По мотивам Жигунова

По мотивам Жигунова


Первый канал российского ТВ взялся показывать сериальный вариант «Трех мушкетеров», спродюсированный  и поставленный в качестве режиссера Сергеем Жигуновым.  Титры уведомляют, что снято «по мотивам» романа Дюма-пэра; предусмотрительно.  Но мотивы, при ближайшем рассмотрении,  повергают в уныние.
По мотивам Жигунова

Итак,  дуэль:  Сергей Жигунов  vs  Александр Дюма.

У последнего Д’Артаньян, сын бедного гасконского дворянина, едет в Париж искать службы в мушкетерах, а с ней славы и денег. У Жигунова он бежит, потому что его застал в своей спальне какой-то опереточный обманутый муж, и теперь юному Д’Артаньяну грозит от этого опереточного смерть.
По мотивам Жигунова

У Дюма столкновение Д’Артаньяна с графом Рошфором в Менге происходит потому, что тот смешил своих собеседников замечаниями насчет лошади Д’Артаньяна  — достаточно для того, чтобы горячий гасконец  полез в драку. У Жигунова стычка происходит  потому, что Рошфор смеется над мастью коня, когда Д’Артаньян пытается продать его за 12 ливров, а покупатель, уже готовый заплатить,  предлагает в результате не более 4 монет.

У Дюма Атос снедаем драмой обманутой любви и попранной чести великосветского дворянина, — его юная жена, казавшаяся ангелом во плоти, оказалась клейменной путаной;  это заставляет вельможу казнить её и  уйти в мушкетеры,  —  отсюда приступы меланхолии  и мрачное пьянство.  Жигунову этого мало, он придумывает, что Атос  этой проституткой отравлен в буквальном смысле, каким-то медленно действующим ядом,  а  тайна лилии на плече миледи вскрывается, по Жигунову, когда Атос застает ее на сеновале с каким-то конюхом.
По мотивам Жигунова

У Дюма три мушкетера клянутся быть все за одного и один за всех по инициативе Д’Артаньяна, тогда, когда становится ясно, что они вовлечены в интригу кардинала против королевы; у Жигунова Атос,  Портос и Арамис произносят слова клятвы в кабаке, положив свои ладони на руку спящего пьяным сном Д’Артаньяна, когда четверка гвардейцев кардинала предлагает им торг: вы отдаете нам этого гасконца, и мы ничего против вас не имеем.

У Дюма кардинал Ришелье, первый министр короля, интригует против королевы не только потому, что видит в ней, говоря современным языком,  агента влияния Испании и Габсбургов, — этот 43-летний мужчина испытывает к Анне Австрийской безответную страсть,  и для Дюма это едва ли не более сильный мотив  преследования,  чем  государственные интересы, стремление укрепить независимость Франции.  У Жигунова  роль Ришелье исполняет 80-летний Василий Лановой; по-видимому,  именно таким возрастом режиссер объясняет для себя умудренность «красного герцога».

Так, по мелочи — по мелочи, смещаются акценты и проявляются мотивы.

Осилив четыре серии фильма, я некоторое время не мог сообразить,  а куда делись слуги наших героев – Планше, Гримо, Базен и Мушкетон? Триггер сработал, когда увидел две сцены —  с Анной Австрийской во время бала и с миледи на приеме у герцога Бэкингема.  В первой сцене  королева (в исполнении Марии Мироновой II) томно обмахивает сама себя (!) веерочком, словно стянутым из суши-бара, во второй миледи (в исполнении мастера спорта по художественной гимнастике артистки  Екатерины Вилковой)  с ловкостью Маньки-Облигации незаметно срезает заточенной монетой (!)  подвески с камзола лоховатого герцога. Всё стало на свои места:  слуги за кадром – это сценарист и его соавтор, это продюсер  и режиссер, — это их взгляд, их понимание  обычаев и нравов эпохи,  сути героев романа Дюма и пружин их поведения транслируется зрителям, их лакейский взгляд.
По мотивам Жигунова

В результате и выходит такая унылая штука – с заторможенным темпоритмом (которому,  надо сказать, вполне соответствует музЫка Алексея Шелыгина, в общем-то крепкого кинокомпозитора),  с преувеличенным вниманием к помпезности интерьеров барских дворцов и пейсам ювелиров, тачающих для Бэкингема недостающие подвески, с  нудным стремлением «замотивировать»  поступки персонажей приземленным, меркантильным правдоподобием.  Таким, чтобы «пацаны» поняли:  «А! Вон они чего!»

Между тем, «Три мушкетера» — это, на  моё ощущение,  что-то между мажорным Моцартом и Оффенбахом (на грани оперетты, но не за ней),  это порыв  и легкость и острый галльский ум, шалость и дерзость.  Что угодно, но только не унылая дотошность, не приземленность.
По мотивам Жигунова

Десятки поколений юнцов во всем мире (и я в том числе, разумеется),  да и взрослых,  зачитывались этим великим романом Дюма,  «мушкетеры» претерпели сотни экранизаций, среди которых были удачные и были не очень,  но еще ни в одной, по-моему,  авторам-интерпретаторам не приходило в голову  убрать из сюжета его коренной, определяющий настроение и ауру мотив. Этот мотив  — пьянящая радость жизни, та бурлящая в жилах кровь (бургундское, господа!), которая делает преодолимыми любые препятствия и не существующими бытовые невзгоды. И да, конечно, любовь, и да, конечно дружба, делающие тебя еще сильнее.   Мы – за это, мы против жалких соглядатаев и сексотов (привет из СССР), мы не хотим жить по скучным и лживым правилам, мы будем выше их и мы победим!  Один — за всех и все – за одного. Клятва чести.  Клятва юности. Кто не произносил её?
По мотивам Жигунова

Да я понимаю, говорит Сергей Жигунов в интервью порталу Кино-Театр.ру,   что «Дюма писал роман воспитания, но тут возникает такой острый, может быть даже актуальный, момент, что проблемы главного героя связаны не только с тем, что он такой заводной и шебутной, а с тем, что он – девственник. Этот акцент воспринимается как нечто комедийное и специфичное – кому-то это может не понравиться, а кого-то, наоборот, заинтересует — и только ради этого зрители пойдут в кино».

Бэмс!  Он меня убил. Либидо, господа! Не будь Д’Артаньян девственником, ничего бы и не было.  В том числе и трех мушкетеров.  И сборов в кинотеатрах, пусть и не ахти каких.

Да, чуть не забыл сказать об исполнителе роли девственника, Ринале Мухаметове.  Смазлив, обаятелен, приятная улыбка, но… слишком ingenue  для Д’Артаньяна, на мой вкус.
По мотивам Жигунова

О других актерах (за исключением Марии Мироновой и, пожалуй, Константина Лавриненко – Бэкингем) пока что могу сказать одно: главное достоинство, что не примелькавшиеся.  Впрочем, еще не конец фильма, может, кто-то сумеет раскрыться – в предлагаемых обстоятельствах.

Юрий Алаев


Опубликовано 07.01.2014

Комментировать