«Театр жрет науку»

Автор фото: Василий Иванов/KazanFirst
Культура 08:50 / 11 марта
20
«Театр жрет науку»

В лаборатории «Угол» прошла премьера экодрамы «Копеподы.Путь. Исследования».

История этого спектакля началась в другой театрально-научной лаборатории - «Аннигиляция», которая проходила в Казани в конце прошлого года. Тогда режиссеры вместе с молодыми учеными, взяв какую-либо научную идею, переосмысляли её и представляли на сцене. 

- Это была первая всероссийская лаборатория, на которую заявили пять-шесть эскизов. Приезжали режиссеры из Москвы, Санкт-Петербурга, представляли совершенно разные темы - квантовая физика, звук, эволюция. По мнению критиков, эскиз нашей команды отвечал всем задачам, - рассказывает один из режиссеров спектакля Ангелина Мигранова

Когда стало ясно, что «Копеподы» - одна из самых успешных постановок, получившая положительные отзывы критиков, казанцам предложили доработать идею и представить её в виде полноценного спектакля.  Теперь он входит в репертуар «Угла».

По сюжету исследователи, изучив полную драматизма историю изменений в сообществе копепод (веслоногих рачков) Черного моря под воздействием видов-вселенцев, ищут аналогии этим изменениям в областях, никак не связанных с миром планктона, и выдвигают ряд оригинальных гипотез. 

Для наглядности зрителям показывают, как географически похожи Черное море и Татарстан, как при наложении друг на друга женских репродуктивных органов и тела копеподы они почти сливаются. 

1/0

Интересным сравнением стало еще и рассмотрение двух разных графиков на одной координатной плоскости - это показатели числа разводов в СССР и России и численность одного из видов рачков Oithona nana. Все это заставляет задуматься о том, как близки и похожи совершенно разные, не связанные между собой вещи.

- Мы хотели показать, как все тесно связано в этом мире, что надо об этом помнить, - объясняет второй режиссер спектакля Родион Сабиров

По признанию ребят, самым сложным в работе оказалось соединение двух самостоятельных областей жизни - театра и науки. 

- Жанр наш был документальный, поэтому важно было не превратить науку в театр, а театр в научную конференцию. Для нас это был такого рода эксперимент, - призналась Ангелина Мигранова.  

Еще одной задачей стало и взаимодействие с ученым, без которого драма не смогла бы стать научной. Денис Алтухов - именно он стал инициатором поднять проблему рачков - живет в Севастополе. Казанцы специально ездили к нему в город-герой, где была снята вторая часть спектакля «Путь».   

Что касается дальнейшей судьбы постановки, то её уже пригласили на два фестиваля в Москву и Нижний Новгород.

- Хотелось бы, чтобы спектакль рос и обрастал, - делятся пожеланиями режиссеры.  

- Это в программе мы записаны как режиссеры. Но, если честно, все, что сегодня есть, мы сочиняли всей командой, - добавляет Родион Сабиров. 

Идея соединить театр с наукой для Казани совершенно новая. Как её воспримет зритель, покажет время. Возможно, что этот первый шаг столичных театралов оценить по достоинству удалось немногим, лишь самым искушенным зрителям.  

- Для нас это тоже ново. В кого-то это попадет, в кого-то нет. Спектакль должен не просто рассказать историю, но и зародить в людях мысли о том, что существуют такие важные копеподы и что есть многие другие пути познания мира, - ответил на это Сабиров. 

- Ваш актер-ученый произнес: «Театр жрет науку». Что конкретно имелось в виду? - спросили мы. 

- Да так и понимается, - последовал короткий ответ.

1/0

Для тех, кто пропустил премьеру первой экодрамы казанцев «Копеподы.Путь. Исследования», 11 марта в театральной лаборатории «Угол» состоится повторный показ. 

КОММЕНТАРИИ (0)
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

«Секс в спектакле - это не писательская клубничка, а история про власть»

Автор фото: KazanFirst
Культура 09:23 / 9 марта
5
1
«Секс в спектакле - это не писательская клубничка, а история про власть»

Доступными сигналами искусство доносит до зрителя проблемы современности. 

Центр современной культуры «Смена» анонсировал цикл лекций, посвященный современному оперному театру. Спикером первой - «Смех, страх, секс и власть в опере» - стала доцент Казанской консерватории, кандидат искусствоведения и автор публикаций о современном оперном театре Анна Сокольская

Она уверена, опера - это не только голос, но и театр, использующий значительный спектр приемов выражения. При этом знакомиться с искусством, по мнению Сокольской, можно даже в еще большей провинции, чем Казань. Для этого, уверена эксперт, существуют прямые трансляции или записи постановок. Однако любая из них дает фиксированную точку зрения, которая создана оператором и режиссером видеомонтажа. При этом картинка из зала может значительно отличаться. 

Лекция по традиции началась со вступительного слова - фабулы, по сути, являющейся квинтэссенцией обсуждения.

- Секс, страх и смех - это темы-приманки, которые работают безотказно на привлечение внимания зрителя. Этим успешно пользуется кинематограф, реклама, массовая культура. В современном оперном театре эти приемы, конечно, есть, - уверена Сокольская. 

Режиссеры регулярно подвергаются гонениям за использование подобных вещей в погоне за зрителем - «устроили на сцене порнографию, развели отравительную чернуху с реками крови и так далее». По мнению лектора, такими приемами зачастую хотят что-то сказать и донести. 

- Смех, страх и секс фиксируют внимание, это сигнальные маячки, если они на своем месте. Если это «Кармен» - это крайне привлекательная девушка, которая красиво двигается, или «Дон Паскуале», где [богатый холостяк] - старый, смешной идиот, - обращается к слушателям лектор. 

В случае, если это не вписывается, то бросается в глаза и заставляет подозревать режиссера в недоработке. Как пример несогласованности действий Сокольская вспоминает фрагмент из финала первого действия спектакля Кристофа Марталера «Фигаро», поставленного в Париже в 2006 году. Он иллюстрирует комичное и несоответствующее сюжету поведение героев (во время серьезного разговора они пританцовывают вопреки своей воле, что противопоставляется их позиции силы и власти. - Ред.). 

- Мы видим сбой. Это не комикование ради смеха. Этот комический эффект ведет нас к теме власти. Смеяться над властью мы можем - постить политические демотиваторы, но это ничего не меняет, а подтверждает - власть есть, - уверена лектор. 

Сокольская уверена, пользуясь предустановленными формами, ты тем самым подтверждаешь наличие власти, играть по-другому ты попросту не можешь. Единственное, что ты можешь, - стать маргиналом, не появляясь на «поле боя», как часть героев постановки. 

Следующий пример смешной серьезности - поставленное во время театрального фестиваля прошлого века произведение «Ораторий Генделя», рассказывающее трагическую историю о меньшинствах и репрессивном большинстве. В постановке президент (антиохийский царь. - Ред.) - средний американский мужчина с «пивком в руках», но страшен не он, а хор, играющий роль народа. 

- Мы видим реалистические движения пьяного человека (царя) и синхронный хор, поставленный хореографически. Это одномерные люди, - заявляет лектор. 

Власть не дискредитируется, а сопротивление указывает на её наличие. При этом искусство не может вылечить, но может диагностировать проблему, чем оно и занимается. 

Еще один пример - использование секса в спектакле, поставленном режиссеркой (феминитив - существительное женского рода, парное аналогичному слову мужского рода, означающее профессию или принадлежность, зачастую используемое феминистками. - Ред.) Кэти Митчелл «Альцина». Мир спектакля демонстрирует полную сексуальную свободу, при этом секс строго регламентирован и живет по правилам. 

- История про секс в спектакле - это не писательская клубничка, а история про власть. Секс показан иллюзорно и очень нарядно. В спальне постоянно куча наблюдателей, контролирующих процесс, а снаружи - старость и разруха, - уточняет Сокольская. И любая война или сопротивление - борьба с системой из-за невозможности не воевать. 

Завершил лекцию «страх», который в опере не всегда представлен страхом смерти или угрозой. Чаще всего он выражается в боязни наказания, которое всегда несоразмерно содеянному. Сокольская уверена, страх - элемент и инструмент власти. Как пример представлен финальный фрагмент спектакля «Дон Жуан», где главный герой не просто не боится смерти, но и несколько раз об этом говорит. 

- Здесь репрезентирует страшное не командор, а ребенок, девочка в сандаликах, - поясняет лектор. 

Причина, почему именно девочка выступает в роли наказания, проста и скрывается в либретто. Именно в нем написано, что главный герой - Дон Жуан - любит любых женщин и старушек, любой комплекции, но больше всего он любит юных дебютанток. И, как вы могли догадаться, именно эта дебютантка приходит за ним в финале действия. Тем самым показывая, вся властная система, даже в этом хаосе, сработала. Сама же власть была представлена в роли Командора, который на протяжении всего спектакля лежал под землей, и вернулась надзирать и наказывать. 

- Наши универсальные приманки в искусстве - крестик самонаведения, который нацеливается на тему власти. Даже если ты не хочешь танцевать, ты все равно танцуешь, - заявила Сокольская.

В заключение эксперт предложила участникам, не занявшим даже половину зала, пообщаться по теме. Однако не услышав ни одного вопроса, поблагодарила слушателей и уложилась в один астрономический час вместо запланированных полутора.

КОММЕНТАРИИ (2)
казанскийфеофан
тема ( . )( . ) не раскрыта
6
ОТВЕТИТЬ
Анонимно
А какая оценка у муфтия?
2
ОТВЕТИТЬ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
видео
наверх