FNR_0953

Виталий Харисов: «На гитаре можно играть разную музыку — и попсу, и три аккорда, и выдающиеся сочинения Баха»


Беседовала Кристина Иванова

20 марта в казанском УНИКСе пройдет юбилейный вечер гитариста и композитора, заслуженного деятеля искусств Татарстана Виталия Харисова. Известного автора-исполнителя, преподавателя Казанской консерватории и Казанского музыкального училища, члена Союза композиторов РТ с 55-летием поздравят его коллеги и друзья: ведущие казанские барды, исполнители авторской песни, а также академические музыканты и коллективы. В преддверии юбилейного концерта Харисов в интервью KazanFirst рассказывает о гитарном буме в Казани.

Первое интервью в своей жизни Харисов давал на радио, когда ему было 16 лет. Он предварительно попросил вопросы, чтобы продумать ответы. На это интервьюер сказал, что так записывают беседы только с председателями колхозов. А учащиеся музыкальных училищ (в то время Харисов был именно им) — люди творческие и образованные, должны уметь хорошо выражать свои мысли сходу. Наше интервью, спустя почти 40 лет после премьерного, проходит в рабочем кабинете Харисова в консерватории после репетиции к концерту. И тоже без заранее согласованных вопросов. В аудитории — творческий беспорядок, здесь стоят фортепиано, гитары и лютня — сравнительно недавнее увлечение собеседника.

__________________________________________________________________

Заслуженный деятель искусств Татарстана, заместитель председателя Союза композиторов РТ, доцент Казанской государственной консерватории Виталий Харисов родился в Казани. Окончил теоретическое отделение Казанского музыкального училища, теоретико-композиторский факультет Казанской государственной консерватории. Он лауреат всероссийских и международных конкурсов (как гитарист и композитор). С 1997 года преподает в консерватории: ведет специальный класс гитары, ансамбль, полифонию, инструментовку (с 2002-го — доцент). С 1998 года преподает в Казанском музыкальном колледже имени Аухадеева. Ведет активную концертную деятельность, виртуозно владеет гитарой. Автор симфонических, хоровых, ансамблевых, инструментальных сочинений, музыки к спектаклям и фильмам, множества песен и романсов

__________________________________________________________________

— Уже 20 марта ожидается ваш большой юбилейный концерт. Что приготовили для поклонников?

— Нельзя сказать, что на этом концерте будет собрано все творчество, которым я занимался всю свою жизнь. Это только легкая музыка — то, что пишется для души, а не по профессии. Моя профессия все же обязывает заниматься несколько иными вещами, охватывать более серьезные жанры.

Легкая музыка у нас чаще всего ассоциируется с попсой. Но есть легкая музыка. Слушая ее, люди отдыхают. Моя из этого разряда. В этот вечер будет звучать музыка преимущественно моего сочинения. Однако мне показалось интересным включить в программу и сочинения других композиторов, но в моих аранжировках.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Недавно вы отметили 55-летний юбилей. Сколько лет из них посвящено музыке?

— Ох, трудно сказать. Первый раз я вышел на сцену в шесть лет, с этого момента уж не будем засчитывать профессиональную деятельность. В 18 лет я начал работать преподавателем по классу гитары. Так получилось, что по жизни гитара проходит со мной.

— Вам не кажется нонсенсом, что именно вы, никогда профессионально не обучаясь игре на гитаре (во времена молодости Харисова такого класса не было ни в училище, ни в консерватории), вдохнули в нее новую жизнь и стали родоначальником казанской гитарной школы?

— Я отношусь к этому нормально. Я — далеко не первый такой случай. У меня действительно не было гитарного образования — я закончил училище как музыковед, консерваторию как композитор. Но должен же был кто-то начинать. Ведь когда-то был такой момент, когда ни у кого не было необходимого образования, но это музыкантов не останавливало. Можно бесконечно спорить, что было раньше — курица или яйцо, гитара или образование (смеется). Тем не менее с меня это все действительно началось, и мне очень приятно было находиться в гуще этих событий.

— Когда к вам пришло осознание, что именно вы должны начать развивать казанскую гитарную школу, что вы в состоянии это сделать?

— Осознание, наверное, до сих пор не пришло. Просто так сложилось. Я любил этот инструмент. И не только гитару. Я увлекаюсь многими музыкальными инструментами, в основном струнно-щипковыми: лютня, мандолина, разные модификации гитар (семиструнная, укулеле).

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— На скольких музыкальных инструментах вы можете играть?

— Я не считал никогда. Просто если надо играть на этом инструменте, то я играю. Был даже такой случай чуть больше года назад, когда я в своем концерте для гитары с оркестром исполнял партию на барабане. Подходящего барабанщика не нашлось, и дирижер Рустем Абязов предложил сделать это мне. Хотя никогда в жизни я этого не делал и никакого образования в этой сфере у меня не было.

— Мультиинструменталистом вас можно легко назвать…

— Думаю, что да. Я даже не знаю, сколько у меня дома лежит инструментов. Многие инструменты находятся у учеников. Я предпочитаю, чтобы моя коллекция не на полках пылилась, а была «в работе». У меня в коллекции шестиструнные, семиструнные гитары, лютня. Самый старый экземпляр коллекции — мандолина начала ХХ века, Неаполь, 1912 год.

Музыкальные мастера, с которыми я сотрудничаю, идут навстречу и делают инструменты по моим фантазиям.

— Какая фантазия была самой необычной?

— Сейчас у меня есть задумка сделать гитару с 8-9 струнами для исполнения барочной музыки. Сейчас с одним мастером мы пытаемся такую модель разработать.

С мастером Владимиром Порываевым, который изготовил уже две лютни для меня, мы долго фантазировали, какой должна быть лютня. Их существовало множество модификаций. Мы думали, как гитаристу легче адаптироваться к лютне, потому что это очень непростой инструмент.

— Если возвращаться к гитаре, помните ли вы момент, когда влюбились в этот инструмент?

 — Я прекрасно помню тот момент, это было на первом курсе музыкального училища. Я случайно зашел в класс, где занимался мой друг-однокурсник Толя Байдаров. Сейчас он живет во Франции и руководит там своей гитарной студией. Благодаря встрече с ним произошло такое неожиданное увлечение. До этого, еще учась в общеобразовательной школе, я пытался играть на электрогитаре в ансамбле.

— Вы не хотели открыть в Казани собственную школу или гитарную студию, как ваш однокурсник Байдаров?

— Были такие мысли и даже попытки это сделать. Но я понял, что этим хорошо занимаются люди, которые более склонны к организации. Я все же человек творческий больше, чем коммерческий. Не бизнесмен точно.

Но в Казани существует Малая академия гитары, которую возглавляет мой выпускник Михаил Коренев. Это такая профессиональная коммерческая школа. Есть и другие коммерческие школы.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Ваш самоучитель игры на гитаре в свое время был хитом продаж…

— Да, тираж «Гитары для всех», который мы написали в содружестве с Дмитрием Бикчентаевым, был 100 000 экземпляров. Это было начало 90-х. По нынешним временам это просто фантастический тираж. Были предложения и по переизданию, и доптиражу, но не осуществились.

Помню, летели мы как-то с Димой Бикчентаевым в Хабаровск на концерт в погранзаставе. И в аэропорту увидели нашу книжку — она разошлась по всей стране. Потом появились уже многие другие школы игры на гитаре, которые тоже назывались «Гитара для всех». Но поскольку мы свое название не запатентовали, оно тут же пошло по рукам.

— Насколько популярна сейчас гитара?

— Очень популярна. В мире по популярности гитара — инструмент номер один, и это звание никто даже не оспаривает. И в музыкальных школах учащиеся на гитаре давно победили обучающихся игре на фортепиано. В Казани сейчас порядка 100 музыкальных школ и студий, где обучают игре на гитаре.

Но педагогов-гитаристов не хватает. Очень многие представители других музыкантских профессий — скрипачи, пианисты, домристы, баянисты — переучиваются, получают дополнительное образование как педагоги по классу гитары. Таким образом гитарный бум решается в плане педагогических кадров.

— А в Казани гитарный бум не стихает? По сравнению с временами, когда у нас начали проводить первые городские фестивали…

 — 22 года прошло. Сейчас просто нет той романтики конца 90-х. Все уже устоялось, встало на свои рельсы. Педагогов стало значительно больше. То, что прошел бум, я бы не сказал. Гитарные концерты проходят при полных залах. Если раньше провести 3-4 гитарных концерта в год считалось достижением, то сейчас такое же количество концертов проходит в месяц. Бывает, что в Казань приезжают сразу несколько гитаристов в один и тот же день и дают концерты в разных залах.

Так что говорить, что бум прошел, точно нельзя. Просто гитара заняла свое место, но популярность ее не ослабевает.

— С чем вы связываете такую популярность гитары?

— На этот вопрос я не смогу ответить. Это необъяснимо. В начале XX века в СССР гитара была объявлена буржуазным инструментом, чуждым рабочему классу. Это сделало свое дело. Но в 60-е годы наступила оттепель и получило широкое распространение такое направление, как авторская, самодеятельная песня. Или, как сейчас, не совсем точно, ее называют, бардовская песня. У нас любят иностранные слова. Поэтому и популярность гитары связана в первую очередь с этим направлением. Она распространена на бытовом уровне. Но когда люди играют 2-3 аккорда, они начинают хотеть большего. Тут уже начинается образование.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Для вас лично чем является гитара? Просто инструментом, другом или партнером?

— Это непростой вопрос. Гитара для меня значит очень многое. Не скажу, что все, но очень многое. Это инструмент, на котором можно извлекать что угодно, играть любую музыку. У гитары нет ограничений, они есть лишь у исполнителей. Хотя в некоторых ситуациях при аранжировке звучания гитары не хватает. Гитару еще Бетховен называл оркестром в кармане. А затем кто-то добавил, что это оркестр в миниатюре. Гитара хорошо звучит в маленьких, камерных залах. А вот большие площадки типа УНИКСа требуют бОльших музыкантских коллективов.

— Не обижает вас распространенное мнение, что для «треньканья» на гитаре особых умений не надо?

— Такое мнение сохранилось, и не только по отношению к гитаре, но и ко многим народным инструментам — балалайке, домре. Но вы посмотрите, как играют мастера, профессионалы. Все идет от необразованности. Гитара многими так же воспринимается. На гитаре можно играть разную музыку — и попсу, и три аккорда на нестройной гитаре, а можно — выдающиеся сочинения Баха и других композиторов прошлого.

— Вам как никому подходит выражение, что талантливый человек талантлив во всем. Вы в каком амплуа чувствуете себя максимально комфортно — композитор, гитарист, преподаватель, аранжировщик?

— Я всегда был и остаюсь композитором. Это мечта моего детства, моя основная профессия. Все остальное — сопутствующие вещи. Мне комфортно пребывать и в качестве пианиста, гитариста, педагога, но в первую очередь идет моя основная профессия, которую я очень люблю.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— В каком из этих амплуа вы чувствуете себя в наибольшей степени недооцененным? На мой взгляд, как песенник вы могли бы снискать всенародную популярность…

— Мои песни поют как в России, так и за рубежом. Не скажу, что они имеют широкое распространение. Но я никогда попсу не писал и писать не буду. Может быть, поэтому не до всех доходит. Чтобы находиться в этом жанре, нужен отзывчивый партнер, умеющий работать со стихами. К сожалению, такого партнера у меня пока не нашлось.

Но в целом я согласен с тем, что в песенном творчестве мне бы хотелось большей реализации. Была большая мечта работать в театре, жанре мюзикла, кино — писать музыку. Немножечко это делать удавалось, но далеко не в полной мере. Я писал музыку к документальным фильмам, художественной картине. Мне посчастливилось работать с Андреем Вознесенским — писать с ним совместную песню, но заочно, лично мы не встречались. Это была песня про Северный полюс для фильма «Путешествие дилетантов».

— На ваш взгляд, авторская песня умрет вместе с ее современниками или новое поколение подтянется?

— Не думаю, что она умрет. Скорее будет называться по-другому. Термин «бардовская» не очень удачный. Я склонен называть такой жанр «авторская песня». Это проявление городского фольклора. Не случайно Окуджава называл авторскую песню фольклором городской интеллигенции. Он попал в точку. А фольклор не умрет никогда, пока существует народ.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

В Казани авторская песня была популярна всегда. Но есть момент, что преемственность поколений прерывается. Сейчас вся молодежь сидит в Айфонах, информации в избытке. Иногда люди думают, зачем идти на концерт, если музыку в интернете можно послушать. То есть теряется желание слушать живую музыку. Хотя я думаю, что это временное явление. В 90-е годы все выступления были под полный плюс (под фонограмму — прим. ред.), а сейчас фанера запрещена чуть ли не на законодательном уровне.

— Вы были первым композитором, сделавшим обработки татарского фольклора для классической гитары…

— Не могу сказать, что совсем первым. Может быть, среди профессиональных композиторов я был первым. Среди любителей такие попытки были и до меня.

Мое детство прошло в татарской деревне, и я не понаслышке знаю многие национальные песни. Так что всегда пытаюсь передать татарский мон.

— Как раз многие ругают современную татарскую музыку за отсутствие мона. Тот же фестиваль «Ветер перемен» подвергся критике в первую очередь за это.

— Я думаю, что оно тоже никуда не уйдет. Для меня понятие «мон» очень близкое. Я даже недавно написал статью, где рассуждал на эти темы.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Сейчас татарская музыка звучит достаточно редко не то, что в Европе, да даже в Казани. Тот же главный дирижер Государственного симфонического оркестра РТ Александр Сладковский частенько сетует, что ни один татарский композитор не может написать для оркестра достойную бисовку, которую можно будет представить на лучших европейских сценах. Почему так происходит? Почему не хватает прорыва?

 — Я думаю, что уважаемый всеми Сладковский не является последней инстанцией в оценке татарской музыки. Тем не менее, действительно, композиторов очень много. В Татарстане Союз композиторов — третий по численности в России после московского и петербургского. Композиторы и их новые сочинения — это как золотой песок. Его надо просеивать, прежде чем будут шедевры. Это нормальный процесс. В Казани прекрасная композиторская школа, есть очень много интересных студентов и работающих педагогов.

А то, что татарская музыка не звучит, — это неправда. Она звучит и в Германии, и в Латинской Америке, Испании, городах России.

— На ваш взгляд, в Казани нужен новый концертный зал?

— Для оркестра однозначно не хватает зала, который был бы построен специально под оркестр. В Казани много отличных залов, но специализированного, для оркестров, нет. А хотелось бы. Тем более при наличии такого замечательного оркестра, как ГСО Татарстана.

— Какие ваши ближайшие творческие планы?

— Есть планы по изданию трех своих гитарных концертов. Правда, «Дагестанский» концерт для гитары с оркестром был издан в Италии в конце прошлого века. В 90-е годы многие композиторы получили приглашения от иностранных изданий, но вместе с публикациями уходили и авторские права. Я грамотно подписал контракт, и они длились всего пять лет, так что теперь можно издавать концерт и в России.

Есть задумки новых циклов, связанных с фортепиано. Есть задумки и новых симфонических произведений. Большой интерес у меня сейчас наблюдается к такому инструменту, как лютня. Я его изучаю, играю барочную музыку, пытаюсь понять его. Захотелось почему-то время отдать этому инструменту. Возможно, появятся и какие-то авторские сочинения для лютни. Современные композиторы для лютни пишут крайне мало. Лютня — инструмент недешевый. Ее так просто в магазине не купишь, ее надо заказывать, ждать. Но это очень интересно. И на концерте 20 марта она тоже прозвучит.

⇒«Я предупреждал, что оркестр поедет в Европу и мне нужно представлять Татарстан красивой татарской музыкой. Ее нет!» — дирижер Сладковский о проблемах репертуара для главного оркестра республики

Фото: Василий Иванов


Опубликовано 20.03.2017

4 комментария

Валя

Харисов — человек легенда. А песни у него — просто закачаешься. И играет на гитаре замечательно.

Борис

Этот человек просто удивительно играет)

Пумба

интересная личность, интересное творчество) и веселый парень с бубном в начале видео)

Гитаристка

Хорошо, что в Казани есть такие педагоги по гитаре.

Комментировать