«Том Сойер Фест»: без исторической среды Россия станет абсолютно неуникальной страной

Самарские прародители фестиваля решили отправиться в киноэкспедицию и снять фильм про все города, присоединившиеся к проекту. На седьмой день авторы уникальной идеи сохранения исторического облика городов России добрались и до Казани

Самарские прародители фестиваля решили отправиться в киноэкспедицию и снять фильм про все города, присоединившиеся к проекту. На седьмой день авторы уникальной идеи сохранения исторического облика городов России добрались и до Казани.


Мария Рудакова – Казань

Фестиваль сохранения исторической среды «Том Сойер Фест» был придуман в Самаре в 2015 году. Идея заключалась в том, чтобы силами волонтеров восстановить несколько деревянных домов, которые не имеют статуса объекта культурного наследия: покрасить стены, заменить ветхие декоративные детали новыми. Хоть у авторов проекта не было строительного опыта, они сумели воплотить её в жизнь и масштабировать. Если в 2015 году был всего один город, а в 2016-м к Самаре подключились Казань и Бузулук, то в этом году «Том Сойер Фест» запущен уже в 11 городах, следующим, двенадцатым, станет Рязань.

И вот отцы-основатели решили снять кино про все города, которые они успели «заразить» идеей восстановления исторической среды.

— У нас все началось от безысходности. В Самаре катастрофическое состояние исторического центра — кроме объектов культурного наследия, в единичном количестве, ничего больше не реставрируется, не ремонтируется, — рассказывает идеолог проекта Андрей Кочетков о том, как родился уникальный фестиваль. — Мы очень долго об этом писали, говорили. И ко мне уже начали просто незнакомые люди на улице подходить и спрашивать: «А что делать-то?». И вот поэтому решили делать сами. Уже в марте следующего года в Самаре был Съезд градозащитников и там была Фарида Мухамедовна Забирова. На экскурсии мы показали дома, которые мы сделали за год. Потом был Съезд в Казани, где я рассказал о проекте, а Олеся Балтусова зажглась и пошло-поехало.

FNR_3116

По словам организаторов, на третий год стало значительно больше волонтеров. А то, что это принимает такой всероссийский масштаб, в Самаре дает дополнительные силы.

— Конечно, проще было бы снести и построить новый дом. Но такого рода историческая среда — это одна из немногих вещей, которая есть только в России. И лицо России — это как раз вот эта среда, которая уходит. Страна может стать абсолютно неуникальной, потому что модерн, классицизм — они есть в Европе, а вот такого рода застройка: наличники и конструктивизм — это два архитектурных пласта, которые есть только у нас. Поэтому важно это сохранять и ни в коем случае не превращать в музей деревянного зодчества. Эта среда должна жить. Вот котики должны в ней жить, люди, она должна дышать и не превращаться просто в музей, — продолжает собеседник.

Казанский фестиваль сейчас находится в стадии завершения — осталось отреставрировать два дома, точнее полтора, а если еще точнее — собрать начатую работу воедино, то один. Это все потому, что сейчас работы идут сразу на двух соседних домах. На одном из них проделана большая их часть, а на другом — меньшая. Вот и получается, что в целом — один несделанный дом. Постоянными остаются только волонтеры — все те же лица, но теперь в новых футболках, с адресами уже отреставрированных объектов, как со звездочками на фюзеляже боевого самолета.

FNR_3270

Главное желание казанских организаторов — чтобы у всех было больше свободного времени и чтобы число партнеров и спонсоров росло, тогда в следующем году можно будет взять не четыре дома, а шесть, восемь, десять.

— Три дома в прошлом году и четыре в этом — это капля в море. Деревянных построек, нуждающихся в ремонте, у нас очень много, даже на Волкова еще полно. Даже была мысль остаться на этой улице и не переходить на другие, но еще не знаем. Это зависит от жителей этих домов — если они захотят, а самое главное, чтобы они хотели этого. Если никому этого не нужно, то причинять добро — это не наша политика. А если жители сами хотят, как было в прошлом году и на Ульянова, 16, и на Волкова, 88, — они всей семьей помогали, с нами работали каждый день, много сами сделали, своими руками. Вот если вот так, то тогда, конечно, мы возьмем и найдем все для них. В этом году же очень помогали на Волкова, 29, немного на Волкова, 42, а здесь пока что контакт не налажен. У нас же не хотят поверить, что это по доброй воле тех, кто их дома считает чем-то ценным. Если бы это перевоспитание нам удалось и жители начали осознавать, что они живут в красивых домах, и перестали такой профнастильный позор тут лепить, а хотя бы нормальные ворота себе начали делать, то это было бы нашим достижением. Понятно, что это дешевле, но это очень уродливо, — говорит помощник президента Татарстана Олеся Балтусова.

FNR_3072

В Казани 433 дома исторической среды, из них в центре города осталось 50 домов архитектуры и 26 полукаменных-полудеревянных. Но они все в разных частях, поэтому это еще больше усложняет задачу.

— У нас подход такой, что дома должны находиться рядом, чтобы леса от одного к другому было близко переставлять, чтобы было заметно, чтобы они представляли из себя единую строчку. В идеале если в городе сделать 50 домов, то это уже хорошо и заметно, — продолжает Балтусова.

Но если за два года волонтерам удалось восстановить семь домов, то сколько времени нужно, чтобы сделать 50? Если такими темпами, то минимум 10 лет.

— Наши силы неравны, мы же общественная организация, а ни какая-нибудь программа капитального ремонта — все своими ручками. Законодательство не позволяет тратить бюджетные средства на частную собственность. И если муниципальный дом они могут в программу капремонта включить, то частный нет, — говорит помощник президента.

FNR_3223

Но для некоторых городов четыре дома — это уже много. К примеру, в город Боровск в год «томсойеровцы» реставрируют один объект, так же в Бузулуке.

— Это Казань — мы все же должны держать марку. Я надеюсь, что в следующем году мы привлечем больше спонсоров и размахнемся уже своим имперским размахом. Добрые люди же в мире есть, — заключает Балтусова.

Сейчас волонтеры ждут всех желающих на Лесгафта, 19 и Волкова, 66. Работы здесь идут каждый день, а объекты находятся рядом друг с другом. Так что найти их не составит труда.


Читайте также: Фарида Забирова: Памятники должны не как выбитые зубы — поодиночке стоять, а быть в своей среде


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Горожанин
Вот Олеся молодец! Прям поддерживаю ее. Она все делает правильно. Не то, что эта Фишман. Сразу видно, что Балтусова местная и очень внимательно относится к истории, а Фишман все по барабану. Где бы она не появилась там сразу ураган и все ломается.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite