«В производстве оборудования импортозамещение не провалилось - оно даже не начиналось»

Как татарстанские компании, подобные ICL и IТ-парку, обходят санкции.

Санкции не обошли стороной и татарстанские компании. Одни пострадали значительно, другие вышли с минимальными потерями, а третьи нашли так называемые логистические окна, с помощью которых продолжают работать с импортным оборудованием.

Список «несчастливчиков»

Проблем крупным предприятиям подкинуло правительство России, постепенно внося поправки в закон о закупках, все туже закручивая гайки относительно закупки иностранного оборудования. Федеральные органы имеют право устанавливать ограничения и даже полный запрет на допуск иностранной продукции. 

В частности, запрет введен:

- На закупку товаров машиностроения: этот запрет касается импортных бульдозеров, автобусов, троллейбусов, вагонов, грузовиков, экскаваторов, тракторов снегоочистителей и других машин, включенных в перечень Постановления Правительства от 14.07.2014;

- На закупку товаров, работ и услуг для нужд обороны страны и безопасности государства: Постановлением Правительства от 24.12.14 запрещён допуск иностранной продукции для обеспечения нужд обороны страны и безопасности государства, исключение – товары, аналогов которых нет в России;

- На закупку программного обеспечения.

Звучит пугающе, но фактически пострадали не все предприятия, а лишь те, что находится в санкционном списке, рассказал заместитель генерального директора ICL-КПО ВС по развитию бизнеса, генеральный директор компании ICL Системные технологии (ГК ICL) Айдар Гузаиров.

- Санкции на них накладывают ограничения для покупки высокотехнологического оборудования и программного обеспечения. Особенно американские производители не стремятся поставлять им свои продукты. Крупные российские предприятия, которые уже в санкционном списке или потенциально могут туда попасть, более насторожены к покупке зарубежного, в частности американского оборудования. Сейчас появляется больше альтернативных вариантов. К примеру, у ICL действует свой завод в селе Усады по производству компьютерного оборудования. Вопрос в другом, - что именно считать отечественным продуктом. Сегодня нет полностью российских, полностью американских продуктов, комплектующие могут быть произведены в других странах, - отметил эксперт, отвечая на запрос KazanFirst.

По его словам, большая часть зарубежного оборудования закупается уже в России, после прохождения процедур таможенной очистки. Можно отметить, что 99% элементной базы и комплектующих производится заграницей. В России выполняется узловая сборка компьютеров, серверов и другого компьютерного оборудования. 

Новым запретам подчинился и казанский ИТ-парк, руководствуясь законами №44 и №223 и положением о закупках. Соответственно, предпочтение отдается исключительно отечественным производителям технического оборудования и ПО. Однако, как пояснили в пресс-службе ИТ-парка, иностранное программное обеспечение может быть закуплено, если  соответствующего класса ПО нет в едином реестре российских программ или не подходит имеющееся.

- ИТ-парк праве закупать товар как у иностранных, так и отечественного производителя в рамках, предусмотренных законом. Что касается компаний резидентов, то в отличие от ИТ-парка, по большей части, они коммерческие, действующее законодательство в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд на них распространяется только если они выступают поставщиком, исполнителем или подрядчиком, - отметили в ИТ-парке.

Потому что нельзя

Так или иначе, проблема с закупкой иностранного оборудования из-за санкций есть.

-  Это началось уже лет 9 назад. Особенно происходящее коснулось высокотехнологического оборудования, которое шло из Америки и Японии.  Из года в год расширялся список сфер, в которых его нельзя применять. Для понимания: на каждую технологию есть патент, и если она попадала под технологию оборонного значения, мы не могли ее использовать в России. Сейчас запрет дошел вплоть до сфер гражданского назначения. Но каждый ищет свои пути выхода. Я знаю такие сюжеты – они полугодовой – годовой давности. За это время ситуация могла усугубиться. Появилось несколько способов обхода запрета на ввоз импортного оборудования, так называемых окон логистики, - объяснил ситуацию ректор КХТИ Сергей Юшко в разговоре с журналистом KazanFirst.

Первый способ обхода -  покупка необходимого оборудования через другие компании, расположенные в других регионах и юрисдикциях. Если вы захотите заключить договор на поставку силиконового принтера с американской компанией, напрямую вы это сделать не сможете, потому что в принтерах стоят процессоры, которые используются в оборонке. Но, например, через Тайвань можно купить, а затем ввезти в Россию.
Второй вариант заключается в том, что зарубежные компании вместо того, чтобы поставлять оборудование на российский рынок частично или полностью переносят производство в Россию. Тогда процесс продажи происходит под российской юрисдикцией. Как такового ввоза не происходит.

- Существуют нелегальные способы ввоза. К примеру, обычная контрабанда. На такой схеме выстраивать долгосрочные отношения очень сложно, но она существует. Если это касается небольших партий. Ну, и самый банальный способ – перемаркировка. Ввозится что-то под разрешенным титулом, а потом этот титул меняется. Это не контрабанда, но где-то очень рядом. Сейчас эта схема закрыта совсем, хотя где-то еще применяется, я думаю. Я не знаю, в сложившейся ситуации, какие логистические окна, и под какое оборудование используется, но они имеют место быть. Конкретных предприятий я, конечно, назвать не могу, они из разных областей: машиностроение, электроника, химия, - заключил собеседник. 

«Экономика Татарстана крайне зависима»

Несмотря на особый статус Татарстана в составе Российской Федерации, республика остается ее субъектом, следовательно, с точки зрения и международного права и «западных партнеров», никакой разницы между российскими и татарстанскими предприятиями и компаниями нет - в санкционные списки физические и юридические лица из Татарстана попадают с той же легкостью, как и их сотоварищи по несчастью из других регионов, так что говорить о каком-то особом положении тут неуместно.

- Экономика Татарстана крайне зависима от добывающей и нефтехимической отраслей, а именно они являются важнейшей целью, после оборонно-промышленного комплекса, для санкций, отсюда и сложности, которые испытывает местный бизнес при осуществлении закупок импортного оборудования, - говорит о проблемах из-за законодательных ограничений управляющий партнер Экспертной группы Veta Илья Жарский. - К примеру, запрет на участие в разработке и добыче нефти и газа американских компаний, введенный еще в 2014 году по решению США одинаково болезненно сказывается на всей добывающей отрасли страны, вне зависимости от географии и принадлежности тому или иному субъекту федерации.

Санкционные ограничения на импорт - это лишь одна, но далеко не самая важная беда, считает эксперт. С началом кризиса в экономике и девальвацией национальной валюты на 40-60% выросла стоимость закупаемого оборудования и его обслуживания. И если для экспортоориентированного производства, получающего валютную выручку это не столь существенно, для тех, кто работает на внутренний рынок это является практически непреодолимой преградой для реализации программ обновления основных средств производства.

- Выкручиваются все по-разному. Предприятия, попавшие под санкции, активно используют посредников в приобретении необходимого оборудования, те, кто страдает от роста стоимости закупаемого оборудования, урезают расходы по другим статьям и затягивают пояса, - подытожил собеседник.

Проблемы с закупкой иностранного оборудования для российских компаний, в том числе расположенных в Татарстане, с каждым годом становится все актуальнее. И самое ужасное, что абсолютное большинство компаний, ранее приобретавших иностранное оборудование заменяют вышедшие из строя детали и комплектующие российскими аналогами. В отношении высокоточного оборудования такой подход крайне негативен, но вариантов не очень много.

- В секторе производства оборудования и техники российская промышленность очень отстает, поэтому шансы на то, что найдется нужная деталь, прибор или комплектующие, которые подойдут технике «как родные», очень небольшой. Импортозамещение тут не провалилось - оно даже не начиналось, - заключила старший аналитик компании «Альпари» Анна Бодрова.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite