Эдуард Хикматуллин: «Мне не обидно, что ко мне не обращаются. Я не киношник уже, я не сериальщик уже»

Пессимистическая беседа колумниста KazanFirst Алексея Сорокина и кинопродюсера, создававшего главные российские сериалы 2000-х, уехавшего руководить огромной киностудией на Украину и вернувшегося в родную для себя Казань после начала Майдана

Эдуард Хикматуллин

KazanFirst 

Пессимистическая беседа колумниста KazanFirst Алексея Сорокина и кинопродюсера, создававшего главные российские сериалы 2000-х, уехавшего руководить огромной киностудией на Украину и вернувшегося в родную для себя Казань после начала Майдана.

Сегодня Эдуард Хикматуллин снова живет в Казани. Говорить о производстве кино и сериалов он имеет полное моральное право — опыт позволяет. За последние десять лет, проведенных в Москве и в Киеве, Эдуард как руководитель принял участие в создании десятков сериалов. «Не родись красивой» и «Бедная Настя» на фоне последних отечественных сериалов шедеврами, мягко говоря, не смотрятся. Но именно эти проекты 10 лет назад задавали планку конкурентам и пользовались огромной популярностью у зрителей. Этого со счетов не списать никак.

В интервью KazanFirst Эдуард, работающий сейчас в сфере управления недвижимостью, очень развернуто объяснил, почему в Татарстане с кино и сериалами в ближайшее время ничего не срастется. Без упоминания «Сокровищ О.К.» и «Реальной сказки», естественно, не обошлось. 

Начнем. Какие сериалы снимали, какое кино снимали?

— Я работал в «Амедии» (в 2000-х крупнейший в России производитель сериалов — KazanFirst). У нас была, как бы, фабрика по изготовлению калош. Поскольку мы избегали слова «мыло». В компании было не принято употреблять это слово. 

Вы работали на рынок. Не от балды же мыло снимали.

— Мы же начали совсем по-другому. «Амедиа» заказы начала получать гораздо позже — после «Бедной Насти» и «Талисмана любви». Эти сериалы и «Дорогую Машу Березину», забыл про нее, мы снимали, условно говоря, на свои деньги и только потом уже продавали. Мы репутационно заявили уровень, на котором можем работать и к нам начали поступать заказы — оставалось только договориться об условиях. На сегодняшний момент рынок совсем другой. Почему я в этом бизнесе сейчас не работаю, потому что на сегодняшний момент, в принципе, работают исключительно по заказу, исключительно по пилоту — первые две или три серии проекта. В принципе, весь сериальный бизнес в России сейчас распилен на мастодонтов. К сожалению, «Амедиа» сейчас не снимает сериалов. Это краткое вступление.
Эдуард Хикматуллин: «Мне не обидно, что ко мне не обращаются. Я не киношник уже, я не сериальщик уже» Как вы попали в бизнес? Как так получилось, что стали заниматься производством сериалов?

— Случайно. Абсолютно случайно. Мне стало скучно в Казани, скажу честно. Я был одним из учредителей довольно крупного ночного клуба, у нас была прекрасная и энергичная команда. Но в какой-то момент тошно стало от скуки. Решил уехать в Москву. При этом, я оставался пассивным акционером — деньги были. Поэтому первые полгода в Москве я не делал ничего и ничего не хотелось. Многие, с кем я общался здесь, говорили, что я попал по блату, хотя, естественно, никакого блата не было. На самом деле история очень простая: я шел пешочком с тренировки, увидел смешную вывеску, на которой было написано — киностудия «Амедиа» и маленькое объявление: «Требуется администратор площадки». Что-то я завелся и подумал, что стоит попробовать. И понеслась.

Раньше «Амедиа» была маленькая-маленькая. Компания ведь начиналась с аренды одного цеха на шарико-подшипниковом заводе. Только потом уже весь завод выкупили.

Сейчас сдают площадку?

— Да, сейчас «Амедиа» зарабатывает исключительно на сдаче в аренду техники и съемочных павильонов. Сериалный бизнес без павильонов ведь невозможен. В Москве, кстати, до сих пор большая нехватка съемочных павильонов. Да и здесь, в Казани одна из главных причин для зачатия сериального производства — необходимость в хороших съемочных площадях, в своей технике. В принципе, я считаю, что для Казани пока абсолютно утопична история создания сериального производства. Это моё мнение. Я считаю, что если что-то делать, то делать хорошо. Тем более, если ты заявляешься на новом рынке. В принципе, сериал же должны смотреть миллионы и миллионам это должно быть интересно. Не продюсерам должно быть интересно, а зрителям.

С другой стороны, появляются ведь какие-то локальные истории. Например, съемки «Реальных пацанов» в Перми.

— Нужно знать реальную историю «Реальных пацанов». 

Я почему-то думал, что они начинали по принципу «давайте-ка сделаем пилотную серию».

— История очень простая. Good Story Media возглавляет, то есть является идейным вдохновителем, создателем и движком компании, наш казанский парень Артём Логинов из первого состава «Четырех татар». Вот и всё. У него еще со времен КВН были прекрасные отношения с Дмитрием Табарчуком. Кто он такой знаете?

Эдуард Хикматуллин: «Мне не обидно, что ко мне не обращаются. Я не киношник уже, я не сериальщик уже»  Нет, если честно.

— Это продюсер крупных проектов на канале СТС. Так начался конвейер под СТС. Прекрасные отношение у Артёма были с пермской командой «Парма», где выступал актер, сыгравший главного героя сериала Коляна. 

Но это же всё равно локальная история. Всё-таки съемки велись в Перми.

— Сейчас же в Москве снимается. 

Так никто не говорит, что уже в ноябре начнут что-то крутое для федеральных каналов снимать местные ребята. Может быть, через пять лет или через десять.

— Чтобы начали крутое делать через пять лет, надо все пять лет заниматься этим очень плотно. Начиная от техники, а она должна быть своя, если ты снимаешь нормальный сериал. Должна быть безленточная технология, трехкамерка, трехстенка, нормальный пост-продакшн, нормальный свет. И даже если ты купишь технику, то это будет бездушная груда металла, если не будет людей, которые смогут это все оживить.

Нас в «Амедии» учили простой вещи, президент компании Александр Акопов говорил: однозначно каждый из вас захочет стать продюсером, захочет стать самостоятельным. Для того, чтобы это случилось запомните всего лишь одну формулу — это принцип треугольника: «Люди, идея, деньги».

Эта формула подстраивается под любой вид бизнеса. На сегодняшний день мы четко понимаем, что в Казани, наверное, есть деньги. Наверное, есть идеи — светлых голов в Казани очень много. Остается? Вершина треугольника — люди. Они не просто должны болеть идеей что-то снять, они должны знать как снимать. Ничего не стоит распечатать себе визитки и сказать: «Я — продюсер».

Мне пришлось пройти путь от администратора площадки до продюсера. Будучи директором сериала, я понял, что у меня просто нет знаний и я нигде их не получу с легкостью. Поэтому мне пришлось поступать во ВГИК (старейший кинематографический институт мира и единственный полностью профильный российский вуз — KazanFirst) и учиться. После этого мне не стыдно называть себя продюсером. 

Вы, получается, думаете, что какие-то успешные местные истории по производству сериалов маловероятны?

— Да, маловероятны. Съемки в Казани возможны — очень крутой локейшен, много классной натуры. 

Но опять же маловероятно, что кто-то будет привозить сюда всю технику?

— Да. Иначе удешевить производство в Татарстане невозможно будет. Весь съемочный процесс придется делить на две части: павильонная съемка и натурная съемка. Отарабанить здесь натуру — круто. Но ведь надо еще в павильоне снимать. Представляешь сколько склеек надо будет сделать? Например, мы снимаем какой-то жилой комплекс как натуру. К примеру, главная героиня выходит из машины, заходит в подъезд и поднимается в свою квартиру. И это уже съемки в павильоне. Представляешь, как грамотно нужно склеится? Она должна быть в такой же одежде. Допустим, сумочка будет в квартире не того цвета — забыли указать в монтажной карточке, когда на натуре снимали. Ляп! Весело смотреть голливудские фильмы и находить в них ляпы. А когда ты новенький? Когда только начинаешь? Про тебя, естественно, скажут, что ты лошара.

В Татарстане куча заводов. Даже приставим такую ситуацию, когда нам подарили огромный цех какого-то наполовину заброшенного производства. Где взять нормальный свет? Даже если есть оборудование, то сразу натыкаешься на кучу тонкостей, которые надо знать. Даже если есть «железо», то где взять людей, которые будут с ним работать?

Ну, теоретически могут приезжать снимать что-то москвичи. Местные ребята будут им ассистировать и потихоньку набьют руку.

— Нельзя снимать кино, будучи подмастерьем. Нужно учиться, а потом уже работать и то подмастерьем. Нельзя стать крутым оператором, держа кабель за камерой. Нельзя.

 Эдуард Хикматуллин: «Мне не обидно, что ко мне не обращаются. Я не киношник уже, я не сериальщик уже»

Есть ведь крутые операторы в Москве, которые родом из Казани.

— Есть. Например, Сережа Ключ — один из лучших в России оператор-стедикамщиков (технология, при которой камера находится у оператора в руках; большинство экшн-фильмов мира снимается по этой технологии — KazanFirst) и мой хороший товарищ. Он начинал с ассистента, но при этом он учился. После 14-часовых смен умолял крутых операторов, с которыми работал, чтобы они его два или три часа поучили. Он практически все серьезные экшн-проекты российские снимал. Сейчас очень много заграницей снимает. 

У вас нет сожаления, что ушли из сериального бизнеса? 

— Сожаление есть, но я совсем при этом не жалею о принятом решении. Я, просто, вылетел из российской струи. Меня компания отправила в Киев, поднимать «Амедиа Украину». Когда закончился контракт, я просто не стал возвращаться в Россию, потому что обзавелся семьей. В итоге, решил остаться там и очень долго работал на телеканале «1+1» заместителем генпродюсера. Потом этот канал купил господин [Игорь] Коломойский, начались майданы и я понял, что нужно возвращаться. Семь лет я ничего, как продюсер, не делал для России. 

Но знания же все равно остались...

— Понимаете, это все настолько быстро меняется, что я мог бы со своими знаниями работать, но не так эффективно как многие коллеги. 

Я все-таки считаю, что со временем станет выгоднее снимать в регионах. Если, конечно, будет техника и люди, умеющие на ней работать.

— В чем экономическая подоплека? 

Трат меньше. Те же зарплаты намного меньше, чем в Москве.

— Ты уверен, что Табарчук или [генеральный директор Первого канала] Константин Эрнст, к примеру, захотят снимать в Казани что-то с казанским оператором? Первое, что он скажет: «Что вы снимали?». Основные творческие единицы выбирает продюсер. За опытом сегодня надо ехать в Москву, причем кластером людей. Три или четыре года и этих людей надо возвращать сюда. При этом надо убить их честолюбие, убить амбиции. Продюсер ведь должен понимать, что любой человек, которого ты вырастишь, может в любой момент от тебя убежать. Либо ты его вяжешь страшным контрактом, либо ты должен уметь убеждать. 

Башкиры и казахи правильно делают, что во ВГИК отправляют целевиков?

— Казахи по-другому делают. У них достаточно денег, чтобы из Москвы выписывать преподавателей. Учат они у себя далеко как не вразвалку. Башкиры отправляют молодых людей во ВГИК с вероятной погрешностью — нужно три режиссера, они отправляют десять человек. Многие ведь не вернутся обратно работать.

Естественно, что звездочки и таланты они всегда найдутся. У нас их наверняка много. Казань привыкла по-другому работать. Пока у нас есть нефть мы можем себе позволить не думать о системности работы. Примеров много. 

В том то и дело, что начали именно сверху разговоры вести про креативные индустрии и всякое такое.

— Давай, на примерах посмотрим. Фильм «Сокровища Озера Кабан». 

Дерьмо редкое.

— Или «Реальная сказка» Сергея Безрукова. 

Не смотрел. Если по «Сокровищам О.К.» прикидывать сумму реального, а не заявленного бюджет, можно ли говорить, что республику развели на деньги?

— Чисто в этическом смысле не буду озвучивать никаких цифр.

Но мухлевали товарищи с бюджетом, судя по картинке?

— Никогда ты такую информацию не проверишь. Я знаю ряд фильмов, которые удачные в прокате, но которые, я точно знаю, были стиральными машинами. Никто ведь никогда не посчитает сколько было использовано гвоздей в декорациях, никто не почитает сколько было потрачено на пост-продакшн. Отчасти поэтому сейчас нет в кинематографе нетленок — фильмов, которые могут, как «Они сражались за Родину», показывать каждый год в день Победы. Многие скажут про «9 роту», что это ответ [Федора] Бондарчука отцу. Фильм отвратительный, но снят при этом хорошо. Хотя если разделять кинематограф и сериальный бизнес, то мы очень сильно поднялись: «Физрук», «Лондонград», «Сладкая жизнь», «Кухня». Кстати, адаптацию «Физрука» купили на Западе. Или «Кухни». Точно не помню. Это очень высокий показатель. Теперь не мы штопаем адаптации их сериалов как галоши, наоборот пошло движение. 

Извиняюсь, что долдоню одно и то же, но сегодня, на ваш взгляд, нет альтернативы Москве и отчасти Питеру в плане производства кино и сериалов? Есть ведь успешные регионы в стране и помимо Татарстана. Например, Екатеринбург, где с советского времени осталась довольно большая киностудия.

— И у нас есть киностудия… 

Ветошь

— Ветошь. Поколение должно поменяться. Это же такой же механизм как селекция в спорте. Нужно создавать условия, чтобы сюда возвращались. Здесь должно быть сладко. 

В том то и дело, что такая риторика сейчас и идет от власти.

— Это все слова. Ко мне, как к киношнику, с проектами, получившими две премии ТЭФИ никто не обращается. Я не говорю, что мне обидно, мне чихать. В Казани со мной начинают спорить о кино люди, которые не имеют к нему никакого отношения. «Да, мы… Да, я… А что ты? Фигня твоя «Не родись красивой»». Я отвечаю на это: «ТЭФИ на стол поставь, тогда поговорим». Но мне не обидно, что ко мне не обращаются. Я не киношник уже, я не сериальщик уже. 

С другой стороны, имея ваш опыт и в какой-то мере связи, наверняка можете быстро влиться в струю очень быстро и начать снова заниматься сериалами.

— А зачем мне это нужно? Ко мне по-прежнему поступают предложения. Как, например, в Киеве попросили помочь снять «Матч» с Безруковым. Это моя крайняя работа. Я не говорю «последняя», как и все киношники. Обратились — я помог.

Сказать, что «если меня позовут, я соблаговолю и спущусь…». Естественно, нет. Меня никто не позовет. 

Почему?

— Потому что до этого не звали. Все предложения, которые есть, идут из Москвы. К примеру, когда здесь снимали «Сокровища О.К.» или «Реальную сказку», могли бы узнать на тему того, кто из киношников есть в Татарстане. 

Ну, если, возможно, им не нужен был человек, который по уму все сделает, то, естественно, что не звали.

— Тогда и не будут сюда люди возвращаться при таком подходе. Если здесь нет оглядки на людей, которые что-то уже сделали и живут здесь, другие сюда не будут возвращаться. Первая и главная составляющая всего — это люди. Не важно говорим мы о кино или еще о чем-то. У нас в стране иногда про это забывают.

К тому же, любой уезжающий отсюда человек в последнюю очередь будет думать о возвращении. Во-первых, амбиции. Что скажут друзья, протирающие штаны у подъезда: «Как так? Не смог? Не прижился татарский богатырь в Москве?».

Во-вторых, важно то, как ты возвращаешься. Если ты возвращаешься, так скажем, по призыву, я не говорю «президента» (он высоко), возвращаешься по призыву министра. Ты — спортсмен. Ты уехал туда. Ты не спортсмен, который получает миллионы, не футболист и не хоккеист. Ты, условно говоря, шахматист, но ты хороший шахматист, ставший звездой в шахматном мире.

Представим, что наш стильный и красивый министр Владимир Александрович Леонов пишет тебе письмо: «Дорогой друг, вернись! Ты нужен своей Родине». Согласись, что больше вероятность возвращения. А так, отправляя людей учиться во ВГИК, тратя какие-то деньги и интеллектуальные на это, ты будешь терять людей. С чего бы вдруг им возвращаться?

Об этом тоже должны думать власть имущие. Понятно, что моим словам многие будут вторить, меня будут фигачить в комментариях и так далее: «Вот, неумейка… Вернулся… И что он там сделал?.. К нам Хабенский приезжает студию открывать! Безруков у нас с женой мирится». А что от этого? Кино не состоит только из актеров, кино состоит из многих людей.

Это настроение не сегодняшнего дня. Я не обижен республикой — люблю и Татарстан, и Казань. Просто, надо смотреть на вещи реально.

 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
7 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Грамота
«БерезИну», «подшиПниковом». Дальше проверять не стал
0
0
Ответить

Грамота
«…смотреть миллионы и миллионАм это должно…», «Прекрасные отношениЯ у Артема», «как грамотно нужно склеитЬся», » Даже прЕДставим такую ситуацию»
0
0
Ответить

Грамота
«чЕстолюбие»
0
0
Ответить

40in
Спасибо вам за комментарии и внимательность! Ошибки исправили.
0
0
Ответить

Фаниль
вот таких людей надо превлекать к работе!!! странно, что на него не образают внимания местные чиновники.
0
1
Ответить

Алексей
Подскажите как связаться с Эдуардом? Есть идея интересного сериала для съемок в Казани.
0
0
Ответить

Ильдар
Какой-то обиженный неудачник. Обливает грязью всех, за то что старшие мальчики его в свою песочницу играть не позвали. А сам наверное спит и видит чтобы москвичи его позвали. Да только видать не зовут. По всему видно, был там мальчиком на побегушках. Лучше бы вы рассказали про тех, у кого в Москве все получилось и за кого мы реально можем гордиться.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite