«За конфликты в школе ответственны все - педагоги, ученики и их родители»

Разбираемся, каковы действительные причины скандалов педагогов и детей.

Общество 08:38 / 3 декабря
7

В последнее время в СМИ и соцсетях множатся истории, связанные со школьными конфликтами между педагогами и учениками. Подростки снимают видео и записывают аудио выяснения отношений с учителями, а затем публикуют все это в соцсетях. 

Врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук и гендиректор клиники «Инсайт» Ренат Миназов считает, что за школьные конфликты ответственны все стороны. Родители должны задуматься, почему поведение их ребенка спровоцировало столкновение с учителем, что, возможно, в их семье есть проблемы. Педагогам имеет смысл поразмышлять, правильно ли они выбрали профессию, раз дело дошло до скандала. А самим подросткам стоит обратить внимание на то, что послужило истинной причиной агрессии. 

- В последние годы за школой закрепляется образ территории конфликта. Почему образование стало сферой, где всё на нервах, на пределе? 

- Школа на самом деле - это некая лакмусовая бумага общественности, которая показывает наличие проблем современности, проблем в каждой конкретной семье. Здесь нет смысла искать виноватых. Родителям важно взять ответственность на себя в том числе. Учителя и школьники должны отвечать сами за себя.

Одной из первопричин этого является то, что когда человек сталкивается по отношению к себе с агрессией, он эту агрессию неявно уже сам и выражает. Это происходит в виде того, что человек делает то, что ему не нравится, критикует себя за неудачи, имеет низкую самооценку, считает себя недостойным как-то думать или проявлять себя где-то. 

Если разделять ответственность ребенка и родителей, то последние этому способствуют. Они предъявляют к ребенку завышенные требования, отвергают какие-то его особенности, которые он мог бы развить в себе. 

- Например?

- Скажем, приходит ко мне на прием молодой человек с жалобой на свою депрессию. А депрессия - известный для психотерапевтов феномен, когда человек подавляет в себе огромное количество гнева. Тот гнев, который он подавляет, направляет против самого себя. У человека в таком состоянии нарушен сон, аппетит, его ничего не интересует, нет никакого побуждения к какой-либо активности. 

Мы начинаем разбирать историю этого человека и узнаем, что было в его жизни. Он рассказывает одно из ключевых событий, когда его отец настоял, чтобы он стал инженером. Было это сделано из убеждения, что человек найдет себе хорошо оплачиваемую работу. Но пациент на самом деле хотел быть певцом. 

Подобная установка, когда человек не может себя реализовать в том, в чем у него есть потенциал, - одна из причин формирования депрессии либо любой формы саморазрушения - зависимости. Возможно, мужчина в юношестве сталкивался со случаями, когда его травили, и терпел это, потому что в семье его тоже травили по поводу личных интересов. Уже тогда человек начинал идти против самого себя. 

- Если депрессия - это реализованная агрессия, а школьный период обучения выпадает на пубертатный возраст, когда в юношах и девушках больше всего агрессии, то куда направить эту энергию? 

- Стратегия действия в таких случаях для учителей и учреждений образования - это формировать площадки, где ребята могут выражать эту самую копящуюся агрессию. Это может быть физкультура, комнаты для эмоциональной разгрузки. Любая форма физической активности способствует разоружению определенных эмоций человека через телесные выражения. 

Очень важно формировать для ребят культуру эмоционального познания. Во время психотерапии пациенты рассматривают, какие группы чувств есть. Они изучают различные формы выражения эмоций. Даже если мы говорим про тяжелые расстройства, то пациенты в течение трех месяцев пытаются научиться хотя бы выражать злость. Гнев, злость, раздражение - это всё-таки базовые чувства. Но даже находясь в изоляции в течение трех месяцев, не каждому пациенту это удается сделать. 

Злость, раздражение и гнев - очень нужные человеку эмоции, потому что даже решительность - это в определенной степени злость, умеренное выражение злости. Без решительности человек не может проявлять смелость, делать самостоятельные шаги.

- Что делать родителям?

- Если мы говорим о рекомендации родителям, то они схожи с рекомендациями для учителей. Единственное тут отличие заключается в том, что родители могут подать правильный пример своим детям. Заниматься собой, показать своему ребенку, какие есть трудности с выражением той или иной эмоции, как эти трудности преодолеваются. 

Когда к детским психологам приходят родители, то чаще всего это заканчивается либо личной консультацией родителей, либо семейной. Работать только с ребенком, не работая с семьей, бесполезно. 

- В школьных конфликтах сторонами обычно выступают учителя, ученики и их родители. Как правило, родители встают на защиту детей. О положении и трудностях учителей как-то не принято говорить. 

- Давайте разберемся, кто такие учителя и зачем они идут в свою профессию. Учителя, как и врачи, как и психологи, - это люди, которым очень важно тщеславие. В их профессии есть достаточно много нарциссизма, завышенных ожиданий, требования по отношению к себе окружающих людей. Там есть амбиции достигнуть каких-то целей в образовании, познании чего-то нового для мира. Учителя - это в некоторой степени нереализовавшиеся Эйнштейны, которые не смогли сделать что-то великое для всего мира.

Но так как учителя понимают, что не смогли сами достичь каких-то высот, они требуют, чтобы этого достигли какие-то другие люди, как правило, это либо собственные дети, либо ученики. А дети учителей обычно страдают больше всего. Например, если брать круг пациентов нашей клиники, то у нас очень много детей преподавателей, начиная от школьной скамьи и заканчивая высшими учебными заведениями. 

- Что же вы для себя отмечаете в этой категории пациентов? 

- Дети учителей, как и сами учителя - неплохие люди. Такие люди достаточно образованы, у них высокий интеллект, они умеют слышать людей. Но в то же время гордыня, тщеславие, нарциссизм им затмевают взор. Они не всегда видят другого человека, в том числе собственного ребенка или ученика. 

У учителей очень много проекций в адрес этих людей. Например, мой сын в школе - самый неудобный ученик для нашей учительницы, потому что она сторонница классического подхода к обучению, то есть если ребенок учится, он обязательно должен учиться на отлично. То есть культивируется перфекционизм. 

Но перфекционизм бывает двух видов: нарциссический и навязчивый. В случае с учителями мы говорим именно о нарциссическом перфекционизме. Другими словами, есть перфекционизм, когда нужно что-то сделать ради дела, то есть всё должно быть чистенько, всё должно лежать по правилу, по порядку. Здесь нет желания кого-то удивить или впечатлить, человек просто что-то делает для самого себя. Таких людей обычно называют занудами, чистюлями и так далее.  

А у учителей перфекционизм нарциссический - они что-то делают для публики, чтобы получить какое-то эмоциональное вознаграждение извне. 

- Каким образом это может отражаться на учениках и родителях? 

- Неудобные для учителей ученики начинают заниматься своим делом. Учителя тогда начинают влиять на родителей, что им нужно подтянуть своего ребенка, что у него проблемы тут, там, здесь. Многие родители не могут совладать такому напору учителей и поддаются их влиянию. 

Таким образом, мы видим, что у ребенка теряется собственная инициатива, возможность решения тех или иных проблем, преодоление трудностей. Психологи это называют «низкой фрустрационной толерантностью», то есть «сложность совладать с трудностями». Человек лишается того, кто ранее обычно решал все его проблемы. 

- Возвращаясь к детям учителей. Как всё-таки им живется?

- Например, у меня бабушка была учителем в школе, отец пошел по пути учителя, но потом свернул и стал инженером. Учиться на отлично у меня в семье было нормой жизни. То есть у меня в семье нельзя было учиться на четверки. Я сам через это всё проходил, у меня и школьная медаль есть, и красный диплом о высшем образовании, ученая степень. То есть у меня в семье были все атрибуты перфекционизма, но непонятно, для какой цели. 

При перфекционизме внутренняя пустота личности ничем не наполняется. То есть какие-то медали на груди не удовлетворяют внутреннюю самооценку личности. 

Мы не можем лечить всех учителей. Но как люди медицинских профессий, так же и учителя, и другие работающие с людьми - для них очень важно заниматься профилактикой эмоционального выгорания. Люди, работающие с другими людьми, должны понимать особенности психологии, подхода к детям, построения отношений, межличностные границы. Учителям и другим подобным профессиям нужны подобные курсы. 

- Есть такое ощущение, что все школьные конфликты, становящиеся достоянием общественности, связаны с определенным типом учителей. То есть педагоги не смогли разрешить длительный конфликт с учеником, поэтому они переходят в состояние истерии. Или каждый учитель может в такую конфликтную ситуацию попасть?   

- Учителя - тоже люди. Просто мы разные психотипы людей видим среди учителей явнее, потому что вокруг них очень много резонанса, они работают с детьми, поэтому к ним приковано наше внимание. Такие же люди есть среди врачей, психологов. Это касается и других специальностей, тесно связанных с работой с людьми. 

Просто среди учителей людей с определенными психотипами чуть больше, чем где-либо. Среди педагогов очень много перфекционистов. И когда перфекционист сталкивается с неудачей, то ему обязательно надо найти виновного, кого-то ответственного. В школьной среде это, как правило, ребенок, слабое звено, на котором можно отыграться. Тем не менее после эмоциональной разрядки учителей одолевает глубокое чувство вины, они начинают наказывать сами себя. Учителя уничтожают себя после стычек с учениками, роняя себя ниже плинтуса. С ними на самом деле просто нужно больше психологически заниматься, им нужно помогать разобраться в себе. 

- Есть такое ощущение, что сегодня учителями и врачами становятся люди, которые не имеют представления о конфликтах, о современных способах их разрешения. Школы, детсады, поликлиники - это же передовой фронт… На ваш взгляд, какие должны быть установки у человека по отношению к конфликтам, когда он выбирает профессию?

- Кто идет на передовую? Это изначально люди, у которых более низкая самооценка. То есть можно иметь большой профессиональный опыт, но иметь низкую самооценку. Тогда остаться работать на передовой предрешено. Человека будут в этом месте гонять, ругать, унижать, а он станет это терпеть, болеть, страдать, но будет героем. 

А люди с нормальной самооценкой проходят этот этап - работу на передовой в поликлиниках или школах - и идут дальше. Такие люди работают там, где им удобно, они выбирают место, а не место - их. 

Люди же, которым удается проходить через передовые должности, получают важный профессиональный опыт, хорошую школу. Передовой фронт - это важный этап для формирования профессионала. 

А что касается отношения личности к конфликтам… Давайте отмотаем историю людей на 10 лет назад и вспомним, что у них было на школьной скамье, в семье. 

Чаще всего дети видят, что между матерью и отцом есть конфликт. Дети молчат, никто конфликт не обсуждает, друг с другом никто по этому поводу больше не разговаривает. И так проходит день, два, а может, и неделя. 

Мама начинает закатывать скандал со сковородкой, а папа в этот момент куда-то уходит - начинает задерживаться на работе, с друзьями больше тусит, уходит в запой и так далее. То есть родитель избегает конфликта. Естественно, что ребенок видит это и начинает понимать, что такое поведение нормально. Он сам начинает избегать конфликтных ситуаций.

Но конфликт - это неотъемлемая часть нашей жизни, ничего хорошего без конфликта не происходит. Психологам требуются месяцы или годы, чтобы в ребенка внедрить базовое понятие, что конфликт в жизни человека - это нормально. 

- Какие выводы из конфликтов должны сделать учителя, дети и родители? 

- Если мы вернемся к состоявшимся школьным скандалам, то выводы следующие - учителя должны призадуматься, действительно ли они работают по своей профессии, действительно ли они обладают необходимыми компетенциями, умеют ли работать с постоянными конфликтными ситуациями в школе. 

Ученикам в период пубертатного возраста стоит задуматься, куда им лучше всего себя приложить, а также о том, где их энергия может быть использована в конструктивном ключе, что для них скучно, а что нет. 

А родителям надо быть внимательнее к своим детям, помогать им определиться с выбором профессионального пути. Если же родители видят какие-то проблемы в ребенке, то им стоит призадуматься, какие их семейные обстоятельства, проблемы и трудности могли это зародить в нем. Таким образом, родителям придется разбираться не только с детьми, но и непосредственно с самими собой. То, что происходит в школах, - это на самом деле загоревшаяся лампочка, которая должна сообщать взрослым о проблемах взрослых.

КОММЕНТАРИИ (1)
Андрей
Очень профессиональный доктор этот Миназов. Вылечили меня в клинике "инсайт" от затяжной депрессии и тревожности(длилось около 2 лет, сильно страдал). Сейчас все ок, повысилась самооценка, завел семью, нашел хорошую работу
3
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

«В России не ходят к психологам? Это миф»

Врач-психотерапевт рассказал об издержках профессии и ценнике у психологов.

Общество 10:18 / 24 ноября
7

Врач-психотерапевт, сертифицированный специалист в области нейролингвистического программирования и эриксоновского гипноза Алексей Козлов считает, что сейчас мы переживаем бум психологии. В интервью KazanFirst он рассказал, как отличить профессионального специалиста от шарлатана и в каких случаях нужна помощь психолога. 

- Алексей Алексеевич, правда ли, что в США поход к психологу - это если не обязательная часть жизни, то как минимум норма для уважающего себя человека, чего не скажешь про Россию?  

- В России не ходят к психологам? На самом деле это очередной миф. У меня есть много пациентов, наших соотечественников, которые живут за границей - в Канаде, в США. Там многие не ходят к психологам, то есть такого бума у них нет. Более того, не раз слышал, как люди жалуются, что в небольших городах даже нет хороших психотерапевтов. Моя пациентка рассказывала, что хорошего психотерапевта нет даже в таком крупном городе, как Лос-Анджелес.

У нас ситуация кардинально противоположная. Если 15-20 лет назад к психологам практически не обращались, врачей-психотерапевтов было не больше десятка-двух в Казани, то сейчас все увеличилось в разы, не говоря уже о психологах, которых очень много. Мы переживаем бум психологии, его расцвет. Очень многие ходят к психологам, психотерапевтам, посещают тренинги и вебинары. Мы перешагнули Америку в этом плане.

- В чем отличие психолога от психотерапевта?

- Психотерапевт у нас в России - это прежде всего врач, который 6 лет учился в медицинском университете, заканчивал ординатуру. То есть начать практиковать он может только через 7-8 лет после начала обучения. Раньше, когда я начинал, было еще строже. Нужно было закончить базовый курс университета, ординатуру, а также в обязательном порядке проработать три года врачом-психиатром. Только после этого можно было работать психотерапевтом. В отличие от психотерапевта, практический психолог в основном работает с проблемами психически здоровых людей.

- Кто чаще обращается к психологам и с какими проблемами?

- Если брать мою статистику, то, конечно, больше обращаются женщины. Хотя прослойка мужчин за последние 5-7 лет увеличилась в разы. Мужчины в основном приходят с проблемами, связанными с зависимостями, - алкогольной, табачной, наркотической. Бывают случаи игромании, не редки проблемы, связанные с бизнесом. Спрашивают, как прокачать себя, как добиться эффективности, что поменять в себе, чтобы стать успешным. Есть даже особые психологические разборы, на которых разбирается психотип человека, его особенности ведения бизнеса. Обращаются мужчины с проблемами и в личных взаимоотношениях, в семье.

Женщины приходят так же с разными причинами. Если брать хронологию, то это проблемы построения личных отношений, проблемы быта, конфликты в семье. Отдельная категория - лица с паническими атаками, депрессиями, тревожно-депрессивными синдромами.

- Как отличить профессионального специалиста от непрофессионала?

- Нужно внимательно смотреть информацию о человеке. Одно дело, если вы отучились на какого-либо специалиста, например, на юриста, а потом получили второе высшее образование по специальности психолога. Второе высшее занимает намного меньше времени, потому что оно выстраивается на базе первого, - это может быть год, два, три максимум. И потом вы начинаете быть психологом. Если вам, скажем, 50 лет, то пациент, который придет к вам на прием, посчитает, что вы проработали в этой области уже достаточно долго, лет 30. Другое дело, когда психолог заканчивает очное отделение, а также получает второе высшее психологическое образование клинического психолога. Такое обучение проходит на базе медицинского университета в течение двух лет. Это уже совершенно другое дело, поэтому смотрим на образование.

Второе, на что следует обратить внимание, - послужной список. Изучаем, где человек работал, работал ли он в клиниках, больших стационарах, какие у него успехи. Обычно у специалистов есть какие-то печатные работы. Сейчас многие уважающие себя психологи ведут страницу в «Инстаграме», канал на YouTube. С их помощью можно посмотреть на человека и понять, нравится он вам или нет.  

И третье - это сарафанное радио. Когда пациент, посещавший психолога, отзывается о нем хорошо, это отличная рекомендация. Я не советую выбирать специалиста по социальным сетям, смотреть на количество подписчиков и лайков. Я и сам веду страницу в «Инстаграме», но это скорее дань узнаваемости - чтобы те люди, которые уже были у меня, продолжили знакомиться с моими работами.

Образование, послужной список, нравится, что говорит человек или нет, рекомендации от других людей - вот на что надо обращать внимание.

- Когда человек обращается к психологу в первый раз, он рассчитывает на то, что ему 100% помогут, ведь он платит за это деньги. Но может ли психолог гарантировать положительный результат?

- Не может. Есть знания, опыт, желание помочь человеку, но, к сожалению, пациент сам может быть не готов к психотерапии. Бывает практика, когда ко мне приходит пациент и я понимаю, что этот пациент не мой. Я мог бы справиться с ним, но это займет больше сил и времени. Если я вижу, что человеку могут помочь другие практики, которыми я не владею, то я направляю человека к другому специалисту. Многие психологи стараются браться за все сами, даже если они чего-то не знают.

Пациент зачастую сам не бывает готов. Некоторые считают, что это некая волшебная палочка - сделаем сеанс гипноза и все будет по-другому. Но психотерапия - это изменения. Они подразумевают труд над собой - методики, домашние задания, ведение дневника, например. Но не каждый способен это делать, не у всех хватает мотивации.

- Сколько сеансов у психолога необходимо пройти для разрешения той или иной проблемы?

- Все индивидуально. Зависит от диагноза, от психологической проблемы. Кому-то двух сеансов достаточно, кому-то надо 6-8. Я редко выхожу за рамки десяти сеансов. Обычно растягиваю 6-8 сеансов на полгода. С пациентом мы видимся раз в 2-3 недели, я загружаю его домашними заданиями, также общаемся и онлайн.

- Часто ли бывают случаи, когда человек становится зависимым от помощи психолога и не может справляться с проблемами самостоятельно?

- Да, такие случаи бывают. Они говорят о непрофессионализме специалиста. Это обычно случается, когда пациент находится в позиции ребенка, видит в психологе родителя, который все сделает, подскажет, даст совет. Когда этих советов становится много, пациент перестает работать сам, полагается исключительно на специалиста, к которому он обратился. Допускать родительско-детские отношения с пациентом нельзя.

- Является ли стоимость услуг психолога показателем качества его работы?

- Цена не всегда отражает качество. Стоимость специалист может поставить в зависимости от своей самооценки. Например, один известный российский психолог берет за один прием 82 тысячи рублей. Причем он сейчас отказался от общения в скайпе. На мой взгляд, он хороший психолог. Но вот стоит ли он таких денег - каждый решает сам. Есть замечательная питерская школа, профессора которой являются в высшей степени профессионалами. Они старше меня, естественно, опытнее. Но там ценник совершенно другой -профессионалы с большой буквы оценивают себя скромно.

- Как человеку понять, когда ему нужно обратиться к психологу и что это действительно того стоит?

- Может быть много признаков этого. Например, признак повторяемости, когда человек каждый раз входит в одну и ту же проблемную ситуацию. Скажем, женщина встречается с мужчинами, вот у нее уже четвертый молодой человек, злоупотребляющий спиртными напитками. Четвертый раз - это уже показатель. Второй признак - человек не может справиться с ситуацией. Понимает, что не хватает сил, не может разобраться сам. Бывают и случаи, когда человек ставит перед собой какие-то цели, задачи и понимает, что ресурсов для их достижений недостаточно. Он хочет увеличить свой доход, но понимает, что у него не получается. Значит, нужно с этим разобраться. Или, допустим, состояние депрессии. Тут уже все говорит за себя.

- В последнее время популярностью пользуются различные психологические тренинги. Кому они могут быть полезны?

- Психологические тренинги - это явление нашего времени. Началось все с вебинаров, сейчас уже появляются онлайн-школы, курсы. Это действительно очень хороший метод оказания помощи. Вы можете находиться в Магадане, в Лос-Анджелесе и при этом присутствовать на тематике, которая вам нужна и интересна.

- Человек, страдающий паническими атаками, может с помощью психолога их ликвидировать?

- Однозначно может. Все зависит от квалификации специалиста. У меня была пациентка, страдающая паническими атаками. До меня она обращалась к психотерапевту, который лечил ее гипнозом в группе. Первый сеанс ей помог, второй помог больше, но потом она перестала чувствовать помощь. Опять же вопрос профессионализма. Дело все в том, что терапия выбора при панических атаках - это когнитивно-поведенческая терапия. Не гипноз, не психоанализ, не гештальт. Можно пробовать лечить этими методами, но эффективности от них меньше.

- Если смотреть статистику за последние пять лет, увеличилось ли число людей, страдающих депрессиями и паническими атаками?

- На самом деле количество людей, страдающих такими проблемами, стабильное. Вопрос лишь в обращаемости. Последние пять лет обращаются много людей. Но это связано не с тем, что люди стали чаще болеть. Просто стали чаще обращаться.

- А сами психологи обращаются к психологам?

- Да, и это совершенно нормальная практика. Более того, у нас, психотерапевтов, есть такое понятие, как супервизия. Мы на курсах повышения квалификации, на учебе разбираем свою работу, рассказываем друг другу о сложных случаях. И тогда коллеги оказывают супервизию, то есть указывают на ошибки, показывают, как можно было сделать по-другому. Это очень полезно - посмотреть на себя со стороны, внести коррективы, чтобы быть еще более эффективным специалистом.

- У каждой профессии есть свои издержки. А каковы они в вашей?

- Мне часто приходится быть в командировках. Когда попутчики начинают со мной общаться и спрашивать, чем я занимаюсь, я неохотно отвечаю, что я психотерапевт. Собеседник в поезде, в самолете после этого начинает рассказывать про какой-либо свой случай или проблему. И я понимаю, что сейчас начнется психотерапия. Может, я уже просто стар, но вот многие начинающие, наоборот, считают, что их миссия - помочь каждому. Они с жаром накидываются на такого встречного собеседника и начинают ему все объяснять.

Мы сталкиваемся с людьми. Понятное дело, что в общении волей-неволей включается функция анализа. Я умею это выключать, но иногда само срабатывает. И я начинаю анализировать - вот тут низкая самооценка, тут неуверенность в себе, здесь панические атаки.

- Многие, так скажем, специалисты предлагают с помощью гипноза заглянуть в свою прошлую жизнь. Стоит ли доверять таким?

- Стоит или нет - это дело исключительно каждого. Такие специалисты верят в реинкарнацию, что уже ставит под сомнение вопрос об их профессионализме. Сходить можно, но парадокс заключается в том, что 80% людей, которые подвергались такому виду гипноза, в итоге узнают, что они якобы в прошлой жизни были принцами, султанами и так далее. Крестьянином почему-то не был никто.

КОММЕНТАРИИ (1)
Наталья
Всё правильно, всё верно, психологи помогают, но хоть бы раз кто проверил в каких условиях работают школьные психологи, в каких условиях, с каким оборудованием, в каких кабинетах...
1
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
наверх