Недоношенные дети: спасать или не мешать?

Дети – цветы жизни, какими бы они не родились. Современная медицина позволяет выходить даже, казалось бы, безнадежных малышей, будь у них порок сердца, другие заболевания или экстремально низкий вес. Однако многие задаются вопросом – а гуманно ли это, спасать практически нежизнеспособного ребенка, чтобы он потом мучался всю жизнь?

Дети – цветы жизни, какими бы они не родились. Современная медицина позволяет выходить даже, казалось бы, безнадежных малышей, будь у них порок сердца, другие заболевания или экстремально низкий вес. Однако многие задаются вопросом – а гуманно ли это, спасать практически нежизнеспособного ребенка, чтобы он потом мучался всю жизнь?

Россия перенимает у Запада все самое лучшее. Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 27 декабря 2011 г. «О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи» они переняли стандарты, установленные Всемирной организацией здравоохранения. С начала 2012 года живорожденным официально считается ребенок, появившийся не менее чем на 22-й неделе беременности, с весом в момент отделения от пуповины 500 граммов и более. При этом у него, естественно, должно биться сердце и пульсировать пуповина. При невозможности измерить точный вес для определения живорождения используется размер – не менее 25 сантиметров в длину. Еще в конце 2011 года эти показатели для среднестатистического отечественного акушера-гинеколога были признаками плода, а не ребенка. Теперь же они являются основанием для получения первого удостоверяющего личность гражданина документа – медицинского свидетельства о рождении.

Цели благородные

Цель перенятого у запада новшества прекрасна и гуманна – давать жить даже безнадежным деткам. Но проблема в том, что у полукилограммового младенца плохо развиты все системы жизнеобеспечения: сердце, легкие, пищеварительная система. Так же неразвиты и органы чувств – нередко такие дети становятся глухими, слепыми, немыми. Плохо развит мозг – из ребенка получается растение… Выходить таких детишек очень сложно, им нужны особые, уникальные условия.

Конечно, эти условия стараются создать. Перед принятием приказа Минздравсоцразвия РФ начали строить перинатальные центры, закупать новейшее оборудование и препараты. Естественно все это – на деньги государства (читай — налогоплательщиков).

Причины понятные

Новый приказ, в первую очередь, прояснил правовой статус новорожденного, появившегося на свет в результате очень ранних родов. Раньше недоношенные младенцы с экстремально малым весом ставились на учет только через 168 часов после родов. То есть медицинское свидетельство о рождении родителям таких детей выписывали самое раннее через неделю, если ребенок доживал до этого момента. Когда ситуация оборачивалась трагически, никаких юридических следов существования младенца просто не оставалось. Что не отражалось ни на статистике младенческой смертности, ни на репутации медработника.

Этот «серый» период длиной в неделю, в течение которого ребенок как бы оставался плодом или биологическим материалом в правовом отношении, часто оборачивался лазейкой для списания врачебных ошибок. Учитывая новые правила выдачи медицинского свидетельства о рождении – в первые часы после родов – неоказание помощи недоношенному ребенку будет расцениваться с юридической точки зрения так же, как неоказание помощи любому другому гражданину России.

Стандарт деторождения в 22 недели пришел к нам из-за рубежа, где таких деток давно научились выхаживать. В России же до последнего времени ранними считались роды, произошедшие на 26-28-й неделе беременности. К этому сроку был привязан и стандарт минимального веса новорожденного – от 1000 граммов. В 22 недели легкие ребенка еще не развиты, и он не может дышать самостоятельно, поэтому для его жизни, как минимум, нужен аппарат принудительной вентиляции легких. А также стерильный бокс с автоматическим контролем температурного режима.

Родильных домов с реанимационными койками для глубоко недоношенных детей в последние годы в России стало значительно больше. В рамках нацпроекта «Здоровье» построено 23 новых центра общей стоимостью 13,7 млрд рублей. По статистике 0,3% новорожденных появляется на свет с экстремально низкой массой тела от 500 граммов до 1 килограмма. В прошлом году в России появилось около 4 тысяч таких детей. При этом более 70% детей, рожденных с экстремально низкой массой тела, выживает.

Проблем хватает

Основные угрозы дальнейшего развития такого ребенка – отслоение сетчатки глаза, риск развития детского церебрального паралича, поражение нервной системы. 90% детей, родившихся на 22-й неделе, становятся инвалидами. Причем инвалидами, не способными самостоятельно себя обслуживать. Нередко такие дети впоследствии не могут самостоятельно питаться, передвигаться, удовлетворять свои физические потребности. И родители вынуждены класть свое здоровье на алтарь жизни своего ребенка…

И вот тут как раз крайне сложно выбрать – сохранять жизнь такому ребенку или мучить его и себя всю оставшуюся жизнь. Да, для всех родителей невероятная трагедия, когда рождается такой человечек. Но далеко не все осознают, что значит такая недоношенность ребенка и, столкнувшись со всеми трудностями, попросту его бросают.

Мнения разделились

В интернете развернулась масштабная дискуссия на тему «казнить нельзя помиловать». И мнения остро противоположны. Некоторые комментарии:

Анастасия Андреева:

«Выбор не по силам любому человеку — сохранить жизнь будущему тяжелому инвалиду, мучить его и мучиться с ним. Но государство делает этот выбор за нас и за врачей. И вот какое соображение пришло мне в голову. Прогресс не делается семимильными шагами, прогресс идет мельчайшими шажочками. Когда-то не выхаживали 500-граммовых, теперь это возможно, сейчас они не развиваются как должно, а что будет потом? Возможно, в будущем медицина и наука смогут сделать и это, но для этого нужны тысячи экспериментов, годы исследований и, наконец, объекты этих исследований — эти самые инвалиды. Они живут недолго, мучительно, бесполезно для нынешнего поколения, но их жизни складываются в фундамент будущих возможностей науки. Разве это не может быть оправданием для их существования?»

Мария Алферова:

«Как-то писала про то, что в роддоме выходили 500-граммового ребенка. Радостно беседую с доктором, мол, какой вы молодец. А он мне грустно так: а чему вы радуетесь, это же заведомо инвалид, он не будет чувствовать, не будет думать».

Светлана Михеева:

«Вот бы врачам и умникам, которые против выхаживания таких детишек все детородные органы оборвать! Я видела детишек 700 гр, ничем они не отличаются от 3000 кг! ничем! просто худенькие еще больше беззащитные, и нуждаются в огромной любви и заботе! и главное терпении! А то, что у врачей туго с практикой, с образованием и с мозгами, что пропускают заболевания, которые можно купировать на ранних стадиях у детишек маловесных… То это проблемы не мам, а их врачебной деятельности! НИКТО НЕ МОЖЕТ ЛИШАТЬ ЖИЗНИ! НИКТО! У меня ребенок недоношенный. Но если б одна скотина сказала мне, что не надо ему жить, так как его вес не влазит в определенные рамки, ГЛОТКУ Б ПЕРЕГРЫЗЛА!»

Ксения Липатова:

«Понимаю, что каждый ребенок достоин жизни, каким бы он не родился. Однако жизнь – жестока. И слабых здесь быть не должно… Это нарушение принципов естественного отбора, ухудшение генофонда, тупиковые ветки развития. Если так пойдет и дальше мы со всей      своей прекрасной-распрекрасной медициной просто вымрем. Лучше не иметь никаких детей, нежели инвалида-растение»

Мнение специалиста

О ситуации с недоношенными детьми в Казани корреспонденту портала «Первый Казанский» рассказала заведующая отделением патологий новорожденных неонатолог Фатима Казакова:

«Конечно, проблема недоношенных деток очень неоднозначна. Но мы делаем все, чтобы спасти как можно больше детей. Да, они проблемные, недоразвитые, но помочь им можно. Очень важно техническое оснащение перинатальных центров и роддомов, опыт врачей. В 2012 году неонатологи Казани и Татарстана при поддержке Минздрава проходили специальную учебу в центре высоких технологий. Кроме того, наши специалисты ездили на учебу в Израиль, Италию, Германию и другие страны. Но главная цель, конечно же, не в том, чтобы рождалось много недоношенных деток, а чтобы сохранять беременность как можно дольше, не допускать ранние роды. То есть мы стараемся следить за ходом беременности, ведем  ее. Если начинаются преждевременные роды – всеми силами пытаемся сохранить беременность и удлинить срок пребывания плода в утробе матери. В наш перинатальный центр доставляют рожениц, которых мы не наблюдали, но можем им помочь. Чтобы акушеры-гинекологи оказали нужную помощь для сохранения беременности, а если это невозможно – проводим реанимацию недоношенного ребенка.

Зарубежные специалисты тоже стремятся сохранить беременность, ведь выхаживание недоношенных детей очень затратно. И морально, и физически, и материально. У нас в перинатальном центре есть инкубаторы, аппараты для искусственной вентиляции легких, мониторы для интенсивного лечения и выхаживания недоношенных и больных новорожденных детей в условиях реанимационного модуля. Более того, после выписки из роддома таких деток продолжают наблюдать наши врачи. И если специалист считает, что ребенку нужна госпитализация – мы ее предоставляем. Особенно это актуально для тех, кто не может остановиться в Казани. Обеспечением лечения таких детей занимается государство, многим родителям не по силам такое вытянуть. И, конечно же, лечение недоношенных детей никак не влияет на качество и количество помощи, оказываемой детям, родившимся с хорошим весом и в правильный срок».

Конечно, медицина идет вперед. И конечно мы не в праве решать за младенца – жить ему или нет. Но разве жизнь в виде растения – это то, чего можно пожелать для своего ребенка?

Алена Ерофеева
Фото: фотобанк Яндекс

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite