«Действия руководства Татарстана содействуют решению внешнеполитических задач России»

Журналист издания KazanFirst побеседовала с программным директором Международного дискуссионного клуба «Валдай», заместителем директора по научной работе Европейского учебного института МГИМО Олегом Барабановым, развернуто рассказавшим о положении Татарстана на международной арене в послекрымском мире, а также о том, почему глупо бояться Китай и будет ли Владимир Путин баллотироваться на пост президента в 2018 году

Журналист издания KazanFirst побеседовала с программным директором Международного дискуссионного клуба «Валдай», заместителем директора по научной работе Европейского учебного института МГИМО Олегом Барабановым, развернуто рассказавшим о положении Татарстана на международной арене в послекрымском мире, а также о том, почему глупо бояться Китай и будет ли Владимир Путин баллотироваться на пост президента в 2018 году.


Светлана Буракова — Казань

— В рамках своей лекции вы говорили, что в сложившихся послекрымских реалиях эпоха доминирования Запада закончилась, а началась эпоха борьбы за лидерство, в условиях которой России нужно двигаться согласно четкому плану. Расскажите детально, какие шаги, на ваш взгляд, сейчас должна делать наша страна?

— Ситуация послекрымского мира показала, что стратегический диалог с Западом в ближайшее время и в среднесрочной перспективе невозможен. Понятно, что допускаются межрегиональные связи, отдельные экономические проекты, но в целом, на глобальном уровне, возможность для этого сотрудничества закрыта. Поэтому если Россия не хочет замыкаться, то нам нужны какие-то незападные альтернативы.

И здесь поворот на Восток, который был заявлен еще до украинского кризиса в связи с восточной газовой программой «Газпрома» и саммита АТЭС во Владивостоке, показывает заинтересованность и вовлеченность России в экономику огромнейшего тихоокеанского региона, которая сейчас продолжает расти. Объем этой экономики больше европейской, соответственно, практически все эксперты сходятся во мнении, что экономическое будущее лежит на Тихом океане, а не на Атлантическом. Таким образом, своего рода воротами в тихоокеанском партнерстве для России является Китай. Отказываться от этого под маркой китаяфобии и мнимой китайской угрозы было бы глупо.

Это партнерство должно восприниматься спокойно, без излишней идеологизированности и страхов. Вторая линия поведения, она пересекается с китайской, — это укрепление евразийской интеграции: развитие и серьезная интенсификация экономических связей с партнерами России по евразийскому союзу, прежде всего, с Казахстаном и Белоруссией. Поскольку эти связи, особенно если мы вычтем нефтегазовый элемент с Белоруссией, очень малы, а возможности для создания нового евразийского рынка велики.

Ведь что такое глобальная экономика, почему мы говорим, что центр на Тихом океане? Потому что там складывается огромный потребительский рынок, пусть он не такой платежеспособный, как на Западе, но тем не менее он растущий, где формируется глобальная страта среднего звена.

Следующий шаг, который также является частью поворота на Восток, — это тот проект, который ведет Министерство по делам развития Дальнего Востока, сеть так называемых ТОР. И есть надежда, что они пойдут не по пути печального опыта свободных экономических зон 90-х годов, а станут стимулом для развития дальневосточной экономики и привлечения инвесторов по модели Шеньчжэня и других первых китайских свободных экономических зон, которые смогли стать стартовой площадкой для развития экономики Китая. Плюс международное сотрудничество по линии БРИКС, по линии других международных форумов. Пространства для маневра достаточно много, важно грамотно им воспользоваться.

— То есть можно говорить, что период фобии Китая и «китайской угрозы» миновал? И была ли угроза?

— Ее, собственно, и не было еще со времен постсоветского периода. Китай как раз вел себя достаточно конструктивно в отношении России. Китай, кстати, испытывает те же угрозы, связанные с исламистским терроризмом на западе страны, и поэтому здесь есть понимание и готовность Китая решать с Россией новые проекты.

Здесь я бы разделял политику и материальную культуру, поскольку увеличение противоречий с Западом отнюдь не означает, что мы должны прекращать носить западную одежду, прекращать пить колу, закрывать «макдональдсы» и не смотреть западные фильмы. Об этом речи нет. Культурная глобализация никуда не денется и в нынешнем формате. Какие-то страхи о том, что смена курса страны приведет к закрытию социально-культурных направлений, далеки от оснований, здесь нечего бояться.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— Как было сказано, у отношений Россия-Запад нет будущего, стороны закрыты друг для друга. При этом Татарстан вполне активно наращивает международное сотрудничество, в том числе с западными странами. Какое положение занимает Татарстан в послекрымском, санкционном мире и какое значение это имеет для России?

— Действительно, после украинского кризиса, после воссоединения России с Крымом политические, отчасти экономические и культурные отношения России с большинством западных стран испортились. Против России были введены санкции, одновременно диалог на многих уровнях, который велся, например, между Россией и Европейским союзом, был перекрыт. Причем не только политический диалог или диалог о безвизовом режиме, но и отраслевые диалоги по экологии, по чрезвычайным ситуациям, по полицейским вопросам и многим другим вещам. Понятно, что ситуация ненормальна, но краткосрочного выхода из нее нет. Отнюдь не в интересах России полностью отказываться от контактов с Западом. В этом смысле как раз международные связи по линии субъектов могут стать достаточно продуктивным и интересным шагом, чтобы этот диалог не затухал. Те инициативы, которые производит руководство Татарстана, вполне вписываются в эту логику.

— Насколько вообще западные инвесторы заинтересованы в Татарстане? Какие сферы наиболее привлекательны для сотрудничества?

— Да, действительно, заинтересованность есть. Универсиада принесла много для международного имиджа Казани — регион узнаваем. Сейчас на форуме в Санкт-Петербурге было сказано о высоких инвестиционных рейтингах республики. С этой точки зрения многие зарубежные партнеры воспринимают Казань и Татарстан в целом как некую интересную точку приложения для своих интересов за пределами Москвы. Но здесь была и некая опасность, по моему мнению, она уже преодолена в целом за счет четкой позиции самого руководства Татарстана. Если мы вспомним ситуацию между 2010 и 2013 годами, то тогда была тенденция к росту салафизма в Татарстане. Здесь совершенно не нужно скрывать, что многие вещи были инспирированы извне. Понятно, что не с Запада в первую очередь, но, тем не менее, на Западе на это обращали внимание. Например, я знаю, что Збигнев Бжизинский, недавно скончавшийся, как раз в этот период в одном из самых ведущих экспертных центров, в котором вырабатывают внешнюю политику и политику безопасности США, — Центр международных, стратегических исследований в Вашингтоне запустил радикальную программу под названием «Радикальный ислам в Поволжье». Вот этот целенаправленный сбор информации таким не последним человеком заставлял задуматься о том, что желающих раскачать ситуацию в Татарстане было достаточно много, в том числе и на Западе. Сейчас эта проблема не стоит так жестко. Здесь и руководство республики, и Департамент внутренней политики Аппарата президента РФ, и руководство ДУМ РТ ведут в этом отношении работу. Поэтому говорить о том, что Татарстан — это возможность для инвестиционных, спортивных, культурных проектов, можно.

Что касается сфер, то это, в первую очередь, нефтяная сфера, машиностроение, программа Иннополиса и ее модель привлечения инновационных венчурных инвестиций. Опять же Китай решил открыть Генеральное консульство в Казани, что говорит об интересе тихоокеанских, азиатских инвесторов.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— А как насчет исламского банкинга? Возможно ли реализовать это направление?

— Насколько я понимаю, сейчас со стороны регулирующих финансовых и банковских властей есть в определенной степени сдержанное отношение к этому с точки зрения соблюдения банковских нормативов и других видов отчетности, а это важный вопрос, от которого нельзя уходить и делать вид, что этого не существует. Возможно, стоит искать какие-то компромиссные формы и начинать с малых операций, типа кассы взаимного кредитования. Опять же здесь должна быть четко прописана регламентирующая процедура, поскольку мы видим, что крупные банки рушатся и Татарстан не стал исключением. Соответственно, здесь если вдруг прогорит какая-то операция, чтобы это не взрывало социально-экономическую ситуацию.

— Кстати, как вы считаете, банковский кризис Татарстана случился исключительно из-за внутренних проблем в республике или все же был политический момент в действиях федерального центра?

— Общая ситуация понятна: ЦБ взял курс на ужесточение за соблюдением всех финансовых показателей, поэтому многие банки закрываются. Так что не только Татарстан стал жертвой в какой-то степени. Я слышал много разных слухов. Якобы президент республики говорил кому-то в министерстве финансов о том, что хватит забирать деньги у доноров, и банковский кризис стал ответным шагом. Опять же я не знаю — меня там не было.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

— В целом какое место Татарстан занимает в России? И как складываются взаимоотношения региона с федеральным центром?

— Внешне действительно видно, что действия руководства Татарстана и вот этот новый имидж Казани, о котором мы говорили, во многом содействуют решению внешнеполитических задач России, они подчеркивают ее многогранность. Опять же приведу пример: я видел сразу в некоторых российских посольствах за рубежом, где делают различные мини-выставки, программы, стенды, что в последнее время эти выставки посольства стали посвящать Чечне и Татарстану. Соответственно, здесь этот имидж многогранности, фактор использования России как органической части исламского мира открывает большие возможности для Татарстана. Я вижу гармонию и взаимопонимание между республикой и центром.

— Не могу не спросить у вас. Будет ли Владимир Путин баллотироваться на пост президента в 2018 году?

— Одна из организаций, в которой я работаю, -это валдайский дискуссионный клуб. На ежегодных встречах президента России с зарубежными экспертами этот вопрос задается из года в год. Мне сейчас, опять же в послекрымском мире и, в определенной степени, после крымского консенсуса в общественном мнении, объективно видно, что рейтинг президента высок. Ключевая проблема, которая была способна подорвать этот рейтинг, — проблема коррупции в ближнем окружении. Она, может быть, не совсем последовательно, но начала решаться. Мы видели и аресты губернаторов, и арест министра. Ситуация постепенно начинает меняться к лучшему. Понятно, что это право самого президента — выдвигать или нет. Но мне кажется, что для этого есть все объективные предпосылки.


Читайте также: Рустам Минниханов: Нам до мирового уровня, как пешком до Китая


Фото: Василий Иванов

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.

Обратная сторона Казани: что не стоит показывать гостям Кубка Конфедераций

Туристический бренд столицы Татарстана раскручивается с феноменальной скоростью. Уже никого не удивляют результаты рейтингов, в которых Казань традиционно идет на третьей позиции после Москвы и Санкт-Петербурга по внутреннему туризму. Только за прошлый год город принял порядка 2,5 млн туристов, тогда как раньше и о показателе в 1 млн гостей говорили с придыханием

Туристический бренд столицы Татарстана раскручивается с феноменальной скоростью. Уже никого не удивляют результаты рейтингов, в которых Казань традиционно идет на третьей позиции после Москвы и Санкт-Петербурга по внутреннему туризму. Только за прошлый год город принял порядка 2,5 млн туристов, тогда как раньше и о показателе в 1 млн гостей говорили с придыханием.


Кристина Иванова — Казань

Одним из туристических маячков этого лета станет футбольный Кубок Конфедераций — Казань ожидает до 200 000 болельщиков во второй половине июня. Издание KazanFirst решило подсказать, какие места в центральной части города туристам лучше обходить стороной, дабы не ужаснуться от обветшалости, разрухи и не испортить впечатления от пребывания в тысячелетнем городе.

ТОП-5 уродливых зданий Казани

— Историческая часть города изуродована, сметена, — сетует наш эксперт — историк-краевед, председатель Казанского городского общества историков-краеведов Анатолий Елдашев. — Это все жадность некоторых чиновников. Туристы под старину едут, а не под новоделы. Можно было сохранить и Суконную слободу, и деревянную Казань, но этого не было сделано.

foto_2 (1)

При этом собеседник признает, что в начале 2010-х ситуация была многим хуже.

— Лет семь назад, когда руин в городе было больше, некоторые туристы даже спрашивали у меня: «У вас что, война была что ли? Город будто после бомбежки». Эксперт радуется, что президент Татарстана Рустам Минниханов осознал важность сохранения и восстановления старины. — Президент у нас прагматик и в преддверии Универсиады понял — если все снести, просто нечего будет показывать миру, — говорит собеседник издания. Эксперт всемерно поддерживает появление Олеси Балтусовой — специального человека при президенте, радеющего за историческое прошлое и имеющего прямой выход на лидера Татарстана.

Архитектурный облик Казани Елдашев называет «эклектичным», «разнородным» и говорит, что городу изначально не хватало профессиональной руки классного московского архитектора. Эксперт также перечисляет Топ-5 зданий, явно не украсивших облик столицы Татарстана.

По мнению Елдашева, это Дворец земледельцев, «Пирамида», «Кольцо», Пенсионный фонд и элитный жилой комплекс «Кристалл» на Гоголя, который он называет «зеленым Шреком». А вот с Чашей он еще как-то готов смириться, надеясь, что к ее виду горожане старой закалки смогут привыкнуть.

Богадельня Кривоносова

Небольшая экскурсия по требующим восстановления местам в центре Казани начинается с улицы Маяковского. Перед нами руины богадельни для неимущих вдов и сирот духовного звания, построенной одним из известных казанских купцов-благотворителей Иваном Кривоносовым.

foto_3 (1)

Семья Кривоносовых вошла в историю еще и тем, что Екатерина Александровна уже после смерти супруга построила величественную 74-метровую колокольню на Баумана на средства семейного капитала.

Простояло это здание почти 130 лет, а в последние десятилетия это был Дом культуры медицинских работников, до этого — Дворец пионеров, где проходили новогодние елки. Почти пять лет назад под предлогом 80-процентной изношенности крепкое 2-этажное кирпичное строение было снесено. Сейчас за профилированным забором от взглядов зевак скрываются руины богадельни.

— Конечно, это здание можно было сохранить. Но ведь с нуля строить намного дешевле, — сетует собеседник.

Не удалось сохранить и дом благотворителя на Бутлерова, 13 — его снесли в преддверии тысячелетия Казани. А вот остатки церкви в честь князя Александра Невского, построенной тоже на средства Кривоносова, приспособили под нужды мединститута.

Комплекс Дворянского собрания

 Далее едем в целый квартал разрухи. Комплекс Дворянского собрания и окружающих его исторических построек, расположенный в квартале, ограниченном улицами Рахматуллина, Кави Наджми, Профсоюзной и Мусы Джалиля, был в конце 2012 года передан инвестору с условием, что здания будут восстановлены. Однако сейчас квартал находится в плачевном состоянии — на территорию нас еле-еле впустил охранник, да и то пока начальство не видит. За забором есть что скрывать — местами валяется мусор, стены исписаны вандалами, стекол нет практически ни в одном окне, на асфальте лежат огромные дохлые крысы, то есть реставрацией даже и не пахнет.

— Если здание не используется, оно приходит в такое руинированное состояние, — комментирует эксперт. — Все эти здания стоят на совести.

foto_4 (1)

— Президент Татарстана дал поручение взяться за восстановление. Но сейчас все упирается в финансы. Квартал хотят полностью восстановить в исторических объемах, — говорит Елдашев. — Это последний сохранившийся исторический квартал города. Если все это убрать и поставить новодел, то какие туристы под это приедут?


Наша справка

Квартал старинных особняков, жемчужина которого — бывшая гостиница Дворянского собрания, пережил непростую судьбу. Разрушение здания началось в 2006 году, когда отселили последних жильцов. А в 2010 году в брошенном доме случился пожар, уничтоживший часть перекрытий. В свое время здесь останавливались Екатерина II, Александр Пушкин, Мария Волконская, Федор Шаляпин, бывал Лев Толстой.


Колокольня Петропавловского собора

Накренившаяся колокольня Петропавловского собора на улице М.Джалиля может рухнуть, предупреждает Елдашев.

— Она уже почти на метр ушла от вертикали. Повлияли строительство метро, сваенабивных домов, — продолжает он.

foto_5 (1)

Задворки Петропавловского собора — еще одно место, куда не стоит углубляться туристам. Более 25 млн рублей российский Минкульт выделил на реставрацию Петропавловского собора, который с фасада, если пристально не приглядываться, выглядит довольно нарядно из-за ярких красок, а также обилия лепных фруктов и листьев. На эти средства планируется завершить работы по укреплению изношенного почти на 70% фундамента. Однако в число объектов реставрации колокольня не включена. Меж тем она-то и находится в самом плачевном состоянии — по центру от входной двери трещины тянутся до самого верха строения. Ситуацию осложняет то, что под колокольней неравномерно проседает грунт — она построена на возвышенности, имеющей уклон.

— Если бы не зашили в асфальт, то колокольня бы так не «поплыла», — убежден Елдашев.

foto_6

К собору примыкает самое старое гражданское здание города — дом купца Ивана Михляева. Сейчас в нем идет реставрация под контролем властей республики.

— Там есть доска, что Петр I в нем ночевал. Но на самом деле он ночевал на галере, — рассказывает Елдашев.

Дома купца Павла Щетинкина

Улица Баумана — визитная карточка Казани, одно из мест паломничества туристов. Совсем недавно группа молодых архитекторов в рамках архитектурного образовательного воркшопа «Весенний МАРШ в Казани» разработала концепции значимых казанских территорий, в том числе и этой пешеходной улицы.


Читайте также: Водоем на площади Свободы, машина времени в Чистополе и аллея голограмм у Иннополис


foto_7

Однако до конца улицы пока доходить не стоит — по адресу Баумана 32 и 34 руины завешаны баннерами с хорошо прорисованными изображениями окон. Это все, что осталось от былого великолепия двух домов купца Павла Щетинкина, памятников культурного наследия республиканского значения.


Читайте также: Почему в центре Казани разрушаются памятники архитектуры


Еще недавно эти два руинированных дома были у всех на виду, однако ближе к Кубку Конфедераций непрезентабельный вид решили облагородить баннерами.

foto_8

Елдашев также рассказывает, как в Казани под Баумана появилась подземная галерея. Идея родилась в начале 90-х у городских властей. В итоге выкопали галерею на уровне трех метров. А у близлежащих домов пошли трещины, обрушения, один из новоделов рухнул, несколько домов снесли.

— В этой галерее такая аура, что хоть фильм «Сталкер» снимай, — говорит он.

Рассказывая о своих творческих планах, Елдашев говорит, что в этом году должна выйти его книга по живописной мастерской Казанского Богородицкого монастыря. Следующим готовится издание по женской благотворительности.


Читайте также: «Это будет сказка»: как идет экореабилитация озера Лебяжье


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
2 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Казаночка
Петропавловский собор издалека кажется нормальным. А оказывается колокольня чуть ли не разрушается. Что власти будут предпринимать??
0
0
Ответить

Геродот
Услышав стоны наших историко-патриотов, я подумал, а о чем они плачут. Чтобы облегчить их страдания по истории, я бы предложил им скинуться и поставить на площади огромный памятник Ивану Грозному. Ведь он так постарался, что то что есть историческое в Казани сегодня, это его заслуга. Так что давай по заслугам ставим памятник. .
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite