«В России не ходят к психологам? Это миф»

Врач-психотерапевт рассказал об издержках профессии и ценнике у психологов.

Общество 10:18 / 24 ноября 2018
7

Врач-психотерапевт, сертифицированный специалист в области нейролингвистического программирования и эриксоновского гипноза Алексей Козлов считает, что сейчас мы переживаем бум психологии. В интервью KazanFirst он рассказал, как отличить профессионального специалиста от шарлатана и в каких случаях нужна помощь психолога. 

- Алексей Алексеевич, правда ли, что в США поход к психологу - это если не обязательная часть жизни, то как минимум норма для уважающего себя человека, чего не скажешь про Россию?  

- В России не ходят к психологам? На самом деле это очередной миф. У меня есть много пациентов, наших соотечественников, которые живут за границей - в Канаде, в США. Там многие не ходят к психологам, то есть такого бума у них нет. Более того, не раз слышал, как люди жалуются, что в небольших городах даже нет хороших психотерапевтов. Моя пациентка рассказывала, что хорошего психотерапевта нет даже в таком крупном городе, как Лос-Анджелес.

У нас ситуация кардинально противоположная. Если 15-20 лет назад к психологам практически не обращались, врачей-психотерапевтов было не больше десятка-двух в Казани, то сейчас все увеличилось в разы, не говоря уже о психологах, которых очень много. Мы переживаем бум психологии, его расцвет. Очень многие ходят к психологам, психотерапевтам, посещают тренинги и вебинары. Мы перешагнули Америку в этом плане.

- В чем отличие психолога от психотерапевта?

- Психотерапевт у нас в России - это прежде всего врач, который 6 лет учился в медицинском университете, заканчивал ординатуру. То есть начать практиковать он может только через 7-8 лет после начала обучения. Раньше, когда я начинал, было еще строже. Нужно было закончить базовый курс университета, ординатуру, а также в обязательном порядке проработать три года врачом-психиатром. Только после этого можно было работать психотерапевтом. В отличие от психотерапевта, практический психолог в основном работает с проблемами психически здоровых людей.

- Кто чаще обращается к психологам и с какими проблемами?

- Если брать мою статистику, то, конечно, больше обращаются женщины. Хотя прослойка мужчин за последние 5-7 лет увеличилась в разы. Мужчины в основном приходят с проблемами, связанными с зависимостями, - алкогольной, табачной, наркотической. Бывают случаи игромании, не редки проблемы, связанные с бизнесом. Спрашивают, как прокачать себя, как добиться эффективности, что поменять в себе, чтобы стать успешным. Есть даже особые психологические разборы, на которых разбирается психотип человека, его особенности ведения бизнеса. Обращаются мужчины с проблемами и в личных взаимоотношениях, в семье.

Женщины приходят так же с разными причинами. Если брать хронологию, то это проблемы построения личных отношений, проблемы быта, конфликты в семье. Отдельная категория - лица с паническими атаками, депрессиями, тревожно-депрессивными синдромами.

- Как отличить профессионального специалиста от непрофессионала?

- Нужно внимательно смотреть информацию о человеке. Одно дело, если вы отучились на какого-либо специалиста, например, на юриста, а потом получили второе высшее образование по специальности психолога. Второе высшее занимает намного меньше времени, потому что оно выстраивается на базе первого, - это может быть год, два, три максимум. И потом вы начинаете быть психологом. Если вам, скажем, 50 лет, то пациент, который придет к вам на прием, посчитает, что вы проработали в этой области уже достаточно долго, лет 30. Другое дело, когда психолог заканчивает очное отделение, а также получает второе высшее психологическое образование клинического психолога. Такое обучение проходит на базе медицинского университета в течение двух лет. Это уже совершенно другое дело, поэтому смотрим на образование.

Второе, на что следует обратить внимание, - послужной список. Изучаем, где человек работал, работал ли он в клиниках, больших стационарах, какие у него успехи. Обычно у специалистов есть какие-то печатные работы. Сейчас многие уважающие себя психологи ведут страницу в «Инстаграме», канал на YouTube. С их помощью можно посмотреть на человека и понять, нравится он вам или нет.  

И третье - это сарафанное радио. Когда пациент, посещавший психолога, отзывается о нем хорошо, это отличная рекомендация. Я не советую выбирать специалиста по социальным сетям, смотреть на количество подписчиков и лайков. Я и сам веду страницу в «Инстаграме», но это скорее дань узнаваемости - чтобы те люди, которые уже были у меня, продолжили знакомиться с моими работами.

Образование, послужной список, нравится, что говорит человек или нет, рекомендации от других людей - вот на что надо обращать внимание.

- Когда человек обращается к психологу в первый раз, он рассчитывает на то, что ему 100% помогут, ведь он платит за это деньги. Но может ли психолог гарантировать положительный результат?

- Не может. Есть знания, опыт, желание помочь человеку, но, к сожалению, пациент сам может быть не готов к психотерапии. Бывает практика, когда ко мне приходит пациент и я понимаю, что этот пациент не мой. Я мог бы справиться с ним, но это займет больше сил и времени. Если я вижу, что человеку могут помочь другие практики, которыми я не владею, то я направляю человека к другому специалисту. Многие психологи стараются браться за все сами, даже если они чего-то не знают.

Пациент зачастую сам не бывает готов. Некоторые считают, что это некая волшебная палочка - сделаем сеанс гипноза и все будет по-другому. Но психотерапия - это изменения. Они подразумевают труд над собой - методики, домашние задания, ведение дневника, например. Но не каждый способен это делать, не у всех хватает мотивации.

- Сколько сеансов у психолога необходимо пройти для разрешения той или иной проблемы?

- Все индивидуально. Зависит от диагноза, от психологической проблемы. Кому-то двух сеансов достаточно, кому-то надо 6-8. Я редко выхожу за рамки десяти сеансов. Обычно растягиваю 6-8 сеансов на полгода. С пациентом мы видимся раз в 2-3 недели, я загружаю его домашними заданиями, также общаемся и онлайн.

- Часто ли бывают случаи, когда человек становится зависимым от помощи психолога и не может справляться с проблемами самостоятельно?

- Да, такие случаи бывают. Они говорят о непрофессионализме специалиста. Это обычно случается, когда пациент находится в позиции ребенка, видит в психологе родителя, который все сделает, подскажет, даст совет. Когда этих советов становится много, пациент перестает работать сам, полагается исключительно на специалиста, к которому он обратился. Допускать родительско-детские отношения с пациентом нельзя.

- Является ли стоимость услуг психолога показателем качества его работы?

- Цена не всегда отражает качество. Стоимость специалист может поставить в зависимости от своей самооценки. Например, один известный российский психолог берет за один прием 82 тысячи рублей. Причем он сейчас отказался от общения в скайпе. На мой взгляд, он хороший психолог. Но вот стоит ли он таких денег - каждый решает сам. Есть замечательная питерская школа, профессора которой являются в высшей степени профессионалами. Они старше меня, естественно, опытнее. Но там ценник совершенно другой -профессионалы с большой буквы оценивают себя скромно.

- Как человеку понять, когда ему нужно обратиться к психологу и что это действительно того стоит?

- Может быть много признаков этого. Например, признак повторяемости, когда человек каждый раз входит в одну и ту же проблемную ситуацию. Скажем, женщина встречается с мужчинами, вот у нее уже четвертый молодой человек, злоупотребляющий спиртными напитками. Четвертый раз - это уже показатель. Второй признак - человек не может справиться с ситуацией. Понимает, что не хватает сил, не может разобраться сам. Бывают и случаи, когда человек ставит перед собой какие-то цели, задачи и понимает, что ресурсов для их достижений недостаточно. Он хочет увеличить свой доход, но понимает, что у него не получается. Значит, нужно с этим разобраться. Или, допустим, состояние депрессии. Тут уже все говорит за себя.

- В последнее время популярностью пользуются различные психологические тренинги. Кому они могут быть полезны?

- Психологические тренинги - это явление нашего времени. Началось все с вебинаров, сейчас уже появляются онлайн-школы, курсы. Это действительно очень хороший метод оказания помощи. Вы можете находиться в Магадане, в Лос-Анджелесе и при этом присутствовать на тематике, которая вам нужна и интересна.

- Человек, страдающий паническими атаками, может с помощью психолога их ликвидировать?

- Однозначно может. Все зависит от квалификации специалиста. У меня была пациентка, страдающая паническими атаками. До меня она обращалась к психотерапевту, который лечил ее гипнозом в группе. Первый сеанс ей помог, второй помог больше, но потом она перестала чувствовать помощь. Опять же вопрос профессионализма. Дело все в том, что терапия выбора при панических атаках - это когнитивно-поведенческая терапия. Не гипноз, не психоанализ, не гештальт. Можно пробовать лечить этими методами, но эффективности от них меньше.

- Если смотреть статистику за последние пять лет, увеличилось ли число людей, страдающих депрессиями и паническими атаками?

- На самом деле количество людей, страдающих такими проблемами, стабильное. Вопрос лишь в обращаемости. Последние пять лет обращаются много людей. Но это связано не с тем, что люди стали чаще болеть. Просто стали чаще обращаться.

- А сами психологи обращаются к психологам?

- Да, и это совершенно нормальная практика. Более того, у нас, психотерапевтов, есть такое понятие, как супервизия. Мы на курсах повышения квалификации, на учебе разбираем свою работу, рассказываем друг другу о сложных случаях. И тогда коллеги оказывают супервизию, то есть указывают на ошибки, показывают, как можно было сделать по-другому. Это очень полезно - посмотреть на себя со стороны, внести коррективы, чтобы быть еще более эффективным специалистом.

- У каждой профессии есть свои издержки. А каковы они в вашей?

- Мне часто приходится быть в командировках. Когда попутчики начинают со мной общаться и спрашивать, чем я занимаюсь, я неохотно отвечаю, что я психотерапевт. Собеседник в поезде, в самолете после этого начинает рассказывать про какой-либо свой случай или проблему. И я понимаю, что сейчас начнется психотерапия. Может, я уже просто стар, но вот многие начинающие, наоборот, считают, что их миссия - помочь каждому. Они с жаром накидываются на такого встречного собеседника и начинают ему все объяснять.

Мы сталкиваемся с людьми. Понятное дело, что в общении волей-неволей включается функция анализа. Я умею это выключать, но иногда само срабатывает. И я начинаю анализировать - вот тут низкая самооценка, тут неуверенность в себе, здесь панические атаки.

- Многие, так скажем, специалисты предлагают с помощью гипноза заглянуть в свою прошлую жизнь. Стоит ли доверять таким?

- Стоит или нет - это дело исключительно каждого. Такие специалисты верят в реинкарнацию, что уже ставит под сомнение вопрос об их профессионализме. Сходить можно, но парадокс заключается в том, что 80% людей, которые подвергались такому виду гипноза, в итоге узнают, что они якобы в прошлой жизни были принцами, султанами и так далее. Крестьянином почему-то не был никто.

КОММЕНТАРИИ (1)
Наталья
Всё правильно, всё верно, психологи помогают, но хоть бы раз кто проверил в каких условиях работают школьные психологи, в каких условиях, с каким оборудованием, в каких кабинетах...
1
ОТВЕТИТЬ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое

«Спокойнее находиться в психиатрической больнице, чем на улице»

Поговорили с известным казанским врачом о проблемах психиатрии.

Общество 09:59 / 13 октября 2018
6

Известный казанский психиатр Владимир Менделевич подтверждает распространённый тезис, что осенью наступает период обострения у людей с проблемами психики. Однако это, как правило, происходит с больными шизофренией и биполярным аффективным расстройством. В большинстве случаев такие люди находятся под усиленным наблюдением врачей. В тоже время, рассуждает в интервью KazanFirst собеседник, преступления в обществе совершает ничтожно малое число людей с психическими расстройствами, примерно 2,4%.

- Люди сегодня спекулируют понятием «осеннее обострение». Об этом, в частности, говорит последняя вопиющия история, когда здоровый мужчина, ранее отслуживший в правоохранительных органах, избил 17-летнего подростка аутиста в Казани. Тогда он оправдывал свой мерзкий поступок тем, что почувствовал угрозу для своего ребёнка со стороны подростка, так как сейчас «осеннее обострение» у психически больных людей. 

- Люди, которые совершают какие-то противоправные действия, всегда ищут способы самооправдания из сферы, где, как им кажется, можно что-то «наскрести» для убедительного объяснения их поведения. В целом, оправдать себя, что ты подонок, расист, нетолерантен невозможно. Это объективные признаки возможности привлечь такого человека к административному или уголовному наказанию. 

Однако закономерности протекания классических психических расстройств, связанные с наследственностью, демонстрируют такую закономерность.  

На самом деле психиатрия - это довольно темная область медицины. По сравнению с другими медицинскими дисциплинами.

- Почему? 

- Здесь исследования в области происхождения психических расстройств пока не приводят к точном ответу, откуда что происходит. Тем не менее, психиатрия на протяжении 150 лет научного наблюдения обнаруживает какие-то закономерности. Поэтому есть стратегия профилактического лечения пациентов перед наступлением осени. 

Вообще вся медицина связана с биологическими циклами. Нам известны женские гормональные циклы, пубертатный кризис, климакс, менопауза. Осенью высока вероятность, что психические эндогенные, то есть наследственно-обусловленные расстройства могут обостриться. Это шизофрения и биполярная аффективное расстройство, которое раньше называлось маниакально-депрессивным психозом. Эти болезни близки по механизмам формирования, генетически обусловлены. 

У больных с неврозом, например, таких проблем нет. Больные с поражением головного мозга и последствиями черепно-мозговых травм от такой закономерности не страдают. Они больше реагируют на изменение барометрического давления, на плохую погоду. 

- Можно ли больных шизофренией или биполярным расстройством выявить на улице простым людям, не специалистам в психиатрии?

- При острых состояниях и психических расстройствах люди с такими заболеваниями будут видны всем. Однако сами болезни начинаются обычно исподволь, даже сам человек не может за собой не замечать изменения. Специалисты это видят только через несколько месяцев или лет. Тем не менее, нельзя говорить, что каждый человек может обнаружить в другом человеке психа, увидев его на улице или по телевизору. На самом деле, психическое заболевание - это довольно скрытый процесс, выявляемый через беседу и наблюдение. 

- Как много в Казани или по Татарстану людей с такими болезнями?  

- Есть общая тенденция, по которой меняется количество обратившихся за психиатрической помощью. Что не меняется из года в года - так это количество людей с тяжелыми психическими заболеваниями, расстройствами и слабоумием. 1% мира страдает шизофренией. Это количество остаётся таковым на протяжении сотен лет. Эти заболевания генетические, никакие внешние факторы на них не влияют. 

Дело в том, что гены передают не только больные, но и здоровые люди, которые на самом деле являются лишь носителями. Как мы их можем выявить? Пока никак. 

В целом, в России количество людей, которые обращаются за психиатрической помощью, уменьшается. На мой взгляд, для этого есть несколько причин. Одни страшатся психиатрической службы как таковой. К сожалению, психиатрическая служба делает всё, чтобы отталкивать от себя нуждающихся людей. Потому что психиатрами не соблюдается врачебная тайна. Да, я критикую собственный цех. Правоохранительные органы заставляют нас, выкручивают нам руки, и достают наши базы данных. Психиатрическая служба не создаёт добрых отношений с пациентами, остаётся условной полицейской. Поэтому у отечественной психиатрии только один путь — стать гуманной по отношению к людям с заболеваниями.

- Как так, что психиатрическая служба под прессингом правоохранительных органов не соблюдает врачебную тайну? 

- Психиатрия всегда с одной стороны была медицинской, но с другой стороны она имела и имеет общественное значение. И общество всегда давило на психиатрию. В советское время психиатрия использовалась в политических целях, и диагнозы выставлялись по политическим мотивам. За это нас выгнали из Всемирной психиатрической ассоциации. Но мы потом изменились и вернулись туда.

Государство сегодня озабочено, чтобы не было экстремистов. Силовые органы считают, что государство должно контролировать жизнь всех своих граждан. Особенно представители власти считают, что экстремизм может быть связан с психической патологией. 

Психиатры всячески противодействуют этому. Но правоохранительные органы очень часто через суд добиваются, чтобы им передали эти базы данных. 

Я категорический противник этого всего. Ведь в таком случае к нам вообще никто не придёт и правильно сделает. Скажем, я принимаю своих пациентов анонимно, даже их фамилии не знаю, разрешаю своим пациентам назвать любую чужую фамилию. Думаю, что это позволяет им раскрываться и получать более адекватное лечение.

- С точки зрения науки приверженность к различным радикальным, экстремистским течениям может быть связана с психическим здоровьем?

- Чаще нет. С психологией это точно связано, с психопатологией - значительно реже. Какое количество совершенных преступлений в Российской Федерации приходится на людей с психическими заболеваниями? Всего 2,4%. Поэтому мне спокойнее находиться в психиатрической больнице, чем на улице.

- Осенью люди выходят из летних отпусков, их ждёт бешеный ритм работы, последний квартал, годовая отчетность. У студентов, школьников начинается обучение, опять же в бешеном режиме. Люди ищут средства или вещества для поддержки активности или успокоения, принимают седативные препараты, антидепрессанты. Как смотрят на употребление этих препаратов психиатры?

- Психические расстройства могут возникать психологическим путём, связанным со стрессами, выходом из отпуска, перегрузками на работе, концом квартала, увольнения и измены. Но психические расстройства также могут появляться вследствие дисбаланса определенных веществ в мозге. Внешне это никак не различается. Это может выявить только психиатр. Например, депрессия связана с психологическим фактором, со стрессом. Но бывает депрессия, которая связана с дисбалансом каких-то веществ в организме. 

В первом случаем потребуется оказание психологической помощи, психотерапии. Психолог, клинический психолог, психотерапевт будет заниматься этим, разбирая все проблемы человеческой жизни. Во-втором случае, вы дисбаланс веществ словами не вылечите. И вот в таком случае человеку нужны именно лекарства. 

Идеально, сочетать психологическую помощь и терапию необходимыми препаратами. 

В обществе и среди врачей существует иррациональный страх перед употреблением лекарств, особенно психотропных. Такое наблюдается во всём мире. Считается, что медицина пациентов подсаживает на лекарства, от которых становится только хуже. 

Мне пациент говорит, что не будет принимать «всякую химию». Я ему в ответ: «А что вы будете принимать?». А он мне: «Народные средства». Но это разве физика? Да вокруг нас всё - химия. Просто я знаю, что в состав лекарства входит. А что входит в народные средства - я не знаю. Непонятно, где росла лечебная трава, какие вещества впитала в себя из почвы. Я считаю народные средства более опасными, чем лекарства. 

Если антидепрессанты нужны, то их надо принимать. Их нужно принимать столько, сколько нужно для избавления от заболевания. 

- В истории с боязнью принимать антидепрессанты есть же проблема, а кто, собственно говоря, определяет, нужны человеку они или нет: какой-нибудь специалист с психиатром или сам пациент?

- Только специалист, только психиатр.

- Какие последние тенденции обсуждаются в российском психиатрическом сообществе?

- Можем ли мы позволить врачам других специальностей, которые принимают больных не в психоневрологических диспансерах, а в обычных поликлиниках, после короткого курса обучения ставить диагноз не тяжелых психических заболеваний. И лечить таких пациентов в обычных поликлиниках. Я сторонник такого подхода. 

Но такой инициативе сопротивляются мои коллеги по цеху. 

- Защищают своё поле деятельности?

- Да, свой рынок. Психиатры и так жалуются, что неврологи у них всех отобрали, им ещё этого не хватало.

- А вы сами не боитесь остаться без работы?

- Нет. Я наоборот заинтересован, чтобы разгрузить себя. Если специалист на рынке врачебного труда зарекомендует себя, то у него не будет проблем с работой.  

КОММЕНТАРИИ (7)
Фотограф
Фотограф молодец, хорошие снимки.
4
ОТВЕТИТЬ
Нури
Владимир Давидович отменный психиатр
4
ОТВЕТИТЬ
Александр
Он хороший человек, а это очень важно в специальности, но иногда несет чушь, как к примеру, речь про "небольшие пчихические расстройства, которые может лечить любой не психиатр в поликлинике" или повсеместное лечение наркозависимых метадоном. Как психиатр-психотерапевт, работающий в анонимной медицинской службе, ежемесячно вижу людей, которые приходят от неврологов или терапевтов, подсаженные на фенозепам от бессонницы или годами принимающие паксил (понятное дело, и от того, и от другого при бесконтрольно долгом приеме появляется зависимость). Вижу и лечение пациентов с биполярным расстройством после некачественной терапии, которая только усугубляет состояние! Что касается учетности, то тоже являюсь ярым противником этого явления, а от нашей полиции и ее методов меня просто тошнит!
1
ОТВЕТИТЬ
Рима
Интересное интервью
0
ОТВЕТИТЬ
Валида Исанова,профессор нейрореабилитолог
Владтмир Давидович крупный ученый,достойный сын своего гения отца,Давида Моисеевича !Разиышления профессора Владтмира Давидовича о месте и прдходах в психиатрии опережают наше Время,поэтому никаких возражений,очень актуально обучать,учить врачей азам психиатрии,я помню ,как сетовал мой учитель известный академик Левон Оганесович,что не в пользу отдалились неврология и психиатрия,пора собирать утраченныетценности в науке и практике,учиться у таких учителей как Владимир Менделевич,правильное и длительное лечение теми же антидепрессантами,требует интегрированных знаний многи специальностей,но лидером этих программ безусловно должен быть компетентный,образованный врач,не побоюсь сказать ьвло бы актуальным создать НИИ в этой области,под руководством таких ученых от бога ,как Владимир ..Давидович
1
ОТВЕТИТЬ
mariam
мне понравилась статья, глубоко и своевременно
0
ОТВЕТИТЬ
Читал
Нужна линия соприкосновения системной психиатрии и органов власти. Одни без других просто не рабочие.
0
ОТВЕТИТЬ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
самое читаемое
наверх