«Раньше мы воспринимали объекты культурного наследия как данность»

О доверии к студентам-архитекторам, методах обучения и стажировках в США.

На встрече представителей общественности с президентом России Владимиром Путиным в феврале в Казани свой вопрос главе государства задала директор института архитектуры и дизайна КГАСУ Карина Набиуллина. Она рассказала о практико-ориентированной подготовке кадров и опыте вовлечения студентов Татарстана в работу по созданию комфортной городской среды. Мы узнали у Карины, как сейчас готовят молодых архитекторов и можно ли им доверять реализацию муниципальных проектов.

- Карина, как и кто в Казани занимается подготовкой молодых архитекторов? 

- Казанская архитектурная школа имеет большую историю. У нас сохранилась традиция института наставничества. Обычно в группе по проектированию работают несколько преподавателей, один из них обязательно профессор. Мы ценим опыт и навыки старшего поколения. Второй - ассистент. Он учится у этого профессора, но в то же время у него есть достаточно знаний, чтобы быть преподавателем. 

Есть и современные тренды, которые включаем в образовательную деятельность, - это практико-ориентированный подход. Недавно я рассказывала об этом первому лицу нашей страны. 

«Раньше мы воспринимали объекты культурного наследия как данность»

Можно выполнять учебные задания, осваивать дисциплины, которые нам прописывает Минобразования. Так живут традиционные вузы. Мы выполняем те же виды работ, но уже в реальных условиях. Еще в 2016 году мы запустили программу, в рамках которой ребята выезжают в муниципальные районы и делают проекты. Им нужно пообщаться с заказчиком (как правило, это муниципалитет), обсудить с жителями возможные проекты и понять, что бы им хотелось увидеть. Потом они возвращаются в Казань и вместе с преподавателями разрабатывают несколько идей, которые представляют тем же районам. Мы совмещаем традиционные подходы и новые тренды, чтобы отвечать сегодняшним запросам. 

- Проходят ли студенты стажировки в других странах?  

- Учащиеся пользуются возможностью работать с зарубежными экспертами. Они готовят портфолио и уезжают на практику в крупные международные бюро. Зарубежные стажировки в рамках российского образования не предусмотрены, но мы поработали с юристами, много консультировались и нашли путь, как это можно оформить законно. Важно открыть для ребят новые возможности. 

Сейчас студенты загорелись идеей поехать к нашему другу - Шеннону Краусу в США. Он является руководителем американского представительства «Хокс Групп». Мы познакомились с ним осенью на конференции, когда со студентами представляли в Казани проект территории РКБ. Он работал вместе с нами. Позже Краус пригласил наших студентов к себе на стажировку. Сейчас они оформляют документы.  

«Раньше мы воспринимали объекты культурного наследия как данность»

Стажировку проходят и во Франции, и в Италии, и в Китае. География очень обширная. По времени это занимает несколько месяцев. Предварительно надо подготовить портфолио и пройти очень жесткий отбор. Конкуренция крайне высокая: за возможность получения стажировки борются студенты со всего мира. Компании, которые их принимают, берут на себя все расходы: оплачивают дорогу, обеспечивают жильем и дают небольшую стипендию. За год около 20 студентов нашего института выигрывают в этих конкурсах и уезжают учиться в другие страны. Это очень хороший показатель. 

- Можно ли доверять студентам-архитекторам реализацию проектов?

- Все-таки архитекторы, еще не получившие высшее образование, не обладают в полном объеме теми навыками, которые необходимы в таком важном деле, как благоустройство городской среды. Слишком высока ставка: здесь большая ответственность за жизнь и здоровье людей. Сегодня привлекают к ряду проектов студентов, еще не получивших высшее архитектурное образование. Они работают в команде с наставником - опытным архитектором. В нашем случае это педагоги, которые имеют несколько лет реальной практики и более десяти реализованных проектов. Не каждый преподаватель обладает правом руководить проектом, как и не каждого студента мы можем пригласить в команду. Обучающиеся должны осваивать образовательную программу поэтапно. Проекты благоустройства, в зависимости от объемов и масштабов, мы рекомендуем на разных курсах. Важно включать архитектурные вузы в процесс создания комфортной городской среды. 

- Вы со своей командой выиграли тендер на создание генплана Набережных Челнов. Студенты будут работать над ним? 

- Над ним будут работать опытные, высококвалифицированные специалисты - преподаватели-практики. Наших студентов-градостроителей мы тоже возьмем в команду. Это пока только учеба, потому что у них нет компетенции делать такие важные и сложные проекты, но это прекрасная возможность получить опыт.  

«Раньше мы воспринимали объекты культурного наследия как данность»

- Какие тренды вы можете выделить в современном архитектурном сообществе Казани?

- Особую ценность как общество, так и государство видят в объектах культурного наследия и в исторической застройке. Десять лет назад были случаи потерь этой ценности, а сегодня это изюминка каждого градостроительного объекта. Например, на коллегии министерства культуры мы презентовали проект Театра юного зрителя. Я описывала территорию, рассказывала, насколько ТЮЗ ценен как объект наследия. Теперь к нему приковано еще большее внимание. Мне кажется, сегодня мы уважительнее относимся к нашей истории, архитектуре. Пару лет назад мы воспринимали объекты культурного наследия как данность. 

- Есть такая тенденция: на обсуждение проекта того или иного городского пространства привлекают местных жителей… 

- Общение с жителями, о котором сегодня много говорят, заложено в методике проектирования. В любом учебнике градостроительного анализа, даже советских времен, есть тематический блок - обсуждения с жителями. Сейчас они видоизменились, появились новые интересные форматы. Это уже не просто беседы и опросы. Мы включаем горожан в работу в рамках воркшопов. У нас возможно такое совместное проектирование.  

«Раньше мы воспринимали объекты культурного наследия как данность»

- Европейские архитектурные тренды сильно отличаются от наших?

- Я бы хотела отметить один зарубежный тренд, который скоро придет к нам в Россию - это ручная графика. Сегодня интересны проекты, которые сначала рисуются от руки, а потом сканируются и вставляются в компьютерную программу. Лучшие архитекторы мира элементы своей ручной графики оцифровывают и добавляют в программы. Это трудоемко, туда вкладываешь эмоции и особое мироощущение, поэтому они так ценны.   

В Казани такого пока нет, но наши ребята всегда просят сохранять занятия по ручной графике и не сокращать часы. Те навыки ручной графики, которыми мы дорожим в казанской архитектурной школе, очень востребованы и хорошо оплачиваются за рубежом. Это как итальянская мебель ручной работы и штампованная заводская: такой же диапазон в плане оплаты. Многие международные конкурсы мы выигрываем в том числе благодаря этому навыку. В 90-е, когда многие страны переходили на компьютерные программы, у нас не было такой возможности, поэтому навык ручной графики и сохранился.

- Сколько по времени длится обучение будущего архитектора? 

- Мы обучаем бакалавров пять лет. Это на год больше, чем на остальных направлениях подготовки, потому что у архитекторов действительно очень высокая социальная ответственность. Предлагаем обучение в магистратуре два года. Профессиональный стандарт архитектора и градостроителя подразумевает, что после семилетнего обучения он еще не может быть полноценным и единственным автором своего проекта. Он должен как минимум два года работать под руководством опытного архитектора в команде. Молодой архитектор - это специалист в возрасте от 30-35 до 40 лет. 

«Раньше мы воспринимали объекты культурного наследия как данность»

- Кто из ваших выпускников наиболее известен в профессиональной среде? 

- Наши выпускники в разные годы занимали и занимают должности главных архитекторов в девяти городах России. В настоящее время выпускник Олег Григорьев - первый заместитель директора ГАУ «Институт Генплана Москвы», крупнейшего проектного института России. В Татарстане нашими выпускниками являются главный архитектор Казани Татьяна Прокофьева, главный архитектор Набережных Челнов Алмаз Идрисов. Дмитрий Серегин работает в Китае, а Тимур Калимуллин - в Нидерландах. Это лишь некоторые известные выпускники казанской архитектурной школы, которой уже более 50 лет.

0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite