Татарстан компенсирует затраты администраторов особых экономических зон. Цена вопроса — четверть миллиарда рублей

Общество 13:19 / 26 августа 2016
2
Татарстан компенсирует затраты администраторов особых экономических зон. Цена вопроса — четверть миллиарда рублей

Пока в ОЭЗ меньше резидентов, чем можно вместить, и вложения в инфраструктуру окупаются не полностью. Но экономический эффект от особых зон с лихвой покрывает субсидии, говорят чиновники

Фото: l7e7o7n.narod.ru

Артем Малютин — Казань

В этом году правительству Татарстана придется выделить из бюджета дополнительно 287 млн рублей на инфраструктуру особых экономических зон (ОЭЗ). Этими деньгами республика покроет администраторам ОЭЗ часть затрат, понесенных в 2015 году, по содержанию энергосетей и коммунальных объектов, следует из проекта решения кабмина о субсидиях управляющим компаниям особых зон (есть в распоряжении KazanFirst).

Размер субсидии должен быть равен сумме расходов управляющих компаний, которую не удалось отбить за счет реализации коммунальных и энергетических услуг, указано в документе. В сопроводительном письме уточняется: речь идет о расходах УК на транспортные и бытовые сети, таможенную инфраструктуру, дороги и прочее. Если УК не используют часть субсидии в отчетном году, ее придется вернуть минфину до 1 февраля 2017-го.

В Татарстане две ОЭЗ: «Иннополис» и «Алабуга». «Иннополисом» через одноименную УК сейчас управляют федеральная структура «Особые экономические зоны» («РОСОЭЗ», у нее 75%) и правительство Татарстана (25% плюс 1 акция). В «Алабуге» у Татарстана 34%, доля «РОСОЭЗ» — 66%.

Фото: innopolis.com

Решение о субсидиях не связано с намерением федерального центра передать экономические зоны регионам, уверяет начальник отдела экономического анализа и проектного управления минэкономики РТ Юлай Миннуллин.

Дело в том, что пока в ОЭЗ меньше резидентов, чем можно вместить, и потому вложения администраторов в инфраструктуру окупаются не полностью.

«У нас должно быть больше резидентов; компаний, которые работают сейчас, недостаточно, чтобы целиком содержать инфраструктуру», — подтверждает представитель «Алабуги» Михаил Миронов. Когда в ОЭЗ придут новые компании, окупаемость вырастет, объясняет он логику субсидий.

В этом году наблюдательный совет «Алабуги» утвердил проекты восьми новых резидентов, напоминает Миннуллин: «Как следствие, загрузка инфраструктурных объектов увеличивается и, как следствие, растут доходы управляющих компаний от использования этих объектов».

По словам Миннуллина, прежде практики субсидирования управляющих компаний ОЭЗ в Татарстане не было. В перспективе затраты администраторов должны полностью возмещаться платежами резидентов, отмечает собеседник.

2

В 2016 году в «Алабугу» пришли новые резиденты | Фото: elabugacity.ru

________________________________________

В начале июня стало известно, что Кремль и федеральное правительство задумали реформу системы особых зон — этот институт не оправдывает их надежд. «Очень дорого, очень мало отдачи и с нулевым КПД», — заявил тогда ТАСС пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков. Сообщалось, что ОЭЗ передадут на баланс регионов, а наименее эффективные из них закроют. С тех пор о самой схеме передачи мало что известно. В июне замглавы Минэкономразвития РФ Александр Цибульский говорил, что предполагается дать субъектам максимальные полномочия, а федеральный центр в идеале должен только определять политику в этой сфере. Объем федеральных и региональных льгот для особых зон менять пока не планируется, добавлял он. Соглашение о передаче ОЭЗ с Минэкономразвития субъекты должны подписать до 1 сентября, говорит Миронов.

 ОЭЗ передают регионам. С «Алабугой» все будет в порядке

________________________________________

В проект «Алабуги» государство вложило 25,7 млрд рублей (еще 153,7 млрд — частные инвестиции), ранее говорил KazanFirst Миронов. Пока эти деньги окупились не полностью: резиденты в виде налогов за все время вернули в бюджет 13,8 млрд рублей (на июнь 2016-го).

Только в 2015 году компании «Алабуги» заплатили в бюджеты всех уровней 3,2 млрд рублей, благодаря зоне было создано 911 рабочих мест. «Таким образом, экономический эффект от работы особой экономической зоны “Алабуга” во много раз превосходит сумму вышеупомянутых субсидий», — подчеркивает Миннуллин.

Минфин Татарстана не ответил на запрос.

КОММЕНТАРИИ (1)
А
Недавно говорили, что Алабуга самая лучшая в России. А она за 10 лет не окупила всех инвечтиций. Так еще и субсидии требует
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

В акватории Куйбышевского и Нижнекамского водохранилищ водолазы ищут затонувшие судна

Общество 09:35 / 26 августа 2016
11
В акватории Куйбышевского и Нижнекамского водохранилищ водолазы ищут затонувшие судна

В республиканских водоемах находится около ста затопленных судов, которые десятилетиями отравляют воду нефтепродуктами и тяжелыми металлами, и мешают судоходству

Юлия Яковлева — Казань

Около 15 млн рублей будет потрачено на проведение исследовательских подводных работ в акватории Куйбышевского и Нижнекамского водохранилищ, которые стали кладбищем затонувших и брошенных судов. В водоемах республики их по крайней мере  около 100. 60 судов уже были найдены. В основном это баржи, дебаркадеры и теплоходы, которые десятилетиями отравляют воду оставшимися на борту нефтепродуктами, а также тяжелыми металлами, выделяют коррозию и мешают судоходству. Кроме того, они причина заиливания водоемов, оказывают отрицательное воздействие на рыб и ухудшают качество питьевой воды.

Их самое большое скопление в Казани, в Нижнем и Верхнем Услоне — эти места можно назвать кладбищем затонувших судов, рассказывает  руководитель группы поиска «Подводречстрой-7» Владимир Казаков. По его словам, только на участке у Лесной Гавани в районе речного порта они обнаружили 12 затонувших судов.

Руководитель группы поиска «Подводречстрой-7» Владимир Казаков Ι Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

«Чуть дальше отсюда на дне уже 15 лет лежит теплоход, — рассказывает он. — А рядом плавмагазин, вокруг которого мы обнаружили шесть дебаркадеров — их очень много везде и нужно доставать».

Поисковые работы начались 9 июля — экипаж из шести человек, трое из которых водолазы, вышел из Волгограда и преодолел уже 1700 км пути. Впереди последний объект исследования дна акватории — Булгары, где завершится долгий маршрут.

FNR_8265

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Все, что находится на дне, отображается на специальном приборе, который висит в каюте капитана. На экране четко видны очертания затонувшей баржи, она лежит на боку на глубине около пяти метров.

Сначала проводится большая работа на суше — на навигаторе GPS выставляются координаты судна, а на поверхности воды — импровизированные буйки, чтобы обозначить участок. Только после этого водолазы спускаются в воду, обследуют затонувшее судно, фиксируют его на фото и видео, а после дают ему характеристику.

FNR_8258

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Одновременно они берут пробы воды и грунта. Эти сведения отправляются на анализ в минэкологии, специалисты которого должны ответить, какую угрозу оно наносит окружающей среде и суднам, которые передвигаются по воде. К тому же последние годы уровень воды сильно упал, и даже капитан водолазного судна «В-719» Николай Штукань боится напороться на затонувшее судно.

Капитан водолазного судна «В-719» Николай Штукань Ι Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

«Акватория не только обмелела, вода стала очень мутной, — говорит он. — Например, баржа, которую мы обследуем, по габаритам 10-15 метров, но мы не знаем высоту ее бортов. Приходится рисковать, подходить поближе».

Основное скопление затопленных судов приходится на Куйбышевское и Нижнекамское водохранилища. Почти все они — бесхозяйные. За долгое время в воде стали источниками загрязнения рек и препятствием для судоходства.

«У них нет владельцев, поэтому предъявить требования некому, — объясняет заместитель казанского межрайонного природоохранного прокурора Назим Псардия. — Невозможно обязать это сделать законодательно ни минэкологии, ни муниципальные органы, ни отдел водных ресурсов. Поэтому из-за недобросовестных бывших владельцев брошенных судов государству приходится выделять на это деньги».

Заместитель казанского межрайонного природоохранного прокурора Назим Псардия Ι Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

С 1998 года по 2014 годы из водоемов изъято более 240 судов. Сейчас остается еще около 100. Однако не факт, что все они будут подняты со дна — в некоторых случаях в этом нет необходимости, утверждает собеседник.

«Мы общались с учеными, и не факт, что все 100 [судов] есть необходимость вытаскивать, они могут никому не мешать и не представлять угрозу», — продолжает он.

________________________________________

Этой проблемой всерьез занялись лишь в 2007 году, когда правительством республики и волжской природоохранной прокуратурой была разработана и утверждена программа по очистке водоемов от затонувших судов. С 2008 по 2012 годы было поднято и утилизировано 102 судна — баржи, металлобетонные дебаркадеры, понтоны, теплоходы. Было потрачено 50 млн рублей — деньги республиканского бюджета и инвестиционные вложения.

________________________________________

FNR_8140

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

По словам Псардии, во время первой кампании они выявили владельцев затонувших судов — им были предъявлены иски, многие нарушители самостоятельно извлекли судна со дна акватории. Например, в Чистополе прокуратура смогла через суд обязать ООО «Камские круизы» освободить самовольно занятую акваторию Камы от списанного железобетонного дебаркадера, который ранее использовался для организации отдыха.

FNR_8132

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

Многие из затонувших судов долгое время находятся в воде по разным причинам — это несвоевременная реакция на судовое происшествие, бездействие муниципалитетов и нежелание собственников судов — предприятий речного транспорта — тратить деньги на подъем судна, утверждает прокурор.

Подъем со дна только одного судна, по примерным подсчетам, может стоить 100 000 рублей, говорит начальник госинспекции экологического надзора минэкологии Алмаз Закиров.

Начальник госинспекции экологического надзора минэкологии Алмаз Закиров Ι Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

По его словам, в каждом случае этот вопрос будет решаться индивидуально — сумма работ зависит от габаритов судна и глубины.

«Мы берем свои пробы, чтобы выявить, какое судно негативно воздействует на окружающую среду. После подведения всех итогов самые из них опасные будут извлечены на поверхность в первую очередь».

До конца этого года на основании обследования акватории будет завершен анализ, а уже в 2017-м начнется работа по очистке дна от затонувших кораблей.

FNR_8294

FNR_8263

FNR_8153

Фото: Василий Иванов, kazanfirst.ru

КОММЕНТАРИИ (5)
Николай
А я думаю, что из крана вода с привкусом нефти бежит.
0
ОТВЕТИТЬ
Знающий
Про экологию всегда в последний момент у нас вспоминают, к сожалению…
0
ОТВЕТИТЬ
Эльза
Интересное весьма дело, обследование этих участков и кораблей.
0
ОТВЕТИТЬ
Сергей
Отличный репортаж и фотографии! Замечательные люди делают доброе дело и очищают Волгу!
0
ОТВЕТИТЬ
Олег
Пока Путин пинков не надавал под зад, за то что речной туризм стоит на месте, никому кораблики утонувшие не мешали
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх