Нижнекамское водохранилище: водоворот фантастических затрат и гигантских потерь

Редакция KazanFirst с помощью эксперта Ильдуса Камалова раскрывает правду о татарстанском гидроузле, которую от нас скрывают.

Споры о судьбе Нижнекамского водохранилища не утихают с конца 80-х годов прошлого века. Неопределенность в том, каким быть этому водохранилищу, мешает развиваться городу Набережные Челны. Потому что остается неясным, будет ли уровень водохранилища поднят с 62-й до 68-й отметки, то есть увеличится ли его акватория и будет ли затоплена значительная часть территорий, которые сейчас являются сушей. Сегодня эти площади не могут использоваться ни под жилую застройку, ни для развития экономического потенциала города. Остается не до конца ясным, как защищать Национальный парк «Нижняя Кама» и другие ценные природные территории от техногенного и антропогенного воздействия, от воздействия того же водохранилища. Даже полноценный пляж в Набережных Челнах невозможно обустроить, поскольку непонятно, каким будет «нижнекамское море».

Споры об уровне водохранилища имеют одну любопытную особенность. За тридцать лет ни исполком автограда, ни Горсовет Челнов ни разу не высказали свою позицию о том, надо или нет увеличивать акваторию водохранилища. Власти города дипломатично отмалчиваются и ждут. Сторонники затопления никак себя не высвечивают, мы только периодически слышим о том, что без повышения уровня до проектной 68-й отметки (сторонники особо подчеркивают, что 68-я отметка является проектной) Нижнекамская ГЭС никогда не выйдет на заложенные мощности и население Татарстана так и будет недополучать значительное количество дешевых киловатт электроэнергии.

А среди принципиальных противников затопления (волонтеры, общественные активисты, люди, неравнодушные к природе) есть один специалист, который никогда не скрывал своего крайне негативного отношения к повышению уровня Нижнекамского водохранилища. Это гидроморфолог и проектировщик Ильдус Камалов

Он 30 лет своей жизни посвятил изучению последствий расширения акватории водохранилища и его воздействия на окружающую среду. Накопил огромный материал. Все эти годы эксперт разрабатывает концепцию инженерной защиты берегов от негативного воздействия Нижнекамского водохранилища и не оставляет надежды «пробить» финансирование строительства инженерных сооружений из федерального бюджета.

Под одной из наших публикаций вспыхнул спор: является ли проектная пресловутая 68-я отметка благом для автограда и республики. Ее сторонники опять заговорили о том, что она проектная и потому непременно должна быть достигнута. Камалов выложил свой комментарий, в котором пообещал одному из читателей обоснованно разъяснить на нашем сайте, почему нельзя расширять Нижнекамское водохранилище. Он прислал в редакцию KazanFirst материалы, которые собирал в течение десятков лет. Публикуем первую часть статьи Ильдуса Камалова с надеждой на то, что кто-то из осведомленных и квалифицированных специалистов и сторонников достижения проектной отметки здесь же, на нашем сайте, даст аргументированный ответ Камалову. Мы, жители Татарстана, имеем право знать и понимать, в чем суть спора и чьи аргументы весомее. На кону судьба города, республики и уникальной природы Прикамья.

Как появилась Нижнекамская ГЭС

Начать надо с истории. Инженерно-геологические изыскания под Нижнекамскую ГЭС были начаты еще в 1931 году. С 1937 по 1940 год они проводились с целью выбора створа на участке ниже устья Вятки в Камско-Полянском районе. Затем в 1953-1954 годы изыскания проводились на девяти створах ниже устья Вятки и на семи створах выше устья этой реки. В 1957 году был утвержден так называемый Белячихинский створ с отметкой 72 метра. В 1962 году, после тщательных сопоставлений вариантов, этот створ был отвергнут из-за ог­ром­ных затоплений земель. По совокупности показателей был выбран Набережночелнин­ский створ, где сегодня и стоит гидроузел. Строительство Нижнекамской ГЭС начато в 1963 году по распоряжению Совета мини­стров СССР. Приказом Минэнерго СССР был уста­новлен срок наполнения водохранилища до отметки 68 метров и выхода на проектную мощность ГЭС в 1990 году. 

В 1979 году был пущен первый гидроагрегат Нижнекамской ГЭС, водохранилище было заполнено до отметки 62 метра - это минимально допустимый уровень, при котором энергети­ческое оборудование способно работать, а суда могут проходить через шлюз. Тогда по всей зоне водохранилища было затоплено 78 тысяч гектаров земель. Предварительно­ на  площадях, подлежащих затоплению, были выполнены подготовительные работы: их очистили от лесов, переселили местных жителей (6 165 дворов) в безопасные места, по­строив для них новое жилье, снесли все строения, а дороги, линии электроснабжения и связи перенесли.

В 1987 году запустили последний, 16-й агрегат ГЭС. Выйти на проектную мощность стан­ции с заполнением водохранилища до отметки 68 метров планировалось в 1990 году. Однако строительство ГЭС привело к массовым протестам экологических организаций,  пользовавшихся в конце 80-х значительной общественной поддержкой. В итоге в ап­реле 1990 года Верховный Совет Татар­стана, а следом, в сентябре того же года, Верховный Совет Башкортостана были вынуждены принять решение о сохранении уровня водохрани­лища на от­метке 62 метра.

В 1986 году Башкирский Обком КПСС и Миннефтепром СССР обращались с письмом в Со­вет мини­стров СССР о включении в смету затрат на дополнительную защиту 18 тыс. га в зоне водохранилища для использования этой территории под сельское хозяйство и добычу неф­ти. Госплан, рассмотрев представленные материалы и учитывая появление но­вых повышенных нормативов стои­мости земли, своим постановлением от 10 февраля 1988 года рекомендо­вал Минэнерго СССР снизить ранее утвержденную отметку водохранилища на шесть метров. А 4 мая 1989 года Госплан определил отметку 62 метра как постоянную. 

В 2003 году на основании соглашений между руководством трех республик - Татар­стан, Башкортостан и Удмуртия - уровень водохранилища был поднят на отметку 63,3-63,5 метра, которая действует и по настоящее время. Сейчас власти Башкортостана, Удмуртии и Пермского края однозначно против повышения уровня Нижнекамского водохранилища. За выступают только какие-то анонимные, но влиятельные сторонники в Татарстане. 

Проект гидроузла изучили 40 российских ученых

В 2005 году разрабатывался очередной генеральный план развития Набережных Челнов. В связи с тем, что в рамках этого генплана чрезвычайно важную народнохозяйственную и градостроительную роль играли вопросы инженерной защиты города и пригородных территорий от воздействия Нижнекамского водохранилища, Набережночелнинская организация «Союз архитекто­ров Рос­сии» в соответствии с Федеральными законами «Об экологической экспертизе» №174 от 23 ноября 1995 г. и №7 от 10.01.2002 г. «Об охране окружающей среды» приняла решение о создании комиссии по проведению общественной экспертизы проектных материа­лов ОАО «Волгаэнергопроект-Самара» «Обоснование инвестиций по достройке соору­жений Нижнекамской ГЭС и водохранилища при НПУ 63,3, 66,0, 68,0 м» и «Оценка влияния на окру­жающую среду сооружений Нижнекамской ГЭС и водохранилища при НПУ 63,3, 66,0, 68,0 м». 

На Ильдуса Камалова, как на инициатора создания комиссии, была возложена задача подготовить предложения по  персональному составу общественной комиссии и проведению организационного заседания. В конечном счете за достаточно короткий срок была создана экс­пертная группа, в состав которой входило более 40 известных ученых, технических  специали­стов в области гидроэнергетики и членов Союза архитекторов РФ из Москвы, Казани, Набе­режных Челнов, Йошкар-Олы. Комиссия скрупулезно изучила проектные материалы по Нижнекамскому водохранилищу и выдала правительству и Госсовету Татарстана офици­альное заключение по проекту ОАО «Волгаэнергопроект-Самара». Экспертное заклю­чение отправлено также в Москву - в «Росприроднадзор». Комиссия из 40 ученых проанализировала все разделы проекта, и все специалисты приняли решение о недопустимости дальнейшего повышения уровня во­дохра­нилища до отметки 68 метров.

Почему нельзя повышать уровень водохранилища

Энергетики очень скромно оценивают стоимость завершения строительства гидроузла с до­ведением отметки водохранилища до 68 м. Всего 68 млрд рублей в ценах 2004 года. Од­нако если учесть стоимость затапливаемых земель; потерь биоресурсов; почвенных ресур­сов; инженерной защиты всех городов и населенных пунктов, по­падающих в зону негативного воздействия водохранилища; защиту десятков торфяных месторождений об­щей площадью 17 852 га с объемом торфа 178 млн куб. м, который может всплыть и создать катастрофическую ситуацию на гидроузле; безвозмездную потерю более 200 памятников ар­хеологии, включая стоянки неолитовой эпохи; учесть современную стоимость строительных материалов, электроэнергии, горючего, стоимость производства ра­бот; существующих налогов; потери сельхозпродукции в современных объемах и многое дру­гое, то цена отметки 68 ока­жется на порядок выше заявленных энергетиками значений. 

Дальнейший подъём уровня водохранилища до проектной отметки приведёт к затоплению в Татар­стане 113 тыс. га земель, в Удмуртии - 22,78 тыс. га, Башкортостане - 30 тыс. и неболь­шое количество в Пермском крае. Предстоит переселить жителей 4 149 дворов, в том числе в Татарстане - 2 672 дворов, Удмуртии - 1 068, Башкортостане - 399 дворов, в Перм­ском крае - жителей 10 дворов. Кроме того, за 41 год функционирования водохрани­лища по согласованию с властями или с нарушениями решений высших инстанций на значительной части прибрежных зон ­ водохранилища были построены тысячи   ­ садоводческих домиков, баз отдыха, лодочных стан­ций, десятки мостов (даже в Набереж­ных Челнах через реку Мелекесску был недавно по­строен мост, рассчитанный на со­временную отметку водохранилища. Обвинять строителей всех этих объектов в каких-то нарушениях невозможно, поскольку правовой базы нет. 

Местными органами власти на бере­гах водохранилища выделены земельные участки под различные виды использования. Нужно провести полную инвентаризацию всех строений по­следних трех десят­ков лет и всех возможных потерь. В случае повышения уровня воды хозяева этих объектов будут отстаивать свои права на судах и выиграют.

Сторонники 68-й отметки практически по всем разделам проекта  недооценивают затраты и преувеличивают выгоды от подъема уровня водохранилища. В затраты не полностью включены мероприятия по инженерной защите города Набереж­ные Челны (по самым скромным расчетам - 16-18 млрд руб.), не включены мероприятия по за­щите Национального парка «Нижняя Кама», стоимость инженерной защиты  Кулигашской низины, слабо заложены затраты на археологические исследования и в принципе дана команда на уничтожение около 200 памятников археологии и т. д. Многократно занижены расходы на переселение населения прибреж­ных сел и городов, на компенсацию потерь продукции сельскохозяйственного произ­водства, на восстановление лесных ресурсов, на защиту земель от переработки бере­гов и процессов подтопления и т. д.

Внимательное изучение проектных материалов показало, что с самого начала ставится задача любой ценой показать преимущества 68-й отметки. Все разделы проекта служат тенденциозному доказательству этого постулата. Бросается в глаза сильно политизированный характер проекта. По сути, он мало похож на беспристрастную инженерную работу, призванную научно аргументиро­вать конечные параметры ГЭС. Суммарные же за­траты на отметку 68 м, по ориентиро­вочным оценкам, могут достигать 1 трлн руб­лей. Нужно провести новую независи­мую экспертизу! Всем известно, что даже перед тем как начинать строить в городе ­ какой-то небольшой магазинчик на 12 сваях, необходимо провести дорогостоящую экс­пертизу проекта. А в нашем случае продолжение работ по повышению водохранилища до отметки 68 м хотят решить на основе проекта пятидесятилетней давности, без проведения каких-либо экспертиз и даже без учета тех огромных потерь, о которых мы говорили в проведенной нами общественной экспертизе еще 14 лет тому назад.

Надо бы понимать, что дальнейшее повышение уровня водохранилища приведет к оття­гива­нию огромных финансовых ресурсов от поисков и строительства новых источников во­зобновляемой энергии, приведет к растрате львиной доли средств, призванных способ­ство­вать внедрению новых источников энергии путем разработки прогрессивных, эко­логически чистых, более эф­фективных и экономически обоснованных технологий, включая технологии использования ис­копаемого топлива и возобновляемых источни­ков энергии.

Вода угробит 1 миллиард 350 миллионов тонн почв  

В материалах «Обоснование инве­стиций по достройке сооружений Нижнекамской ГЭС и водохранилища при НПУ 62; 66; 68 м» и «Оценка воз­действия на окружающую среду (г.Самара 2005г.) информация о поч­венных ресурсах на огромной территории затопления дается на 11 строчках. Отсутствует крупномасштабная почвенная карта. Это­ означает, что в проекте нет структуры почвенного покрова, что делает приведён­ные сведения по оценке земель безадресными. Отсутствуют агрохимические ­ характеристики почв (содержание гумуса, азота, фос­фора, ка­лия) и картографическое ­ распределение гранулометрических разновид­ностей почв как  основы прогнозирования ­ водного ре­жима почв, почвообразу­ющих процес­сов и в целом биогеоценотических процессов. Проведенные нами расчеты по затапливаемым землям водохранилища показали, что в случае повышения отметки до 68 м потери только одних почв будут достигать 1 миллиард 350 миллионов тонн! Изучение рынка показывает, что сегодня чернозем предлагают за 200-400 руб. за тонну! Следовательно, потери почв в де­нежном выражении составят 270-540 млрд рублей. 

Если у кого-то загорелись глаза в расчете на распродажу чернозема со всех затап­ливаемых пойменных земель, то не выйдет - это общена­родное достояние - это будет воровство! С другой стороны, в данном случае категорически нельзя снимать «скальп» с земли. Незакрепленная корневой системой растений голая земля, состоящая преимущественно из лессовидных суглинков, в случае за­топления водой в течение многих лет будет интенсивно размываться, что вызовет не только невероятное загрязнение воды, но и приведет к быстрому заиливанию чаши во­дохранилища, вытесняя весь полезный объем воды, на который сильно рассчитывают энергетики. В Каме буквально в первые же годы затопления вода будет как в многострадальной  Амударье, которая уже более десяти лет не доходит до практически исчезнувшего Аральского моря.  

Кто защитит краснокнижную флору и фауну?!

В зоне затопления Нижнекамского водохранилища расположено 35 особо охра­няемых природных территорий. Среди них важное значение имеют приустьевые части рек Ик и Белая площадью 18 600 га, которые занесены в «теневой» список водно-болотных угодий, имеющих международное значение, и охраняются Рамсарской конвен­цией. Здесь же расположен водно-болотный комплекс «Кулигашская низина» общей площадью более 5 000 га. А в целом указанные охраняемые объекты представляют собой уникаль­ные резерваты высоко­продуктивных угодий биоресурсов, а также ­ обитания 74 редких видов растений, млекопи­тающих и птиц, занесенных в Красные книги РФ и РТ. Данные по распространению видов, занесенных в Красные книги РФ и РТ, по дру­гим группам животных отрывочны и требуют даль­нейшего уточнения. Необходимо привести расчеты экономической оценки биоресурсов ООПТ и Кулигашской низины, которые отсутствуют в экспертируемом проекте.  

Тем не менее уже эти приблизительные расчеты свидетельст­вуют об огромном (около 8 миллиардов долларов США) ущербе, который может быть нанесен около­водным и сухопутным биологическим сообществам при одностороннем­ (энергетическом) подходе к во­просу подъема уровня Нижнекамского водохранилища. 

Принятию решения о подъеме уровня Нижнекамского водохранилища должно предшество­вать заключение разнопрофильных специалистов трех республик, базирующееся на новей­ших данных состояния как самого водоема, так и зоны его влияния. На сегодняшний день нет объективно веских оснований для подъема уровня водохранилища. Подъем требует значительных компенсационных затрат, которые не были учтены в ходе разработки проекта.

Согласно приблизительным оценкам, основанным на данных, приведен­ных в проекте и рас­счи­танных по стандартным методикам оценки, возмож­ный ущерб при поднятии уров­ня Нижнекамского водохранилища только от потери биоразнообразия составляет около 409 млрд рублей. Прежде чем принять окончательное решение по дилемме под­нимать или не поднимать уровень водохранилища, все эти вопросы требуют детального изу­чения исходя из ­ современных реалий.

Подъем водохранилища бесполезен для ГЭС

9 декабря 2015 года в филиале ОАО «Генерирующая компания» Нижне­кам­ская ГЭС побит рекорд по годовой выработке. При ожидаемом годовом стоке в 107,5 куб. км воды годовая выработка электроэнергии составила 2,180 млрд кВт/ч. Это 82 процента про­ектной выработки. На станции это достижение называют очередной вехой в истории эксплуа­тации. Предыдущий рекорд - 2,09 млрд - держался с 2002 года. На это важно обратить внимание вот почему. Аргументация в пользу 68-й отметки в первом же разделе проекта начинается сразу с грубого искажения фактов. Говорится, что «мощность установленного ­ оборудования на гидростанции используется на 34 процента», а среднемноголетняя фактическая выра­ботка электроэнергии со­ставляет 47,9 процента от расчетной. В протоколах общественных обсуж­де­ний проекта, срочно организованных администрациями районов, даже фигурируют ­ формулировки, что: «Нижнекамская ГЭС загружена только на 30 процентов от установленной мощности». Такие искаженные данные широко используются средствами массовой информации для подго­товки общественного мнения - везде пестрят показатели, что мощности Нижнекамской ГЭС сего­дня используются только на 30-35 процента! Цифры эти все искажены и имеют тенденциозный харак­тер. 

Установленная мощность на сегодня равна 1 205 МВт, что составляет 96,55 процента от проектных 1 248 МВт, таким образом, разница между проектной и фактической мощностями со­ставляет только 43 МВт.

Среднемноголетняя фактическая выра­ботка электроэнергии со­ставляет не 30 и не 47,9 процента от рас­четной, а за последние годы достигнута 2,05 млрд КВт.ч (в 2002 г. - 2,09, в 2015 г - 2,18 млрд КВт.ч), или 82 процента проектных значений в 2,54 млрд. КВт.ч. При таких параметрах складывается уже совершенно другая ситуация вокруг судьбы ГЭС. Все многолетние споры на эту тему приобретают не энергетическую, а какую-то со­мнительную мотивацию, ибо недостающие мощности абсолютно не стоят тех­ колоссальных социально-экономических потерь, которые связаны с дальнейшим подъ­емом уровня водохранилища. 

Как показывает многолетний опыт эксплуатации гидроузла, объем выработки в основ­ном зависит от величины годового стока воды, а не столько от полезного объема водохранилища. Можно при отметке 68 заиметь дополнительный полезный объем водохрани­лища, равный 4,28 куб. км стоимостью в сотни миллиардов рублей. Однако это не значит, что выработка автоматически увеличится в несколько раз и что в обозримом будущем будут оку­паться эти колоссальные затраты. Как показывает мировой опыт, крупные гидроэлектростанции на равнинных реках практически никогда не окупаются и все аргу­менты энергетиков в пользу повышения уровней водохранилищ, к примеру, Нижнекамской и Чебоксарской ГЭС, являются тенденциозными с искажением или умалчиванием истинных масштабов потерь по сотням фак­торов негативного воздействия водохранилищ не только в результате затопления огромных территорий, но и на обширные зоны подтопления низинных территорий и переработки берегов на протяжении тысяч километров.   

Если кто хочет все­рьез вникнуть в истинную картину по формированию энергетических характеристик гидро­узла, то следует иметь в виду следующие факторы.         

Во-первых, среднемноголетний годовой сток Камы в створе Нижнекамской ГЭС ра­вен 92 куб. км. Максимальный 136,8 куб. км. При отметке 63,3 максимальный расход через турбины ра­вен 4,9 тыс. куб. м/сек., а при отметке 68,0 - 7 000 куб. м/сек., то есть в сутки 0,6048 куб. км. Все миллиардные расходы на доведение отметки до 68 м создадут 14,56 куб. км общего объема и 4,28 куб. км ­ полезного объема воды в­ водохранилище. Есть еще сильнейший фактор, о котором проекти­ровщики умалчивают, а ос­тальные просто не осве­домлены. Это испарение с поверхности водоемов. В жаркое лето испарение может дости­гать 1-1,5 куб. м с площади 1 кв. м. Следова­тельно, за счет того, что при отметке 68 м общая пло­щадь водохранилища будет дости­гать 260 тыс. га, или 2 600 кв. км, в жаркие и сухие годы за счет испарения в воздух будут уходить 2,6-3,9 куб. км воды, которая больше никогда уже не будет проходить через турбины не только рас­сматриваемой ГЭС, но и всех нижележащих ГЭС Волжского каскада. Таким образом, объем, почти сопоставимый с по­лезным объемом 4,28 куб. км, уходит на испарение.

Во-вторых, при среднемноголетнем стоке через створ ГЭС в 92 км3 воды полезный объем водохранилища даже без учета потерь на испарение составляет только 2,33% ­ среднемноголетнего стока! Таким образом, возлагать на достижение полезного объема в 4,28 куб. км решающего значения при выработке электроэнергии - это лукавство или сознательное нежела­ние признать истину!   

Как показывает многолетний опыт эксплуатации гидроузла, объем выра­ботки в основном зависит от величины годового стока воды, а не столько от полезного объ­ема ­ водохранилища. В сложившейся ситуации при наличии целого каскада водохранилищ выше­ Нижнекамской ГЭС и наличии подпирающего водохранилища ­ Куйбышевской ГЭС ниже, режим ра­боты Нижнекамской ГЭС и выработка электроэнергии главным образом зависят от объ­емов стока в каждый конкретный период времени и от степени опти­мизации характера ­ регулировки пропуска воды всеми вышележащими ГЭС и даже Куйбы­шевской ГЭС, регу­лирующей отметку водохранилища, подпирающего Нижнекамский гидро­узел. К сожалению, дирекция ГЭС отказалась предоставить сведения о многолетнем стоке Камы, о режиме ра­боты агрегатов, о выработке электроэнергии и другую аналитическую ин­формацию о зависи­мости величины­ выработки от многих других факторов. Вместо этого они не устают твер­дить, что все нормально, никаких проблем нет, нужно скорее поднять отметку водохранилища и мощность гидроузла - тогда выработка увеличатся в два раза. Что «дармовая энергия падаю­щей воды» позволит значи­тельно снизить тарифы на электричество для ­ населения и т. д. Это уже неправда. Почему же тогда в Набережных Челнах одни из самых высоких тарифов для населения? Для населения, проживающего в зоне воздействия водо­хранилища, нет ника­ких положительных факторов от дальнейшего повышения уровня ­ водохранилища. В какой-то степени выигрывают только энергетики, готовые затопить хоть пол­страны ради получения дополнительных «энергобаксов».

То, что главную роль в выработке электроэнергии играет объем стока, воочию доказал факт катастрофического обмеления Куйбышевского водохранилища, произошедшего в ап­реле-мае этого года, несмотря на огромный полезный объем водохранилища, равного 34,6 куб. км при полном объеме 57,3 куб. км. За считанные дни более 20 куб. км воды провалилась как в черную дыру, оголяя тысячи га дна водохранилища. Полезный объем, который больше полного объема Нижнекамского водохранилища в 2,4 раза, общий объем, который в четыре раза больше проектного объема Нижнекамского водохранилища, почему-то не спасли от катастрофического обмеления Куйбышевского водохранилища с тяжелыми по­следствиями для экосистемы региона.

Понравился материал? Поделись в соцсетях
35 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Данисс
А автор не Игорь Прокопенко случаем?
1
1
Ответить

Марик
Теория заговора прям
0
2
Ответить

Евгений
Че воду из пустого в порожнее переливать. Никто уже сделанного не воротит
0
1
Ответить

Злой
Как будто после повышения отметки цены на электричество снизят? Сами то в это верят? так что не надо голову морочить, природа важнее
6
0
Ответить

Точно
@Злой Поддерживаю. Никаких благих намерений кроме как набить свои собственные карманы у ГЭС нет
5
0
Ответить

Викент
Все правильно мужик говорит. С чего вдруг про отметку 68 метров все вдруг заговорили? Ландшафт меняется, а отметка всё та же все эти годы?
3
0
Ответить

Тайбей
Многие Советские мегстройки были сделаны неграмотно. Этот факт пора признать
0
0
Ответить

Алексей
@Тайбей Никто не знает как бы ещё все сложилось, так что не надо ля-ля
0
1
Ответить

Может быть
А если поставить более современные генераторы? Нет? Может где-то за границей поискать разработки, которые при том же количестве воды смогут давать больше энергии?
3
1
Ответить

Педагог
@Может быть Учите физику. Есть вещи, предел которых уже достигнут и большее просто невозможно
2
0
Ответить

Педагогу
@Педагог А вы внимательно читайте. Написано же, что даже при существующих мощностях они умудряются ставить рекорды по выработке. Значит есть способы увеличить и без дополнительных процессов губительных!
0
0
Ответить

Стас
1 миллиард 350 миллион тонн почв - это он как такую цифру рассчитал, выглядит бредово
2
0
Ответить

Мишкин
Опять энергетики воду мутят (в прямом и переносном смыслах). Мало им миллиардов. Из воздуха деньги не делают, из воды делают. Из нашей воды. И нам же продают. И им всё мало
6
0
Ответить

Природа
Защитите меня. Не надо ничего повышать
3
1
Ответить

Дальний Север
Вот потом и будут потопы как на Дальнем Востоке. Сами себе роете непонятно что
2
1
Ответить

Знаю
@Дальний Север Там другая ситуация, не надо сраавнивать. Мы разные регионы
1
0
Ответить

Внимательный
Из-за 43 мегаватт выгоды поднимать какую-то бучу. Вы чего мелочитесь то? Работайте как работали
0
0
Ответить

Пивандрик
Влсти не просто так молчат, явно че-то мутят
0
0
Ответить

Каламбурщик
@Пивандрик Не хотят воду мутить
0
0
Ответить

ШАмиль
@Пивандрик Да че всякий бред комментировать
0
0
Ответить

неЭколог
И так уже везде все позатапливали, повырубали. Может достаточно уже поиздевались над природой, давайте детям хоть что-то оставим
0
0
Ответить

Горожанин
@неЭколог Нравится природа - вперед за город. Там полно лесов всяких. А тем, кто в городе живет, нужна цивилизация
0
0
Ответить

Злой
@Горожанин Ты в городе помрешь, если город не будут окружать нетронутые уголки природы
0
0
Ответить

Аделя
Как увидел "Генерирующая компания", то сразу стало всё ясно. Продавливают увеличение прибыли. Мало им миллиардов!!!! С собой всё не унесёте!!!
0
0
Ответить

Финансист
Интересно, а кто основной бенефициар подъема уровня ГЭС? Наверняка же есть структуры, которые получат от этого выгоду, может у них поспрошать компетентным органам, зачем?
0
0
Ответить

Обыватель
Автор хоть половину из того что написал понял: сток, объем, испарение. Я ничего не врубил
0
0
Ответить

Горожанин
А никто не считал, сколько МИЛЛИОНОВ КИЛОВАТ можно сэкономить, просто переведя стрелки часов в Татарстане на час вперёд, как это сделала Удмуртия? Сумма будет сопоставимая с заявляемой энергетиками, с той лишь разницей, что они не смогут ничего себе отпилить на очередной Мегастройке. Интересно было бы увидеть расчеты специалистов, если бы Татарстан перевёл стрелки, как этого хотят тысячи граждан республики!
6
0
Ответить

Пётр
Прав или не прав автор - дело третье, но это какой-то компот из цифр, которые ничем кроме имени Камалова не подтверждённые. Мне например интересно было бы услышать тех 40 специалистов-ученых. Просто по Камалову в открытых источниках есть только одна информация - он директор частной компании. Какая у него ученая степень? Какие у него диссертации на тему гидроморфологии? В каком институте он обучался этой специальности и т.д.? Как-то слишком мало информации "об учёном" чьё мнение нам тут дают за факт. Ну слабая работа откровенно, на мой взгляд - если нет доказательств и иных мнений.
0
0
Ответить

Никита
@Пётр Петр, я понял так, что Камалов изложил те аргументы и цифры, которые ему предоставили 40 российских ученых. В этом случае неважно есть у него самого ученая степень или нет. Он опубликовал эти аргументы и так бросил вызов сторонникам расширения водохранилища: опровергайте, доказывайте обратное. Интересно будет ли реакция от оппонентов.
1
0
Ответить

Пётр
@Никита Так дайте имена этих 40? Они существуют? Пока я не высказался на страницах издания. А так доказательств мало. Лишь голословные вещи
0
0
Ответить

Костров
@Пётр Ну, что же Петр вам мешает выкладывать материалы своих исследований, прикладывая свою диссертацию и справку с места работы, копию диплома, справку с места работы жены, да и анализ крови что ли.. Интересно получается с нашей публикой -вместо того, чтобы обсудить поднятые в статье глобальные проблемы, касаюшиеся жизни каждого жителя региона, начинают осуждать авторов. Что он закончил, какая у него борода и прочую глупость.А ты свой вариант приведи и пусть читатель оценит, чей вариант достовернее и лучще. А те, кому не нравится информация о проблемах водохранилища, скорее всего ничего не петрят в этом деле и от зависти огрызаются на инициативных людей, которым не все равно, что творится с нашей природой. Меня поражает интеллектуальный уровень некоторых наших читателей. И большая просьба автору- дайте еще продолжение Ваших материалов. Все это очень интересно и полезно знать простому народу. А на всякик сплетни склочников-плюнте !
1
0
Ответить

?
В мутной ситуации, спекулируя на необходимости повышения энергопроизводства и промышленного развития региона, пильщики, как всегда, не забудут свой интерес. Негативные и катастрофические последствия наступят значительно позже, когда спросить будет не с кого.
1
0
Ответить

Илья
@? А не кажется ли Вам, что гражданин Камалов тоже о каких-то деньгах на какое-то берегоукрепление твердит и звучат то миллиарды вроде как.
0
1
Ответить

Никита
@Илья Гаржданин Камалов говорит о необходимости инженерной защиты береговой линии города от негативного воздействия водохранилища. Т на это тоже нужны большие деньги. Но, во-первых, речь идет не о подъеме уровня водохранилища и не о затоплении тысяч гектаров земли и т.д. Во-вторых, кто сказал, что деньги на берегоукрепление дадут именно Камалову? Он всего лишь проектировщик и может рассчитывать только на денги за проект берегоукрепления. Да и то, если выиграет тендер. Так что его аргументы против повышения уровня водохранилища - это не стремление срубить бабла. За отказ повышать уровень воды Камалову точно никто не заплатит.
1
0
Ответить

Леонид.
Поднять уровень,чтобы деятели из русгидро и этуГЭС БЕСТЫЖИМ образом отобрали.Зачем Татарстану деньги? Ведь мусульмане не пьют не курят..Все деньги должны находится в Москве.Дод наворовал ,теперь другим надо повысить свое благосостояние.
1
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite