«Иногда у спортсмена даже нет права выбора»

Игрок УНИКСа дал большое интервью спортивному обозревателю KazanFirst Артуру Еникееву, в котором рассказал о своем баскетбольном пути.

Евгений Колесников – это практически баскетболист из Красной книги. Отличный пример для молодых игроков, которые любят списывать свою лень, на какие сторонние причины. Этот игрок сделал себя сам, находя любую возможность для тренировок, цепляясь за каждый шанс и черпаю максимум у каждого тренера.

Он начинал свой путь в Казахстане, дошел до сборной России и игры на чемпионате мира. В свои 35 лет Евгений все еще продолжает оставаться важной боевой единицей нынешнего состава УНИКСа. Колесников играет в Казани уже четвертый год, что для нынешнего баскетбола большая редкость.

- Евгений, у тебя богатейшая баскетбольная история. Ты играл в России, в Испании и в Латвии. 

- Да, поездил. 

- Я прикинул, что за это время у тебя было примерно 15-17 тренеров. 

- Думаю, что чуть поменьше, но, да, точно больше десяти. 

- Почему игроки так часто меняют клубы в баскетболе? 

- На это всегда влияет уйма факторов. Раньше было чуть иначе. Но я буду говорить на своем примере. В первый сезон происходит становление игрока, и не всегда находишь компромиссы. Хочется играть больше, где-то не дают. Приходится искать альтернативы. Кто-то долго задерживается в одной команде – он находит тренера, систему.

Раньше в командах была большая текучка не только с игроками, но и тренеры постоянно менялись. Каждый тренер подстравивает команду под себя. Каких-то игроков он знает и приглашает к себе. И пока ты молодой, тебе приходится адаптироваться к системе, находить своих тренеров. Понимать, как профессиональный спорт вообще устроен. Когда я пришел ребенком, то даже не знал, как все это функционирует. Иногда у тебя даже нет права выбора – говорят: «Мы тебя на правах аренды отдаем туда». 

- У тебя есть репутация наиболее осознанного баскетболиста. Ты вникаешь в контрактные вещи и смотришь на ход вперед. 

- Это тоже пришло не сразу. Сначала я тоже ничего не осознавал. Когда взрослеешь – начинаешь что-то понимать. Если хочешь прогрессировать, то нужно осознать ошибки, которые допустил до этого. Это просто жизненная необходимость – проанализировать прошлые решения. Я пересмотрел всю свою карьеру с самого начала. И вот уже пятый-шестой год понимаю, почему где-то получается, а где-то нет. Были близкие люди, которые смогли что-то вовремя подсказать. После этого ты выстраиваешь полную картинку. 

- Сейчас в Казани ты уже пятый сезон (играл в Казани еще в 2013-м). Получается, что нашел свою команду? 

- Да, сначала был один сезон 2013/14 при Тринкьерри. Сейчас четвертый год подряд. Очень рад, что нахожусь именно здесь и часть этой большой легенды.

- Команда прилично меняется, но ты остаешься. Чувствуешь доверие тренера? Новички приходят в раздевалку, а там уже сидишь ты – как это воспринимается? 

- Не знаю. Я всегда хотел именно этого. Был момент, когда в уже упомянутом сезоне 2013/14, у меня здесь немного не получилось. Но я всегда хотел вернуться и сказать и показать, что я могу играть в этом клубе. За полгода до того, как я пришел в УНИКС мне написал тренер. И я очень хотел придти в Казань и доказать. Рад, что переход состоялся в конце того сезона. Все сложилось благополучно. Никто просто так тебе не даст сидеть здесь. Нужно доказывать все на каждой тренировке, что ты достоин быть в составе. Поэтому не могу сказать, что здесь есть для меня какие-то поблажки. Кто сильнее, тот и играет. Конкуренция сейчас очень высокая, игроков много и здесь всегда у тренера большой ростер. 

- Я хорошо помню сезон 2013/14. Все добрым словом вспоминают период Тринкьерри. Какое это было время для тебя? 

- У каждого свои воспоминания о том периоде. У меня с ним были достаточно напряженные отношения. Но со временем я понял, что какие-то свои моменты не позволили мне раскрыться. Хотя на тот момент я был физически отлично готов. Возможно, какие-то мелкие детали не дали показать весь потенциал, хотя шансы были. 

- В России ты очень быстро прогрессировал. 

- Это был очень важный этап жизни. Я шел по нарастающей: молодежная сборная, студенческая сборная и основная. Есть сборная и до 20 лет, но я родился в Казахстане и до 14-ти лет я был там. Поэтому, когда приехал в Россию, то просто не понимал, как устроен мир баскетбола. В моем городке я видел баскетбол только по телевизору. Там, где я тренировался, то все делал на собственном энтузиазме. Мне просто хотелось обыграть человека, который выходит на площадку против меня. Хорошо помню, как в 10 лет, хотел обыграть 15-летнего. В принципе, за счет чего я и смог прибавить. В Россию я приехал уже готовым игроком. 

- В плане тактики было сложнее? 

- Да. В профессиональной команде уже были тренера типа Ивковича и Мессины. Тебе просто не дают расслабиться. Приходилось впитывать моментально – другой возможности не было. Если тебе один раз объяснили, а на второй ты это не сделал, то можно было таких отгрести… Будешь дополнительно за кольцом заниматься. Приходилось адаптироваться. Но тогда я очень хотел двигаться вперед и такие великие тренеры позволяли делать это. Даже несмотря на эти крики, я понимаю, что они хотели очень много дать. В некоторых моментах было очень сложно. Опытные партнеры помогали не впадать в отчаяние. 

- Поколение игроков: Курбанов, Воронцевич, Хвостов, ты – вы все двигаетесь вместе и оно практически не меняется. 

- Да, кто-то был в молодежке раньше, кто-то позже, но примерно в одно время. 

- Ты когда-нибудь задавал себе вопрос - почему у нас в стране очень мало баскетболистов? 

- Естественно задумывался. И очень много раз. Здесь полно аспектов, которые в совокупности все определяют. Конкретной причины нет. Сейчас меняется игровой менталитет. 

- В каком плане? 

- Если посмотреть на тех игроков, которые были раньше и на сегодняшних, то разница огромна. Раньше люди тренировались день и ночь. Все понимали, что это единственный выход. Нужны были только зал и свет – все. Дальше приходишь и тренируешься. У меня в детстве была огромная проблема с залом. Я искал любую возможность позаниматься в зале. А если там было освещение, то это уже сказка. Я не говорю про большие помещения – просто школьный зал. Не важно какие кольца и какое покрытие – главное тепло и свет. На всей территории России зимой, в принципе, в основном холодно и темно. 

- По сколько бросков за день ты делал? 

- Раньше по тысячи забитых в день. Без этого я не уходил. Приходил сам, никто не подавал мяч. На это уходило примерно 3-3,5 часа. 

- Как работал над дриблингом? 

- С ним работал чуть меньше – не было людей, которые меня бы направили. Не понимал в каком направлении двигаться. В какой-то период я понял, что мне нужно работать над броском. Как только я попал в профессионалы, у меня была сильная сторона – проход. В детстве и юношестве я в основном лез под кольцо. Но в какой-то момент, на второй-третий год профессиональной игры, со мной стали защищаться чуть иначе – провоцировать на дальний бросок. Я не чувствовал уверенность. С тех пор начал оставаться день и ночь и тренировать бросок.

- Я слышал, что у тебя есть своя детская баскетбольная школа в Москве. 

- Да.

- Даешь то, чего не было у тебя – зал, свет, бросок, дриблинг? 

- Сейчас с этим уже проблем нет. Тут больше социальный посыл. Я хочу, чтобы дети занимались спортом. Не важно – футбол это или баскетбол. Сейчас такая жизнь, которая затягивает в компьютеры и телефоны. 

- Сколько детей тренируются в твоей школе? 

- У меня там есть тренеры. Летом в пандемию я звал всех – приходите, бросайте. Многие боялись, а многие просто уехали из Москвы. Приходили по 10 человек – индивидуально работали. В России очень сложно, если ты не зарекомендовал себя до 12 лет, то дальше уже пробиться тяжело. Если к этому моменту он не обучен, то тренеры просто не возьмутся за него.

- В чем проблема в воспитании молодых игроков? 

- В тренерах. Их мало. Если бы у них были высокие зарплаты, чтобы они могли целыми днями заниматься в зале детьми, то был бы толк. Как правило, во многих спортшколах зарплаты тренеров не очень большие. Энтузиастов становится меньше, а сильные тренеры сразу идут в профессиональные команды. Поэтому на ранних этапах очень сложно. Да, сейчас есть движение в позитивную сторону, но очень медленное. 

- Это самый странный и самый тяжелый сезон в истории? Прошлый сезон не был доигран, чемпион не был объявлен, команду распустили за один день. 

- Какое-то время мы еще тренировались. Довольно долго мы ждали решения. Первые недели две, когда остановили сезон – мы еще точно тренировались. А потом уже наступил период, что закрывали все границы. И все иностранцы, которые остались – не понимали что делать. В этот момент стала решаться судьба всего сезона. Все понимали, что нужно принимать решение немедленно. Руководство всех лиг приняло такое решение – заканчивать. И практически в последний день иностранцы смогли уехать. 

- Ты был законопослушным гражданином на самоизоляции? 

- Да. Два месяца практически не выходил из дома. Было очень сложно, но со временем адаптируешься. Я был в квартире, а не где-то в большом доме. Трехкомнатная квартира – впятером (жена, ее мама и двое детей). 

- В какой момент ты уже дошел до точки и понял, что тебе жизненно необходимо погулять. 

- Гулял на балконе. Большую часть времени проводил уже там. Весна. Потом вся семья начала выходить на балкон – сидели там. 11-й этаж, смотрели на город. Старался заниматься детьми, потому что в сезоне нет такой возможности. Я думаю, что и для детей это было хорошее время. Каждое утро я делал им эстафету, полосу препятствий, вешал кольцо на стену. Это два брата, небольшая разница в возрасте. 

- А у самого был план подготовки? 

- Были простые отжимания, приседания, без мяча. Я просто жалел соседей снизу. Потом начал прогуливаться на улице – час-два, как только разрешили. Потом открыли парки и я начал бегать. Сначала по 30 минут, потом до двух часов. Потом увеличил темп и после всего этого взял мяч.

- Когда вы собрались в Казани? 

- Где-то в конце августа. 

- У тебя была лучшая форма? 

- Сложно сказать, я каждый год старался подходить к началу сезона в хорошей форме, так что для меня не было каким-то открытием. Здесь был другой момент – не было игровой практики. Ни у меня, ни у других игроков. Вот в этом плане было сложновато. Нужно было почувствовать ритм. По сути, мы начали сразу играть официальные матчи без предсезонных игр. Это намного сложнее – ответственность вырастает.

- Как тебе играется в пустых залах? Смотрю на картинку из Испании и Франции и прям грустно на душе. 

- Для нас – это преимущество. Домашняя команда не чувствует той поддержки, на которую рассчитывает, а у нас, слава богу, зрителей впускают. На матчах в Казани нас очень хорошо поддерживают. Мы слышим трибуны, ловим энергию. 

- В гостях нет чувства, что это какой-то предсезонный матч? 

- Может быть в самых первых играх что-то такое было. Сейчас уже нет. Смотрим в таблицу и понимаем, что все серьезно.

- Ты полгода играл в Испании. Что это был за опыт? 

- Да, я попросил, чтобы меня отпустили туда из «Автодора». Тогда у нас была предсезонка в Испании. Несколько лет подряд ездили туда. Там и видели меня. Когда встречались в контрольных матчах с испанскими командами. Предложение поступило уже в середине сезона. Да, это был не гранд, команда шла внизу таблицы, но сам факт, что это испанский чемпионат – заводил. Все клубы организованны на высочайшем уровне. Я жил в Компостеле – это практически на границе с Португалией. 

- Что запомнилось? 

- Да все. Фантастическая кухня. Это автономия Галисия. Там просто потрясающе готовят осьминогов. Все кто едет туда играть – всегда в ресторанах заказывают их. По сути, их не очень сложно готовят – просто нарезают свежими, солят, перчат и поливают соусом. Съел их очень много. В конце сезона каждый спонсор хотел пригласить команду в ресторан, чтобы отблагодарить за сезон. И на каждом ужине были эти осьминоги. 

- Испанский язык осилил? 

- Я приехал в середине сезона и от меня требовали, чтобы я моментально включился в командные взаимодействия. Язык баскетбола – английский. 

- Сложно адаптироваться к игре? 

- У них огромное количество комбинаций, которые надо было выучить чуть ли не за один день и они очень сильно отличаются от наших. У них из одной комбинации – три-четыре продолжения, в зависимости от того, куда пойдет мяч. У нас все более четко – в основном одна опция и дальше импровизация. В Испании приходилось дома чертить, писать запоминать. 

- Кто из глыб тренерского цеха дал тебе больше всего? 

- У всех я брал лучшее. У каждого есть свои отличительные черты. Эторе Мессина – нужно моментально понимать игру и включаться в эпизоды. Вообще, все самые сильные тренеры строят игру от защиты – Обрадович, Ивкович. Основной акцент делался на то, где и когда я должен помогать и страховать. Нельзя забывать и временную рамку. В те годы я черпал у каждого то, на что был способен. Сейчас смотрю на это иначе и тренер тоже видит меня по-другому. Тренер отталкивается от качеств игроков. И от того, что есть изначально, он добавляет что-то свое. 

- Чем нынешний УНИКС отличается от того, что были два-три года назад? 

- Концепция не меняется – тренер хочет побеждать в каждом матче. Какая бы команда не приезжала в Казань – победу отсюда мало кто увозит. Да, состав может меняться, но задачи остаются одинаковыми – призовые места в Единой лиге и трофей в Еврокубке. Стараемся делать все.

Одну-две игры, которые мы проиграли на старте, дают о себе знать до середины сезона. Буквально одна победа и ситуация была бы другой. Но сейчас мы уже вышли в следующий раунд в Кубке Европы и будем поправлять ситуацию в Единой лиге.

- Как ты обычно встречаешь Новый год?

- Обычно в это время у нас тренировки. Сезон в разгаре и его не останавливают. Может быть один выходной плавающий. Даже не помню время, когда у нас были какие-то каникулы. У всех разная работа.

- Я слышал, что ты вообще не употребляешь алкоголь.

- Да, уже семь лет. 

- А что случилось семь лет назад? 

- Ничего. В какой-то момент понял, что мне это не нужно. Раньше я думал, что это как-то расслабляет. А потом с утра просыпаешься, голова болит, а мысли как были – никуда не делись и ничего не изменилось. Чтобы что-то изменить нужно делать. После алкогольного вечера у тебя следующий день автоматически пропадал. Получается, что это выходной, когда я мог бы полноценно восстановиться. Тогда понял, что время дорого. Я ощущаю себя на 25.

- Ты не имеешь права далеко отпускать от себя мяч. Нельзя пинать его, плевать – это твой хлеб. Такие правила заложил в меня мой самый первый тренер. Я их придерживаюсь и всех этому учу.

- Начинал, естественно, с резиновых мячей? 

- Да, в моем детстве были только такие. Помню, как в первый раз увидел у кого-то кожаный. Подошел, попросил потрогать, потом попросил бросить. Сейчас они уже есть в продаже и купить может каждый. 

- Во сколько лет ты впервые забил сверху? 

- Сначала я начал допрыгивать до кольца. Мне было тогда 12-13 лет. Первые кольца на улице были чуть ниже стандартных. К тому же они сгибались. Помню, как приходил после второй тренировки и пробовал забить туда – иногда получалось. Примерно в 14 лет начал забивать стабильно. Рост тогда был примерно 188 сантиметров. 

- Говорят, что игроки часто бросают трехочковые на тренировках на спор. Как с этим в УНИКСе? 

- Мы обычно бросаем с центра площадки раз в две недели на шампунь. 

- Кто хорош в этом? 

- Я могу сказать тех, кто чаще проигрывает. В последний раз проиграл Клименко. Центровые вообще часто на этом горят. Артем потратился на это очень прилично. 

- Многие спортсмены назвали сериал «Последний танец» лучшим в истории. Как он тебе? 

- Я смотрел его только мельком. Понравилось как описывалась его жизнь, эти чемпионские сезоны. Понятно, что большую часть информации я знал, но обновить в памяти было интересно.

- У тебя есть любимые игроки? 

- В прошлом или настоящем? 

- Можно в разных эпохах. 

- Тогда Чарльз Баркли и Кевин Дюрант. 

- Они ведь очень разные.

- Да - рост, позиция, габариты, манера игры – все это отличается. Но они очень схожи по характеру, по желанию выцарапывать мячи, к готовности бороться, по жажде победы.

- Каков твой рекорд результативности? 

- В Латвии как-то набрал 34 очка за матч. Вообще становился там самым результативным игроком Лиги. 

- Какая твоя главная награда? 

- Это семья. Вот главная медаль.


Понравился материал? Поделись в соцсетях
8 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Rem
Действительно пример для многих. И играет и тренерует детей.
1
0
Ответить

Артур
1000 бросков в день) это сильно конечно.
2
0
Ответить

димА
@Артур не бросков, а попаданий
0
0
Ответить

Кирилл
@димА Это не реально
0
0
Ответить

серый
Правильно говорит, что раньше все только и искали место потренироваться. Неважно где, неважно как, главное мяч в руки и вперед. А щас все зажрались, то подавай и это .
0
0
Ответить

Назиля
Рост 188 см в 14 лет, вот это конечно буст в росте. Мне кажется когда таким спортом занимаешься, тело само начинает адаптироваться в рост)
0
0
Ответить

Ильфат
Такие игроки нужны команде. Чувствуется авторитет в команде. Хороший пример для молодых игроков
2
0
Ответить

Константин
Медаль-это моя семья.Мало кто сейчас так скажет!Респект.
1
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite