Что принесет Год кино в России

Стоит ли надеяться, что Год кино будет иметь такой же эффект, как в отдельно взятом Татарстане имел Год парков и скверов. Пока более-менее достойное кино снимают только в двух столицах. В Татарстане кинематограф разивается за счет съемок документального кино, игровое снимают редко, и пока, по словам местных режиссеров, до «якутского феномена», где местные жители с удовольствием смотрят кино якутских режиссеров, нам далеко

Катерина Коваленкова — Казань

 После успеха фильмов «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова и «Война и мир» Сергея Бондарчука даже в списке номинантов на «Оскар» много лет не было представителей России, пока, наконец, в этом году в нем не появился «Левиафан» Андрея Звягинцева. «Оскара» ему не досталось, но «Золотой Глобус» он получил, как и приз Каннского кинофестиваля. Российские режиссеры постепенно протаптывают тропинку на Запад. 

В прокат в регионах попадает почти исключительно продукт московского производства: яркие феномены типа кинематографа республики Саха — пока точечное явление на карте России. Активно снимают фильмы в Бурятии, а где-то — Удмуртии, Марий Эл — не снимают совсем. Остается надеяться, что объявление 2016 года в нашей стране Годом кино будет иметь такой же эффект, как Год парков и скверов в отдельно взятом Татарстане.
Что принесет Год кино в России

Местные режиссеры удивляются успеху якутов. «Я недавно вернулся с Якутского фестиваля (с фильмом “Курбан-роман” — KazanFirst) и там увидел, как дело обстоит с кино в некоторых республиках», — говорит режиссер Салават Юзеев. По его словам, много снимают также в Бурятии, Калмыкии. 

«Если проводить аналогии с республиками, близкими нам, в Киргизии снимается около 30 фильмов в год. У них бум, потому что они выходят в прокат, народ целенаправленно ходит на фильмы на родном языке. У нас, к сожалению, этой связи — производство с прокатом — нет», — продолжает Юзеев. Надо что-то кардинально менять, нет проката — татарстанский кинематограф обречен. Почему у татарского театра такие мощные позиции? Всегда была связь со зрителем, а у нас нет — только фестиваль, этого недостаточно, уверяет собеседник. 

Грандиозный успех якутского кинематографа у местного же зрителя, по словам Юзеева, заключается как раз в прокате. Возможности снимать у нас есть: есть много частных студий — без счета, говорит руководитель пресс-службы республиканского минкульта Рузиля Мухаметова. Однако в Татарстане пока кино снимают не очень охотно: в 2012 году было произведено семь фильмов, в 2013 — четыре, в 2014 — четырнадцать, поясняют в минкульте.
Что принесет Год кино в России

Проблема в том, что кинотеатры Татарстана не имеют возможности «прокатывать» местные фильмы, поскольку почти все они подчиняются правилам сети, к которой принадлежат, с центром в Москве. «Частные кинотеатры могут фильм не взять, потому что у нас сетевые кинотеатры, и что показывать, диктуют в Москве. Ваш фильм могут показать в государственном кинотеатре “Мир”». 

По словам режиссера Ильшата Рахимова, главная проблема татарстанского кино — в том, что не понятно, зачем и кому оно нужно: «Вышестоящие чины, которые могут выделить деньги на кино — минкульт или “Таткино” — совсем не понимают силу кино, зачем это надо, как на этом можно зарабатывать, как это можно прокатывать». Рахимов остался недоволен и программой XI Казанского фестиваля мусульманского кино. «11-й Казанский фестиваль мусульманского кино оказался для нас и для меня лично зеленее,чем я предполагал. Наш фильм, который мы сняли с режиссером Салаватом Юзеевым «Хлопнул дверью и ушел»,победил аж в двух номинациях! «Лучший короткометражный фильм»  и «Лучшая мужская роль» — великолепному актеру Камаловского театра Ильдусу Габдрахманову», — такой комментарий он оставил на своей странице в соцсети «Вконтакте».
Что принесет Год кино в России

Судя по тому, как люди ходят на татарстанские фильмы на том же самом фестивале, на том же самом «Айсылу» — люди идут, мест не хватает, давят друг друга: они готовы за это платить, добавляет Юзеев. 

Вложение денег в кино — не только для того, чтобы заработать, а вложение в облик Казани, народа, в будущее культурное воспитание детей. Кино — самое массовое средство воспитания, продолжает собеседник. «Снимать ролики про Универсиаду, Казань, тоже стоят каких-то денег, это однодневки: посмотрели инвесторы, приехали, и забыли. На это ведь деньги есть». 

По словам режиссеров, есть московские инвесторы, готовые вложить средства в татарстанский кинопродукт. Но в таком случае результат будет иметь сильный уклон в сторону денег, а не местной культуры: «это будет не татарское кино, а опять общепринятые вещи, а у нас люди, культура позволяют делать какие-то вещи, не похожие на других». 

«Я в Москве работал очень долго, там свои приоритеты, но сейчас я думаю, что нужен Татарстану. Может, мы не производим большие полнометражные фильмы, но производим документальные, представительские. Есть много видеоконтента, который нужно делать качественно», — добавляет режиссер Ильдар Ягафаров.
Что принесет Год кино в России

Как раньше 

Если смотреть в далекое прошлое, в дореволюционное время, первая казанская картина вышла в 1898 году. Она не сохранилась, но есть описание: снимали выход актеров после репетиции, который потом демонстрировали в кинотеатрах, рассказывает единственный в Татарстане историк кино Елена Алексеева. Предпринимались попытки самостоятельных съемок в Казани, до революции. В 1909 была снята первая сохранившаяся картина и последняя в 1914 году, за это время было снято порядка 10 фильмов.

С началом Первой мировой войны все остановилось. Это были частные предприниматели, например, владелец кинотеатра «Аполло» (Юрий Гренинг). Потом он стал называться «Татарстан», сейчас здание сохранилось, но кинотеатра там нет. В советское время был снят документальный фильм «Взятие Казани» (1918), режиссера нет, оператор Эдуард Тиссэ, который работал с Эйзенштейном. В 1929 году — совместная постановка «Совкино» и «Таткино», фильм «Булат-батыр», московский режиссер Юрий Тарич, ассистентом был Каюм Поздняков, он первым окончил режиссерский факультет ВГИКа — первый профессиональный режиссер. 

В 1930 году был снят первый полнометражный документальный фильм «Татарстан — страна четырех рек», тоже совместная работа с москвичами, фильм сохранился, он немой, потому что эпоха звука в нашей стране началась годом позже, продолжает Алексеева. Музыку к фильму написал Салих Сайдашев — так было написано, утверждает она. Снимались документальные фильмы, киножурналы. 

«Казанская киностудия кинохроники» во время войны в 1942 году была закрыта. Остался корреспондентский пункт, режиссеры, которые остались, снимали для Куйбышевской студии кинохроники по ее заказу о Татарстане, о Казани. 

Второе рождение киностудии произошло в 1961 году. До недавнего времени это была одна из лучших студий документального кино в Советском Союзе. В 1970-е молодая тогда еще студия заняла в соревновании по всему Союзу третье место после Мосфильма и Ленфильма.

В нулевые начали снимать игровые фильмы. 

По словам Алексеевой, в соседних с Татарстаном регионах ситуация очень разная. В Башкирии есть своя киностудия, ей меньше лет, ее очень хорошо поддерживает государство. В Якутии, бриллиантовой республике, кинопроизводство поставлено очень хорошо. 

Кино как такового в Татарстане нет. Мы находимся в таком положении, что нужно хотя бы сохранить потенциал, заложенный в советские годы, говорит Ягафаров. По его словам, в Татарстане сильные документалисты, а игровое кино начало развиваться лишь в 90-е годы: «Мы пока учимся, много студентов уезжает учиться в Москву, заграницу — кто-то в Америке учится. Думаю, еще 3-4 года, и будет сильный всплеск творческого кинематографа». 

«У киношников странный менталитет. У них роль просящего: мы дети Советского Союза, мы постоянно что-то просим. А нужно быть в роли партнеров: у нас есть хорошая идея, бизнес-проект, он нужен для усиления национального достоинства, создания положительного образа профессии», — сетует Ягафаров. Мы нужны чиновникам для решения и финансовых, и политических задач. Кино — мощный инструмент, мягкая сила, американцы благодаря кинематографу и музыке создают положительный образ своей страны, и наши дети смотрят и думают, что там красивые люди, и там хорошо. Почему мы не должны этим заниматься, удивляется собеседник: «Но мы стараемся снимать авторское кино про грязь и бомжей и выставить это на международный фестиваль. Я хочу снимать красивое кино о своей стране». 

Описание насилия, грязи и неухоженных реалий России, к сожалению, действительно частый прием, который используют и режиссеры, и писатели; он вызывает сильные эмоции и большой шквал обсуждений у зрителей после увиденного. Насилие и криминал в кино и в СМИ вызывают наибольший интерес у определенной аудитории. Журнал «Нация приводит результаты исследования, которое проводилось несколько лет назад. Тогда подсчитали, что по всем каналам российского спутникового телевидения за сутки было показано 52 000 убийств. А вдруг кино о красивой России действительно может что-то изменить?

 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
зритель
Не курбан-заман, а курбан-роман. Не таткино, а татаркино. Ну и так далее. А якутов смотрят потому что они молодцы, они снимают для своего зрителя. Ну и еще тот фактор, что они удалены от центра, у них всего 4 кинотеатра в столице — и все свободно-репертуарные, сельский прокат строится на инициативе режиссеров, на инициативе, а не на нытье: я снял гениальное произведение — все теперь меня любите непременно. В Татарстане как раз более мощный охват по прокату и единственная государственная действующая сеть по Поволжью. Ну и про зелень фестиваля — пока самые слабые работы на нем, к сожалению, татарстанские. Снимают лучше в странах Персидского залива (несмотря на войну, запреты и прочие сложности), во всем восточном СНГ, Азии и тем более Европе. Любите зрителя, и он ответит вам взаимностью)
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite