«Мусульманские книги для судов должен проверять новый Совет улемов»

В Болгаре обсудили, как предотвратить распространение экстремистских книг.

Эксперты-исламоведы и представители Духовного управления мусульман РТ собрались в Болгарской исламской академии, где прошёл круглый стол «Мусульманская литература в России: современные реалии и перспективы». Представители татарстанского муфтията и эксперты-исламоведы обозначили современные вопросы распространения исламской литературы. Выход они увидели в наделении функцией экспертизы литературы создающегося при академии Всероссийского Совета улемов. 

Модератором обсуждения выступил ректор Российского исламского института и БИА, заммуфтия республики по образованию Рафик Мухаметшин. Он же и обозначил перед экспертами тему.

- Сегодня все проблемы, связанные с мусульманской уммой, так или иначе, связаны с литературой, которой пользуются верующие. Какой-либо системы издания мусульманской литературы у нас нет. Хотя ДУМ РТ и пытается это контролировать. Тем не менее очень много независимых и частных издательских структур, которые спокойно выпускают те издания, которые посчитают нужными, - рассуждал Мухаметшин. 

По этой причине на рынок мусульманской литературы попадают книги с сомнительным содержанием, порой с экстремистской направленностью. Определить автора или переводчика, место и время печати и на чьи деньги книги были отпечатаны не представляется возможным. В итоге такие издания становятся идеологическим оружием. 

В то же время ректор раскрыл другую сторону вопроса - не отрегулирован механизм запрета обнаруживаемой правоохранительными органами экстремистской литературы. 

- Список запрещенных книг должен быть. Но необходимо разработать и механизм запрета такой литературы. Сегодня у нас этот вопрос решается на уровне районных судов. Почему-то они увлекаются лингвистической экспертизой, а не богословской, не религиоведческой, - отмечает Мухаметшин. 

Он уверен, что заниматься подобными экспертизами должно мусульманское профессиональное сообщество. Ректор напомнил, что уже ранее была попытка создания такого консультационного органа при Минюсте РФ.

- Этот Совет до сих пор есть. Только мне неизвестно, чем он занимается. Сегодня нет общероссийского экспертного сообщества, к которому могли бы обращаться и суды. Это не уровень районных судов -запрещать мусульманскую литературу, - заявил Мухаметшин и добавил, что суды в поисках экспертов обращаются не к тем специалистам.

Ради справедливости стоит отметить, что всё же удачный пример выявления правоохранительными органами экстремистской литературы в Татарстане есть. 

В октябре 2014 года прокурор Апастовского района Ришат Шакиров обнаружил в интернете сайт переводов хадисов одного из самых почитаемых исламских авторов аль-Бухари. Его собрания сегодня составляют костяк Сунны, которую исповедуют мусульмане. Претензия прокурора выражалась в том, что на сайте был выставлен очень грубо сделанный на русский язык перевод книги аль-Бухари с английского, а до того - перевод с арабского. То есть это издание не было прямым переводом с арабского на русский язык. Сам перевод был сделан с английского языка машинальным образом с помощью Google-переводчика. 

- Здесь прокурору надо объявить благодарность. Я читал этот текст аль-Бухари. Это же издевательство над хадисами Бухари, - сетовал Мухаметшин. 

Тем не менее информацию о запрете этого перевода аль-Бухари мусульманская общественность Татарстана и России в целом поняла искаженно, посчитав, что под запрет попадает вся книга аль-Бухари. 

- Спор о том, что можно перевести Коран, имеет глубокие корни. Он не закончен и сейчас. Современные лингвисты и филологи, профессиональные переводчики могут подтвердить, что качественный перевод не будет полностью соответствовать всем смысловым значениям оригинала, - рассказывает директор Центра исламоведческих исследований АН РТ Ринат Патеев

Со слов эксперта, сегодня информационные технологии дают широкие возможности для переработки текста, наделения его дополнительными интерпретациями, его копирования из различных источников и редактирования, привнесения чуждых вступлений, заключительного слова, комментариев и так далее. Он так же, как и Мухаметшин, сетует, что если затеваются судебные дела по такой литературе, то мусульманской общественности это преподносится как запрет Корана или Сунны. 

- На самом деле здесь имеются в виду конкретные издания, а не совокупность книг того или иного произведения или арабский первоисточник. Лозунги «в России хотят запретить Коран» задают бессодержательность дискуссии по проблеме в обществе. К этим делам привлекаются именитые ученые, которые, несмотря на академическое признание, не имеют опыта работы или вообще не анализировали конкретные издания. Всё это делается с целью оказания давления на суды, а не для того, чтобы разобраться в ситуации, - высказывает мнение Патеев. 

Чтобы разрешить поднятые проблемы, все участники круглого стола высказались в поддержку инициативы муфтия республики Камиля хазрата Самигуллина создать экспертный орган при Всероссийском Совете улемов при Болгарской исламской академии. Его авторитет среди верующих должен снять опасения, что в России «вновь запрещают священную для мусульман литературу». 

Далее эксперты продолжили обсуждать, с какими проблемами может столкнуться этот Совет. 

- У меня был такой печальный опыт экспертизы книги, - рассказывает первый заммуфтия Татарстана Рустам хазрат Валиуллин. - Приходит ко мне автор и дает книгу на проверку. Я добросовестно всё проверяю, вношу правки, каждое исправление поясняю. Он кивает головой, соглашается и забирает назад текст. Через два-три дня обращается ко мне - просит, чтобы ему выдали разрешение, что все исправления внесены. 

В итоге разрешение выдается, однако автор решает издать книгу без правок Валиуллина. Заммуфтия задается вопросом, каким может выглядеть механизм контроля исполнения решений экспертной комиссии Совета улемов? А что делать, если предписания не исполнены? Изыскивать по всей России и изымать эту литературу? 

Рустам хазрат Валиуллин сказал, что, как правило, мусульманская литература сомнительного содержания распространяется по методу сетевого маркетинга, что ещё больше затрудняет выявление каналов и источников её распространения. 

- Нет правовых оснований, что Совет улемов через себя будет пропускать всю русскоязычную мусульманскую литературу, поскольку это может быть только как добровольное желание издательств, - дополнил Валиуллина Рафик Мухаметшин. 

Директор Центра исследований Священного Корана и Пречистой Сунны Фарид хазрат Салман раскрыл другую проблему, с которой столкнется создаваемая комиссия.

- В мире нет мусульманского единства. Поэтому рекомендации Совета улемов регионального или российского характера будут мусульманами пониматься как частное мнение Совета, а не как всеобщее, - рассуждал Фарид хазрат Салман. - Поэтому необходимо прорабатывать не только правовой статус Совета улемов, но и формулу, чтобы иметь влияние и вес среди издательств, издателей и авторов книг. 

Секретарь Совета улемов ДУМ РТ Рустам хазрат Нургалиев привел в качестве примера деятельность муфтията в Пермском крае. В регионе проживает не так много этнических мусульман, как в других регионах Поволжья, однако в крае есть много исправительных колоний и тюрем. Местное УФСИН загружает работой по экспертизе тех мусульманских книг, которые находятся у отбывающих наказание за решеткой. 

- Это ж целая гора книг, большие мешки литературы. Эта литература подвозится в муфтият системно. Там есть издания из Узбекистана, Казахстана и других регионов. Там представлено всё русскоязычное пространство, - рассказывает Рустам хазрат Нургалиев. 

По его словам, если такие невыполнимые для экспертизы объемы книг фиксируются только в одном Пермском крае, то сложно представить, как будет загружена работой экспертная комиссия Совета улемов РФ. 

Рафик Мухаметшин нашел что ответить на этот вопрос. Комиссия Совета улемов создаст в каждом регионе России проверенный пул авторитетных экспертов по Кавказу, Поволжью. Таким образом, на Кавказе эксперты по шафиитской правовой школе будут анализировать книги (переводы и комментарии) от шафиитских авторов. А суды смогут обращаться к этим экспертам, опираться в своих решениях на их анализ литературы, не опасаясь общественного недовольства со стороны верующих. 

К слову, Совет улемов при Болгарской исламской академии ещё не обрел окончательную правовую форму. По задумке его создателей он должен стать совещательным органом из авторитетных богословов. Совет получит право выносить фетвы, то есть решения, опирающиеся на классические мусульманские источники. Сейчас при каждом муфтияте в России есть свой Совет улемов. Однако у аналогичного органа при БИА не должно быть никакой территориальной привязки. Её решения обязательны к исполнению на территориях всех духовных управлений страны. По словам Рафика Мухаметшина, сейчас продолжают идти консультации и согласования с основными муфтиятами России, которые входят в число учредителей Академии в Болгаре.


Читайте также: «Стратегия - это испытание, но мы не должны сдаваться»


Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite