«Черт побери! Вместо того, чтобы извиниться, Раимджанов выкручивается»

Громкое дело об убийстве директора ломбарда в Казани близится к приговору. 

Верховный суд Татарстана продолжает рассмотрение резонансного дела об убийстве владельца казанского ломбарда Ришата Садыкова и ранении его друга Сергея Мазанова. На скамье подсудимых Ринат Раимджанов. Прокурор Татарстана Илдус Нафиков уверен, что вина его доказана. Сторона защиты добивается переквалификации статьи. 

«Он просто хотел добиться правды» 

Процесс по резонансному делу продолжился прениями сторон. На прошлом заседании позицию представляла сторона обвинения. Прокурор Татарстана Илдус Нафиков по совокупности деяний затребовал для Раимджанова 20 лет заключения. Защита с этим не согласна, но сразу представить позицию адвокат Ильдар Султанов был не готов. Потому ходатайствовал о перерыве для подготовки к прениям. Это право ему предоставили. 

В этот раз защитник был готов. Адвокат не отрицает, у Раимджанова действительно был пистолет в тот злополучный день, но не из-за желания убить Садыкова, а по причине трех ранее совершенных на него покушений. Об отсутствии умысла застрелить человека, по мнению Султанова, говорит и тот факт, что с момента, как Раимджанов подходит к машине, в которой сидит Садыков, до убийства проходит достаточно времени. На ролике с камеры видеонаблюдения заметно, что подсудимый проводит у машины значительное время, просит открыть дверь, пытается сесть в автомобиль. По мнению адвоката, это говорит о том, что ничего плохого его клиент совершать не собирался. Хотя мог просто выстрелить и скрыться. Вместо этого Раимджанов пытался решить вопрос.  

Султанов ставит под сомнение показания друга директора ломбарда Сергея Мазанова, который ранее заявлял о том, что вместе с Садыковым вышел из машины и начал разнимать драку. Защитник уверяет, данный факт опровергается видео с регистратора, установленного в машине. Мазанов стоит около багажника и ничего не делает. Из этого адвокат делает вывод, что квалифицированный Раимджанову признак, как огнестрел в человека, выполняющего общественный долг, - некорректен. 

На протяжении всего выступления Султанов заверяет, что показания свидетеля Гарипова неверны, а мотив он называет абсурдным. Парируя Нафикову, защитник заявляет о том, что телефон, который Раимджанов взял с собой, отсутствие перчаток на руках при убийстве и то, что его клиент не скрывает лица говорит о том, что он не хотел убивать Садыкова и стрелять в Мазанова.

- Он просто хотел добиться правды, - заявил Султанов. 

Как итог - адвокат попросил о переквалификации действий его подзащитного на менее тяжкие - убийство по неосторожности. К тому же есть ряд смягчающих обстоятельств: признание вины, сотрудничество с органами, отсутствие судимостей, наличие на иждивении малолетнего ребенка, состояние здоровья, а также положительная характеристика от соседей, но главное - раскаяние самого Раимджанова. 

«К сожалению, эта встреча закончилась смертью» 

Следом слово взял Раимджанов. Обращаясь к суду, он пояснил, что у него было достаточно времени [для убийства], однако для этого он «и пальцем не пошевелил». 

- Я искал встречу, а не месть, где я бы мог расправиться с ним, - заявил подсудимый. 

Обвиняемый считает, что прокурор сгруппировал факты удобным для обвинения образом, а главное доказательство - видеозапись не подвергалась анализу. 

В отношении же трех выстрелов в Мазанова подсудимый рассказал, что покушения не было, это была самооборона. Если бы он и хотел убить еще и Мазанова, то «закончил бы начатое», но не сделал же этого. 

- У меня не было умысла убить Садыкова, тем более Мазанова. К сожалению, эта встреча закончилась моим неосторожным действием, которое привело к смерти одного и ранению другого. Я прошу вынести наказание не за то, в чем я обвиняюсь, а за то, что совершил, - завершил речь Раимджанов. 

«Мы потеряли часть своей жизни»

После того как все стороны высказались в прениях, судья уточнил, есть ли у кого-то реплики. Оказалось, что ранее молчавшая вдова убитого Садыкова - Асия хочет высказаться. Женщина начала с того, что озвучила мнение в отношении заявления Раимджанова. Его желание сесть в машину к её уже убитому мужу она называет очень удобным, ведь если бы он выстрелил в машине, никто бы ничего не увидел. 

- Преступник говорит это, чтобы выкрутиться, меняет показания. Смерть всегда страшна. В нашем случае мы не только потеряли мужа, мы потеряли часть своей жизни. У нас были такие светлые планы, как мы вместе состаримся. У меня теперь ничего этого не будет, - очень эмоционально обращается к суду Асия. - Дети восхищались отцом, а я мужем. А теперь им больше не на кого равняться. Черт побери! И он еще вместо того, чтобы просто попросить прощения, пытается выкручиваться. Я не знаю, как наша жизнь будет дальше складываться. Люди долго живут, лет до 80, но моим десять всего лишь, у них еще 50 лет никого не будет рядышком, не будет наставника, - всхлипывая и срываясь говорит Асия. 

С её слов, она понимает, что ни его семья, ни его дети не виноваты ни в чем, но смириться с вечными оправданиями она не может. Тем более что адвокат даже не упомянул о том, что на дружескую встречу с Садыковым Раимджанов взял 12 патронов. 

После столь эмоциональной речи прокурор республики Илдус Нафиков воспользовался правом на реплику и заявил, что категорически не согласен с мнением подсудимого и защитника.

- Умышленное действие подсудимого налицо. Ни о какой неосторожности не может быть и речи. Суть дела простая: произошло убийство, все это есть на видеозаписи. Все остальное домыслы и предположения. Месть такая штука, которая зреет постепенно, а реализовываться может сегодня или через год. О какой неосторожности идет речь? - сказал гособвинитель. 

Он уверен, что у Раимджанова была масса возможностей встретиться с Садыковым - прийти в офис, домой, на улице увидеться. Но вместо этого тот дождался, когда директор ломбарда сядет в машину, и совершил нападение в то время, когда в центре города пробки и избежать расправы попросту будет невозможно. 

- Убийство по неосторожности - это когда на стройке кирпич случайно упадет, - пояснил представитель со стороны потерпевших Руслан Нагиев

Выслушав все стороны, председательствующий объявил перерыв до 16 октября, где Раимджанову предоставят последнее слово. После чего суд удалится для вынесения вердикта.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite