«Русское кино очень похоже на любое европейское, но Голливуд - это машина»

Обсуждаем с актрисой путь из Казани в американскую киноиндустрию.

Liya Shay родилась в Казани. Я помню, как в детстве с интересом наблюдала за очень красивой девочкой, пишущей картины у себя во дворе - наши дачи находились по соседству. Лия старше меня на несколько лет - будучи ребёнком мне хотелось быть немножечко похожей на эту дружелюбную открытую девушку. В 13 лет она уехала учиться в Лондон, и мне было жутко интересно, каково это? Позже Лия переехала в США и закончила там Американскую академию драматических искусств, где учились Грейс Келли, Энн Хэтэуэй, Пол Радд, Джессика Честейн и другие именитые личности. За эти годы она много работала в Голливуде, а сейчас живет во Франции и планирует сняться там.

«Русское кино очень похоже на любое европейское, но Голливуд - это машина»

Разговаривать с ней все так же легко, как с девочкой из соседнего двора. Единственное отличие - еле заметный американский акцент. Сама она смеётся, что уехала с лексиконом девятиклассницы, но и его она уже подрастеряла. В большом интервью с Лией мы обсудили работу в Голливуде, путь российского кино, цензуру в Америке и многое другое.

- Твоя история - это такая прям классическая сказка: девочка из Казани едет за границу и начинает работать в Голливуде. Но очевидно, что не любая девочка вот так может взять и приехать сниматься «за бугор». Как это все происходит технически?

- Я всегда сравниваю актерство с любым другим бизнесом. Да, есть 1% людей, которые просто «выстреливают». В основном это люди, которые были детскими актерами, потом они вырастают и с каждым годом набирают все больше проектов. Есть Джонни Депп, который приходит на один кастинг и все в него влюбляются - а потом фильмы идут штабелями. Но такое бывает очень и очень редко - для 95-99% людей в Голливуде это как бизнес. Ты изначально очень сильно вкладываешься в профессию и только потом, если ты правильно работал и все сложилось, тебе инвестиции возвращаются.

Вкладываться, во-первых, нужно в обучение. Во-вторых, ты должен хорошо знать язык. В-третьих, нужно потратить большое количество денег на имидж, резюме: есть определенные правила - например, оформление хэд-шотов (набор портретов с разными эмоциями актера - Ред.), которые нужно подавать на кастинговые сайты. Один хэд-шот - это огромные деньги, порядка 800-900 долларов. Всё, что видит кастинговый режиссер - это твоя фотография. Да, допустим, он ещё посмотрит, у какого ты агента, но в основном выбор будет сделан по фотографии - и только потом посмотрят твои видео-материалы. Это все огромные вложения. Кастинговые режиссёры сразу видят, когда хэд-шот дёшево сделан и не тратят больше ни минуты.

«Русское кино очень похоже на любое европейское, но Голливуд - это машина»

Плюс к этому тебе важно не растерять навык во время поиска проекта. У тебя может быть по 3-4 пробы в день, на каждой из которых есть ровно три секунды, чтобы «воткнуться» в персонажа и одна минута, чтобы показать вообще все эмоции. Для проб обычно даётся либо самая комедийная сцена, либо самая драматичная. При этом ты сидишь в очереди вместе с актерами, которые все очень похожи на тебя, так как кастинговые режиссёры выбирают на определенную роль какой-то типаж. В общем, чтобы поддерживать форму тебе надо 1-2 раза в неделю заниматься, ходить в группу актёров, тренироваться в импровизации.

- Ты упомянула агентов. В американском кинематографе, я так понимаю, наличие агента - обязательное условие?

- Это было самое интересное для меня. Я начала актерскую карьеру в Америке, и там только на самых низах можно обойтись без агента - при съемках в каких-нибудь студенческих фильмах, например. Все-таки вся основная работа происходит через агентов - они представляют тебя кастинговым режиссёрам. Даже если кастинговый режиссер тебя не знает, он подумает: он будет смотреть на агентство и может взять тебя хотя бы на пробы, даже если ты новичок. Голливуд - это одна большая машина, где каждый занимается своим делом. У них физически нет времени заниматься тем, чем должен заниматься кто-то другой. Агент нужен для того, чтобы найти талант. А кастинговый режиссер уже из отобранных талантов выбирает подходящего актёра. У них все отработано, как на фабрике.

- В России, конечно, в этом плане все хаотичнее устроено.

- Да! В России кто-то где-то кого-то встретил, эта вроде симпатичная, у этой родители в кино - настолько все сумбурно. Помню, когда я познакомилась со своим агентом в России, у меня было такое представление, что он сейчас пойдёт и будет меня «продавать». А нет, оказалось, что агент в России - это тот, кто просто структуризирует твою ежедневную работу и отвечает за то, чтобы тебе заплатили. А саму работу должен найти ты сам - или она должна найти тебя.

- А как ты нашла своего агента в Америке?

- У меня четыре агента: по рекламе, по драматическим ролям (занимается кино и телевидением), модельный и менеджер - и все они нашли меня сами. У меня нет, но в теории ещё существует театральный агент, отвечающий за работу в театре. И это нормальная практика, иметь несколько агентов. Менеджер отвечает за всю организационную работу - как агент в России.

«Русское кино очень похоже на любое европейское, но Голливуд - это машина»

- Дорого содержать их всех?

- Это единственное, на что не тратятся деньги, если ты начинаешь с нуля. Агент всегда работает за процент - обычно это 10% от проекта, который он тебе предоставил. При этом менеджер получает 10-20% от всей работы, которой ты занимаешься - в зависимости от контракта. В общем, 20-30% твоей зарплаты в итоге уходит на агентов, но прелесть в том, что ты не платишь им, когда денег у тебя нет. Раньше все приезжали в Голливуд и агенты пользовались неопытными актёрами, беря деньги за работу вперед - теперь это незаконно. Но в то же время, если ты не востребован - с тобой быстро попрощаются.

- Ты сейчас где снимаешься, какие у тебя есть проекты?

- Сейчас я во Франции, переехала сюда во время ковида. В основном работаю на проекты, сценарии которых я сама писала. В Америке очень сильно пострадала индустрия во время пандемии и более или менее ожила только полгода назад. Очень много проектов было отменено, столько же много проектов сейчас физически не могут возродиться, потому что появилось колоссальное количество растрат из-за ковида. Например, нужно постоянно делать всей трупе нереально дорогие тесты - по шесть раз в неделю антигенные и раза 2-3 ПЦР. Потому что если кто-то заболеет, повиснет весь продакшн. У меня во время ковида вышел фильм «S’ids Lake» - это такая психологическая драма. Он успешно прошёл по фестивалям, а потом должен был пойти в прокат по всей Америке, а потом в мировой прокат. Но в итоге все вышло только на Amazon. Правда, сейчас говорят, что потом пойдёт в прокат. Тут тяжело понять, что происходит - слишком быстро меняются правила.

В данный момент у меня есть ещё два проекта, которые находятся в стадии проработки. Одна очень интересная комедия «Who is your daddy?» и супер драматическая драма (пока без конечного названия). Оба проекта не связаны ни с какой огромной студией и являются независимыми. Какой-нибудь условный Warner Brothers может позволить себе потратить 20% бюджета на ковидные тесты, но для независимого кино эта сумма неподъемная.

«Русское кино очень похоже на любое европейское, но Голливуд - это машина»

- Сколько получает актриса в Голливуде?

- Если ты работаешь на серьёзном проекте, который «подчиняется» правилам профсоюзов, которых в Америке очень много, то есть определенный зарплатный минимум - по-моему, это 700 долларов за съемочный день. Ну и расти эта сумма может до миллиона. Но обычно ты получаешь деньги за проект, а не за съемочный день - если речь не идёт о сериале. Ещё обычно ты получаешь процент с проката, из-за чего сейчас очень жестко страдает актёр. Актёр всегда самый последний узнает о судьбе фильма - когда он выйдет, где, что с ним происходит и так далее. От тебя ничего не зависит - это самое тяжелое в актёрской профессии.

- От многих российских и западных критиков можно услышать, что у русского кино «другой путь». Как ты думаешь, насколько корректно сравнивать американский и отечественный кинематограф?

- Мне кажется, русское кино очень похоже на любое европейское, но Голливуд - это машина. У меня сейчас мечта сняться во французском кино - я ради этого переехала во Францию, чтобы выучить французский. Я прям супер усердно сейчас работаю над этим, погружаюсь в кинобизнес Франции, и, в принципе, он очень похож на российский. Поэтому я бы сказала, что Америка сама по себе отличается от всего мирового кинематографа. Американцы очень много снимают в Чехии, Болгарии, но они все равно приезжают и делают все так, как устроено в Америке, как они привыкли, как у них правильно.

- Насколько сейчас за рубежом сильны «клюквенные» стереотипы? Ты сама с ними сталкиваешься?

- Да. Постоянно. Есть и плохие, и хорошие стереотипы. Мне изначально было очень сложно бороться с восприятием себя, так как сначала я работала под своей настоящей фамилией (Шайдарова - Ред.). Первым делом меня на пробах спрашивали: о, ты из России? Почему у тебя нет акцента? А у тебя родители - шпионы? А ты - шпионка? Как будто я из другого мира приехала. Я поняла, что трачу очень много времени на разговоры о России на кастинге и устала от этого. Помню, как пришла к своим родителям и спросила: вы не обидитесь, если я немного укорочу нашу фамилию? Они мне сказали не париться по этому поводу - так появилась Liya Shay и стало легче.

А вообще, самый большой стереотип сейчас не медведи и балалайки, а то, что русские девушки - самые красивые. При этом очень многие американцы прям боятся ехать в Россию и говорят, что не хотели бы даже ступать туда ногой. Всегда есть человек, у которого есть друг, который ездил в Россию и ему не понравилось (смеётся). Я только что посмотрела нового «Джеймса Бонда» и опять все самые плохие - это русские, они пока не отпускают тему холодной войны. Первые роли, которые мне предлагали - это шпионки. Но самое смешное, что играть русских они все равно чаще всего берут американцев - им легче научить американца супер-искусственному русскому акценту, чем взять русского актёра, потому что они им просто не доверяют. Сейчас чуть-чуть стало получше в этом плане, но в Америке если ты не знаешь, как работает площадка, немного оступился, сразу звонят твоему агенту и говорят, что тебя больше не присылали. А как работает «мистер Джон» они знают, потому что он уже у них работал - пусть он лучше сделает фейковый русский акцент, но все будут знать, что он придёт завтра ровно в 8 утра с идеально выученным сценарием слово в слово. А как будет работать «Виктор», они не знают.

«Русское кино очень похоже на любое европейское, но Голливуд - это машина»

- Ты чем-то ещё занимаешься помимо актерства?

- Я как истинный русский человек не умею делать только одно дело. Я как актриса очень сильно мучилась - звонила агентам и спрашивала: «Почему фильм уже четыре года не выходит?». Я постоянно всех доставала. И мне сказали: «Лия, слушай, займись уже чем-нибудь своим». И так я начала писать сценарии для веб-сериалов. Сейчас я написала очень крутой, по моему мнению, сценарий про двух артистов в Голливуде с русскими корнями. Все как-то быстро закрутилось: нашлись продюсеры, посыпались предложения. Обычно над любым фильмом работает несколько продюсерских компаний.

- Расскажи про по-твоему AllBright. Что это такое?

- Я была одной из первых, кто вступил в эту платформу, когда она ещё только развивалась. Ее создали две известные английские предпринимательницы. Allbright - это сообщество, в котором все женщины могут найти поддержку других женщин. Я познакомилась с ними в Лос Анджелесе - меня восхитило, что это такой чисто женский клуб.

- Это что-то феминистическое?

- Я бы так не сказала. У нас есть здание, в которое мы можем прийти, работать там, заниматься своими делами. В этом здании даже есть салон, у нас там огромные залы для конференций, для ивентов, там постоянно происходят какие-то профессиональные встречи. Самая главная функция этого сообщества - чтобы мы знакомились друг с другом. После AllBright открылся ещё один женский клуб и туда прям не пускают мужчин - вот это, я считаю, перебор. Я всегда была противником исключать кого-то, чтобы отстаивать свои права.

- А на какое финансирование этот клуб существует?

- Есть определенные членские взносы, многие, кто состоит в этом клубе, инвестируют в него или помогают находить инвесторов. Но сейчас из-за ковида все в основном перешло на онлайн-платформу.

- Раз мы заговорили о феминизме: сейчас он на повестке, как и защита прав ЛГБТ или темнокожих. И очевидно, что в Америке эти вопросы стоят более остро, чем в России. Действует ли какая-то киноцензура?

- Да. Действует. Причём очень жёсткая. Я сама столкнулась с этим, когда писала сценарий. Писала я его ни одна, а со своим соавтором - тоже девушкой. Многие персонажи в этом сериале списаны с реальных людей, образы которых использовались как «база». Для моего соавтора это даже автобиографический проект. И был один персонаж - темнокожая девушка - у которой была определённая манера разговора, связанная с ее культурой. Она так разговаривала в жизни, ее речь была очень похожа. Но другие продюсеры нам сказали, что этого персонажа надо либо вырезать, либо изменить. Дескать, вы, две белые девушки, не можете показывать ее такой - иначе это выглядит как стеб. Если бы этот сценарий писал темнокожий человек, то было бы можно. С этим вот тяжело. В Америке при этом часто ругаются, что в фильмах мало темнокожих персонажей - и вот мы хотели дать такому герою жизнь, но потом начинаются претензии, что мы их неправильно показываем.

- Можешь дать этому явлению оценочную характеристику? Хорошо это или плохо?

- Не знаю. Когда я, например, где-то слышу фразу «так делают чисто белые», меня это не обижает. Но с другой стороны, это не моя история. Я не могу давать этому свою оценку. Мои бабушка и дедушка не были рабами, над ними не издевались всю их жизнь, не заставляли ходить в отдельные туалеты или ездить в отдельном транспорте. Это не моя боль. Просто я считаю, что никто ни на кого не должен наступать. Не обязательно нужно кого-то ущемлять, чтобы отстоять своё. Я родилась в России, долгое время прожила в Англии, потом в Америке, сейчас живу во Франции. Я себя чувствую человеком мира и не понимаю, почему люди строят между собой выдуманные границы. Мы все - люди.

- У тебя есть кумиры в профессии?

- Да, их очень много. Я даже не знаю, с кого начать. Все от Мэрил Стрип до Скарлет Йохансон. Для меня все, кто мастеры своего дела - кумиры. Будь они женщины или мужчины - не важно.

«Русское кино очень похоже на любое европейское, но Голливуд - это машина»

- А ты сама пересекалась на площадке с какими-то известными голливудскими актёрами? Есть какие-то истории?

- Я много с кем работала, в том числе с музыкантами. У Marshmello в клипе играла, у Mike Posner. Много актеров и музыкантов, с которыми я работала. Но обычно это происходит не как в сказке: ты подписываешь кучу бумажек, на площадке нельзя ничего снимать, подходить и говорить лишнее. Они очень ценят личное пространство - ни один профессионал не подбежит и не попросит вместе сфотографироваться. По этой причине никто не хочет брать новичков - чтобы он не побежал просить автографы. Здесь главное - профессионализм. Обычно происходит так: если известной звезде понравится твоя работа, она просто подойдёт до или после сцены и выразит тебе респект. Я как-то работала на площадке с Шарлиз Терон, она ко всем подходила, здоровалась, общалась. Я знаю, что Анджелина Джоли, какая бы роль у тебя не была, обязательно подойдёт, познакомится. Но тут не бывает каких-то особо смешных необычных историй: на площадке всё официально, все разделено, все сидят по своим трейлерам. Поэтому мне нравится более простой продакшн - там трупа становятся как одна большая семья, все общаются на дружеской ноте. К сожалению, если есть большая звезда, то съемки ведутся уже в другой атмосфере. Но никто в этом не виноват - это система.

- Какой последний голливудский фильм тебя впечатлил?

- Из того, что недавно вышло, мне очень сильно понравилась «Круэлла». Я не собиралась ее вообще смотреть, но Эмма Стоун… просто шикарно сыграла. Такие фильмы показывают, какая Голливуд - машина. Какие были костюмы! Как играли актеры? Сколько сил и таланта было вложено в создание костюмов? Каждый «департмент» вроде работает сам по себе, но все это складывается в произведение искусства.

- А какой последний российский фильм тебя впечатлил?

- Меня давно не было в России…

- Ты в Америке не смотришь российские фильмы?

- (Задумалась). Нееет…

- Тебя можно понять.

- Да на самом деле очень печально, что русские фильмы просто не доходят до американского проката. Вот в Каннах был фестиваль сериалов, и там вроде были русские картины. А так очень жалко, ведь есть хорошие русские фильмы, сериалы, но я их не вижу. В основном смотрю какие-то русские истории в американском или английском исполнении. Было бы классно, если бы в России снималось больше для мира. Думаю, в этом плане будет прорыв на Netflix - через онлайн-платформу это легче делать. Взять хотя бы этот нашумевший сериал «Игра в кальмара», который вообще везде выстрелил. Если уж корейцы могут, то русские тоже. Я в этом плане патриот, мне очень хочется, чтобы больше снимали в России. Меня когда зовут на съемки в Чехию или Болгарию, я думаю, блин, а почему не в России? У нас огромная страна, столько места, можно строить огромные студии и всё это будет намного дешевле.

Меня сейчас попросили написать такой сценарий сериала для американцев, чтобы его можно было снять задешево в России. И вот я сейчас пишу сценарий о молодой паре - русскую девушку и афроамериканца, которые живут в Сан-Франциско. Этот афроамериканец попадает в Россию в поисках своей потерявшейся невесты. В общем - это история про афроамериканца в Москве.

- Это комедия?

- Больше драма. Но в ней, я уверена, будет много комедийных моментов. По сюжету понятно, что героя будет ожидать много необыкновенного. Думаю, персонаж начнёт больше ценить Америку, после того как побывает в странах, где к «другим» относятся хуже.

«Русское кино очень похоже на любое европейское, но Голливуд - это машина»

- Представим, что тебя попросили озвучить процентное соотношение возможности девочке из Казани попасть в Голливуд. Какую бы цифру ты назвала?

- Я бы спросила, сколько у этой девочки есть времени. Ничего в Голливуде не происходит за месяц, за год, за два или даже за три. На самом деле, чтобы состояться в профессии, нужно много времени. Я знаю актрис, которые стали известными в 45, начав в 20. Это бизнес, на который ты должен работать. Та же Дженифер Лоуренс - все считают, что она вдруг взяла и выстрелила после «Голодных игр». Но она до этого снималась 8 лет, но о ней никто не знал. В Голивуде те, кто хотят «быстренько», в итоге сдаются и никем не становятся. Все здесь зависит от твоей усердности.

- А есть какие-то цели, после достижения которых ты скажешь: вот теперь я состоялась, это мой максимум?

- Это бесконечный процесс - из серии «невозможно иметь все деньги мира». Мне кажется, тут нужно наслаждаться каждым моментом. Столько звёзд становятся огромными звёздами, а потом говорят, как они скучают по тому, что могли выбирать любые проекты. Я хорошо себя чувствую в моменте и там, где нахожусь. Мир сам по себе сейчас очень меняется, меняются формы всего. Мы даже не знаем, каким будет кино через 5 лет. Мне главное - кайфовать сейчас.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
4 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Тая
Мне кажется всё таки образование должно хорошо оплачиваться и если деньги есть,то за границей отучиться будет не проблема
0
0
Ответить

Амина
@Тая Да но некоторым действительно везёт и они попадают сразу в Голливуд
0
0
Ответить

Вероника
Кто это вообще?Что за актриса?
0
0
Ответить

Симона
Если у актёра внешность красивая (Джонни Дэп) то и актерское мастерство должно быть на высшем уровне!Иначе ты просто красивая пустышка.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite