«Я раскаиваюсь, но моей вины в аварии нет»

Автор фото: KazanFirst, novyi-zai.ru и МЧС РТ
Криминал 07:26 / 16 мая
5
«Я раскаиваюсь, но моей вины в аварии нет»

Водитель автобуса, 14 пассажиров которого погибли в ДТП под Заинском летом прошлого года, пытается оспорить приговор. 

Верховный суд Татарстана отклонил апелляционную жалобу Александра Ижмукова, признанного виновным в смерти по неосторожности пассажиров автобуса, следовавшего из Самары в Ижевск в ночь с 1 на 2 июля прошлого года.

Суть дела

В тот роковой день во время столкновения автобуса «Неоплан» с автопоездом в составе грузовиков «КАМАЗ» и «МАН» погибли 14 пассажиров - жители Татарстана, Самарской области и Удмуртии, в том числе четверо детей. Еще трое оказались в больницах с тяжелыми травмами. Водители при этом остались живы. Но Александр Ижмуков после аварии попал в реанимацию. Пока врачи боролись за его жизнь, Приволжский районный суд Казани его заочно арестовал.

Спустя почти год уже Заинский городской суд приговорил водителя автобуса к 4,5 годам колонии-поселения по части 5-й статьи 264 УК РФ («Нарушение ПДД и правил эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц»). Свою вину мужчина так и не признал.

По версии следствия, перед столкновением скорость автобуса была 113 км/ч при ограничении на этом участке в 50. Однако сторона защиты осужденного неоднократно заявляла, что это не так. Как считает адвокат Роман Майданчук, последняя точка ГЛОНАСС зафиксировала скорость 87 км/ч, соответственно, на момент столкновения не исключено, что она была ниже. Тогда как грузовики двигались в сцепке со скоростью в пределах 40 км/ч. 

Более того, незадолго до аварии она снизилась до 6 км/ч, а правые колеса «КАМАЗа» стали цеплять обочину. Сторона защиты не исключила, что в механизме сцепки могла иметь место техническая неисправность, вызванная внезапно возникшей нештатной ситуацией. 

- Водитель «КАМАЗа» мог почувствовать, что его «МАН» начинает вести, и свернул на обочину, - считает адвокат.

Наказать еще больше или помиловать?

Сам Александр Ижмуков, выступая с апелляционной жалобой по видеосвязи, свою вину не признал и попросил его оправдать или смягчить меру наказания.

- Я раскаиваюсь в том, что произошло это ДТП, и приношу глубочайшие соболезнования семьям погибших, но моей вины в этом нет. Я 35 лет на междугородних маршрутах и ни разу не нарушал режим отдыха и не превышал скорость. Я сам оказался в реанимации и сделал все для того, чтобы избежать столкновения, - заявил водитель в ходе процесса по апелляции в Верховном суде Татарстана.

Конечно, потерпевших эти слова не растрогали. Регина Галимова, чья 24-летняя дочь погибла в той страшной аварии, вообще настаивала на увеличении срока заключения Александра Ижмукова до шести с половиной лет с ужесточением режима содержания. А прокурор Заинска Ринат Каримов просил просто перевести осужденного в колонию общего режима. Однако суд и их ходатайства оставил без удовлетворения.

Несмотря на то, что с момента трагедии прошло более девяти месяцев, у защиты по-прежнему остается много вопросов.

Ни нам, ни вам

В деле периодически открываются новые обстоятельства, которые требуют проведения дополнительных экспертиз. Как рассказал KazanFirst адвокат Иршат Низамов, останавливаться никто не планирует. После апелляции защита намерена подать кассационную жалобу. Если ее не удовлетворят, придется ехать в Москву.

- Верховный суд сегодня занял позицию посередине - не удовлетворил ни в сторону ужесточения наказания, ни в сторону смягчения, оставив возможность для кассации. Конкретных сроков, когда это будет сделано, у нас нет, - отметил собеседник.

Низамов также указал на уничтожение следствием карты памяти с видеорегистратора. А сам регистратор до сих пор не вернули владельцу. В судах он, тем не менее, был представлен, однако осмотреть его так и не дали. По мнению адвоката Романа Майданчука, таким образом, фактически было нарушено право на защиту.

Одним из основных требований защиты было проведение как минимум двух экспертиз - автотехнической и пожарно-технической. Но в этом было отказано, как и в проведении всех остальных.

- Суд отказывает в проведении экспертиз, которые должны проводиться, и это просто осознанное нарушение права на защиту нашего доверителя. Волей или неволей суд встал на защиту первой версии - водитель автобуса виноват, - подчеркнул Роман Майданчук.

Он никогда не водил «КАМАЗ»

Также до сих пор неизвестно, почему начался пожар. По версии следствия, из трех машин вылилось много топлива. Возможно, конечно, причиной стал сильный удар в район бензобака автобуса. Бензин ведь вспыхивает не сразу. Для этого должны создаться специальные условия. Не исключено, что искра от столкновения попала на засохшее топливо других крупных машин, проезжавших по этому участку ранее. Опять же, точно никто об этом сказать не может.

На еще один момент обратил внимание адвокат Александр Ваулин. По его словам, водитель «КАМАЗа» до того дня никогда не водил эту модель грузовика, а большую часть времени ездил на «МАНе». В тот же день у его напарника не было прав на вождение таких грузовиков, поэтому он был вынужден сесть за руль незнакомой ему машины.

- Но на это никто не обращает внимания, - заключил защитник.

Кроме того, не ясно, что произошло со сцепкой. Как потерпевшие, так и адвокаты во время осмотра грузовиков на штрафстоянке обратили внимание, что она совсем не пострадала, тогда как после аварии на ней были видны следы копоти и не было никаких новых болтов. Более того, выдвигалось предположение, что она была сделана кустарным способом, а не в соответствии с ГОСТом. Впрочем, доказать это довольно трудно, поскольку не удается провести необходимых экспертиз. 

КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

Трагедию «Адмирала» «выкинули» в мусорку

Автор фото: KazanFirst
Криминал 09:29 / 12 мая
5
Трагедию «Адмирала» «выкинули» в мусорку

Пока татарстанские приставы плетут против друг друга интриги, суд выясняет причины гибели людей.

В Московском районном суде Казани продолжается допрос свидетелей по делу о массовой гибели людей на пожаре в ТЦ «Адмирал». Напомним, трагедия датирована 11 марта 2015 года: возгорание торгового центра, построенного в Кировском районе, произошло от газовой горелки, с помощью которой рабочие ремонтировали крышу здания. 

Происшествие унесло жизни 19 человек, более 60 человек пострадали. Всего из торгового центра тогда эвакуировали около 600 человек.

Обвиняемыми по делу проходят 12 человек, пятеро из которых заключены под стражу: это директор ТЦ «Адмирал» Гусейн Гахраманов, его заместители Николай Каекин и Гюльгусейн Наджафов, гендиректор инвестиционной строительной компании УК «АС Менеджмент» Роберт Хайруллин и бригадир рабочих, ремонтировавших крышу, Фирдинат Ульданов. Начальник межрайонного отдела судебных приставов УФССП России по РТ Жанна Алпарова находится под подпиской о невыезде, а бывший пристав-исполнитель Минзиля Сафина, специалист региональной инспекции Госстройнадзора Галия Исаева, рабочие, которые разожгли горелку на крыше, Фанис Мухаметханов, а также братья Наиль и Нияз Габдулхаевы, прораб Альберт Халиков - под домашним арестом.

Следователи уверены, что в торговом центре было много неустраненных нарушений, касающихся пожарной безопасности. По мнению правоохранителей, ответственность за это должны нести владельцы ТЦ и контролирующие органы. Именно с этой целью на очередном заседании были допрошены работники (в том числе и бывшие) УФССП по РТ. Следователи подозревают, что судебные приставы знали о том, что ООО «Заря» (ее директор Гусейн Гахраманов управлял «Адмиралом») не устранило нарушения в противопожарной безопасности торгового комплекса, но несмотря на это закрыли в отношении общества исполнительное производство.

Следователи оказывали давление на приставов?

Первой показания дала специалист УФССП по РТ Анна Трач. Она отметила, что среди подсудимых узнает своих бывших коллег - Алпарову и Сафину. Трач начал допрашивать представитель гособвинения. Судья попросил свидетеля говорить громче, после чего стало заметно, как у Анны Трач дрожит голос. Свидетель заявила, что была всего лишь помощником судебного пристава Минзили Сафиной, а также исполняла функции архивариуса и никаких ключевых решений не принимала. При этом дела попадали в архив именно через Анну Трач. Гособвинителя интересовала схема работы архивариуса, точнее одна деталь: могли ли дела попасть в архив без тех или иных подписей, а если не могли, то кто эти подписи должен был поставить?

- Естественно, сам судебный пристав подписывает об окончании производства, потом дает помощнику, чтобы он пронумеровал и подшил. Помощник подшивает и относит к начальнику отдела, - заявила Трач.

- После проверки начальника отдела, получается, сдается в архив? - уточнил гособвинитель.

- Да, он сам отбирает, что подписывать, что не подписывать, и отдает архивариусу, которым работала я, - продолжила свидетель.

- Касаемо ООО «Заря» какие были производства? Та процедура, о которой вы рассказали, была соблюдена или нет?

- Я не могу сказать, я не помню, я не делала акцент на ком-то конкретном. Я не разглядываю эти производства, не копаюсь в них, мне это неинтересно, если честно, - ответила Трач, заметно волнуясь.

Наравне с судьей и представителем обвинения свой «допрос» вела бывший начальник межрайонного отдела судебных приставов Жанна Алпарова. Она задавала бывшим подчиненным вопросы, многие из которых судья снимал как не относящиеся к делу. Так, Алпарову интересовало, помнит ли Трач, кто возглавлял межрайонный отдел во время возбуждения дела в отношении ООО «Заря» или кто имитировал подпись Алпаровой, когда та была в декрете? На эти вопросы свидетель не ответила.

Алпарова ходатайствовала об оглашении показаний Трач следователям, поскольку сейчас она своих слов вспомнить не может. Гособвинитель ходатайство поддержал, а после зачитал показания Трач от 20 марта 2015 года. Однако и тогда свидетель не вспомнила о деле в отношении ООО «Заря». При этом она подчеркнула, что Сафина перед увольнением в 2014 году сдала все свои исполнительные производства. Уже 29 мая 2015 года на допросе ей показали копию обложки дела против ООО «Заря» по нарушениям норм пожарной безопасности и Трач подтвердила: на ней есть все необходимые подписи. В деле также содержится жалоба Трач на работу сотрудников СКР по РТ.

- Хочу добавить, что при первом моем допросе сотрудниками Следственного комитета было оказано давление в виде угроз закрытия меня: «Отправим сейчас тебя к твоей Жанне». Просили подтвердить, что Алпарова причастна к окончанию исполнительного производства в отношении ООО «Заря». Меня очень напугали, и я не смогла четко сформулировать показания, - зачитал гособвинитель текст, написанный Анной Трач от руки.

И сегодня Трач подтвердила, что на первых допросах на нее оказывали давление, склоняя дать показания против Алпаровой, а также рассказала о том, что она писала жалобы на имя руководителя СКР по РТ.

«Когда весь этот кипеш произошел»

Следующей перед судом показания дала бывший сотрудник УФССП по РТ Елена Захарова, на момент трагедии с «Адмиралом» работавшая судебным приставом. Свидетель отметила, что руководила отделом в период возбуждения дело в отношении ООО «Заря» Алсу Минуллина. После этого Захарова сослалась на забывчивость (прошло слишком много времени) и попросила в случае необходимости уточнения каких-либо деталей зачитывать ее показания. При этом она вдруг вспомнила, что исполнительное производство в отношении ООО «Заря» находилось именно у Сафиной. Также Захарова отметила, что обложки у дел могли поменять, но это позволительно только по причине ветхости документа.

Позже гособвинитель все же зачитал показания Захаровой, данные ей в 2015 году. Из них стало известно, что с лета 2013 года Алпарова была откомандирована в управление, где находилась до конца 2013 года, и в этот период в отделе не появлялась. В 2014 году она ушла в декретный отпуск, из которого вернулась только в феврале 2015 года.

Любопытно другое: в своих показаниях Захарова упомянула о разговоре со своей коллегой Эльвирой Мухаметзяновой, которая подошла к ней в отделе на следующий день после трагедии в «Адмирале» и «на ухо» рассказала, что нашла в мусорном ведре в кабинете у Алпаровой оригинал обложки исполнительного производства в отношении ООО «Заря» по пожарной безопасности в ТЦ «Адмирал». При этом Мухаметзянова вытащила из кармана лист бумаги и, не раскрывая его, сказала, что сделала копию с этой обложки. Свое поведение Мухаметзянова Захаровой мотивировала так: «В случае чего подтвердить, что это исполнительное производство проверяла не Минуллина, а Алпарова». Следователям Елена Захарова рассказала, что Минуллина в тот день плакала и переживала, что всю ответственность переложат на нее, так как исполнительное производство было окончено в период, когда отделом управляла она.

В декабре 2015 года Захарова на допросе рассказала, что по итогам проверки выяснилось, что Сафина не сдала исполнительное производство в отношении «Зари» в архив. Экс-пристав также жаловалась на методы работы следователей СКР по РТ, которые якобы кидались в свидетелей делами, а перед Трач трясли наручниками и имитировали звонок об ее отправке под стражу, добиваясь показаний против Алпаровой. Кроме того, в своих показаниях Захарова отметила, что у Мухаметзяновой и Алпаровой «негативные» отношения.

Следующей перед судом выступила Эльвира Мухаметзянова, ныне так же не работающая в УФССП по РТ. Суд интересовало, каким образом она оказалась в кабинете Алпаровой и почему сняла копию с документа, найденного ей в мусорном ведре.

- Когда весь этот кипеш произошел… - начала свой рассказ Мухаметзянова о событиях с ТЦ «Адмирал», но судья прервал ее, сделав замечание относительно использования жаргонизмов. 

Оказалось, что Мухаметзяновой якобы нужно было занести документы в кабинет Алпаровой, но ее на месте не было, поэтому она взяла ключи у Ольги Беспаловой (в свое время замещала Алпарову. - Ред.), попав к начальнице.

- Мне нужно было что-то выкинуть, и я увидела в мусорке корочку от дела. Сделала копию, даже не подумав зачем.

- Чьи подписи на ней стояли? - задал вопрос гособвинитель.

- Начальника.

- А кто был начальником на тот период?

- Я не помню.

- Ну, я вас поэтому спрашиваю…

- На обложке была Жанна Александровна.

Наблюдавшая за происходящим Алпарова в своих вопросах коллеги была эмоциональна, отметив, что в ее отсутствие кто-то подписывал за нее документы. Эту эмоциональность можно объяснить: Жанна Алпарова является обвиняемой еще в одном уголовном деле, где ей вменяют превышение служебных полномочий.

Пока же один из бывших боссов татарстанского УФССП продолжает доказывать свою невиновность, допрос свидетелей по делу о трагедии в «Адмирале» продолжается.

КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх