Татарстан ищет пути развития моногородов на уровне агломерации

но для этого нужно
Закамская территория республики обладает потенциалом роста, но для этого нужно,
чтобы муниципалитеты начали реализацию совместных проектов. Пока с этим есть
проблемы. Соседи больше настроены на конкуренцию и борьбу за инвестора.

Как любит повторять мэр Челнов Наиль Магдеев, факты и цифры — вещь упрямая. По сухим макроэкономическим показателям Татарстан традиционно входит в число лидеров среди регионов России: шестая строчка по объемам валового регионального продукта и инвестициям в основной капитал, четвертое место — по промышленному производству и сельскому хозяйству, пятое — по вводу жилья.

— На протяжении последних лет Татарстан стабильно входит в число наиболее привлекательных для инвестирования регионов, что обусловлено сочетанием высокого инвестиционного потенциала с низкими инвестиционными рисками, — отметила во время выездного заседания Комитета Госсовета РТ по экономике, инвестициям и предпринимательству заместитель министра экономики региона Наталья Кондратова.

Татарстан ищет пути развития моногородов на уровне агломерации

Однако и при этом потенциал для улучшения положения все еще есть. Одна из возможных точек роста — моногорода, коих в республике семь: Зеленодольск, Челны, Елабуга, Менделеевск, Камские Поляны, Чистополь и Нижнекамск. Серьезным подспорьем в развитии подобных территорий являлся Фонд развития моногородов. Но в 2020 году правительством было принято решение о его упразднении с передачей полномочий ВЭБу. Условия софинансирования фондом были ужесточены, а для того, чтобы успеть получить поддержку, осталось совсем немного времени — на каких условиях сотрудничество с моногородами продолжится, пока не ясно.

— Раньше это было привлечение «один к одному» — один рубль фонда к одному рублю инвестора. Сейчас — от 1,5 до 6 рублей инвестора. В республике очень много планов было реализовано, если бы не ликвидация фонда. Есть у нас заявки, которые мы хотим реализовать в этом году, — это и дорога для «Хайера» в Челнах, и Нижнекамск готовит заявку для «умных» машин. Буквально на прошлой неделе участвовали в подписании займа для «Хайера» в 250 млн рублей. В этой связи перед нами стоит задача по подаче заявок в фонд до момента его ликвидации. У нас остались июнь и июль, чтобы пройти по действующим нормативам, потому что неизвестно еще, какие условия будут с ВЭБом. Нам нужно обязательно попытаться «зайти в последний вагон», чтобы реализовать наши планы, — уточнила замминистра экономики Татарстана.

Вторым «столпом» диверсификации экономики моногородов стала возможность получения статуса территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР). В республике этой возможностью смогли воспользоваться пять городов. Статус, позволяющий инвесторам площадки рассчитывать на налоговые и страховые преференции, дается на 10 лет. За половину этого срока ТОСЭРам Татарстана удалось привлечь 113 резидентов (79% от 10-летнего плана).

Татарстан ищет пути развития моногородов на уровне агломерации

— По итогам I квартала 2021 года осуществлено около 26 млрд рублей капитальных вложений, создано свыше 13 тысяч рабочих мест. Объем выручки — почти 113 млрд рублей. Если по капитальным вложениям и рабочим местам процент выполнения составляет порядка 70%, то по объемам выручки только 16%. В первую очередь это обусловлено тем, что резиденты не вышли на свой уровень производственной мощности. По сравнению с прошлым годом темпы роста по капитальным вложениям составляют 124%. По рабочим местам — прирост в 10 раз. По объему выручки — в полтора раза, — рассказала Кондратова.

Но и с положением ТОСЭРов, несмотря на позитивные финансовые показатели, не все гладко. По истечении трех лет после получения статуса площадка теряет возможность предоставлять льготы по страховым взносам, а именно это во многом является ключевым для инвесторов при реализации проектов.

— В целях поддержания развития диверсификации экономики был разработан проект федерального закона, который предусматривает продление срока применения льготы по страховым взносам после истечения трех лет с момента создания ТОСЭР по отдельным решениям Правительства РФ. Сейчас данный проект проходит публичные слушания. Это уже третья его версия, второй год мы пытаемся, но пока вопрос затягивается, — пояснила замминистра, добавив, что, по информации Минэкономразвития, на сей раз все ключевые ведомства идею поддерживают.

Татарстан ищет пути развития моногородов на уровне агломерации

Еще один «Дамоклов меч» — грядущий пересмотр критериев, по которым тот или иной город получает приставку «моно».

— Очень много информации, но конкретной пока нет. Надеемся, что все наши моногорода останутся в списке, потому что не все, что хотели, выполнено. Считаем, что поддержка должна быть оказана и в дальнейшем, — высказалась Кондратова.

Опытом диверсификации поделился мэр Челнов Наиль Магдеев. За период с 2016 года доля резидентов ТОСЭР в экономике города выросла с 1,6 до 8,1%. Объем валового территориального продукта за период с 2018 по 2020 год поднялся с 209,3 млрд до 240,8 млрд рублей. Но для поддержания подобных темпов важно сохранение преференций, предоставляемых площадкой инвесторам.

— В целях поддержания динамики жизненно важного процесса диверсификации экономики считаем необходимым настойчиво работать над продлением действия страховых льгот и для новых инвестиционных проектов до окончания срока действия ТОСЭР, — отметил градоначальник.

Другой важный аспект привлечения инвесторов — социальная инфраструктура.

— Производство не ради производства. Качество жизни никто не отменял. Человек работает восемь часов на производстве, остальное время живет в городе. То, что мы строим школы и детские сады, — это не дань моде. Сегодня идет борьба за трудовые и человеческие ресурсы. Какой город окажется более благоприятным? Дороги, тротуары, стадионы, больницы, детские сады, школы, дома культуры, театры. Люди приедут сюда, — рассуждает мэр Челнов.

Татарстан ищет пути развития моногородов на уровне агломерации

По его словам, только в 2020 году в социальной сфере реализовано проектов на 15 млрд рублей, причем весьма значимых. Например, впервые с момента создания города свое здание получил Татарский драматический театр.

— Театр располагался в бывшем здании райкома партии. Разве это правильно? Обращаясь к казанцам: только-только появится в 2022 году Русский драматический театр. Мы говорим, что Челны — точка роста. Так давайте смотреть на то, чтобы развивалась не только Казань. Я как мэр города Набережные Челны говорю. На точку роста денег нельзя жалеть. Школы нужны. Сегодня у нас за партами 65 тысяч детишек. К 2024 году будет 77 тысяч. Некоторые районы страдают от нехватки детей. Мы сегодня, в хорошем смысле слова, имеем переполненность. Школу построили на 1 220 мест, сегодня обучается 2 900 человек. В коня корм? Конечно, в коня! Где нужно строить в первую очередь? В Челнах нужно строить в первую очередь! Не только потому, что я мэр. Хотя это тоже важно, — заметил глава автограда.

При формировании долгосрочных программ на подобные моменты необходимо обратить внимание. Ведь для того, чтобы город развивался, необходимо укреплять социальную сферу — без этого «никакие кадры не приедут, какие бы мы тут производства ни открывали».

Татарстан ищет пути развития моногородов на уровне агломерации

Поддержал подобную точку зрения заслуженный экономист Татарстана депутат Госсовета РТ Марат Галеев. По его словам, современная экономическая наука напрямую рассматривает культуру как фактор развития экономики.

— Я, к сожалению, могу много примеров на эту тему привести, в том числе из личного жизненного опыта. Когда работал на заводе в юности, мне поручили что-то там напаять, я этим немножко занимался. Я быстренько все сделал, отдал. Но принимал работу человек очень старой закалки. Почти с дореволюционным образованием. Он говорит, что да, работает, но будешь переделывать. Я говорю, что работает же, нормально. Говорит, работает, но не красиво. Поэтому многие наши отечественные изделия, в отличие от развитых компаний мирового уровня, я теперь даже по внешнему виду научился отличать. По чистоте, по качеству обработки деталей, которых не видно. Но культура производства «оставляет желать» лучшего до сих пор. От чего это зависит? Это зависит именно от восприятия мира в культурном плане каждого работника на своем рабочем месте, — рассуждает Галеев.

Кроме того, депутат обратил внимание на то, что «Стратегия-2030» предполагает развитие в рамках агломераций.

— В челнинской агломерации Челны являются лидером. Но когда вы говорите, что я отвечаю за Челны, это не точка, это запятая. В принципе в агломерацию входит четыре моногорода. Мне почему-то кажется, что горизонтальная кооперация может что-то еще дать. Усилить бы ее каким-то образом. Елабуга, Менделеевск, Нижнекамск, Камские Поляны — какая-то синергия может получиться в рамках агломерации, — обратился депутат к мэру Челнов.

В завершение заседания представители Комитета приняли проект постановления с соответствующими предложениями, в том числе касающийся разработки программы по расширению кооперации между городами, входящими в одну агломерацию, на принципах взаимодополнения для повышения общей конкурентоспособности и глубины переработки производимого сырья.

Всё самое интересное в наших группах Tелеграм и ВКонтакте.

Comment section

Добавить комментарий

Войти: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *