«Я раскаиваюсь, но моей вины в аварии нет»

Водитель автобуса, 14 пассажиров которого погибли в ДТП под Заинском летом прошлого года, пытается оспорить приговор. 

Верховный суд Татарстана отклонил апелляционную жалобу Александра Ижмукова, признанного виновным в смерти по неосторожности пассажиров автобуса, следовавшего из Самары в Ижевск в ночь с 1 на 2 июля прошлого года.

Суть дела

В тот роковой день во время столкновения автобуса «Неоплан» с автопоездом в составе грузовиков «КАМАЗ» и «МАН» погибли 14 пассажиров - жители Татарстана, Самарской области и Удмуртии, в том числе четверо детей. Еще трое оказались в больницах с тяжелыми травмами. Водители при этом остались живы. Но Александр Ижмуков после аварии попал в реанимацию. Пока врачи боролись за его жизнь, Приволжский районный суд Казани его заочно арестовал.

Спустя почти год уже Заинский городской суд приговорил водителя автобуса к 4,5 годам колонии-поселения по части 5-й статьи 264 УК РФ («Нарушение ПДД и правил эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц»). Свою вину мужчина так и не признал.

По версии следствия, перед столкновением скорость автобуса была 113 км/ч при ограничении на этом участке в 50. Однако сторона защиты осужденного неоднократно заявляла, что это не так. Как считает адвокат Роман Майданчук, последняя точка ГЛОНАСС зафиксировала скорость 87 км/ч, соответственно, на момент столкновения не исключено, что она была ниже. Тогда как грузовики двигались в сцепке со скоростью в пределах 40 км/ч. 

Более того, незадолго до аварии она снизилась до 6 км/ч, а правые колеса «КАМАЗа» стали цеплять обочину. Сторона защиты не исключила, что в механизме сцепки могла иметь место техническая неисправность, вызванная внезапно возникшей нештатной ситуацией. 

- Водитель «КАМАЗа» мог почувствовать, что его «МАН» начинает вести, и свернул на обочину, - считает адвокат.

Наказать еще больше или помиловать?

Сам Александр Ижмуков, выступая с апелляционной жалобой по видеосвязи, свою вину не признал и попросил его оправдать или смягчить меру наказания.

- Я раскаиваюсь в том, что произошло это ДТП, и приношу глубочайшие соболезнования семьям погибших, но моей вины в этом нет. Я 35 лет на междугородних маршрутах и ни разу не нарушал режим отдыха и не превышал скорость. Я сам оказался в реанимации и сделал все для того, чтобы избежать столкновения, - заявил водитель в ходе процесса по апелляции в Верховном суде Татарстана.

Конечно, потерпевших эти слова не растрогали. Регина Галимова, чья 24-летняя дочь погибла в той страшной аварии, вообще настаивала на увеличении срока заключения Александра Ижмукова до шести с половиной лет с ужесточением режима содержания. А прокурор Заинска Ринат Каримов просил просто перевести осужденного в колонию общего режима. Однако суд и их ходатайства оставил без удовлетворения.

Несмотря на то, что с момента трагедии прошло более девяти месяцев, у защиты по-прежнему остается много вопросов.

Ни нам, ни вам

В деле периодически открываются новые обстоятельства, которые требуют проведения дополнительных экспертиз. Как рассказал KazanFirst адвокат Иршат Низамов, останавливаться никто не планирует. После апелляции защита намерена подать кассационную жалобу. Если ее не удовлетворят, придется ехать в Москву.

- Верховный суд сегодня занял позицию посередине - не удовлетворил ни в сторону ужесточения наказания, ни в сторону смягчения, оставив возможность для кассации. Конкретных сроков, когда это будет сделано, у нас нет, - отметил собеседник.

Низамов также указал на уничтожение следствием карты памяти с видеорегистратора. А сам регистратор до сих пор не вернули владельцу. В судах он, тем не менее, был представлен, однако осмотреть его так и не дали. По мнению адвоката Романа Майданчука, таким образом, фактически было нарушено право на защиту.

Одним из основных требований защиты было проведение как минимум двух экспертиз - автотехнической и пожарно-технической. Но в этом было отказано, как и в проведении всех остальных.

- Суд отказывает в проведении экспертиз, которые должны проводиться, и это просто осознанное нарушение права на защиту нашего доверителя. Волей или неволей суд встал на защиту первой версии - водитель автобуса виноват, - подчеркнул Роман Майданчук.

Он никогда не водил «КАМАЗ»

Также до сих пор неизвестно, почему начался пожар. По версии следствия, из трех машин вылилось много топлива. Возможно, конечно, причиной стал сильный удар в район бензобака автобуса. Бензин ведь вспыхивает не сразу. Для этого должны создаться специальные условия. Не исключено, что искра от столкновения попала на засохшее топливо других крупных машин, проезжавших по этому участку ранее. Опять же, точно никто об этом сказать не может.

На еще один момент обратил внимание адвокат Александр Ваулин. По его словам, водитель «КАМАЗа» до того дня никогда не водил эту модель грузовика, а большую часть времени ездил на «МАНе». В тот же день у его напарника не было прав на вождение таких грузовиков, поэтому он был вынужден сесть за руль незнакомой ему машины.

- Но на это никто не обращает внимания, - заключил защитник.

Кроме того, не ясно, что произошло со сцепкой. Как потерпевшие, так и адвокаты во время осмотра грузовиков на штрафстоянке обратили внимание, что она совсем не пострадала, тогда как после аварии на ней были видны следы копоти и не было никаких новых болтов. Более того, выдвигалось предположение, что она была сделана кустарным способом, а не в соответствии с ГОСТом. Впрочем, доказать это довольно трудно, поскольку не удается провести необходимых экспертиз. 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite