Тайны следствия: офицеры казанской полиции под колпаком ФСБ

Суд избрал меру пресечения заместителю начальника отдела по борьбе с групповой преступностью Управления МВД России по Казани Рустему Гарипову и бывшему начальнику ОП «Вишневский» Рифату Садыкову, подозреваемых в получении особо крупной взятки

Суд избрал меру пресечения заместителю начальника отдела по борьбе с групповой преступностью Управления МВД России по Казани Рустему Гарипову и бывшему начальнику ОП «Вишневский» Рифату Садыкову, подозреваемых в получении особо крупной взятки.


Елена Мельник – Казань

Уголовное дело по части 6 статьи 290 УК РФ — «Получение взятки группой лиц в особо крупном размере» — было возбуждено 13 июня 2017 года. Но тогда в деле был всего один фигурант — бывший начальник ОП «Вишневский» 34-летний полковник полиции Рифат Садыков, который не так давно уволился в запас, но официально оставался в распоряжении МВД. Основанием для возбуждения уголовного дела послужило задержание полковника 12 июня сотрудниками ФСБ при получении 1,2 миллиона рублей от человека, находящегося под следствием. Но Садыкова задержали и отпустили. Почему? Это первая тайна следствия.

Дальше — больше. 13 июня сотрудники УФСБ по Татарстану все же задержали полковника. Но вместе с замначальника отдела по борьбе с групповой преступностью Управления МВД РФ по Казани Рустемом Гариповым. По версии следствия, Садыков пытался передать Гарипову те самые деньги, которые он получил от подследственного. Якобы для того, чтобы замначальника отдела БГП помог прекратить уголовное дело. Как может замначальника оперативного отдела прекратить следствие? Это вторая тайна следствия.

Тем не менее оба задержанных были помещены в ИВС на 48 часов, а 15 июня были доставлены в Советский районный суд для избрания им меры пресечения.

Первым в зал судебного заседания привели Рифата Садыкова, который был одет в красную клетчатую куртку с капюшоном, закрывающим лицо.

FvacRAZ_4r4

Его сопровождали дюжие феэсбешники в балаклавах. Замыкали процессию жена задержанного и несколько родственников, которые раздраженно шикали на журналистов и требовали убрать фото- и видеокамеры.

Излагая пред судом суть своего ходатайства, представитель следствия рассказал, что, оказывается, 13 июня Садыков получил деньги от подследственного «в ходе оперативного эксперимента» и тот, кто передавал деньги, заранее обратился к сотрудникам УФСБ и «действовал под контролем сотрудников указанного подразделения». А деньги эти, как объяснил представитель следствия, были предназначены вовсе не Садыкову, а «для передачи в качестве взятки» Гарипову. За это замначальника отдела БГП, «используя свое служебное положение», должен был «посодействовать освобождению» подследственного от уголовного преследования. И на следующий день такой же «оперативный эксперимент» под контролем сотрудников УФСБ по РТ был проведен уже с участием Гарипова.

Представитель следствия отметил, что Садыков признал свою вину, но поскольку он подозревается в тяжком преступлении, за которое грозит 15 лет лишения свободы, может скрыться от следствия и даже угрожать свидетелям, ему необходимо избрать меру пресечения в виде домашнего ареста. Сам подозреваемый и его адвокат просили подписку о невыезде, аргументируя тем, что Садыков — отец трех детей и имеет проблемы со здоровьем. А гособвинитель потребовал заключить подозреваемого под стражу.

Пока судья была в совещательной комнате, жена полковника и еще одна родственница шептали молитвы, смежив ладони у лица.

Решение все слушали стоя, а когда судья сообщила, что удовлетворяет ходатайство следствия и постановляет отправить подозреваемого под домашний арест, супруга Садыкова пошатнулась, и сотрудники УФСБ, бережно поддерживая женщину под локти, усадили ее на стул.

Рустем Гарипов, которого тоже сопровождали охранники в балаклавах, был одет в ту же куртку, но, зайдя в зал суда, снял капюшон и больше не прятал лицо.

foto_3

Представитель следствия еще рассказал об «оперативных экспериментах», в том числе с участием Гарипова, и попросил суд избрать ему меру пресечения в виде заключения под стражу. Прокурор поддержал коллегу.

Но адвокат заявил, что ходатайство не может быть удовлетворено, поскольку показания Садыкова и того фигуранта, который передавал через него деньги, не содержат никаких указаний на причастность к преступлению Гарипова. Более того, по мнению защиты, показания Садыкова как раз доказывают, что Гарипов не причастен: полковник прямо говорит, что замначальника отдела отказался брать деньги и ушел. И после этого их обоих задержали.

Адвокат добавил, что у его подзащитного двое детей, он работает, имеет постоянное место жительства, и попросил избрать Гарипову меру пресечения в виде домашнего ареста или не связанную с лишением свободы. Подозреваемый рассказал суду, что не виноват ни в чем, что Садыков ему на протяжении нескольких дней названивал и спрашивал о том самом подследственном, которого называл близким другом. Что 13 июня полковник тоже продолжал названивать и, в конце концов, спросил, можно ли приехать. По словам Гарипова, он опять отказался встречаться, однако Садыков продолжал настаивать.

— Ну не смог я отказать, — признался Гарипов. — Воспитание не позволяет мне послать человека. А когда мы уже с ним разговаривали, я понял, что он мне начнет предлагать какие-то коррупционные схемы неправомерного характера. Сотрудники УФСБ говорят, что писали наш разговор. Так я там конкретно сказал, что, мол, Рифат, я ничем тебе помочь не могу в этой ситуации. Когда я вышел из машины, меня задержали. За что — не знаю. Сейчас я двое суток один нахожусь и на меня оказывают давление, чтобы я показания поменял, чтобы оболгал себя.

Пока судья была в совещательной комнате, журналист KazanFirst тоже устроила Рустему Гарипову небольшой «допрос».

— Зачем вы пошли на встречу с Садыковым?

— Но он названивал мне постоянно. Он же тоже сотрудник МВД.

—  Вы сколько лет на оперативной работе?

— 20 лет.

— И никогда такого с вами не случалось?

— Ну, противодействия всякие были по делам. Но такого не было еще.

— Вы считаете, что вас специально подставили?

— Я не могу это утверждать. Садыков просто, наверное, попытался меня заинтересовать — дать взятку.

— Откуда вы знали про взятку?

— Я понял, что он сейчас мне будет предлагать. Он сказал «я привез». Я понял и сразу прекратил разговор, вышел из машины и даже прошел шагов 20. Но меня задержали.

— То есть он даже о деньгах не говорил?

— О деньгах разговора не было.

— Вы говорите, что от вас требуют изменить показания. В чем это выражается?

— А зачем тогда меру пресечения в виде ареста избирать? Для чего это? Чтобы давить на меня, что ли?

— Предположим, вы бы взяли деньги. Как бы вы могли помочь тому человеку, как могли бы повлиять на следствие?

— Никак не мог бы. Это полномочия следствия.

Наш диалог прервала судья, которая вышла из совещательной комнаты и зачитала постановление. Она отказала следствию в удовлетворении ходатайства, избрав Гарипову меру пресечения в виде домашнего ареста.

Таким образом, оба подозреваемых по этому таинственному делу будут безвылазно сидеть дома до 13 августа. Им разрешается покидать родные стены только для проведения следственных действий и в случае, если им понадобится срочная медицинская помощь.


Читайте также: Депутаты опротестовали приговор в отношении главы «челнинской Рублёвки»



Понравился материал? Поделись в соцсетях
2 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Игорь
Запасаемся поп-корном. Чувствую в Казани будет интересно.
0
0
Ответить

Айдар
Мутная история. Явно что-то не договаривают. Человек от взятки открыто отказался, а его все равно засудить пытаются. Подставой попахивает, господа офицеры.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite