Дураки и ЖКХ

KazanFirst о двух главных бедах современной России

На стене тридцатого дома по улице Файзи висит табличками с цифрами: первая цифра указывает номер квартиры, вторая – суммы долга жильцов этих самых квартир перед ЖКХ. Самая маленькая сумма исчисляется пятизначной цифрой. Самая большая сумма долга равна ста пятидесяти тысячам рублей. С копейками.

На деловом понедельнике 25 ноября Искандер Гиниятуллин, председатель Комитета ЖКХ, заявил о том, что задолженность за жилищно-коммунальные услуги сроком более 6 месяцев в Казани составила 1,217 миллиарда рублей. И, как указывает табличка, висящая на доме №30, около 250 тысяч рублей из этого миллиарда приходится как минимум на этот самый дом.

Дураки и ЖКХ

Как выглядят лица должников? Опухшие, не выходящие по несколько недель из запоев, алкоголики, многодетные семьи или незащищенные слои населения, инвалиды и пенсионеры. Да, конечно, все эти лица попадают под категорию «потенциальных неплательщиков», но одними из самых злостных граждан являются любители поднакопить большую сумму, и потом оплачивать ее, как говорится, в несколько приемов или за раз. Как заявил Искандер Гиниятуллин, есть и те, кто не платит за жилищно-коммунальные услуги по причине неудовлетворенности их качеством.

О том, кто и почему не платит за ЖКХ, а также о реакции тех, кто хоть единожды был вынесен на доску позора, ответило несколько жителей города Казани.

— По-моему, это все незаконно, — говорит Кыраев Ильсаф. – Было время, когда я потерял работу, и долго не мог никуда не устроиться. И счет за квартиру копился в течение четырех месяцев. Потом вся зарплата уходила на погашение этого долга. Еле сводил концы с концами. А если бы моя фамилия, номер моей квартиры висел бы, например, в нашем подъезде, я бы не столько горел от стыда, сколько бы обозлился на жилищную компанию. Они не имеют права влезать в мою жизнь!

Дураки и ЖКХ

С ним согласен и житель города Набережные Челны. Правда, его ситуация несколько хуже. На данный момент его долг за квартиру составляет около двадцати тысяч рублей.

— Когда-то я был вполне успешным человеком: красный диплом, отличная карьера на заводе от должности слесаря до главного инженера. В советские времена только трудом, знаниями и опытом можно было много чего добиться. Сейчас нужны связи. – Рамиль Муслыхович во время разговора немного отходит от темы. Вначале у него начались проблемы на работе. Потом проблемы с алкоголем. Потом серьезные проблемы со здоровьем. И – как результат – он остался наедине со всеми своими проблемами и без работы. – Суставы на руках и ногах болели так сильно, что я уже начал понимать – на хорошую должность меня не возьмут. Да и сам я туда-сюда бегать уже не смогу. Поэтому я устроился сюда. – Рамиль Муслыхович сейчас работает администратором на автомойке, и с интонацией начальника теперь уже раздает приказы автомойщикам и уборщицам. – Пока искал новую работу, накопились долги. Одно время было около тридцати пяти тысяч рублей. С долгами помогли дети, но и у них сейчас растут уже свои семьи, копятся свои кредиты и долги. А зарплаты мне хватает только на еду. – Каждый день он получает по 500 рублей. – Как платить, не знаю. Просить никого не хочется. И очень страшно, что меня могут выселить из квартиры.

Впрочем, выселить из квартиры, не так уж и просто. Как заявляют юристы из адвокатской конторы «Право.Недвижимость», сделать это очень и очень тяжело. Квартиры можно лишиться, если задолженность соразмерна стоимости квартиры. Однако согласно Гражданско-процессуальному кодексу, нельзя взыскать жилое помещение, если оно является единственным пригодным для постоянного проживания.

Дураки и ЖКХ

Такой круговорот неплательщиков в природе плохо сказывается на всех: у управляющих компаний возникают свои долги перед поставщиками и подрядчиками, перед сотрудниками, что, в свою очередь, плохо сказывается на качестве их работы, что плохо отражается на жизни «порядочных» жильцов. А действенных мер против неплательщиков практически не существует: ни отключение от электроснабжения, ни взыскание задолженностей через суд, ни публичные доски позора, вывешенные на всеобщее обозрение. Единственное, что в данном случае играет хоть какую-то роль – это финансовое благосостояние и стабильное благосостояние всех слоев населения,  а также наличие во всех слоях населения совести и разумного распределения своего бюджета.

— Когда мы получаем зарплату, то первую часть наших денег мы откладываем на жилье. – Мария, многодетная мама, проживающая вместе с мужем в двухкомнатной квартире в Советском районе города Казани. – Ипотека и квартплата – это трата номер 1. Потом откладываются деньги на питание, потом на школу и детский сад. А то, что остается, если остается, на одежду и другие радости жизни. – Мария настроена оптимистично. – Наше жилье – это наша уверенность в будущем. Как бы тяжело ни было, но у нас просто нет возможности не платить, очень страшно все потерять, да и некультурно это, что ли. Чем таким я особенная, чтобы не платить за то, чем мы активно пользуемся?

Дураки и ЖКХ

В диалог вмешивается супруг Марии, Анатолий:

— Хотя цены на коммунальные услуги очень высокие: только за обслуживание дома мы платим по тысяче рублей, а обслуживают дом не очень хорошо. Лифт в этом месяце два раза ломался. Родители наши поставили счетчики на газ, расходы у них хорошо сократились, а у нас в доме все электрическое. Вот и выходит все в разы дороже. – Анатолий добавляет. – Непонятно, откуда наше правительство берет эти самые тарифы. Вечно натворят «делов», а простым людям приходится расхлебывать.

Чаще всего, правда, «расхлебывать» приходится судебным приставам. Нерадивых неплательщиков с каждым годом становится все больше, а мер по взысканию с них задолженностей – всем меньше.

— Они ничего не могут мне сделать. – Через дверь отвечает мне один из тех, чей номер квартиры висит в доме № 30. – Выселить не могут, в тюрьму посадить не могут. Чего мне их бояться? Меньше людей платят – они меньше воруют. – Под «они» тайный жилец имеет в виду сотрудников жилищных компаний и правительство России. – Как будто у них там денег нет. Покупают себе дорогие машины, и сами живут в четырехкомнатных квартирах. А мне инвалидность не могут оформить. А я больной! Вот пускай оформят мне инвалидность вначале, тогда, может, и начну платить. А то, что я там вишу, так и пусть: всем плевать. Люди посмотрели и забыли. А мне все равно.

Современная жизнь диктует новые крылатые выражения. В России нынче две беды – дураки и ЖКХ.

Диана Садреева

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite