«Аида»: триумф плохой девочки

Шаляпинский фестиваль продолжает поражать зрителей масштабными спектаклями. На этот раз казанские зрители увидели легендарную Аиду в постановке Юрия Александрова.

Сейчас даже самые невежественные люди знают, что опера — это не когда ОЧЕНЬ толстая тетенька выходит на сцену, встает около рояля, и три часа что-то заунывно поет. Каждый человек, у которого хоть раз в год возникает мысль сходить в театр, понимает, что кроме вокала в спектаклях есть действие, смена декораций и сюжет, понятный даже на иностранном языке. Но даже самые ярые фанаты оперы были поражены постановкой «Аиды» на Шаляпинском фестивале. 

«Аида»: триумф плохой девочки

Грандиозные декорации, потрясающие костюмы и абсолютный профессионализм каждого артиста на сцене напоминали фильм «Клеопатра» с Элизабет Тейлор. Как и любовь Цезаря и Клеопатры, история Аиды и Радамеса — абсолютно реальна. Папирус с описанием событий времен правления фараонов нашел египтолог Мариетт Би. На его основе Джузеппе Верди вместе с Камиллом дю Локлем создали либретто для оперы.

В основе — классический «любовный треугольник»: дочь фараона Амнерис любит начальника царской стражи Радамеса, а он, в свою очередь, влюблён в эфиопскую принцессу Аиду. Правда, она живёт во дворце на положении рабыни, ведь действие происходит во время войны Египта с Эфиопией. Аиде вообще непросто: ей приходится прислуживать фараонам, в то время как любимый уходит на поле боя. Там он либо сам погибнет, либо убьет её отца Амонасро. А тут ещё и Амнерис всячески провоцирует, пытаясь выведать, в каких она отношениях с Радамесом… В общем, Аида только и делает, что молит богов о смерти. 

«Аида»: триумф плохой девочки

На фестивале её партию пела американская темнокожая солистка Индра Томас. Попадание в роль было стопроцентное: мало того, что она показала всю степень моральных страданий принцессы, так ещё и гримировать не пришлось. Накануне спектакля  Индра очень переживала: 
— Петь Аиду одновременно очень здорово и волнительно. Перед тем, как приехать сюда, я долго занималась со своими педагогами по вокалу, чтобы как следует вжиться в роль. Я стараюсь показать её сильной девушкой, настоящей царевной, которая вынуждена скрывать своё происхождение, — призналась она. — Я наслаждаюсь игрой, этим образом, но очень непросто взаимодействовать с другими артистами: я не понимаю по-русски, а они не говорят по-английски. Но они очень дружелюбные и внимательные, так что, общий язык мы нашли. И всё равно я очень переживаю, почти не спала сегодня ночью.

«Аида»: триумф плохой девочки

К счастью, Индре Томас удалось справиться с волнением и показать класс на сцене. Особенно органично она смотрелась в дуэте с Лестером Линчем, который сыграл отца Аиды. По случайному стечению обстоятельств, этот баритон тоже оказался темнокожим, так что, у зрителей было ощущение «полного погружения» в историю. 

И всё же, сочувствовать Аиде как-то не получалось. Ведь дочь фараона, стервозная Амнерис, была настолько хороша и пела так проникновенно, что совершенно непонятно, как Радамес умудрился променять её на другую. Ирина Долженко играла не как оперная дива, а как настоящая драматическая актриса. Она показала всё: и несчастную любовь, и гнев отвергнутой женщины, и раскаяние, и готовность пойти против фараона и жрецов, лишь бы спасти любимого о смерти. Казалось, сами тёмные боги, услышав пение Амнерис, должны лично явиться и покарать всех её обидчиков. 

«Аида»: триумф плохой девочки

— Эту роль невозможно сыграть с «холодным носом», — призналась после спектакля солистка Большого театра Ирина Долженко. — Первый раз я пела её в Буэнос-Айресе с итальянским составом. Со мной тогда работали и режиссер, и дирижер, и концентмейстер, мы репетировали каждую мелочь. Это помогло полностью прочувствовать и понять образ Амнерис. Я стараюсь показать её не какой-то гадюкой, а женщиной, которая безумно любит.

Получилось настолько хорошо, что я до последнего была уверена: Радамес передумает и выберет дочь фараона. Как можно устоять перед ней? Но хэппи-энда не случилось. Упрямый воин раскапризничался и предпочёл смерть. Радамеса бросили в подземелье храма, где ему предстояло медленно и мучительно погибать от голода в компании мумий. Так и хотелось крикнуть: «Вот и сиди в яме, раз такой дурак!». Как вдруг к нему в подземелье пришла Аида! Видимо, решила, что с милым рай и в шалаше. Спев что-то оптимистичное, они взялись за руки и легли умирать. 

«Аида»: триумф плохой девочки

В это время над камнем, закрывающим вход в подземелье, появляется Амнерис. Да, она грустит и молит богов о душевном покое… и всё же, это её триумф. На Шаляпинском фестивале — уж точно.

Ольга Гоголадзе
Фото: Роман Хасаев 
Подробный фотоотчет можно посмотреть здесь

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite