«Спокойнее находиться в психиатрической больнице, чем на улице»

Поговорили с известным казанским врачом о проблемах психиатрии.

Общество 09:59 / 13 октября 2018
6

Известный казанский психиатр Владимир Менделевич подтверждает распространённый тезис, что осенью наступает период обострения у людей с проблемами психики. Однако это, как правило, происходит с больными шизофренией и биполярным аффективным расстройством. В большинстве случаев такие люди находятся под усиленным наблюдением врачей. В тоже время, рассуждает в интервью KazanFirst собеседник, преступления в обществе совершает ничтожно малое число людей с психическими расстройствами, примерно 2,4%.

- Люди сегодня спекулируют понятием «осеннее обострение». Об этом, в частности, говорит последняя вопиющия история, когда здоровый мужчина, ранее отслуживший в правоохранительных органах, избил 17-летнего подростка аутиста в Казани. Тогда он оправдывал свой мерзкий поступок тем, что почувствовал угрозу для своего ребёнка со стороны подростка, так как сейчас «осеннее обострение» у психически больных людей. 

- Люди, которые совершают какие-то противоправные действия, всегда ищут способы самооправдания из сферы, где, как им кажется, можно что-то «наскрести» для убедительного объяснения их поведения. В целом, оправдать себя, что ты подонок, расист, нетолерантен невозможно. Это объективные признаки возможности привлечь такого человека к административному или уголовному наказанию. 

Однако закономерности протекания классических психических расстройств, связанные с наследственностью, демонстрируют такую закономерность.  

На самом деле психиатрия - это довольно темная область медицины. По сравнению с другими медицинскими дисциплинами.

- Почему? 

- Здесь исследования в области происхождения психических расстройств пока не приводят к точном ответу, откуда что происходит. Тем не менее, психиатрия на протяжении 150 лет научного наблюдения обнаруживает какие-то закономерности. Поэтому есть стратегия профилактического лечения пациентов перед наступлением осени. 

Вообще вся медицина связана с биологическими циклами. Нам известны женские гормональные циклы, пубертатный кризис, климакс, менопауза. Осенью высока вероятность, что психические эндогенные, то есть наследственно-обусловленные расстройства могут обостриться. Это шизофрения и биполярная аффективное расстройство, которое раньше называлось маниакально-депрессивным психозом. Эти болезни близки по механизмам формирования, генетически обусловлены. 

У больных с неврозом, например, таких проблем нет. Больные с поражением головного мозга и последствиями черепно-мозговых травм от такой закономерности не страдают. Они больше реагируют на изменение барометрического давления, на плохую погоду. 

- Можно ли больных шизофренией или биполярным расстройством выявить на улице простым людям, не специалистам в психиатрии?

- При острых состояниях и психических расстройствах люди с такими заболеваниями будут видны всем. Однако сами болезни начинаются обычно исподволь, даже сам человек не может за собой не замечать изменения. Специалисты это видят только через несколько месяцев или лет. Тем не менее, нельзя говорить, что каждый человек может обнаружить в другом человеке психа, увидев его на улице или по телевизору. На самом деле, психическое заболевание - это довольно скрытый процесс, выявляемый через беседу и наблюдение. 

- Как много в Казани или по Татарстану людей с такими болезнями?  

- Есть общая тенденция, по которой меняется количество обратившихся за психиатрической помощью. Что не меняется из года в года - так это количество людей с тяжелыми психическими заболеваниями, расстройствами и слабоумием. 1% мира страдает шизофренией. Это количество остаётся таковым на протяжении сотен лет. Эти заболевания генетические, никакие внешние факторы на них не влияют. 

Дело в том, что гены передают не только больные, но и здоровые люди, которые на самом деле являются лишь носителями. Как мы их можем выявить? Пока никак. 

В целом, в России количество людей, которые обращаются за психиатрической помощью, уменьшается. На мой взгляд, для этого есть несколько причин. Одни страшатся психиатрической службы как таковой. К сожалению, психиатрическая служба делает всё, чтобы отталкивать от себя нуждающихся людей. Потому что психиатрами не соблюдается врачебная тайна. Да, я критикую собственный цех. Правоохранительные органы заставляют нас, выкручивают нам руки, и достают наши базы данных. Психиатрическая служба не создаёт добрых отношений с пациентами, остаётся условной полицейской. Поэтому у отечественной психиатрии только один путь — стать гуманной по отношению к людям с заболеваниями.

- Как так, что психиатрическая служба под прессингом правоохранительных органов не соблюдает врачебную тайну? 

- Психиатрия всегда с одной стороны была медицинской, но с другой стороны она имела и имеет общественное значение. И общество всегда давило на психиатрию. В советское время психиатрия использовалась в политических целях, и диагнозы выставлялись по политическим мотивам. За это нас выгнали из Всемирной психиатрической ассоциации. Но мы потом изменились и вернулись туда.

Государство сегодня озабочено, чтобы не было экстремистов. Силовые органы считают, что государство должно контролировать жизнь всех своих граждан. Особенно представители власти считают, что экстремизм может быть связан с психической патологией. 

Психиатры всячески противодействуют этому. Но правоохранительные органы очень часто через суд добиваются, чтобы им передали эти базы данных. 

Я категорический противник этого всего. Ведь в таком случае к нам вообще никто не придёт и правильно сделает. Скажем, я принимаю своих пациентов анонимно, даже их фамилии не знаю, разрешаю своим пациентам назвать любую чужую фамилию. Думаю, что это позволяет им раскрываться и получать более адекватное лечение.

- С точки зрения науки приверженность к различным радикальным, экстремистским течениям может быть связана с психическим здоровьем?

- Чаще нет. С психологией это точно связано, с психопатологией - значительно реже. Какое количество совершенных преступлений в Российской Федерации приходится на людей с психическими заболеваниями? Всего 2,4%. Поэтому мне спокойнее находиться в психиатрической больнице, чем на улице.

- Осенью люди выходят из летних отпусков, их ждёт бешеный ритм работы, последний квартал, годовая отчетность. У студентов, школьников начинается обучение, опять же в бешеном режиме. Люди ищут средства или вещества для поддержки активности или успокоения, принимают седативные препараты, антидепрессанты. Как смотрят на употребление этих препаратов психиатры?

- Психические расстройства могут возникать психологическим путём, связанным со стрессами, выходом из отпуска, перегрузками на работе, концом квартала, увольнения и измены. Но психические расстройства также могут появляться вследствие дисбаланса определенных веществ в мозге. Внешне это никак не различается. Это может выявить только психиатр. Например, депрессия связана с психологическим фактором, со стрессом. Но бывает депрессия, которая связана с дисбалансом каких-то веществ в организме. 

В первом случаем потребуется оказание психологической помощи, психотерапии. Психолог, клинический психолог, психотерапевт будет заниматься этим, разбирая все проблемы человеческой жизни. Во-втором случае, вы дисбаланс веществ словами не вылечите. И вот в таком случае человеку нужны именно лекарства. 

Идеально, сочетать психологическую помощь и терапию необходимыми препаратами. 

В обществе и среди врачей существует иррациональный страх перед употреблением лекарств, особенно психотропных. Такое наблюдается во всём мире. Считается, что медицина пациентов подсаживает на лекарства, от которых становится только хуже. 

Мне пациент говорит, что не будет принимать «всякую химию». Я ему в ответ: «А что вы будете принимать?». А он мне: «Народные средства». Но это разве физика? Да вокруг нас всё - химия. Просто я знаю, что в состав лекарства входит. А что входит в народные средства - я не знаю. Непонятно, где росла лечебная трава, какие вещества впитала в себя из почвы. Я считаю народные средства более опасными, чем лекарства. 

Если антидепрессанты нужны, то их надо принимать. Их нужно принимать столько, сколько нужно для избавления от заболевания. 

- В истории с боязнью принимать антидепрессанты есть же проблема, а кто, собственно говоря, определяет, нужны человеку они или нет: какой-нибудь специалист с психиатром или сам пациент?

- Только специалист, только психиатр.

- Какие последние тенденции обсуждаются в российском психиатрическом сообществе?

- Можем ли мы позволить врачам других специальностей, которые принимают больных не в психоневрологических диспансерах, а в обычных поликлиниках, после короткого курса обучения ставить диагноз не тяжелых психических заболеваний. И лечить таких пациентов в обычных поликлиниках. Я сторонник такого подхода. 

Но такой инициативе сопротивляются мои коллеги по цеху. 

- Защищают своё поле деятельности?

- Да, свой рынок. Психиатры и так жалуются, что неврологи у них всех отобрали, им ещё этого не хватало.

- А вы сами не боитесь остаться без работы?

- Нет. Я наоборот заинтересован, чтобы разгрузить себя. Если специалист на рынке врачебного труда зарекомендует себя, то у него не будет проблем с работой.  

КОММЕНТАРИИ (7)
Фотограф
Фотограф молодец, хорошие снимки.
3
ОТВЕТИТЬ
Нури
Владимир Давидович отменный психиатр
4
ОТВЕТИТЬ
Александр
Он хороший человек, а это очень важно в специальности, но иногда несет чушь, как к примеру, речь про "небольшие пчихические расстройства, которые может лечить любой не психиатр в поликлинике" или повсеместное лечение наркозависимых метадоном. Как психиатр-психотерапевт, работающий в анонимной медицинской службе, ежемесячно вижу людей, которые приходят от неврологов или терапевтов, подсаженные на фенозепам от бессонницы или годами принимающие паксил (понятное дело, и от того, и от другого при бесконтрольно долгом приеме появляется зависимость). Вижу и лечение пациентов с биполярным расстройством после некачественной терапии, которая только усугубляет состояние! Что касается учетности, то тоже являюсь ярым противником этого явления, а от нашей полиции и ее методов меня просто тошнит!
1
ОТВЕТИТЬ
Рима
Интересное интервью
0
ОТВЕТИТЬ
Валида Исанова,профессор нейрореабилитолог
Владтмир Давидович крупный ученый,достойный сын своего гения отца,Давида Моисеевича !Разиышления профессора Владтмира Давидовича о месте и прдходах в психиатрии опережают наше Время,поэтому никаких возражений,очень актуально обучать,учить врачей азам психиатрии,я помню ,как сетовал мой учитель известный академик Левон Оганесович,что не в пользу отдалились неврология и психиатрия,пора собирать утраченныетценности в науке и практике,учиться у таких учителей как Владимир Менделевич,правильное и длительное лечение теми же антидепрессантами,требует интегрированных знаний многи специальностей,но лидером этих программ безусловно должен быть компетентный,образованный врач,не побоюсь сказать ьвло бы актуальным создать НИИ в этой области,под руководством таких ученых от бога ,как Владимир ..Давидович
1
ОТВЕТИТЬ
mariam
мне понравилась статья, глубоко и своевременно
0
ОТВЕТИТЬ
Читал
Нужна линия соприкосновения системной психиатрии и органов власти. Одни без других просто не рабочие.
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

«Снобизм менеджеров губит креативные пространства»

Чтобы стать заметной, Казань должна изменить подход к творческому наполнению.

Общество 08:07 / 9 октября 2018
8

Владелец дизайн-студии «Айбат» Сергей Насекин в интервью KazanFirst рассказал о главной проблеме творческих пространств столицы, назвал высотную застройку главной абсурдностью города и объяснил, почему Артемий Лебедев не дизайнер, а менеджер. 

- Сергей, мы находимся в резиденции креативных индустрий «Штаб». В одном из интервью вы говорили, что Казани не хватает центров культуры. Сегодня «Штаб», «Смену», Фабрику Алафузова можно назвать таковыми?

- «Смена» и «Штаб», несмотря на различие формата, смотрят в одну сторону под разными углами. В «Штабе» еще «Угол» есть, где проходят различные выставки, в нем и мы делали акцию, посвященную революции 1917 года. Чем больше их (культурных центров. - Ред.) будет, тем интереснее - больше взглядов на одну проблематику. Как говорил Мао Цзэдун «Пусть мир цветет разными цветами».

- А что с качеством? Сегодня, через несколько лет работы, дают ли они качественный контент? Или их еще невозможно сравнивать с «Винзаводом», «Флаконом», нижегородским «Арсеналом»? 

- Я больше знаком с «Арсеналом». Это немного другое. По сути, это филиал московского музея современного искусства. Это больше выставочное пространство. Туда было влито изрядное количество денег. Единственное, что меня смущает и в «Арсенале», и в «Смене», и в «Штабе», - количество вливаемых ресурсов. И речь не только о деньгах, но и об усилиях, энергии, а еще количество людей на проектах вызывает вопрос. Проходят огромные выставки, а там вместе со мной бродят еще человек пять. Возникает вопрос: если выставка достаточно интересная, почему так мало людей этим интересуются? Я могу предположить, почему так происходит: снобизм при подаче этих пространств, который присутствует у людей, занимающихся этим, не то чтобы отпугивает новых зрителей, но как минимум не привлекает. Второе - проекты, реализуемые этими кластерами, - вещи «сами в себе» для определенного узкого круга молодых людей. Например, проект «Битва креативных менеджеров», к которому я имел отношение в прошлые разы, - это хорошая попытка привлечь людей «со стороны» - есть «движуха». Хотелось бы больше таких акций. 

Может, я сам себе противоречу. Когда я в самом начале работы «Штаба» проводил здесь лекции о музыке, на них пришло сначала десять человек, а потом восемь. И там были мальчик с девочкой, которые приходили на все лекции. И на последней они сказали: «Как жаль, что мало народа», на что я им ответил, что совершенно не жаль. 

Помните фильм «Круглосуточные тусовщики»? Так вот там в Манчестер приезжает играть группа The Sex Pistols, на концерт которой пришли 15-20 человек, из которых 18 стали знамениты - организовали группы, журналы, только один почтальон, который танцевал в начале, так и остался почтальоном. 

Я то же самое ребятам сказал: не надо бояться маленьких тусовок, камерные тусовки - это как раз то, что нужно. Там собираются те, кому надо. Может быть, если приходит мало народа - это и хорошо. Все неоднозначно, как и в современном дизайне.


Читайте также: «Запредельный позор и отстой»: Лебедев раскритиковал аншлаги казанского метро


- К слову, о дизайне. Видели новую навигацию в метро? 

- Нет, не видел. Снова сменилась? 

- Да, в этом году.

- Это здорово. Визуальные коммуникации казанского метро - это был ужас-ужас. Кошмар дикий. Когда я был последний раз (ехал на футбол), были старые. Загляну - посмотрю. Надо менять коммуникации. Когда одна линия, даже самые поганые визуальные коммуникации не сказываются. Как можно заблудиться на одной линии. 

- Где сейчас визуальные коммуникации идеальны? Москва, Петербург? 

- Москва сейчас меняется. То, что было до этого, - ужас и позор. Там можно было запутаться. Сейчас они меняются в лучшую сторону, хоть очень медленно и все равно с ошибками. С одной станции на другую переходишь, а в месте, где надо сориентироваться, куда тебе идти, стоит столб вызова полиции. Ну как это можно было сделать?! Зато появились указатели на полу. И это при том, что наша система намного удобнее западной - у нас перрон посередине, то есть не нужно, как в парижском или венском метрополитене, смотреть, куда тебе бежать, тем самым тратить время на перебежки и, как следствие, опоздать на поезд. Сама система более удобная - ошибка не так чревата. Если говорить о хорошем, в Германии и Вене неплохие коммуникации. 

- Еще к вопросу о дизайне. Это субъективная или объективная субстанция? 

- Дизайн - это не изобразительное искусство, не живопись. Это живопись субъективна - может нравиться или нет. У дизайна же есть конкретные критерии оценки. Есть правила эргономики, читаемости, законы колористики и прочее. Аналогично с логотипами. Он должен быть читаемым, узнаваемым, масштабируемым, понятным. И даже размером 10 на 15 метров на здании он должен быть читаем. 

Конечно, есть условные 40% субъективизма - нравится или не нравится, близко - не близко. Можно логотип нарисовать по всем правилам, но вот ты показываешь его заказчику, а он ему не нравится. Это всегда было и есть. 

- К слову, о субъективности. В 2016 году вы скептично отнеслись к логотипу KazanExpo и назвали это хорошей работой для студента 4-го курса, в том числе из-за тюльпанчика. Есть ему (тюльпанчику. - Ред.) альтернатива? 

- Вы знаете, я сейчас преподаю и у моих студентов курсовая работа «Логотип». Я смотрю их в большом количестве, поэтому не помню, что видел сегодня. Тюльпанчик сам по себе избитый символ, но это не значит, что его нельзя использовать. 

Например, все аптеки используют символ креста, но красный, как известно, использовать нельзя, так как он символ одноименной организации, в связи с чем аптеки изгаляются.

Я поразился во время своего визита в Краснодарский край - увидел два новых оригинальных креста. То есть можно такую банальщину по-новому прочитать. Стараюсь не быть категоричным последнее время. Не было такого, что я сначала поругал, а потом передумал, или наоборот. Хотя наоборот было. 

Года два назад был конкурс логотипов для Старо-Татарской слободы и меня попросили прокомментировать работы. 

Во всем должна быть мера. Это не про то, что для Слободы не нужен логотип, но и без него она живет. А вот визуальная коммуникация для казанского метро и хороший промышленный дизайн для казанских скамеек - это гораздо важнее и сложнее. 

- На кого стоит равняться дизайнерам? На Артемия Лебедева

- Я боюсь, что он две параллельные линии не сможет провести, что важно. Если говорить о студии, он солидарен со мной - пытается заниматься промдизайном, правда, не очень успешно. У него хорошие работы - та же схема московского метро. Другое дело, что его студия практически не имеет никакого отношения к этому. Они наняли хорошего специалиста в этой области, тот нарисовал. Хороший менеджер, а в коллективе большая текучка кадров. 

- Вспомните самый странный заказ, который вы получали? 

- Раньше мы делали карманные календари и на каком-то из них был слоган «Студия «Айбат». Дизайн всего: от календаря до Вселенной». Был нетривиальный дизайн формы хоккейной команды, дизайн настольной игры, раскраски для почты, в которых были почтальоны со всего мира, в том числе и казанский почтальон - в тюбетейке, с большой сумкой и в национальной одежде. 

- Сколько должен стоить логотип? 

- Недорого по большому счету. Хороший логотип в Казани, если не брать логотип для банка или информационного агентства, для кафе, бара, магазина могут сделать сотни человек. И если не каждый выпускник по профилю «Дизайн», то каждый второй точно сможет сделать грамотно. Не стоит забывать о самоучках. Собственно, поэтому цена и падает, следственно, неинтересно заниматься логотипами. Сейчас готовы сделать даже за 10 тысяч, причем это не значит, что он будет плохой, но я не готов так делать. Качество не зависит от стоимости: работа за 10 тысяч может быть хорошей так же, как и работа за 50 тысяч - плохой. Да, с большими деньгами вероятность «полного пролета» меньше. 

- Ребрендинг «Ак Барс» Банка видели? 

- Да, конечно. Мне трудно комментировать, ведь я автор предыдущего логотипа. Это будет не очень корректно. Единственное, что я могу сказать, - я был на футболе, там появились баннеры с новым логотипом, но они работают плохо. Они плохо читаются, теряются на фоне других баннеров даже несмотря на то, что они черные. Они пропадают. Хипстерская завитулька работает плохо. Увидев этот баннер, я должен сделать визуальное усилие, чтобы рассмотреть, а такого быть не должно.

- Вернемся к первой части вашей специализации - архитектор и посту Ильи Варламова, который раскритиковал жилой комплекс «Победа». Ваш коллега Павел Саначин обозначил, что единственный ЖК, о котором можно говорить, - «Манхэттен». Ваше мнение?

- Я против высокоэтажной застройки. В нашей стране это вообще нонсенс и глупость с нашими территориями. Любой архитектор, занимающийся жилищным строительством, давно уверен, что ее не должно быть. Это плохо с точки зрения социальной, эргономической, психологической атмосферы. Это не оправдывается нигде. Если на настоящем Манхэттене или Гонконге это необходимость, то в нашей стране этой необходимости нет. И «Москва-Сити» - это бред сивой кобылы. 

Стоит такая «дура» - возникает вопрос: где парковаться, сколько должно быть этажей подземного парка при таком количестве квартир? С нашими территориями зачем это? Пять-семь этажей - ну все, могут быть разноэтажными, типа ЖК «Панорама». Офисный центр может быть многоэтажным, но жилой дом - нет. 

Еще в 60-х годах было доказано, что все группировки пошли из районов с высокой концентрацией многоэтажек. Да, это не единственная причина, но одна из усугубляющих. Другое дело в Европе - там территория маленькая. У нас в принципе не должно быть платных парковок. Ладно, Москва, но у нас?! У нас нет этой проблемы! Она искусственная!

- Какой ЖК из ныне существующих вам нравится?

- Давайте сделаем акцию - я поживу в каждом по неделе и потом скажу. Если говорить о визуальной составляющей, то ЖК «Суворовский» - за вид, открывающийся с него. Да, это по-своему муравейник, но благоустроенный, тихий. Зеленый дом рядом, который в народе называют «крокодилом», нравится людям из нижегородского «Арсенала». Бесспорно, в развитии нашего города присутствует определенный хаос, но он есть в каждом городе - другое дело, что из хаоса все и рождается. Куда-то мы движемся. 

- Напоследок личный вопрос. Что с «Виниломанией»? 

- Она пройдет в первую субботу декабря в 11:00 в RockStar Bar! Виниломания - это святое.

КОММЕНТАРИИ (1)
Гость
Венское метро и правда одно из самых удобных по навигации. Там таблички на уровне глаз, как только ты поднялся на эскалаторе, не надо искать ничего. Удобные читаемые шрифты. И выглядят бюджетно. Зачем в Казани повесили снова нечитаемые табло под потолок?
1
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
наверх