$42 млн в казанский мусор

Предприниматели Рамиль Исмагилов и Геннадий Маямсин хотят построить у Самосыровского полигона промышленный экопарк

Предприниматели Рамиль Исмагилов и Геннадий Маямсин хотят построить у Самосыровского мусорного полигона в Казани экопарк, в котором будут работать 50 иностранных и российских резидентов. В экопарке планируется перерабатывать твердые бытовые отходы и получать дешевую электроэнергию из биогаза, который выделяет гниющий мусор. Бизнесмены сформировали пул инвесторов, готовых вложить в общей сложности $42 млн, разработали проект, подготовили документацию, получили поддержку правительства Татарстана. Однако городские власти до сих пор не могут подписать с ними договор аренды земли. Предприниматели уже несколько лет судятся с властями Казани. В интервью KazanFirst руководитель проекта Исмагилов и гендиректор «Казанского экологического комплекса» Маямсин рассказывают об экопарке, иностранных инвесторах и борьбе с муниципальными властями.

— Когда появилась идея создать экопарк и в чем основная идея проекта?

Р.И: Мы были одними из первых инвесторов, кто пришел в Казань для строительства мусоросортировочного комплекса. «КЭК» мы создали в 2001 году. После этого появилась идея создать кластер переработчиков вторичного сырья, чтобы не только сортировать, прессовать и продавать сырье, но и видеть конечный результат в виде какого-то продукта. Предполагается, что наши резиденты будут перерабатывать бумагу, полиэтилены, пластмассы, резину, стекло, ветошь, металлы, электронику и другие материалы.

$42 млн в казанский мусор

— Где будет располагаться экопарк?

Р.И: Недалеко от Самосыровского полигона. Планируется, что экопарк займет 6 га земли, из них 30 тысяч кв. метров — производственные площади. На 2 га будет располагаться мусоросортировочный комплекс.

— Сколько денег необходимо на реализацию проекта, и где вы планируете их взять?

Р.И: Общий пакет инвестиций на экопарк «Самосырово» — 42 млн долларов. Мы уже нашли нескольких крупных инвесторов. У нас заключены меморандумы с бизнесменами из Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) и Голландии. Также есть договоренность с Чехией. Чешские партнеры готовы инвестировать в экопарк оборудование и деньги. Буквально на днях мы провели переговоры с представителями немецкой компании Material Innovative Gesellschaft (MIG). Они собираются стать резидентами «Самосырово». Будут на нашей площадке фасовать и разливать энергосберегающие, антиаллергенные краски. С бизнесменами из ОАЭ мы начали вести переговоры год назад, полгода назад они дали «добро» на участие в нашем проекте, но до сих пор не удалось решить вопрос с арендой земли.

— В какие сроки планируете окупить инвестиции?

Р.И: В течение пяти лет за счет дешевой электроэнергии и работы резидентов.

— Есть ли в России аналоги татарстанского экопарка?

Р.И: Аналогов нет. Есть мусоросортировочные и мусороперегрузочные станции. Так, чтобы мусоросортировочная база и кластер переработчиков — нет. В Европе есть что-то подобное, но они разделены. Татарстанский проект уникален.

$42 млн в казанский мусор

— Какие условия вы предлагаете своим резидентам?

Г.М: Основа экопарка — это биогаз, который вырабатывается в процессе естественного разложения отходов. Мы предлагаем использовать новые технологии, чтобы получать из биогаза электричество и тепло. Цены на электроэнергию постоянно растут, мы же предлагаем дешевый аналог — мы генерируем запах в электроэнергию. Сегодня за 1 кВт надо платить 4,8 рубля. Мы готовы предоставлять резидентам электричество по 3 рубля за 1 кВт и пять лет не поднимать цены. Плюс даем площадь для развития за умеренную арендную плату.

— Сколько всего резидентов вы планируете привлечь?

Р.И: Предполагается, что в экопарке разместятся порядка 50 резидентов, которые будут  перерабатывать мусор. Они дадут 500 рабочих мест. Таким образом, мы создаем нишу, где малый и средний бизнес может развиваться.  

Г.М. Но мы собираемся не только открыть площадку для бизнеса. Мы хотим открыть на территории экопарка центр, в котором будут учиться и работать талантливые студенты.

— Когда начнется строительство экопарка?

Р.И: Сложно говорить о сроках. Мы не можем сейчас даже начать внедрение технологии по производству биогаза. Для зарубежных инвесторов очень важна юридическая сторона. Сейчас все упирается в договор аренды.

— Что еще мешает реализации проекта?

Р.И: Только исполком. По экопарку уже готова вся документация, кроме договора аренды. У нас есть инвесторы, есть резиденты, есть студенты. Не хватает только содействия со стороны городских властей.

$42 млн в казанский мусор

— Вы говорили, что у вас проблема с арендой. Какая?

Г.М: Раньше у нас в аренде находилась земля в Высокой горе и в Пестрецах. Мы построили мусоросортировочный комплекс, внесли инвестиции. Но в 2008 году Госсовет [Татарстана] принял решение о расширении границ Казани, и получилось, что мы не можем заниматься своей деятельностью в черте города. По ст. 618 Гражданского кодекса России, если изменился собственник земель, нам должны перезаключить договор аренды на оставшийся срок.

На данный момент, куда бы мы с этим не обращались, нам везде отказывают. Теперь, раз нам не дают аренду, все инвесторы, которые у нас есть, просто не могут к нам зайти из-за одной бумажки. Мы обратились в Конституционный суд [России], который подтвердил — мы имеем право заниматься предпринимательской деятельностью на данной площадке.

Р.И: Проблема в том, что за дверью стоят инвесторы, которые готовы вложить деньги в новый проект. Но нет политического решения исполкома [Казани] о том, чтобы согласно федеральному закону они перезаключили с нами договор. У нас есть рабочие места, технологии и инвесторы. Но нет согласия исполкома.

$42 млн в казанский мусор

— Как вы решаете эту проблему?

Р.И: Сейчас мы пытаемся решить проблему через суды. Но и здесь есть свои нюансы. В заседаниях попеременно побеждаем то мы, то исполком. С 2008 года мы находимся в таком состоянии.

— Кто-нибудь в республике поддержал ваш проект?

Р.И: Полтора года назад мы презентовали свой проект [президенту Татарстана] Рустаму Минниханову. Он одобрил. Двигатель нашего проекта — Агентство инвестиционного развития. Также нам оказали поддержку министерство экологии, министерство строительства, архитектуры и ЖКХ, министерство промышленности и торговли и Торгово-промышленная палата. Они четко дали свою письменную резолюцию, что этот проект должен жить.

— Разве они не могут вам помочь в решении проблемы с арендой земли?

Р.И: При желании они могут повлиять на решение вопроса с исполкомом. Наш проект — это инвестиции в Татарстан, рабочие места, налоги и экология. Что еще нужно? 

Елена Орешина

Понравился материал? Поделись в соцсетях
0 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite