«Взятки за досрочное освобождение всегда были бичом исправительной системы»

За прошедшие два месяца в Татарстане по подозрению в получении взятки задержаны сразу три сотрудника УФСИН

Следственное управление СКР по Татарстану завершило расследование уголовного дела в отношении сотрудника УФСИН, 33-летнего Дмитрия Блинкова. Его обвиняют в мошенничестве с использованием служебного положения

По версии следствия, в 2013 году старший оперуполномоченный по особо важным делам Дмитрий Блинков пообещал одному из заключенных исправительной колонии помочь в условно-досрочном освобождении. Мужчине, отбывавшему наказание в ИК-5 в поселке Нижние Вязовые Зеленодольского района требовалась положительная характеристика. Блинков знал, что решение этого вопроса не входит в его компетенцию, но все же пообещал помочь. За оказанную услугу он потребовал от заключенного передать ему 20 тысяч рублей. Оперуполномоченный просил, чтобы 10 тысяч рублей передали ему на руки, а остальную часть денег перевели на абонентский номер. В результате в октябре сестра осужденного выполнила все требования Блинкова, но тот присвоил деньги, а обещания не выполнил.

«Взятки за досрочное освобождение всегда были бичом исправительной системы»

Таким же способом обвиняемый получил еще 25 тысяч от другого заключенного.

Вину Блинков признал. Следователем в отношении него избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. В настоящее время уголовное дело направлено в Вахитовский районный суд Казани для рассмотрения в особом порядке.

Этот эпизод стал уже третьим аналогичным делом за последние два месяца. Ранее следком сообщал о задержании еще двух сотрудников УФСИН за помощь заключенным в условно-досрочном освобождении и смене режима отбывания наказания. Тогда в поле зрения следователей попали начальник исправительной колонии №10 Менделеевска и его заместитель. 37-летние Родион Камашев и Виталий Рябов подозреваются в преступлениях, предусмотренных статьей 290 — «Получение взятки должностным лицом».

По предварительной версии, с ноября 2013 по март 2014 года Камашев получил от заключенного взятку в размере 90 тысяч рублей. За эти деньги начальник отдела по воспитательной работе обещал сменить режим отбывания наказания. Деньги Камашев снял с банковского счета заключенного. Таким же образом Рябов снял 120 тысяч рублей с банковской карты другого осужденного, тоже пообещав посодействовать в смене режима наказания.

«Взятки за досрочное освобождение всегда были бичом исправительной системы»

В отличии от Блинкова свою вину ни Камашев, ни Рябов не признают, отказываясь давать показания. В ближайшее время им будет избрана мера пресечения.

«Взятки за досрочное освобождение всегда были бичом исправительной системы, – говорит бывший замначальника по оперативно-режимной работе одной из татарстанских тюрем Александр Баренков, – это самый легкий способ взять с заключенных денег, и при этом остаться безнаказанным».

Баренков отмечает, что с каждым годом заключенным все проще связываться с внешним миром за стенами колонии. На территорию исправительных учреждений непрекращающимся потоком пытаются проносить средства связи. Штраф за это всего 3 тысячи рублей.

Поэтому у осужденных есть искушение попросить родственников или близких за деньги помочь им выйти на свободу, продолжает Баренков «Я не думаю, что сейчас какой-то всплеск незаконных освобождений, возможно следственный комитет выявил одно преступление, а оно по цепочки выводит другие. Но бороться с этим нужно», — говорит он.

Баренков уверен, что бороться с попытками незаконного освобождения можно только ужесточая наказание. «Пока не будет значительно ужесточено наказание, осужденные и дальше будут иметь возможность давать взятки через банки и родственников».

Преступление, предусмотренное статьей 290 Уголовного кодекса, наказывается штрафами, которые в 25-50 раз превышают размер взятки, либо лишением свободы на срок до трех лет с двадцатикратным от размера взятки штрафом.
Система кратных штрафов за взятки и коррупционное посредничество была введена в 2011 году при президенте Дмитрии Медведеве. По ней минимальный штраф за коррупционные преступления составляет 25 тысяч, а максимальный — 500  млн рублей. 

Евгений Шамаев

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite