Альберт Хабиров: «Нарушения закона охраны водных объектов должны устраняться, невзирая на чины и на положение собственников»

Казанский межрайонный природоохранный прокурор рассказал о массовой застройке береговых полос на водоемах Татарстана, недобросовестных чиновниках, пробелах в законодательстве и строительстве ВСМ «Москва-Казань» на особо охраняемой территории парка Лебяжье

Юлия Яковлева — Казань

В Татарстане 2016 год проходит под знаком водоохранных зон. Нелегальное строительство на прибрежных территориях приобретает массовый характер беспрепятственно пройти по берегам многих рек и озер стало практически невозможно. В этих местах то и дело появляются заборы, пирсы, жилые дома и гаражи для лодок, тогда как по Водному кодексу 20 метров береговой полосы должны быть свободны для доступа всех граждан. Какими пробелами в законодательстве пользуются недобросовестные граждане? Почему иногда при решении вопроса о предоставлении земельного участка чиновники не проверяют его близость к воде? Почему при строительстве набережной Казанки нельзя было обойтись без воздействия на ее акваторию? Об этом в интервью KazanFirst рассказал Казанский межрайонный природоохранный прокурор Альберт Хабиров.

— Сейчас Год водоохранных зон. Какие задачи стоят перед прокуратурой?

Работа по охране водных объектов и их водоохранных зон в целом — это одно из направлений постоянной нашей работы. Мы занимаемся этим вопросом не первый год, но мы будем акцентировать свое внимание на эту тему. В принципе мы здесь пока что-то новое не изобрели.

Есть контролирующие органы, которые  обязаны за этим следить — это минэкологии, управление Росприроднадзора и другие.

Президентом Татарстана Рустамом Миннихановым было акцентировано внимание на необходимости освобождения береговых полос водных объектов для доступа граждан и охране водных объектов.

Кроме того, требуется и очистка акваторий от затонувших плавательных средств, которые зачастую бесхозные.
Альберт Хабиров: «Нарушения закона охраны водных объектов должны устраняться, невзирая на чины  и на положение собственников»
Органам власти будет проще осуществлять свои полномочия, поскольку есть политическая воля касаемо охраны водных объектов, при этом нарушения закона должны устраняться, невзирая на чины и на положение.

Прокуратура и раньше на это не обращала внимания. Как и ранее будут принимать меры к самим застройщикам береговых полос, проводиться проверки и разбираться по каждому факту установленного нарушения законодательства и предъявлять исковые заявления в суды.

Природоохранной прокуратурой также ведется работа по минимизации сброса неочищенных или недостаточно очищенных сточных вод в водные объекты, поскольку это является основным фактором их негативного состояния.

— Кто чаще всего попадает в списки нарушителей?

— Основные загрязнители акватории — это предприятия жилищно-коммунального комплекса, которые не всегда обладают достаточными финансами для модернизации своих производств, а также производственные предприятия. Порой для исполнения решения судов требуются годы.

Прокуратурой предъявлены уже десятки исков, после того, как мерами прокурорского реагирования не удалось достичь целей по реконструкции очистных сооружений и достижения нормативного уровня очистки.

В практике прокуратуры не было ни одного случая, чтобы мы такое дело проиграли в суде. Бывает так, что после фактического исполнения решения суда, которого мы добиваемся иногда годами, через какое-то время у предприятия вновь ухудшаются стоки, и для этого вновь требуется повторная процедура — мы опять должны выйти туда с проверкой, привлечь лаборатории и зафиксировать превышения загрязняющих веществ в стоках.

Есть такие нарушители, с которыми мы судимся неоднократно.
Альберт Хабиров: «Нарушения закона охраны водных объектов должны устраняться, невзирая на чины  и на положение собственников»— Не дешевле поставить очистные сооружения?

На предприятиях они в большинстве случаев есть, но они бывают либо неэффективными, или эксплуатируются с нарушениями технических регламентов. Как, например, Усадкий спиртзавод, который потратил на их создание большие деньги, но они оказались неэффективными.

Предприятие в период проверки ссылалось на пуско-наладочные работы, но закон не позволяет ни в какой стадии производства сбрасывать неочищенные сточные воды в реки.

— Набережную Казанки создавали за счет засыпки акватории, и ее береговая полоса попала под укрепление берега. Насколько этот вопрос внимательно отслеживался прокуратурой?

У некоторых людей есть мнение, что при строительстве набережной Казанки был захвачен кусочек природы, и они считали, что ситуация там ухудшается, не стало растительности. Там росли кусты, был неблагоустроенный спуск к реке, в этих кустах совершались правонарушения, были захламления.

На мой взгляд — и это мнение большинства горожан и гостей Татарстана, — набережная Казанки стала намного лучше и презентабельно выглядеть.

Как мне кажется, эстетическая и рекреационная ситуация там только улучшилась. На стадии строительства набережной проводилось берегоукрепление. Еще на начальной стадии прокуратурой проводились проверки. Строительство набережной реки Казанки производилось с изменением берега, но никто ни строители, ни должностные лица, которые принимали решение о строительстве набережной не желали ухудшить экологическое состояние водоема. Это в первую очередь делалось для города, его жителей и гостей. Сейчас по набережной удобно гулять, появились места массового отдыха.

Альберт Хабиров: «Нарушения закона охраны водных объектов должны устраняться, невзирая на чины  и на положение собственников»— Как благоустройство набережной в целом повлияло на акваторию реки?

Работы по берегоукреплению всегда связаны с воздействием на водный объект, это естественно и неизбежно. Но при любых строительных работах, связанных с акваторией водного объекта, научными организациями рассчитывается возможный ущерб, наносимый водным биологическим ресурсам, и согласовывается с контролирующими органами. Застройщиком в последующем он оплачивается. Каких-либо фактов гибели рыбы при строительстве этой набережной не фиксировалось, а воздействие на акваторию действительно имело место, как и при любом строительстве, даже когда работают земснаряды при добыче полезных ископаемых в местах залегания под водой. Есть определенное изменение берега, но это неизбежно при проведении строительных работ.

— Как прокуратура работает по многочисленным фактам отсыпок и засыпок берегов на водных объектах на Казанке и в части Куйбышского водохранилища? Что уже сделано? С какими проблемами приходится сталкиваться на проверках?

Первая линия частного домовладения, находящаяся у уреза воды, всегда обладала определенной значимостью, престижем и стоила дороже.

По Водному кодексу береговая полоса составляет 20 метров от уреза воды, и должна быть доступна для неопределенного круга лиц. В России в целом складывается ситуация, что происходит перекрытие береговой полосы заборами, строительством домов, гаражей для лодок или других строений.

Основная причина, которая для прокуратуры и других природоохранных контролирующих органов представляет серьезную юридическую трудность для освобождения береговой полосы — это отсутствие на кадастровом учете границ водных объектов.

Сейчас эта работа в республике проводится, но, к сожалению, это все упирается в финансирование. Поскольку отсутствуют эти границы, органы кадастровой палаты и реестра на своих картографических материалах при принятии решения о постановке на учет не видят координат территории самого водного объекта относительно запрашиваемого участка.
Альберт Хабиров: «Нарушения закона охраны водных объектов должны устраняться, невзирая на чины  и на положение собственников»
После этого гражданин или юридическое лицо, поставивший на кадастровый учет земельный участок, который впритык прилегает к урезу воды, регистрирует право собственности на этот участок и начинает строительство. Таким образом, он нарушает закон и перекрывает общий доступ.

— Какие еще препятствия возникают на вашем пути при расчистке береговых линий от незаконных построек?

Помимо отсутствия на кадастровом учете водных объектов и границ, есть нюанс: органы местного самоуправления при решении вопроса о предоставлении требуемого земельного участка, который условно находится недалеко от водного объекта, зачастую не предпринимают меры по установлению, насколько далеко он будет находиться от водного объекта, не задаются вопросом — будет больше или меньше 20 метров от него?

Справки по интересующему земельному участку выдаются госучреждением по водному хозяйству Средволгаводхоз — это эксплуатирующая организация Куйбышевского водохранилища.

Этот документ не содержит технических параметров, в том числе расстояния участка до воды, в нем только разъясняются нормы водного законодательства, что береговая полоса должна быть свободная, и все.

Есть много мест, где уже невозможно пройти по берегу, иногда десятилетиями сложилось пользование этими участками и домами.

Каждый случай имеет свои особенности и по-своему индивидуален. Я не имею в виду лицо, которое пользуется этим участком — что кому-то закон писан, а кому-то нет, а с точки зрения юриспруденции и фактических обстоятельств (когда был построен, какие документы были предоставлены на участок, имеется ли право собственности или это самовольное занятие).
Альберт Хабиров: «Нарушения закона охраны водных объектов должны устраняться, невзирая на чины  и на положение собственников»— Но как рассчитать 20 метров от берега, если уровень воды часто меняется?

В большинстве случаев у водных объектов отсутствуют картографические сведения, где должен проходить урез воды.

Весной, когда начинается паводок, все реки и озера наполняются, иногда полноводье держится вплоть до летних месяцев. Меняется и сам урез воды, при усыхании водные объекты соответственно уменьшаются в площади зеркала и уровне глубины.

Разнообразен и рельеф местности: где-то бывают обрывы, пологие овраги, где образуются заливы, и т.д. При определении 20-метровой береговой полосы бывает крайне сложно определить сам урез от какой точки начать отсчет. В таких случаях выводят средний показатель по многолетнему наблюдению, но они далеко не по всем водным объектам проводились.

Ситуация с Куйбышевским водохранилищем, с одной стороны, проще, потому что установлен нормальный подпорный уровень — это 53-я отметка Балтийской системы высот, от нее мы и должны отталкиваться при отсчете 20-метровой береговой полосы. В силу определенных особенностей рельефа местности сделать это бывает возможно только при использовании специалистами геодезических приборов.

— Как местные чиновники реагируют на ваши требования отменить собственное же решение о выдаче участков, которые находятся близко у воды?

Добросовестные чиновники пытаются предпринять какие-то меры, а некоторые этим вопросом даже не занимаются, и предоставляют такие участки, в границы которых попадает и сама гладь водного объекта.

Одни координаты участка лежат на берегу, а другие углы заходят на водный объект. Прокуратура в таких случаях требует от органа местного самоуправления снятия с кадастрового учета и признать незаконным право собственности, а также отменить собственные же решения об их предоставлении.

Некоторые с нами соглашаются и принимают меры по устранению своих же ошибок, но иногда начинают с нами спорить, идти в суд и доказывать свою правоту.

Альберт Хабиров: «Нарушения закона охраны водных объектов должны устраняться, невзирая на чины  и на положение собственников»— Есть конкретные примеры бездействия и нежелания органов местного самоуправления признавать свои же ошибки?

Сейчас у нас есть спор с исполкомом Казани, который предоставил земельный участок одному гражданину.

Мы провели проверку и установили, что он был предоставлен с занятием береговой полосы. Участок сейчас не освоен, поэтому мы внесли представление в исполком с требованием снять этот участок с кадастрового учета или изменить его границы, чтобы была высвобождена береговая полоса. Они с нами не согласились, сославшись на то, что они получили согласование на стадии предоставления от Средволгаводхоза и минэкологии.

Мы обратились в Кировский райсуд с исковым заявлением. Фактически здесь предмета спора нет — мы провели доскональную проверку, которая подтвердила, что этот участок попадает на береговую полосу Куйбышевского водохранилища.

Органам местного самоуправления ничего не мешает согласиться с нашими доводами и вернуть в правовом порядке это все в прежнее состояние.

— Давайте теперь поговорим о других, не менее резонансных темах. В начале февраля стало известно, что власти Казани разрешили строительство участка высокоскоростной магистрали (ВСМ) Москва-Казань, и часть ее пройдет по особо охраняемой природной территории «Лебяжье». Насколько законно прокладывать дорогу на этом участке?

Непосредственно с этим проектом я не знаком, но обязательно возьму на контроль этот вопрос. В целом могу пояснить, что Лесной кодекс предусматривает возможность предоставления в аренду земли лесного фонда под линейные объекты, в том числе с рубкой деревьев.

По лесному фонду у нас проходят и магистральные нефтепроводы, и линии электропередач. Полномочия по государственному контролю и по решению вопроса о предоставлении этих участков в аренду переданы органам власти субъектов России, в частности в Татарстане это министерство лесного хозяйства.
Альберт Хабиров: «Нарушения закона охраны водных объектов должны устраняться, невзирая на чины  и на положение собственников»
Лебяжье — это особо-охраняемая природная территория местного значения, то есть города Казани. Прогнозировать я что-то не берусь, но при нарушении законодательства, даже на стадии проектирования и строительства, мы будем принимать все меры, чтобы отстоять законность использования парка Лебяжье.

Я знаю, что в других регионах бывают случаи изменения этих границ под, например, нефтепроводы. Органы власти исключают эту часть территории из ООПТ, чтобы там реализовать какой-либо объект. В частности природоохранная прокуратура проводит правовую и антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов и их проектов в сфере охраны окружающей среды и природопользования органов власти.

Мы примем все меры по недопущению нарушений законодательства и ухудшению окружающей среды.

— Как прокуратура работала и контролировала засыпки в районе Займище при строительстве дороги, когда большие территории также попали под засыпку?

Начиная с 2012 года прокуратурой и другими контролирующими органами неоднократно проводились проверки по этому объекту.

Выявлялись факты изменения дна и берега Куйбышевского водохранилища путем размещения песка земснарядом. Это вызвало тогда общественный резонанс.

По всем выявленным фактам были приняты меры с привлечением виновных к административной ответственности. Когда они не исполнялись, мы шли в суд с вопросом о привлечении к административной ответственности за неисполнение требований прокурора.

Сейчас в Зеленодольском суде проходит уже повторный процесс, инициированный прокуратурой о возвращении земельных участков в государственную собственность, которые находятся близ акватории Куйбышевского водохранилища в окрестностях населенного пункта Займище.

Ранее Верховный суд Татарстана отменил предыдущее решение того же суда об отказе в удовлетворении требований по нашим искам по этим земельным участкам, направив дело на новое рассмотрение. Это дело на постоянном контроле у прокуратуры, управлений Росимущества, Росприроднадзора  и других заинтересованных ведомств.
Альберт Хабиров: «Нарушения закона охраны водных объектов должны устраняться, невзирая на чины  и на положение собственников»— Какая работа ведется со стороны прокуратуры в недопущении вырубки зеленых насаждений?

Если это касается государственного лесного фонда, то природоохранной прокуратурой осуществляются проверки в деятельности министерства лесного хозяйства и подведомственных ему учреждений.

В ходе этих проверок дается оценка достаточности и полноты принимаемых мер по лесному контролю. Например, прокуратурой предъявлены в суды исковые заявления к минлесхозу об обязательстве  разработать проекты лесоустройства в различных районах республики.

Также возникают ситуации, когда прокурорским работникам приходится проводить проверки непосредственно в лесах. Например, в конце прошлого года прокуратурой с выездом на место выявлены незаконные рубки деревьев в Ислейтарском лесничестве, ущерб от которых составил около 2 млн рублей. При этом самими работниками лесничества какие либо меры по фиксации лесонарушения и выявлению виновных лиц не принимались. 

По материалам прокуратуры следственными органами возбуждено уголовное дело по статье «Халатность». Аналогичная работа в случаях, требующих вмешательства прокуратуры, проводится и по зеленым насаждениям, произрастающим на землях населенных пунктов и не относящихся к гослесфонду. При наличии оснований принимаются меры прокурорского реагирования к нарушителям.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
7 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Ирина 45
То, что в Татарстане решили посвятить охране водных зон, это очень хорошо. Показывает какое значение как для чиновников, так и жителей имеет вопрос сохранения и доступности для всех природы. Думаю вскоре такая инициатива распространится по всей России.
0
0
Ответить

Олег Наумов
Ну ну…так и поверили что это касается всех, независимо от ранга :)) Прокурор забыл главное правило Татарстана — «Своих не сдаем».
0
0
Ответить

Саша
Интересно, а с браконьерством они планируют бороться. Все реки в сетях.
0
0
Ответить

ИВАН
В этих охранных зонах тракторист дядя Ваня дома не строит))))
0
0
Ответить

Челнинец
«По Водному кодексу береговая полоса составляет 20 метров от уреза воды, и должна быть доступна для неопределенного круга лиц», — говорит прокурор. Но данная норма закона появилась с введением Водного кодекса РФ. Причем в законе указано, что водоемом общего пользования является государственный или муниципальный водный объект, т.е. он должен состоять на соответсвующем учете. В пылу проведения компании правоохранители «забывают», что закон обратной силы не имеет и не распространяется на ранее возникшие отношения. Косят штрафами и предписаниями всех, без разбора, даже на берегах водоемов не установленного статуса.
0
0
Ответить

Виталий
Проверьте особняк Миниханнова около Усадов, он там весь берег Казанки захватил. Пока листвы нет на деревьях, это прекрасно с дороги видно.
0
0
Ответить

Андрей
Позорище, а не прокурор! Сам то законов не знает. Одни слова, слова…. дел то нет…. Еще раз убеждаешься… Хоть десятилетие водоохранных зон проводи, ничего не именится…. Ни одного слова толкового о том, как сделать так, что бы больше таких фактов не было — не услышал от прокурора…. Все разговор — это борьба, да и то на словах с последствиями, а саму причину «болезни» похоже никто устранять не собирается… да это прокуратуре и не нужно
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite