Казанский водитель БМВ, обвиняемый в смерти инспектора, пошел в отказ

Защита Артура Сатрутдинова настаивает, что в случившемся виноваты сами гаишники.

Верховный суд Татарстана начал рассмотрение уголовного дела в отношении 31-летнего Артура Сатрутдинова, обвиняемого по двум статьям Уголовного кодекса - «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа» и «Умышленное повреждение имущества». Инцидент с участием водителя получил громкий общественный резонанс: подсудимый - тот самый грубо нарушивший правила водитель БМВ, за которым по Казани гонялись сотрудники ГИБДД.

История, закончившаяся уголовным делом и смертью человека, произошла в ночь с 26 на 27 апреля 2018 года. Как полагает следствие, Сатрутдинов находился за рулем иномарки в состоянии опьянения и не подчинился приказу инспекторов остановиться, после того как нарушил ПДД. Казанец попытался скрыться: некоторое время, продолжая нарушать правила дорожного движения, подсудимый уходил от погони инспекторов, а на перекрестке улиц Шамиля Усманова и Декабристов врезался в машину ГИБДД, которая заблокировала ему дальнейшее движение. По уточненным данным, скорость иномарки в этот момент была около 200 км/ч. 

1/0

Двоих полицейских, находившихся в машине, с различными травмами госпитализировали; старший инспектор ДПС 2-го взвода 2-го батальона полка ДПС ГИБДД УМВД России по Казани Юрий Матренин скончался от полученных травм, его коллега, командир взвода Вячеслав Морозов получил сотрясение мозга.

На время следствия суд заключил Сатрутдинова под стражу. В зале заседания нарушитель заявил, что раскаивается, и все время прятал израненное после аварии лицо. Тогда же он признался журналистам, что жалеет о произошедшем и хотел бы извиниться перед родственниками погибшего инспектора.

Вскрылись и другие подробности из прошлого Артура Сатрутдинова. В 2016 году его осудили за хранение и сбыт наркотиков, приговорив к одному году и трем месяцам условно с испытательным сроком три года. Отметим, что при вынесении приговора судья был уверен, что перед ним не наркозависимый, поскольку на соответствующий запрос в ГАУЗ «Республиканский наркологический диспансер» ответили отрицательно. Этот факт во многом смягчил приговор. Хотя прокурорская проверка, проведенная после апрельского ДТП, установила: Сатрутдинов являлся наркоманом и состоял на учете с 2008 года. 

- Прокуратура усмотрела в действиях должностных лиц наркодиспансера признаки халатности, - рассказал KazanFirst исполняющий обязанности старшего помощника прокурора РТ по взаимодействию со СМИ Руслан Бариев

К слову, водительские права у Сатрутдинова отобрали несколько лет назад и находиться за рулем он права не имел.

Сразу после аварии задержанный отказался от медицинского освидетельствования, а на сегодняшнем заседании в Верховном суде заявил, что в ту ночь управлял авто трезвым и покушаться на чужую жизнь не хотел. Встав к залу спиной и закрывая рукой лицо от камер, Сатрутдинов зачитал с листа:

- Умысла уничтожения чужого имущества не имел, в состоянии алкогольного и наркотического опьянения не был, - еле доносился голос из стеклянной камеры.

- Около 1 часа 16 минут Сатрутдинов, испытывая неприязнь к сотрудникам ГИБДД, исполнявшим свои обязанности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, пытаясь скрыться от преследования патрульных транспортных средств и двигаясь по улице Декабристов в направлении проспекта Ямашева, в нарушение правил дорожного движения не выбрал безопасную скорость и не снизил ее, приближаясь к стоящему с включенными проблесковыми маячками синего цвета автомобилю «Лада Приора», в котором находились Морозов и Матренин. Он выехал на перекресток с улицей Волгоградской на запрещающий сигнал светофора и умышленно совершил наезд на автомобиль полиции, - объявил представитель гособвинителя Андрей Кропотов.

В ходе заседания суд допросил супругу погибшего инспектора Эльвиру Матренину, а также находившегося в тот момент в полицейской машине Вячеслава Морозова.

- Он ушел в четвертом часу дня. Написал мне сообщение, что отвел детей на тренировки, - не сумев сдержать слез говорила Эльвира Матренина, теперь в одиночку воспитывающая двух детей. - Утром 26-го я видела его в последний раз. На следующий день, как только ко мне пришли его коллеги, я сразу все поняла. Мой муж был очень добрым человеком, очень терпеливым по отношению к детям. Он был настоящим мужчиной.

У адвоката подсудимого возникло множество вопросов к инспектору Вячеславу Морозову. В частности защитник интересовался, когда и кто принял решение блокировать проезд Сатрутдинову, были ли пристегнуты инспекторы в момент столкновения и не успели ли они отстегнуть ремни безопасности до того, как иномарка врезалась в них. 

Морозов отметил, что решение приняли оперативно, посовещавшись с Юрием Матрениным, были пристегнуты ремнями безопасности, а остановившись, собирались скинуть ремни и выйти из машины, но просто не успели, а также подчеркнул, что в соответствии с нормативным актом имели право преградить путь нарушителю подобным способом.

- Как только мы припарковались, увидели свет фар, - так Морозов описал последние секунды перед столкновением. - Если бы он поехал в прямом направлении, удар пришелся бы на меня, но он после выезда на перекресток взял руль резко влево, поэтому удар пришелся на напарника - в переднее правое колесо, оно вместе с ходовой частью оказалось на пассажирском сиденье, - продолжил Морозов, а девушка, пришедшая поддержать Сатрутдинова, тихо выругалась и посмотрела на сидящего рядом спутника. 

Сам подсудимый, услышав, что показания будет давать тот самый инспектор (к тому же люди со съемочным оборудованием покинули зал), перестал скрывать лицо и с интересом наблюдал за выступлением Морозова, попутно переглядываясь и улыбаясь знакомой, а в конце заседания, заложив руки за голову, видимо, дал понять группе поддержки, что у него все хорошо.

Выяснилось, что Вячеслав Морозов и Юрий Матренин патрулировали территорию района «Горки», однако получив по радиосвязи сообщение о погоне, направились через Третью транспортную дамбу к проспекту Ямашева, где впервые и увидели летящий на бешеной скорости автомобиль БМВ. Пока экипаж их коллег плутал за нарушителем дворами, Морозов и Матренин продолжили движение по Ямашева, пока не получили просьбу о поддержке: патруль преследования не успевал за иномаркой и начал терять ее из виду. Со слов Вячеслава Морозова известно, что их машина развернулась в районе улицы Серова и продолжила движение по улице Декабристов, по которой, как передавали другие сотрудники ГИБДД, и следовало авто нарушителя. Инспектор отметил: перекрыли дорогу вынужденно, опасаясь за жизнь людей, к тому же рядом с местом аварии раньше располагалась парковка такси.

- Каким образом вы убедились в безопасности маневра? - поинтересовался адвокат подсудимого у Вячеслава Морозова.

- Мы не имели машину в поле зрения, - ответил инспектор.

В случае, если Сатрутдинова признают виновным, его обяжут компенсировать причиненный ущерб. Если же виновными в аварии суд назовет полицейских, то Вячеславу Морозову могут предъявить гражданский иск. По оценке МВД по РТ, ремонт авто обойдется дороже новой машины - примерно в 395 тысяч рублей. Кстати, БМВ оформлен на имя матери Артура Сатрутдинова. Она в зал заседаний предпочла не подниматься.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
2 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Судья
Гори в аду чёрт там твое место!!!!!
7
0
Ответить

Авыл малай
@Судья спина грыз !!!
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite