«Кочнев — хороший мужик, его арест стал полной неожиданностью»

Руководство КНИТУ-КХТИ снова под следствием. В самом разгаре приемной кампании в вузе вновь разразился коррупционный скандал — по подозрению в особо крупном мошенничестве арестованы проректор и ассистент кафедры

Руководство КНИТУ-КХТИ снова под следствием. В самом разгаре приемной кампании в вузе вновь разразился коррупционный скандал — по подозрению в особо крупном мошенничестве арестованы проректор и ассистент кафедры.  


Елена Мельник — Казань

В среду, 27 июля, Вахитовский районный суд Казани избрал меры пресечения сразу двум сотрудникам КНИТУ-КХТИ: проректор по учебно-методической работе Александр Кочнев отправился в СИЗО до 17 сентября, а ассистент кафедры «Инноватики в химической технологии» Игорь Дубовик помещен под домашний арест на тот же срок. Оба арестанта являются фигурантами одного уголовного дела, возбужденного по части 4 статьи 159 УК РТ — «Мошенничество, совершенное в особо крупном размере группой лиц». По версии следствия, при их участии вуз заключил фиктивный договор с ООО «Юмитрейд», вследствие чего было похищено более 1,2 млн рублей.

Сторона обвинения хранит тайну следствия — подробности дела не разглашаются. В вузе тоже отказываются комментировать ситуацию.

Как сообщили журналисту KazanFirst в пресс-службе учебного заведения, исполняющий обязанности ректора Сергей Юшко находится в рабочей командировке: 24 июля он был в Бишкеке, а сейчас — в Москве.
— Сергей Владимирович проинформирован о сложившейся ситуации с задержанием проректора Кочнева, — добавили в пресс-службе. — И к настоящему времени он уже провел ряд оперативных телефонных совещаний с руководителями основных структурных подразделений вуза. Рабочий процесс в университете проходит в штатном режиме. Сейчас мы ждем официальных сообщений от правоохранительных органов.

foto_2

Но из неофициального источника KazanFirst стало известно, что в вузе многие связывают новые аресты со старым уголовным делом, по которому осужден бывший проректор по научной работе Ильдар Абдуллин. 14 декабря 2015 года Московский райсуд признал его виновным в особо крупном мошенничестве. По версии следствия, Абдуллин наладил схему систематического хищения средств, выделенных на развитие вуза и на научные разработки. Так, в 2013 году, при посредничестве проректора, для вуза было закуплено оборудование для лаборатории за 40 млн бюджетных рублей. Закупка была произведена без аукциона, и, по оценке экспертов, оборудование на самом деле стоит 34 млн. Как было установлено следствием, эту поставку реализовала коммерческая структура, подконтрольная Ильдару Абдуллину. В итоге подобные махинации нанесли вузу ущерб в сумме 28 млн рублей. Суд приговорил проректора к 6,5 года лишения свободы в колонии общего режима.

Однако еще в ходе судебного разбирательства Абдуллин направил в правоохранительные органы письмо, в котором обвинил тогдашнего ректора КНИТУ-КХТИ Германа Дьяконова в том, что тот систематически получал крупные взятки и откаты от сотрудников, связанных с госконтрактами. Но пока Дьяконов был ректором, правоохранительные органы его не трогали. А только теперь, когда руководство вуза поменялось, следствие получило «зеленый свет».

По мнению источника издания, Кочнева арестовали для того, чтобы получить от него новую порцию компромата на Германа Дьяконова.

— Кочнев — хороший мужик, он всех преподавателей знает по имени-отчеству, всегда в курсе, что происходит в вузе, и он неплохой руководитель, — рассказывает источник. — Для многих его арест стал полной неожиданностью. Я думаю, его арестовали с подачи Абдуллина. Хотя я не исключаю, что он тоже может быть причастен к этому делу. Многие могли быть причастны, но вряд ли из-за личной заинтересованности. Ведь в итоге эти деньги направлялись на оборудование для вуза. Но вуз не может заключать такие контракты без участия ректора.

Интересный факт. Проректор — активный пользователь Instagram. На своей странице он выкладывает фото о том, как проводит досуг, ездит в зарубежные поездки и занимается в тренажерном зале.

foto_3

Кроме того, в университете считают, что, возможно, в ближайшее время к делу будет притянут еще один «дьяконовский» проректор, на которого Абдуллин тоже жаловался: дескать, раз в вуз пришел новый руководитель, логично бы было предположить, что «старых» проректоров тоже поменяют.

— Что касается конкретно этого уголовного дела, то окончательное решение примет суд, поэтому говорить о чьей-то виновности заранее, наверное, будет неправильно, — говорит Игорь Бикеев, первый проректор Института экономики, управления и права. — Но если говорить в целом о проблеме, то вуз — это то же самое предприятие, которое имеет свою экономику, свой бюджет, течение средств, и, соответственно, существует возможность неправильно распоряжаться этими ресурсами.

Так же, как и государственные чиновники, ректоры, проректоры и другие работники подписывают документы, заключают сделки на крупные суммы. А ведь некоторые вузы сейчас являются действительно очень мощными хозяйствующими субъектами, в которых обращаются суммы на сотни миллионов и миллиардов рублей ежегодно. Естественно, подобные возможности могут кого-то искушать. Самый элементарный путь перераспределения ресурсов — это вогнать их в аффилированную структуру, которая на основании контракта или договора обязана что-то выполнить. И тут возникают всякие моменты, например, существует возможность принять работу ненадлежащего качества, заплатить больше, чем эта работа стоит на самом деле. Кроме того, в вузах другая система подбора кадров.

— Зачастую люди находятся на должностях длительные периоды. Могут привыкать к определенным отношениям, могут возникать взаимозависимости и так далее. Словом, коррупционные риски в вузах существуют. Но в последнее время некоторые меры предпринимаются, чтобы исключить эти риски. Например, ректоры сейчас обязаны декларировать свои доходы. Я думаю, что и  другие меры будут вводиться постепенно, — добавляет Игорь Бикеев.

Конечно, многое зависит от позиции самого вуза, который может устанавливать свои собственные антикоррупционные стандарты, включать их в правила внутреннего распорядка, вводить те или иные запреты, создавать службы контроля и так далее. И если руководство заинтересовано контролировать деятельность подчиненных, то оно будет это делать. А если не заинтересовано, то каких-то жестких правил для вузов пока не предусмотрено.


Читайте также: Чертова дюжина: хватит ли Татарстану нынешнего количества своих банков


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite