«У Альметьевска большое наследие модернисткой архитектуры»

Главный архитектор нефтеграда рассказал, как скрывают исторические здания и почему город не собирается расширяться. 

В Альметьевске в последние годы появляется все больше новых зданий, там постоянно идет стройка и реконструкция. Всем этим занимается главный архитектор города – Антон Севастьянов, который практически один спроектировал главную улицу Ленина. В интервью KazanFirst он рассказал, что больше всего ему нравится и не нравится в архитектуре нефтеграда и поделился планами.

- Антон Викторович, расскажите о себе. Как вы пришли к должности главного архитектора Альметьевска?

- Я учился в Казани, закончил в 2011 году архитектурный факультет. Год-полтора преподавал в университете. Потом меня пригласили в Москву на работу, в большой проектный институт. Принял решение переехать, хотя в Казани поступил в аспирантуру, учился там тоже. Я отложил на какое-то время научную деятельность. К сожалению, до сих пор не возобновил.

В Москве прожил и проработал порядка шести лет. В какой-то момент так сложились обстоятельства, что нужно было менять рабочее место. Я рассматривал различные варианты, хотел поменять не только работодателя, но и в целом сферу деятельности. Последние три года работал в достаточно известном бюро, одном из топовых московских, называется Wowhaus. Они пионеры в области благоустройства, общественных пространств, общественных зданий, сооружений. Мы делали с ними несколько объектов. У меня там была достаточно высокая позиция – главный архитектор проекта, была команда. Но наступил момент, когда уже нужно было что-то менять. В Альметьевске оказалась вакансия главного архитектора. Я связался с тогдашним мэром Айратом Хайруллиным, мы с ним долго общались. Он мне провел экскурсию по городу, показал, что уже сделано, какие объекты реализованы. Меня все это впечатлило сильно. В 2019 году переехал в Альметьевск.

- А какие проекты вас впечатлили здесь?

- В первую очередь общественные пространства. Например, Каскад прудов. Несмотря на то, что я приезжал зимой, все было так эффектно освещено. Масштаб этих пространств большой. В этом плане город сделал рывок за последние несколько лет. Я сам родом не из Альметьевска и воспоминания о городе у меня были какие-то смазанные, я его всегда посещал проездом. Когда приехал уже с сознательным визитом, мне удалось все это оценить. Посетил «Мирас», парк «Здоровье», другие ключевые объекты. Здесь, конечно, очень круто то, что сильно помогает «Татнефть». Такая синергия двух стихий - городского управления и ключевой компании в городе - дала положительный эффект. «Мирас» меня вообще впечатлил, даже в Москве спортивные комплексы такого уровня можно по пальцам пересчитать.

Когда пришел, сразу с головой погрузился в работу. Мы начали благоустраивать центральную улицу Ленина. Там были сжатые сроки и большой объем работы, потому что протяженность улицы большая, много нюансов, много чего нужно было решить, как-то вовлекать тех же предпринимателей. Была очень интенсивная и ресурсоемкая работа - приходилось параллельно и проектировать. Проектной команды на тот момент не было, я самостоятельно все проектировал, сам придумывал. То есть 2019 год был прям такой сумасшедший.

- А почему были сжатые сроки?

- Я пришел в мае практически, а уже где-то к концу месяца строители приступили к работам. Есть определенные сроки по выполнению работы, ставили задачу закончить ко Дню нефтяника. Мы в принципе с этим справились, как раз на День нефтяника открывали парадную улицу, приезжал президент вместе с руководителем «Татнефти» Наилем Ульфатовичем [Магановым].

«У Альметьевска большое наследие модернисткой архитектуры»

Во-первых, нужно было улицу благоустроить. Потом поставили задачу привести в порядок первые этажи жилых домов, потому что все это коммерческие объекты (магазины, кафе). На тот момент специфика магазинчиков была очень странная, то есть были магазины носков, чулок, еще что-то такое. После реконструкции мы наблюдаем сдвиг изменений в форматах, появляются различного рода кофейни, бутики. В этом плане сыграл эпидемиологический момент. Когда позакрывали все торговые центры, многие мелкие арендаторы, когда разрешили магазинчики маленького формата, начали съезжать с ТЦ и занимать свободные площади на улице. Сформировался полноценный стрит ритейл. Вот сейчас вечером выходишь на улицу Ленина - а там столько людей гуляют с детьми, взрослые, пожилые, заходят в магазинчики, в кофейнях сидят. В общем, полноценная центральная улица современного города.

- Какие черты присущи альметьевской архитектуре? Может, какой-то определенный стиль, принципы?

- На самом деле да, есть определенная уникальность. Город молодой, он стал городом только в 1953 году, начал комплексно застраиваться. А специфика заключается в том, что материал, из которого сделаны дома – местного производства. Это чупаевский камень, у нас недалеко месторождение, возле села Чупаево. В этом уникальность. Если посмотреть архивные фотографии, то вся улица Ленина и вообще вся центральная часть города сделана из этого камня. Он такого песочного цвета, а все дома очень органичные и приятные. Мы когда даже делали вторую часть улицы Ленина, часть исторического фасада на одном из домов расчистили, потому что арендаторы и собственники чем-то все закрывали. Мы зачистили камень от этого налета и сейчас он как памятник. В какие-то годы началась программа ремонта этих домов, многие снаружи утеплены и заштукатурены, и вот эта уникальность немного законсервирована. Может, со временем ее восстановят, когда придет время.

«У Альметьевска большое наследие модернисткой архитектуры»

- Я заметила, что здание «Татнефти» очень выделяется на фоне остальных построек. Вы тоже замечаете это?

- В принципе, да, сложно не заметить. Во-первых, они радикально обновили фасады своих зданий. Логика этого квартала в том, что его разрабатывала одна компания. Она применила хорошие и современные решения, облицевала офисное здание стеклянными поверхностями. Это очень открытый и прозрачный материал, что транслирует идеологию компании – открытость, все на виду. Если вечером посмотреть, то там видно даже рабочие места, как люди работают, а ядро – это общественный центр «Альмет», некий центр притяжения для людей. Он абсолютно открытый, с большим количеством интересных форматов времяпрепровождения для детей и взрослых - различные мастер-классы проходят постоянно, выставки, лекции.

- Какие постройки в Альметьевске вы считаете лучшими и почему?

- У Альметьевска большое наследие модернисткой архитектуры. В 60-80-е годы, когда было объявлено так называемое избавление от излишеств, вся архитектура стала утилитарной. В те же годы запустились домостроительные комбинаты, любые декоративные элементы уходили в мусорную корзину, и чтобы архитекторы как-то могли себя проявить, зародился новый стиль – модернизм. Например, тот же автовокзал, ДК «Нефтьче», кинотеатр «Татарстан», бывший «Детский мир» на Чехова. Они сконцентрированы на одном. Если посмотреть опять же на архивные фотографии, то прямо видно их первоначальный облик, характерные элементы – большие панорамные окна, сдержанная пластика фасадов. Но вот что прямо жалко, это то, что в 90-е эти объекты попали в частные руки и собственники хотели их обновить, сделать современнее по тем меркам. Они опять же облицевали эти здания какими-то панелями и другими элементами. Вот эта истинная модернистская архитектура осталась законсервирована внутри. Такое наследие существует, но пока в закрытом, спрятанном виде. Может быть, как-то попробуем это все потихонечку вскрывать.

- Какие здания вы бы переделали? Может, есть что-то несуразное, что вам хотелось бы изменить?

- Сложно сказать. Наверное, нет совсем какого-то уродца или вычурного здания. Есть, конечно, какие-то спорные решения на некоторых зданиях. Очень неоднозначная была раскраска домов в рамках капитальных работ по обновлению фасадов. Была, видимо, какая-то стратегия, концепция. Последние несколько слишком вычурных объектов я видел, там просто шесть-семь цветов намешаны на фасаде. Мы сейчас от этого всего максимально отказались, идем по пути очень сдержанных решений, контекстных, которые в общую логику квартала или района вписываются. Мы красим дома в однотонные цвета, очень спокойные и сдержанные. Безвкусная пестрота, к сожалению, вошла в привычку некоторых жителей и когда мы от всего этого отказались, они начали применять новую концепцию. Было еще и достаточно большое возмущение, говорили что-то типа: «Что за грустные цвета, дайте нам повеселее». Это очень опасный путь – такое хаотичное применение цветов, сочетаний, странные орнаменты.  

«У Альметьевска большое наследие модернисткой архитектуры»

Архитектура – такая вещь, с которой нужно быть очень аккуратным и осторожным и видеть картину в целом. Нельзя рассматривать здание в отрыве от контекста, потому что здание не строят в чистом поле, оно находится в городе. Есть концепция 30 на 70, когда 70% зданий в городе должны быть фоновой застройкой и архитектурой, лаконичной и спокойной. Она может, конечно, обладать архитектурными элементами, но при этом не должна заявлять о себе. А 30% – это какие-то акцентные здания, которые на себе держат внимание прохожих. Чаще всего это общественные здания и учреждения. Например, как наш общественный центр или здание «Татнефти». А жилая застройка – это рядовая архитектура, она должна быть спокойной и создавать фон. Ты не должен, находясь в городе, испытывать постоянно какой-то визуальный стресс, перескакивая вниманием с одного здания на другое. Все равно где-то глаз должен отдыхать, где-то зацепиться, рассматривать детали.

- В Альметьевске существует паблик-арт программа «Сказки о золотых яблоках», они постоянно воплощают различные арт-объекты, в том числе и рисунки на стенах зданий. Считаете ли вы их слишком пестрыми?

- Нет, это же тоже из разряда акцентов. Они свои объекты размещают на жилых домах. В целом, они рассредоточены по городу и не вызывают эффекта визуального перегруза. Обычно в микрорайоне могут быть один-два объекта, они не перетягивают внимание друг с друга. Очень хорошо у них сделано то, что предварительно провели большую исследовательскую работу, пригласили социологов, антропологов. Там была собрана целая команда, которая изучила местные легенды, сказки, истории. Это все у них вылилось в исследовательский продукт, с которым знакомится художник перед тем, как нарисовать мурал. Он пропускает его через свое творчество, через свой подход и изображает что-то, привязанное именно к местной специфике.

Сейчас они очень активно работают с общественными пространствами. Последний объект, который они запускают – это индустриальный парк. Это будет такой экстрим-площадкой для скейтеров, паркурщиков. Как в Казани Урам-парк. У нас по габаритам чуть поменьше, но не менее насыщенно, потому что у нас большая востребованность от сообщества экстремалов. Они хотят новое пространство, потому что у нас из тех площадок, которые есть, для них подходит только Каскад прудов.

«У Альметьевска большое наследие модернисткой архитектуры»

В этом году мы также делаем два бульвара, они не центральные. Один в микрорайоне «Западные ворота», там как раз инженерная школа. Там был междворовой пустырь, мы его превратили в полноценную пешеходную зону. В этом году там реализованы только мощение и освещение, частично озеленение. В следующем году мы будем его насыщать площадками, малыми архитектурными формами, дополнительно озеленять. А второй бульвар будет на улице Фахретдина - локальный объект. Он примыкает к большому микрорайону. Он больше линейный. Если в «Западных воротах» он кольцевой, вокруг школы, то на Фахретдина такой линейно-вытянутый, соединяет улицу Ленина и новый кампус АГНИ, там прямая пешеходная связка. Этот объект широкий, зеленый. Там растут большие деревья и будет несколько функциональных зон: детская площадка, для взрослых тоже будет зона отдыха, большая спортивная часть. Там тоже появятся элементы экстремального вида спорта.

- Для некоторых зданий Альметьевска приглашались дизайнеры и архитекторы из других городов и даже стран. По каким критериям вы выбираете их? Может, приглашаете лично или они сами изъявляют желание?

- Бывает по-разному, смотря кто заказчик, как выстроена процедура. Но вот, например, компания «Татнефть» действует либо через прямые взаимодействия, либо через какие-то свои внутренние конкурсы привлекает специалистов. Мы же выбираем всегда тех, кто предложит лучшее решение и у кого качественная архитектура. Если посмотреть последние реализованные объекты, то мы не прогадали. У нас взаимодействие через тендеры. Последний наш объект крупный – территория реки Зай, на который был объявлен большой международный конкурс.  Привлекались международные команды, потому что было очень важно, чтобы решения были комплексные. В составе команд не только архитекторы были, но и экономисты, социологи, целый пул экспертов, которые подготовили для нас по три-четыре предложения, причем таких объемных и полноценных. Это перспектива 15-20 лет. Потихонечку уже можно начинать что-то делать. В принципе, уже какая-то работа идет, тот же кампус строится, он определенной застройкой дойдет почти до территории реки. Какие-то объекты появятся раньше, какие-то позже, сложно сказать, это же зависит от обстоятельств, привлечения инвесторов, работы по взаимодействию с людьми. Там огромная работа. Нельзя сказать, что сейчас мы сделаем то, сделаем это. Так не происходит.

- Антон Викторович, сейчас во многом, в том числе и в архитектуре, отслеживается тенденция экологичности. Учитывается ли такое в Альметьевске?

- Можно сказать да. Здесь, наверное, не то, что экологичность, сейчас тренд именно на устойчивость. Под устойчивостью подразумевается то, что с течением времени и при изменении условий и обстоятельств архитектура здания или объект, благоустройство, общественное пространство должно быть устойчивым к этим изменениям, то есть либо адаптироваться, либо как-то быстро утилизироваться. Мы идем по такому пути устойчивой градостроительной политики. Что касается эко, то да, мы настроены на это. Та же компания «Татнефть», она сейчас активно внедряет на своих заправках зарядки для электромобилей. По сути, это уже тренд, который набирает обороты космическими шагами, сейчас даже в массовом сегменте появляются доступные электромобили, и инфраструктура должна быть готовой для них. Например, в Москве это уже активно используется, там на общественных стоянках есть точки, где можно зарядить электромобиль. В Альметьевске эта тема тоже появляется.

«У Альметьевска большое наследие модернисткой архитектуры»

Материалы тоже стараемся применять натуральные либо переработанные. Вместе с «Татнефтью» мы внедряем материалы повторного применения, например, для уличной мебели, для скамеек. Они долговечные и экологичные.

- В Альметьевске весьма много заброшенных зданий, которые никак не используются. Решают ли как-то эту проблему?

- Если здание заброшенное, не так просто взять и что-то с ним сделать. Чаще всего это частная собственность. Мы по ключевым объектам сейчас очень активно ведем переговоры с собственниками. Из крупных сейчас - ликеро-водочный завод и фабрика «Алсу». Общаемся с собственниками, предлагаем им форматы современные, говорим, что можно сделать, как этот объект можно заново реконструировать. Это называется реновация объектов, когда существующему зданию присуждается какая-то новая функция. Если, например, был ликеро-водочный завод, то может стать общественным центром или образовательным, или просто каким-то многофункциональным объектом. По этому пути идут многие крупные города: превращают здания в успешные бизнес-проекты или что-то смешанное. Из таких примеров – «Смена». Это же были чуть ли не гаражи или что-то такое, а стало таким успешным культурным объектом. В Москве очень много такого. Там был бум. В Питере сейчас такая история, когда старые промышленные предприятия активно перестраивают под бизнес-центры, коворкинги, творческие мастерские, различные форматы. То есть это такой очень не затратный путь. Если пересчитать деньги, то потратить на обновление гораздо дешевле, чем сносить, заново строить, при этом объект тоже начинает также успешно функционировать.

- К слову о том, что дешевле. В Альметьевске выделяются большие деньги на строительство новых общественных центров, школ, кампусов, но некоторые жители все равно недовольны. В частности это касается программы «Наш двор». Не кажется ли вам, что начинать нужно именно с этого?

- Это же большая президентская программа, рассчитанная на пять лет, то есть за это время все дворы будут благоустроены, отремонтированы. Есть определенные критерии у дворов по включению в программу. Идет реализация тоже по определенным принципам, потому что многие высказывают такие противоречивые мнения: кому-то не хватает парковочных мест, еще чего-то. Но невозможно сделать все в том объеме, который бы всех удовлетворил. Здесь в какой-то степени такие усредненные компромиссные решения. В программе не предусмотрено, например, строительство новых парковочных зон, мы этого и не делаем. Ремонтируются существующие парковки, проезды, появляются новые детские площадки, спортивные зоны, освещение, потому что многие дворы не освещены и в темное время суток там небезопасно находиться. Подход очень комплексный, он включает не только локальные объекты. То есть не делается только один двор, мы идем по пути комплексного решения – кварталы или микрорайоны, потому что невозможно сделать только один объект, он всегда взаимодействует с соседними. Какие-то дворы становятся транзитной зоной: с соседнего двора идут в школу или в магазин. Вот этот пешеходный трафик, всегда очень сложно структурированный, задействует несколько территорий. Поэтому распределение функциональных зон происходит также комплексно.

«У Альметьевска большое наследие модернисткой архитектуры»

В первую очередь все жалуются на парковочные пространства. К сожалению, да, приоритет программы все-таки нацелен на жителей, пешеходов, конкретных пользователей пространства, потому что двор – это не место для хранения автомобилей. По сути, это тоже общественная зона, где люди должны проводить свое время, досуг, взаимодействовать с соседями, чтобы дети играли и друг с другом общались. Конечно, машины нужно где-то размещать, уровень автомобилизации высокий, но это такая общая проблема, наверное, для всех городов в мире, в России точно. Чаще всего города развивались активно в период, когда автомобилей было мало или их вообще не было. При таком интенсивном развитии автомобилизации нет мест для хранения. В Альметьевске эта проблема частично решается за счет подземных парковок. Если нужно хранить автомобили, то эти пространства можно использовать. Новые жилые комплексы у нас сейчас реализуются, и мы общаемся с застройщиками, чтобы при строительстве они закладывали обязательно подземные паркинги.

- А есть у Альметьевска планы по расширению? Может, есть город, на который вы равняетесь?

- Расширяться именно в плане территории – нет. Мы сейчас идем по пути уплотнения. Есть у нас определенные ограничения, связанные с нефтяной индустрией. Если посмотреть кадастровую карту и посмотреть, какие есть зоны с особым использованием, то мы по периметру зажаты плотным кольцом нефтепроводов, газопроводов. Этого всего много. Есть определенные санитарные отступы, в рамках которых нельзя строить жилье, детские сады, школы. Поэтому наш основной сейчас путь – уплотнение, реновация производственных площадок, садовых товариществ. Все это - тот внутренний резерв и ресурс для развития города, он большой. Мы анализировали территорию, сейчас идет работа по актуализации генерального плана, и эту стратегию в этом генплане закладываем. У нас сейчас фокус внимания по развитию нацелен на так называемый «серый пояс» – если посмотреть на город, то развитая часть достаточно узкая, зажата между улицей Шевченко и Советской. Все, что южнее Шевченко, такой полноценный «серый пояс», то есть концентрация промышленных площадок, производственных баз. Большая часть из них либо недействующая, либо не активно действующая. Это тоже потенциал для развития. Есть несколько крупных проектов, которые будут реализовываться именно в таком формате.

Конкретных городов, на которые мы равняемся, нет. Мы смотрим на лучшие практики. Я участвовал в образовательной программе  «Архитекторы.рф». Это спецпрограмма повышения квалификации, архитектурных скиллов, она идет уже третий год в формате конкурсного отбора. Мы ездили и по российским городам, и по зарубежным, смотрели хорошие практики по работе с общественными пространствами, жилой, общественной архитектурой. Был такой формат «насмотренности» и знакомства с хорошими кейсами, он положительно работает. Можно что-то на себя применить частично или полностью, посмотреть, как в других городах взаимодействуют с жителями, как вовлекают их, какие материалы применяют.

«У Альметьевска большое наследие модернисткой архитектуры»

Мне очень понравился город Зеленоградск, недалеко от Калининграда. Тоже небольшой городок, курортный, в какой-то степени даже семейный. У них классно выстроена имиджевая история: они придумали себе имидж «город для котиков». У них вот эта история с котами очень сквозит в различных элементах. Очень милая маленькая деталь, но в целом они хорошо с этим работают. И с общественными пространствами хорошо поработали.

- В Альметьевске тоже есть свои истории с котиками. Антон Викторович, какие проблемы в городе вы видите на данный момент? Чего не хватает?

- Пока очень мало современной жилой архитектуры. Сейчас начинаем потихоньку с застройщиками взаимодействовать. Появляются объекты с правильными подходами, с правильной структурой, с правильной этажностью. Это тренд последних пяти или больше лет, когда застройка идет кварталами, то есть не делают микрорайоны. Стараются делать плотную, насыщенную застройку с большим количеством дополнительных функций, не только жилье, а формируется многофункциональная зона или застройка в формате города в городе. Например, живя у себя в квартире, тебе не обязательно ездить в магазин или куда-то в фитнес, все находится буквально в пяти-десяти минутах ходьбы. Это называется концепция 15-минутного города. Сейчас это наша ключевая идея, которая заложена в генеральный план. Мы по такому пути будем развивать территорию, в том числе и новые жилые кварталы. Это очень клево и удобно.  


Читайте также: Главный архитектор Альметьевска рассказал о планах обустройства территории рядом с инженерным лицеем


Новости СМИ2

Понравился материал? Поделись в соцсетях
7 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Валя
Человек променял Москву на Альметьевск, я думала такое невозможно
0
0
Ответить

Айдар
Город очень преобразился в последние годы, но ещё очень много работы
0
0
Ответить

Гузель
Нефтяники уж всегда помогут с ремонтом
0
0
Ответить

Кирилл
Самая лучшая достопримечательность Альметьевска это же конечно же офис татнефти)))
2
0
Ответить

Денис
@Кирилл Съезди на каскад прудов дружище)
1
0
Ответить

сестра
посоветую архитектору побольше общаться с людьми, или хотя бы проводить опросы в соцсетях. например, по улице герцена так и не получилось нормально, на фахретдина тоже... гаражи если и трогаете, то нужны гаражные комплексы тогда многоэтажные взамен. дома если строят, то предусматривать подземные автостоянки обязательно, и делать нормальную звукоизоляцию, а не строить из г..а и палок. застройщику понятно, мало 50% прибыли, ему надо 300%, поэтому во всем будет самые дешёвые плиты по 12 см, хотя надо 24 см и т.д. по кругу. вопросов много, и не все они касаются только эстетики и красоты. вот понастроили жадные застройщики муравейников в микрорайоне алсу, но это же реальный ад - никаких парковок, нулевая звукоизоляция. ад, кромешный ад. и этот ад продолжается строиться. куда смотрит главный архитектор чорт возьми?!
4
0
Ответить

А он точно разбирается?
Альметьевск построен уже после того, как был популяерен модерн. Стал городом в 1953. Город офигенный. Очень нравится. Низкоэтажная застройка из опрятных домов великолепна. Не напортите ничо там (((
1
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite