых людей премиями, стипендиями, создают креативные зоны, где ребята работают. Когда молодые люди прокачивают свои способности и становятся поставщиками креативного продукта, нужно просто выстроить систему отношений, чтобы это просто не была система одностороннего пользования.

Вопросы политики занятости – это самая больная тема. В начале 90-х годов покойный  министр труда Александр Починок был одним из немногих, кто развивал это направление. Политика занятости – политика создания рабочих мест, развития предпринимательства, вовлечение населения в активную деятельность.

2016-2017 годы по прогнозам  определены как критические точки для развития экономики, когда старое поколение объективно уйдет с рабочих мест. Например, во многих транспортных железнодорожных компаниях возник большой кадровый кризис. По советским стандартам специалисты железнодорожного транспорта должны выходить на пенсию в 55 лет, а сейчас они остаются работать, потому что вместо них некому работать.

К крупным компаниям понимание вопроса политики занятости пришло три-четыре года назад. Они прошли этап, когда пытались заходить в студенческие аудитории. Там они быстро выяснили, что старшекурсники не хотят работать в этих компаниях.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

— Почему?

— Потому что компании начали действовать слишком поздно. На самом деле для того, чтобы повлиять на профессиональную судьбу ребёнка — приходить к нему нужно в возрасте 8-го класса. Но есть одно важное обстоятельство. Ребенку нужно показывать, что он будет делать через семь лет. У подобных компаний нет таких долгосрочных планов, они просто не знают, что будет через семь лет. Они не могут взять на себя такую колоссальную ответственность, обещая ребёнку рабочее место через семь лет. То есть, есть рынок очень жесткий и  в нём каждая компания, относясь к своим кадрам, взвешивает всё и отвечает на вопрос, на сколько лет она может планировать свою судьбу.

— А удачные примеры есть?

— Есть очень хороший пример. Компания «Истлайн» (оператор аэропорта «Домодедово» — KazanFirst). На их сайте есть программа под названием «Приток». Это компания –абсолютно долгосрочный, мудрейший игрок, режимное предприятие, которое понимает, что ему ежегодно нужно 600 новых работников. Эти работники должны быть готовыми служить как на военной службе 24 часа в сутки, отвечать за гигантскую безопасность миллионов пассажиров.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

Компания уже работает с детскими садами Домодедовского района Подмосковья. У них нет выбора, потому они сформулировали соответствующую задачу: в ближайшие 20-30 лет им нужно воспитывать работников. В России таких компаний – единицы. К примеру, я недавно познакомился с компанией «Московское метро», которая заявила о том, что реализует стратегию карьеры «Метро – это моя судьба». Я, мои дети, моя семья, мои родственники, мы можем здесь работать и служить московскому метро.

В этой связи рынок работает по своим законам. Мы эти законы знать не хотим и не понимаем, как они на самом деле функционируют. В Татарстане появилась идея, как понять работу рынка, какие позиции есть у ключевых компаний, потенциальных заказчиков кадров. Как создать такую программу деятельности, которая, с одной стороны, соединяла бы всех игроков в экономике для взаимодействия с молодёжью. А с другой стороны –отвечала на вопрос, что полезного они сделали для неё, чтобы молодёжь блистательно развивала себя в этих компаниях или как предпринимателей-организаторов собственных мест, где они могли бы развивать поле своей деятельности. Эта задача сейчас оформлена, и в этом большое преимущество Татарстана.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»   

— Вы говорили об этом на последнем Красноярском экономическом форуме…

— Да. В этом году на форуме было много интересных экспертов. В частности, ректор Российской академии народного хозяйства Владимир Мау, ректор московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов. Все они по итогам дискуссии заявили, что ключевой вопрос повестки дня в России – это качество человеческого капитала и управления талантами. А мы туда поехали потому, что имели возможность влиять на повестку дня этого форума.

В первый  день форума мы вмонтировали в повестку дня вопрос управления талантами неформального образования и развития человеческого капитала. Нам было неожиданно приятно узнать, что первый день, по сути, опередил повестку остальных дней. Первый день был молодёжным, а все остальные были взрослыми. Тема управления человеческим капиталом становится очень актуальной.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

Но дальше возникает вопрос, нужно создавать новые условия или действительные возможности для молодых людей, каналы взаимодействия и коммуникации, соединять их с потребителями кадрового ресурса.

Целый год, работая над этим в Татарстане, мы уже понимаем, что велико количество очень интересных педагогов, технологов, коллективов, сообществ, которые прокачивают молодёжь. В процессе своей работы мы зафиксировали главное: все они немного разнонаправленны. Это значит, что каждый из них отрабатывает свой предмет: кто-то тренирует на математику, кто-то – на физику, кто-то развивает способности петь, выступать, быть презентабельным.

Разделение труда предполагает наличие спроса на этот труд. А здесь получается, что профессионалы нашли очень маленькие ниши, где они могут реализовывать свой потенциал, и каждый прокачивает детей с точки зрения того, что он может сделать для них. Но возникает вопрос: а что с этим сможет сделать ребёнок.

Он прокачен только на один предмет, есть такое понятие «узкопредметная компетенция». И это преимущество не обеспечено другими компетенциями. Нужно понимать, многофункционален или узкозаточен  человек. В нынешних условия узкозаточенность – это хорошо, но экономика настолько непредсказуема, что завтра твой профиль может оказаться ненужным. Это значит, что нужно иметь многопрофильную накачку.

Есть хаотичный глобальный экономический порядок, в котором человек должен быть максимально эффективен и располагать умениями и ценностями, при помощи которых он в любой ситуации будет выходить победителем. Здесь важно знать, какие компетенции являются самыми значимыми, какие ценности – самыми важными. Когда мы с коллегами работали в этом направлении, то очень много дебатировали. Мы начали с того, что поставили себе вопрос: а будем ли мы защищать интересы Татарстана? Мы решили, что будем, так как Татарстан имеет свою этнокультуру, картинку жизни,но при этом в республике у людей мало диалогов и общения друг с другом. И поддерживаем ли мы в этой связи диалог между разными культурами. Это не вопрос, это требование. Поддерживать диалог нужно, так как мир смешивается.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

— Правильно ли я понимаю, речь идёт о том, чтобы молодёжь научить тому, чтобы она сама занималась своим образованием?

— Всё верно. Это ключевой тезис. Мы не знаем, что будет впереди, и мы не знаем, что делать. Поэтому мы не можем помочь нашим детям, а они должны быть максимально самостоятельными. Самое лучшее, что мы можем сделать для них – прокачать в них всё что возможно, с позиции знаний, умений, навыков, ценностей, а затем отпустить. Такая прокачка предполагает несколько вещей: нужно точно определиться с конкретными компетенциями и умениями детей, нужно этим умениями дать площадки, чтобы у молодых людей была возможность заниматься с участием менторов, специалистов. И нужно дать ситуацию, когда они при помощи своих умений начнут делать свои собственные продукты. Нас не интересуют намерения, нас интересуют результаты.

В Татарстане создана блестящая инфраструктура развития потенциала молодёжи. Но где этот потенциал затем применяется? Здесь нужно заточить всю систему, чтобы она не просто развивала намерения детей, а чтобы она сосредотачивалась и на продуктивности,  и на результативности. Это изменение педагогического отношения к самому вопросу занятости. В процессе своей работы мы пришли к такому вопросу: кто должен быть здесь главным.

— Кто?

— Во-первых, это сам молодой человек, чтобы он сам мог входить в открытый казанский университет талантов.

— Что представляет собой онлайн-университет?

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

— Это виртуальный ресурс возможностей. Туда человек должен входить сам, а не по направлению кого-то. Система онлайн-университета создается как возможность для тех молодых людей, которые обладают максимальной мотивацией и стремлением к достижениям, заходить на этот ресурс и получать интересные образовательные бонусы. Основная идея программы – дать детям новые возможности развития, которых у них нет. В этой связи существует две темы: первая – это самоменеджмент, самоуправление, и вторая – это управление своим талантом.

Университет нужен для того, чтобы у ребят с высоким уровнем мотивации была возможность безбарьерного входа в пространство, где они могут развиваться самостоятельно. Ты сам заходишь, регистрируешься и попадаешь в систему неформального образования. 

— Как соотносится неформальное и формальное образование?

— В мире существуют три уровня образования: формальное, неформальное и информальное. 1-й уровень – это институт гособразования, 2-й и 3-й – это образование в жизни при помощи практик.

Неформальное образование посвящено самым актуальным вопросам, которые являются принципиально значимыми на ближайшие краткосрочную и среднесрочную перспективы. Формальное образование имеет 10-летний цикл и не может что-либо в нём менять. Европейцы и американцы об этом подумали и запустили систему неформального образования как систему, где дополнительно прокачиваются те компетенции, умения и ценности, которые очень важны для жизни стран и сообществ в ближайшей перспективе. Как только появился Евросоюз, заработали гигантские молодёжные  программы и тренинги для умений.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

ЕС точно сформулировал, что есть 4 группы компетенций, которые будут крайне необходимы к 2020 году. Сюда входят социальная ответственность, креативность, предприимчивость, патриотизм, эффективность и т.д. ЕС всё это очень точно осознал и озадачился вопросом, будут ли молодые люди через 10 лет поддерживать его. ЕС создал программу неформального образования, где сообщества друг с другом конкурируют. У каждой страны есть рейтинг этих программ по сформированности умений, а не по участию.

Наш онлайн университет —  площадка неформального образования. Здесь есть возможность прокачать надпредметные компетенции, получить прямую возможность диалога с ключевыми работодателями, вступить с ними в отношения для того, чтобы получить задачи для тренировки своих умений. Тогда наступает новый этап: международная летняя школа открытия талантов. Это запланированное очень интеллектуальное, интересное зрелище. Их в России очень много, но мало кто о них что-то знает. В школе талантов опять-таки будут прокачивать не только предметные, но и надпредметные компетенции.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»

— То есть речь идет не о классической школе, а системе самообразования на площадке университета?

— Система неформального образования – это система уровневых достижений. Как только молодой человек достигнет нового уровня, он может перейти из онлайн университета в школу талантов. К 2017 году Татарстан берёт на себя обязательства ежегодно приглашать 1000 детей в эту школу. Это делается для того, чтобы, прокачав их идеи, создать проектные команды, эти ребята могли уехать домой, развивать идеи со своими сверстниками и педагогами, превращая их в хороший продукт.

В работе с талантами есть два подхода. Во-первых, это элитарный. Мы берём талантливых детей в центр развития одаренных детей, закрываем их там и обучаем 10 лет. Второй подход — инклюзивный. Когда мы берём детей со способностями и умениями, делаем выгодное предложение – оказаться в красивой, умной, толковой среде, вместе прокачиваем то, что для них является самым значимым, и придумываем проект, который они будут делать у себя дома в тесной взаимосвязи с нами. Для того чтобы они научились применять себя в любых условиях, даже в невыносимых.

«Минниханов первый понял, что молодое поколение – это колоссальный человеческий ресурс»   

Третьим уровнем в этой неформальной системе станет допуск к ежегодным стипендиям открытого университета талантов. К 2017 году до 500 татарстанцев получат возможность в течение года учиться у лучших тренеров и менторов самоменеджменту и продюссированию. Наша основная задача – это соединить самых интересных работодателей Татарстана, с одной стороны, самых интересных предпринимателей Татарстана, с другой, с наукой и татарстанской молодёжью. Нужно создать ситуацию их постоянного диалога. Но сделать это нужно так, чтобы наука стала максимально предметной.

Если талантливых ребят вовлечь в создание продукта, то Татарстан может очень мощно рвануть как креативная среда, которая будет привлекать людей. Мировая экономика развивается на эффекте притяжения, поэтому европейцы стараются облегчить паспортно-визовый режим. Они понимают, что чем больше россиян приедет, тем успешней будет их экономика. Никто на сегодняшний день не отказывается от российских туристов. В этой связи возникает вопрос: сможет ли Татарстан стать средой притяжения? Мы отвечаем, что может. Мы поняли это, когда были в Красноярске. И не из-за  завышенных амбиций, просто то, что у нас наработано — достаточно хорошего качества. Не хватает элементов коммуникации и взаимодействия, диалога молодых людей с работодателями, менеджмента и самопродюссирования. Но это вопросы дальнейшей работы.

KazanFirst

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite