«К учащимся с ОВЗ важно относиться так же, как к обычным»

Как обучают особенных детей, чтобы они реализовывали себя наравне с остальными.

Когда мы встречаем детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ), многим кажется, что они получают образование на дому или в обычных школах, которые не адаптированы к их возможностям. Однако многие учебные заведения Казани целенаправленно работают с такими подростками, формируют им специальные программы обучения, но чтобы они учились с обычными ребятами. Такая форма называется инклюзивной и практикуется не только в школах, но и в колледжах, в университетах.

Ряд учреждений сотрудничают друг с другом, чтобы у родителей была возможность провести ребенка с ОВЗ через непрерывную систему образования: школа - колледж или вуз - место работы. Журналист KazanFirst Ирина Егорова посмотрела, как реализуется эта программа. 

«Основная функция родителей - научить детей жить без них»

В лицее №78 под названием «Фарватер» дети с ОВЗ могут получать как интегрированное, так и инклюзивное образование по адаптированным образовательным программам. Учреждение работает с особенными детьми уже 11 лет. Директор лицея Альфия Урманчеева считает, что дети с ОВЗ не должны обучаться в замкнутом сообществе детей-инвалидов. Их развитие будет более благоприятным, если у них есть возможность находиться в обычном школьном коллективе. 

- Взаимодополняющее воспитание и более эффективная социализация - это создание условий для совместного обучения детей с ОВЗ и здоровых детей. В обществе так и будет: они выпустятся из лицея и будут жить в обычном ритме. Моя задача - не отнимая возможности у детей заниматься в отдельном кругу, дать понять им и их родителям, что нужно вливаться в общий поток. Дети этому рады, они понимают, а вот с родителями бывает труднее, - говорит руководитель учреждения. 

В лицее родителям всегда задают вопрос: «Как вы считаете, какая ваша основная функция, миссия?». Ответы поступают разные. 

- Мы им объясняем, что основная функция родителей - научить детей жить без вас. Родители не должны постоянно опекать их. Важно относиться к ним так же, как к обычным детям, требования должны быть равные. У нас ребята с ОВЗ осваивают такие же программы, к ним такие же требования по форме, обертыванию учебников, своевременному приходу на учебу, как у обычных лицеистов. Мы не попустительствуем им, иначе могут разлениться и пользоваться этим, - рассказывает Урманчеева.

В лицее обучается 1 286 человек, из которых 148 с ОВЗ. Больше всего детей имеют нарушения опорно-двигательного аппарата. Есть также ребята с нарушением слуха и зрения. 119 человек учатся в специальных классах, а остальные - со всеми, то есть получают инклюзивное образование. 

В начальной школе для детей с ДЦП (Детский церебральный паралич. - Ред.) работает 1П - подготовительный класс, затем дети переводятся в 1Ц, то есть обучение в первом классе пролонгировано и длится два года.

- Это пролонгированное обучение, потому что у детей на момент прихода практически не сформирована кисть, им трудно держать в руках карандаш и ручку. В первый год мы «ставим» руку, занимаемся логопедией, делаем все возможное, чтобы ребенок дальше смог осваивать программу наравне со всеми, - рассказывает Урманчеева.

Зухра Тумакаева, заместитель директора по инклюзивному образованию, отмечает, что в процессе обучения многие дети из специализированных классов переходят в обычные.

- Есть такие дети, которые по окончании 1П класса переводятся в общеобразовательный класс. Многие переходят из специальных 7-х-8-х классов в общеобразовательные, потому что видят, что есть лифт для «колясочников». Морально эти дети спокойны. Если это «опорник», его никто не обидит. С каждым годом количество учеников, которые переходят в общий поток, растет, - говорит Тумакаева. 

Обучаются в лицее и по адаптированной образовательной программе. Это делают ребята с задержкой психического развития (ЗПР). Их немного, и ЗПР - это не инвалидность. Но переход на адаптированную программу облегчает им жизнь, считает замдиректора.

- Если ребенок получил статус лица с ОВЗ и мы получили рекомендацию от ПМПК (психолого-медико-педагогическая комиссия, - Ред.), то можем ему сделать адаптированную образовательную программу. Это действительно облегчает ему и родителям получение соответствующего уровня образования. Ребенок с ЗПР сдает в другой форме аттестацию, и мы можем ему пролонгировать какие-то программы, - объясняет директор.

Например, некоторые дети с нарушением опорно-двигательного аппарата в начальной школе учатся не четыре года, а пять лет. Это не говорит, что их интеллект как-то нарушен. Они бывают даже более одаренными и более увлеченными, чем обычные дети.

«Мы сидим над грантовыми проектами не поднимая головы» 

Первый и второй этажи «Фарватера» полностью оборудованы поручнями, которые помогают в передвижении. В лицее есть лифт для инвалидов, который адаптирован также для учеников с нарушением слуха и зрения, а еще имеет звуковое сопровождение. В холлах стоят диваны для того, чтобы ребята при необходимости могли присесть или прилечь.

Учащиеся 1П занимаются в отдельном классе. Оборудованы специальные комнаты для ЛФК и занятий с психологом. 

- В этой комнате можно проводить и сеансы релаксации, то есть отрабатывать навыки саморегуляции, групповые и коррекционные занятия. Вот эти световые колонны и волокно можно перебирать. У детей с ДЦП нарушение зрительного восприятия затрудняет узнавание усложненных вариантов предметных изображений (перечеркнутых, наложенных друг на друга, «зашумленных»), а здесь идет компенсация. Это глубокий бассейн с необычными шариками, от которых не остаются синяки. В бассейн дети полностью погружаются. Он позволяет им принять форму эмбриона. В нем не чувствуешь своего веса. Для детей с ДЦП он полезен: помогает избавиться от спастики. А это капсулы, которые распределяются по форме позвоночника. Дети любят на них сидеть, - рассказывает психолог Татьяна Гринберг

В учебном заведении есть и так называемый кабинет Монтессори. В нем проходят индивидуальные занятия или в малых группах по три-шесть человек. Там дети работают над мелкой моторикой, сенсорикой и речью.

Все оборудование, которое есть в лицее, закупалось за счет грантов. Учреждение не может позволить себе оплачивать его из собственных средств. 

- Мы все одержимы своей работой и хотим улучшить условия обучения детям не потому, что нам это выгодно. Я стала директором лицея, где есть такие дети. Раз они есть и в Казани больше нет школ, где для них были бы созданы такие условия, считаю своим долгом предоставить им эти условия. Мы сидим над грантовыми проектами не поднимая головы. За последние пять лет выиграли грантов на сумму 38 млн рублей. На эти деньги мы сделали психологические комнаты, кабинет Монтессори, ЛФК, ресурсную комнату. У нас 52 класса, в каждом стоит специальный стул для ребенка-инвалида, вертикализатор и парта-конторка Базарного, - рассказывает Урманчеева, отмечая, что все это было сделано благодаря труду, часто за счет личного времени и команды лицея.

В «Фарватере» работают преподаватели, которые прошли специальное обучение: 76 человек - курсы повышения квалификации, 36 человек - переподготовку по инклюзивному образованию. А если приходит новый педагог, то его обязательно отправляют на учебу. Все соблюдают три принципа: не жалей, не помогай и не разглядывай.

- Мы не помогаем детям, если они этого не просят, - добавила Тумакаева.

Помимо основных учителей в лицее работают четыре психолога, два логопеда, три воспитателя и четыре тьютора. 

Как проходит день в лицее

«Фарватер» отличается от других школ тем, что лицеистов привозят и отвозят специальные автобусы. Их маршрут проложен так, что он доезжает вплоть до Юдино.

- Автобус приезжает в 7:40 и развозит обратно в 16:20. В специальных классах занятия начинаются в 8:10, в обычных - в 8:00. С утра у детей уроки, после обеда дополнительные занятия и два раза в год обязательно реабилитация. В специальных классах урок длится на пять минут меньше, то есть 40 минут, чтобы дети меньше уставали, - отмечает замдиректора.

Основные занятия проходят в лицее, а дополнительные и одновременно реабилитация - в центре, который находится рядом. В нем учреждение арендует порядка 600 кв. метров. Этого хватает, чтобы проводить кружки - хор, вокал, актерское мастерство, рисование и многое другое. Если во время учебы детей с ОВЗ со здоровыми - инклюзия, то на допзанятиях происходит интеграция. 

Во время прогулки по центру мы успели посмотреть, как дети в театральном кружке разыгрывают пьесу Корнея Чуковского «Путаница», и пообщаться с ребятами, которых сблизили общие интересы. 

Мы поинтересовались у ребят, чем они увлекаются и кем хотят стать в будущем.

Марат Губаев, 12 лет

- Мне нравятся смешанные единоборства, потому что они показывают выносливость, то, что человек смог пройти через многое. Я хотел бы развиваться не как наблюдатель, а как спортсмен, чтобы ставить новые рекорды. В будущем хотел бы стать юристом. Мне обществознание и история даются хорошо. У меня много родственников, которые работают юристами. А еще это хорошо оплачиваемая работа. 

Амир Нуриев, 13 лет

- Я бы хотел стать вашим коллегой - журналистом, причем мой профиль - это спорт. Но могу подтянуться и по остальным темам, если нужно. Мне больше всего нравится большой теннис. Люблю за ним наблюдать. Еще мне нравится разновидность большого тенниса - пляжный. 

Рамазан Ахметзянов, 12 лет

- Из спорта мне нравятся тхэквондо, футбол и плавание, потому что я этим всем занимался. В будущем я хотел бы стать программистом или найти работу, которая связана с компьютерами.

Виктория Зарипова, 12 лет

- Я по генам художник, так скажем, потому что у меня как мама, так и папа рисуют. Бабушка - математик, поэтому с цифрами все хорошо. Я тоже занимаюсь журналистикой: мы выпускаем газеты. Скоро выпустим сентябрьский номер. Там дети рассказывают, как провели каникулы. Я пока не знаю, куда мне идти: либо с цифрами работать, например, в бухгалтеры, либо идти в журналисты, либо в художники.

«Амбиции наших ребят, можно сказать, завышенные» 

Как отмечает директор лицея, все дети с ОВЗ хотят работать и готовят почву для будущей жизни. 

- Амбиции наших ребят, можно сказать, завышенные. И это хорошо. Они, как показывает практика, достигают более значительных побед, чем обычные дети, потому что они не считают себя неуспешными, - добавляет Урманчеева.

Преподаватели работают над профориентацией детей на специальном кружке. В него они начинают ходить с 5-го-6-го класса. С 7-го класса к ребятам приходят представители колледжей и вузов. Любят гостить в родном лицее и выпускники, которые добились немалых высот в жизни.

Дети с ОВЗ могут пойти после 9-го класса учиться в колледж либо доучиться в 10-м и 11-м классе и выбрать вуз. Лицей в рамках «Абилимпикса» взаимодействует с Казанским техникумом информационных технологий и связи, сотрудничает с Казанским инновационным университетом им. Тимирясова. Также он сотрудничает с университетом управления ТИСБИ, который одним из первых начал обучать студентов с ОВЗ, поэтому дальше мы решили отправиться именно туда.

«ТИСБИ обучает студентов с различными нозологиями»

Университет управления «ТИСБИ» занимается проблемами образования лиц с инвалидностью на протяжении 23 лет. Впервые в 1996 году в министерство образования и науки России поступило письмо с обращением из вечерней общеобразовательной школы для ребят с инвалидностью о том, что дети с нарушением слуха не могут получить профессию в республике. Это письмо передали Нэлле Прусс, основателю ТИСБИ. Она собрала коллектив и приняла решение начать обучение людей с ОВЗ. 

- Это был первый негосударственный вуз в республике, который начал заниматься этой проблематикой целенаправленно. Первой поступила группа ребят с нарушением слуха на факультет среднего профессионального образования. В дальнейшем открылись группы в высшей школе университета. Сейчас ТИСБИ обучает студентов с различными нозологиями, включая нарушение слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, и общими соматическими заболеваниями, - говорит Елена Мелина, директор Окружного учебно-методического центра по обучению инвалидов ПФО.

На данный момент на очном отделении в вузе обучается 53 студента с ОВЗ. Всего, включая вечернее и дистанционное обучение, - 128 человек. В основном ребята обучаются в инклюзивных группах. Индивидуальные группы открываются только для студентов с нарушением слуха.

- Ребята с инвалидностью могут поступить в любой университет. Выбор всегда остается за ними. У нас же есть специальная аудитория для студентов с нарушением слуха. С точки зрения обучения таких ребят у университета есть свои наработанные, запатентованные методики обучения, - рассказывает Мелина. 

Аудиторию для студентов с нарушением слуха оснастили при поддержке первого президента Татарстана Минтимера Шаймиева, а также Университета им. Баумана в период участия ТИСБИ во всемирной сети обучения неслышащих PEN- International в рамках Российского отделения сети PEN-Russia (послешкольное образование глухих). И в первую очередь ее оборудовали зеркалами, которые позволяют видеть человека с разных ракурсов. В ней обучаются как специальные группы, так и инклюзивные.

- Сурдопереводчик располагается в центре аудитории. Если вдруг студент с нарушением слуха отвлекся, при повороте головы он видит отражение сурдопереводчика в зеркалах, которые расположены по периметру аудитории, таким образом студент с нарушением слуха не теряет информацию. Особенность таких ребят  заключается в том, что они вступают в диалог только при прямом контакте. Учебный процесс всегда мы строим так, чтобы преподаватель видел всех студентов. Он не может повернуть голову и разговаривать в сторону, так как многие люди с нарушением слуха умеют считывать с губ. Таким образом, сначала преподаватель что-то пишет на доске, потом объясняет, повернувшись лицом к студентам, - говорит директор центра.

В аудитории есть телевизор-экран, который проецирует сурдопереводчика с помощью камер так, чтобы его было видно на последних партах. Кроме этого есть мультимедийное оборудование, интерактивная доска и дверные ставни, которые используют, когда аудиторию нужно разделить на две половины. Чаще всего это делают во время самостоятельных работ, чтобы ребята могли работать автономно. 

- Также в ближайшее время поступит индукционная петля, которая усиливает звук для ребят, у которых есть слуховой аппарат. Таким образом диалог, который происходит между преподавателем и студентом с нарушением слуха, будет более продуктивен, потому что тут уже не нужен сурдопереводчик. Но это только для тех, у кого есть аппарат. Для ребят, которые полностью не слышат, без сопровождения сурдоперевода учебный процесс невозможен, - объясняет Мелина.  

В ТИСБИ есть и аудитория для студентов с нарушением зрения. Это тоже компьютерный класс, который оборудован специальной лицензированной программой Jaws. Вуз приобрел ее по рекомендации регионального отделения Всероссийского общества слепых. Программа позволяет озвучить текст, который выводится на экран, а также все действия компьютерной мыши и клавиатуры. Для того, чтобы не мешать учебному процессу, студенты с нарушением зрения надевают наушники.

- Если есть необходимость проведения индивидуальных занятий или итогового контроля знаний, где необходима лишь текстовая информация, то студент с нарушением зрения с помощью программы Jaws самостоятельно может пройти тестирование, - говорит собеседница.

Елена Мелина отметила, что в университете в специальных группах учатся только инвалиды по слуху, которые носят слуховой аппарат, потому что посторонние шумы могут помешать обучению. Если же у них хорошая речь и слух, то их включают в инклюзивный процесс, который позволяет инвалидам лучше социализироваться. К тому же преподаватели вуза прошли специальное обучение, а сами студенты толерантно относятся к особенным одногруппникам, потому что понимают социальную значимость вуза. 

Сотрудничество с работодателями

ТИСБИ работает в системе непрерывного образования, начиная со школы с момента профориентационной работы и заканчивая трудоустройством. 

- По окончании университета наши ребята, как и все выпускники, ищут работу. Для того, чтобы облегчить им поиск, в университете ведется плановая подготовка к самостоятельной жизни. Мы стараемся подобрать место практики для наших студентов, которые обучаются в университете, готовим вместе с ними портфолио, которое они могут потом продемонстрировать работодателю. У нас разработаны методические рекомендации, как можно самостоятельно найти работу. Мы специально для выпускников не только нашего университета, но и всех вузов Татарстана проводим курсы по самопрезентации и самостоятельному поиску работы, - рассказывает Мелина.

Университет тесно взаимодействует с работодателями. Одним из активных партнеров является Торгово-промышленная палата (ТПП) Татарстана. Она принимает на практику ребят, которые обучаются на факультете экономики, с любыми нозологиями. Плюс в ТПП есть своя база предприятий и организаций, с которыми ТИСБИ тоже сотрудничает.  

Особым подспорьем для поиска работы является национальный чемпионат «Абилимпикс» - это чемпионат по профмастерству среди особенных людей. На нем студенты демонстрируют свои способности, а работодатель может их оценить и при желании предложить трудоустройство. 

- Кроме этого мы проводим открытые защиты дипломных работ с приглашением работодателей. Это тоже очень эффективно, потому что работодатели могут задать вопросы нашему студенту по их теме защиты диплома. Таким образом они могут определить компетенции выпускника, - добавила Мелина. 

Как работают особенные учащиеся в самом вузе

Вуз также сам создает рабочие места для инвалидов и при необходимости принимает на работу, в том числе и своих студентов. Это программа сотрудничества с министерством труда, занятости и соцзащиты Татарстана как раз по вопросам сопровождаемой занятости инвалидов из вузов республики. На данный момент в центре Елены работают три человека с ОВЗ. Одним из них является Валерия Овчинникова. Параллельно она обучается на педагога-психолога. 

- Лера работает тьютором по сопровождению ребят, помогает им в период обучения. Есть дети, которые тяжело говорят или которым трудно что-то дается, для чего нужно использовать специальные методики. Лера их знает изнутри, так как она инвалид III группы, заканчивала школу-интернат для детей с нарушением опорно-двигательного аппарата. Сейчас Лера получает профильное образование педагога-психолога для того, чтобы она могла работать по этому направлению дальше, - объясняет директор центра.

Валерия учится на четвертом курсе в инклюзивной группе из 11 человек. Кроме нее есть инвалид с нарушением зрения. Как отмечает сама девушка, ребята помогают ему передвигаться. Юноша за четыре года запомнил маршрут и пытается двигаться самостоятельно, но одногруппники ему все равно помогают, ведь все друг к другу привыкли. 

- Я сейчас нахожусь на финишной прямой. Могу сказать, что у меня не было особых проблем в обучении. Это больше зависит от внутреннего состояния, то есть готов ли студент с нозологией учиться и работать, к определенной критике, условиям. Я достаточно коммуникативная и быстро прошла этот процесс, - говорит Овчинникова. - Я работаю тьютором и оказываю помощь студентам, которые в ней нуждаются. Это могут быть проблемы в учебе или какие-то личные вопросы. Если ребята хотят, то подходят поделиться. Я стараюсь помочь чем могу. В основном ко мне подходят с вопросами по учебному процессу: какие-то долги или ребята что-то не понимают.

Собеседница поделилась, что в дальнейшем хотела бы работать по профессии. Пусть изначально не было осознания, что она точно хочет стать педагогом-психологом, со временем оно пришло. К тому же девушка считает, что учеба должна к чему-то привести. Валерия ещё не задумывалась, где хотела бы работать. Говорит, что пойдет туда, где будет нужна, но из ТИСБИ уходить пока не собирается.


Читайте также: «Получаешь кайф от того, что полезен простым людям»


Материал подготовлен при содействии министерства труда и социальной защиты РТ

Понравился материал? Поделись в соцсетях
18 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Женщина
Родители таких детей - очень сильные люди. А учителя - просто большое им спасибо
0
0
Ответить

ответ
@Женщина Это точно
0
0
Ответить

Злой
на Западе уже давно такое практикует, а у нас все еще в зачаточном состоянии. Догоняем, как всегда. Обидно черт возьми
0
0
Ответить

Старик
@Злой Это очередной след Советского Союза, где "не было инвалидов". Оттуда и пренебрежительное к ним отношение со стороны общества. Боязнь. На Западе эти люди полноценные члены общества - работают, развлекаются, заводят семьи. У нас тоже так начинается, только медленно
0
0
Ответить

Валерий
@Злой Догнать и перегнать Америку ещё при Хрущеве задача была посталена, но до сих пор он не была выполнена
0
0
Ответить

Точно
Лень вообще самое главное качество человека, не дающее развиваться. Так что все правильно. Если давать поблажки - начнут пользоваться. Такова природа человека
0
0
Ответить

Именно
@Точно Еще не надо таких детей жалеть. Им надо сочувствовать, сострадать может. Но жалеть нельзя ни в коем случае, иначе они сами начнут чувствовать себя жалкими и опустят руки
0
0
Ответить

Антон
Дети есть дети
0
0
Ответить

Молодцы
Такие дети намного сильнее обычных. Причем именно морально
0
0
Ответить

Стас
Даже в КФУ такого нет. Круто!
0
0
Ответить

Студент
@Стас КФУ просто не об этом думает, они занимаются зарабатыванием денег
0
0
Ответить

Тисбишник
Низкий поклон Нэлле Прусс
0
0
Ответить

Поддержу
@Тисбишник Поддерживаю
0
0
Ответить

Шамиль
Здоровья детям! Пусть все у них будет хорошо
0
0
Ответить

Замечательно
Просто замечательно, что оказывается в Казани есть такая школа и вуз. Не знала
0
0
Ответить

Руслан
Шо за дурацкое слово тьютор нельзя что ли использовать наставник
0
0
Ответить

Корректор с дубиной
@Руслан Согласна. Замучали эти иностранные слова, когда есть замечательная своя альтернатива
0
0
Ответить

Жора
новый дизайн АГОНь!
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite