«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

Генеральный директор ОАО «Булочно-кондитерский комбинат» Булат Кутдусов в интервью KazanFirst

 «Булочно-кондитерский комбинат» (БКК) в Казани один из самых молодых предприятий хлебопекарной отрасли в России – ему всего 30 лет. Построенный перед самым концом Советской власти, БКК оказался самым технологичным в отрасли. Это дало предприятию преимущества с началом рыночных отношений. Сейчас комбинат реализовывает продукцию через все федеральные продуктовые сети. А в будущем году планирует запустить производство шоколадных конфет мощностью 20 тысяч тонн в год. Генеральный директор предприятия Булат Кутдусов в интервью KazanFirst рассказал, в каком состоянии сегодня хлебопекарная отрасль России, почему люди стали потреблять меньше хлеба, какая продукция из Татарстана востребована в Объединенных Арабских Эмиратах, каких сюрпризов ожидать потребителям от БКК в ближайшее время и многое другое

— Как можно оценить сегодняшнее состояние хлебопекарной отрасли?

— Хлебопекарная отрасль в целом по России испытывает не самые лучшие времена. Идет снижение потребления основного хлеба на 3% в год. «БКК» состоит в Российском союзе пекарей – в нем так же состоят 699 крупных действующих хлебопекарных предприятий. Мы собираемся ежеквартально. Поэтому мы наверняка знаем, что объем производства хлеба в России за 2013 год снизился на 99 тысяч тонн. Татарстан потребляет порядка 120 тысяч  тонн хлебопекарной продукции. За год закрылось 100 крупных предприятий. Конечно, растет объем производства кондитерских изделий, обогащенных изделий и продукции с начинками. Выживают только те предприятия, которые вкладывали деньги в новые продукты и линии, причем в промышленные линии. Чтобы содержать производство, надо делать не менее 15 тонн хлеба в сутки. Завод, который падает до отметки в 10 тонн в сутки, становится не самоокупаемым.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Сколько производит комбинат?

— БКК ежедневно делает 60-65 тонн хлеба. Плюс  до 10 тонн кондитерских изделий.

— Какие именно производства закрываются?

— Те, кто за последние десять лет не вкладывался в новые линии и оборудования. Но есть примеры и успешных предприятий, которые сделали автоматизацию, специализацию. Если завод специализируется на каких-то продуктах, делает их дешевыми, но качественными и в больших объемах, то он себя хорошо чувствует, показывает положительный финансовый результат.

Сегодня в хлебопекарной отрасли нельзя стоять на месте и лениться, а порой надо и рисковать. С учетом стагнации отрасли, а точнее снижения потребления, когда финансовые результаты не очень хорошие, сложно привлечь доступные финансовые средства. Но если не рисковать и не привлекать, то развиваться невозможно совсем. А свободный денежный поток хлеб пока не генерирует.

— Как давно началась тенденция к снижению потребления хлебобулочных изделий?

— Эта тенденция наблюдается уже десять лет. Иногда она показывает -1%, -2%, но потребление снижается постоянно. Выход у отрасли только один – запуск новых автоматизированных линий и новых продуктов. Это требует человеческих и финансовых ресурсов, но без этого не выживешь.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Почему снижается потребление хлеба?

– Люди следят за фигурой, стараются не есть хлеб. Врачи при первых же обращениях часто рекомендуют пациенту отказаться от хлеба. Хотя в хлебе содержится очень много клетчатки, много микроэлементов, которых нет в других продуктах. В принципе, если не злоупотреблять сладким, с пшеничной мукой, то хлеб необходим и полезен для  здоровья. Я сам в течение последних десяти лет съедаю минимум полбуханки хлеба в день. Вес мой никак не изменился.

— На что вы делаете упор при производстве продукции?

— Мы развиваем направление кондитерских изделий, так как там цена за килограмм намного выше, чем в хлебе…

— Насколько выше?

— Практически в 8 раз. Сегодня мы на первом месте в Татарстане по производству кондитерских изделий. Выручка на одного человека в год у нас также самая высокая: мы приблизились к показателю 1 млн рублей на человека в год – это так же за счет того, что мы делаем больше дорогих продуктов.

У нас стоит автоматизированная линия по производству вафельной продукции, на ней работает мало людей, но линия дает большой объем. У нас линия по производству сушек – сушки мы поставляем во все федеральные сети.

Плюс мы ведем сейчас два проекта:  автоматизированные линии по производству двух новых категорий продуктов.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Каких?

— В  целях сохранения коммерческой тайны название я не скажу, но это будут мучные кондитерские изделия. Недавно мы запустили выпуск фруктовых сочней и фруктово-ягодных пирогов. Подобную продукцию больше не выпускает никто в Татарстане.

Смотрим направления облегченных по калориям продуктов, полезных для здоровья, с уменьшенным содержанием пшеничной муки.

— Куда вы поставляете свою продукцию?

— Мы поставляем свою продукцию во все федеральные сети, по России в том числе. Много чак-чака поставляем в Москву, Санкт-Петербург. По всей России поставляем вафельную продукцию. Я уже говорил про сушки.

— Что идет на экспорт?

— Мы уже около года экспортируем чак-чак, сушки и бородинский хлеб в [Объединенные] Арабские Эмираты. Целый год проходили тернистый путь получения всех разрешений и согласований. Причем согласование в Арабских Эмиратах мы получили за месяц, а разрешительную документацию в России оформляли почти год. Первые три раза мы делали поставки не получив всю документацию, хотя наше предприятие сертифицировано по ISO 22000 (серия международных стандартов на системы менеджмента в области безопасности пищевой продукции — KazanFirst) и HACCP (Hazard Analysis and Critical Control Points, сертификат качества и безопасности продукции – KazanFirst). В Европе все пищевые предприятия обязаны иметь сертификат HACCP. В России получение такого сертификата пока является добровольным. При том, что мы имеем эти сертификаты, у нас возникла проблема получить health-сертификат (сертификат здоровья – KazanFirst) на английском языке, который примут Арабские Эмираты.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Почему с этим возникли проблемы?

— Роспотребнадзор и Санэпиднадзор, которые нас контролируют, не имеют права выдавать документы на английском языке. Ветеринарный надзор, который может выдать документы на английском языке, может сделать это только на зерно, мясо, то есть продукты первичного производства. А у нас – вторичная переработка, поэтому Ветнадзор не может выдать нам такой сертификат. Оказалось, что в законе ничего про это просто нет. Мы с этим бились очень долго. Буквально месяц назад мы получили ответ из Ветнадзора, что health-сертификат нам выдавать будут все же они.

Республика и страна заинтересована в экспорте, а мы сами, получается, создаем кучу проблем. За health-сертификатом мы обращались в Казань и Москву. Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют зерно, нефть и другое сырье.

— Каковы объемы поставок?

— Мы пока ввозим немного. Поставки самолетные, по 2-3 тонны за одну поставку.  Связано это с тем, что мы только месяц назад получили health-сертификат. Теперь мы можем перейти на контейнерные морские перевозки, тогда объемы можно поднять.

— Почему экспортируете только три вида продукции?

— Мы пробовали завозить в ОАЭ 15 категорий продуктов, осталось только три. Востребован чак-чак, моментально расходятся сушки и бородинский хлеб. Плохо пошла вафельная продукция и шоколад, потому что там жарко. К тому же там широко представлен немецкий шоколад. Он дорогой, но арабы берут его охотнее.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Вы часто выпускаете новые виды продукции – сложно ли постоянно радовать потребителей?

— Ежегодно мы выпускаем более 150 новых изделий, но до потребителя доходит в лучшем случае 10. Сейчас мы сталкиваемся с тем, что без активного продвижения практически невозможно вывести продукт на рынок. Активное продвижение – это большие затраты. Надо провести дегустации, чтобы выставить товар на полку надо заплатить.

Одна из основных проблем – дорогой выход на полку. Мы ничего не продаем покупателям напрямую. 65% продукции мы реализуем через сети, 30% продается через региональных дилеров, у которых три-четыре магазина, 5% поставляется  через бюджетные организации.

— Почему выход на полку одна из основных проблем?

— Завезти большой ассортимент в сети становится все дороже. В ассортименте БКК 150 видов изделий, ни в одну сеть завезти все мы не можем. В лучшем случае нам разрешают положить на полки 30-40 SKU (Stock Keeping Unit, единица складского учёта, т.е. сколько товаров от производителя может быть размещено на полках – KazanFirst). В основном нас ограничивают 10-15 SKU. Заменить выбранный товар очень сложно и дорого. Переговоры ведутся около года, если мы поставляем в сеть 22 SKU, а хотим завезти туда же 30 SKU. Основная проблема – дойти до покупателя. У нас есть несколько фирменных магазинов, но эти объемы не сопоставимы с рынком. Ежедневно мы поставляем продукцию в 1800 магазинов.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Вы запустили фирменную сеть магазинов – стоит ли ожидать ее расширения?

— Сейчас у нас 8 фирменных магазинов. С расширением проблемы, сегодня сложно найти свободные помещения для коммерческих продаж за адекватные деньги. Для нас это не главное. Мы предпочитаем вкладываться в развитие производственных линий. В этом году у нас очень большая программа. Мы постараемся вложить в два новых вида продукции порядка 100 млн рублей.

— Окупается ли производство хлеба?

— Если смотреть по отрасли, то в целом выручка растет в среднем на 1-2% ежегодно. Если говорить о БКК, 37% от полной себестоимости продукции у нас уходит на сырье, 23% — на зарплату сотрудников, 9% — налоги, 3% — топливо, газ и электроэнергию, и 19% — коммерческие затраты, 9 % — постоянные расходы не зависящие от объема производства. Три года назад ситуация была несколько иной. На сырье так же уходило 37%, на зарплату — 20%, на налоги — 8%, на топливо — 2%, коммерческие расходы выросли с 13% до 19%. Наша затратная составляющая каждый год растет на 3-4%, в основном из-за коммерческих расходов. Если делать те же продукты, которые мы делаем сегодня, ничего не менять и не запускать новые, то через 3-5 лет мы окажемся в тяжелом положении, и не останется рентабельности, чтобы брать кредиты. Сейчас мы работаем на рентабельности в 5-6%, причем из этих средств мы еще оказываем материальную помощь. Если продолжать в том же духе, то через три года нам перестанут нам давать кредиты на развитие. И такое положение примерно у всех по отрасли в России. Для того, чтобы поднять маржу нужны новые продукты, которые будут востребованы потребителем. Просто так поднять цену на продукцию мы не можем, нам не даст этого сделать рынок. Главное, чем мы сейчас занимаемся – создаем ценность нашего продукта за счет бренда, вкуса, качества, новых вкусов, чтобы поднять маржу. Чтобы завод нормально жил и обновлял оборудование, нужно минимум 15% рентабельности.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Но вы в более выигрышном положении, чем другие хлебобулочные предприятия Татарстана?

—  БКК — самое молодое хлебобулочное предприятие: нам всего 30 лет. Наше предприятие построили и запустили перед распадом Советского Союза. Так вышло, что мы стали самым модернизированным производством.

— Кто занимается разработкой новых видов продукции?

— Служба качества. Также они занимаются контролем действующего производства.

— Сколько времени проходит от появления идеи нового продукта до  воплощения?

— Новый продукт мы можем создать уже через месяц после появления идеи. Но на получение на него разрешительной документации может уйти минимум 3-6 месяцев. Как правило, на этот процесс уходит около года. И уже после этого можно запустить продукт в промышленное производство.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Как вы проверяете новые виды продукции – проводите какие-то тесты, фокус-группы?

— Новый продукт проходит много стадий тестирования, в том числе многочисленные дегустации. Управляющий состав предприятия еженедельно пробует новые продукты: порядка 10-15 видов тортов, пирожных и других изделий. В среднем продукт проходит 7-8 этапов дегустации, после каждого записываются его показатели и рекомендации по улучшению. Когда внутри предприятия мы приходим к единому мнению, что продукт нам нравится, мы проводим фокус-группы из незаинтересованных лиц.

— А как решается вопрос с упаковкой?

— Кроме того, чтобы придумать изделие, надо еще решить, в каком весе его реализовывать, в какой упаковке. Подобрать товарный вид порой сложнее, чем создать новый продукт. При этом у нас на все предприятие всего четыре маркетолога.

— Сколько человек работает на БКК? Есть ли проблема с кадрами?

— Всего на предприятии работает порядка 900 человек. Проблемы с кадрами нет. Есть такой момент, что люди особо не держатся за работу. Некоторые могут легко уволиться на лето, чтобы потом осенью снова вернуться к нам на работу. Наверно, проблема только в зарплате. Если мы будем давать зарплату, которую сложно потерять, люди не будут так поступать.

В основном, у нас проблемы со специализированным персоналом. Не хватает водителей, сварщиков и других рабочих специалистов. Это при  том, что водители у нас получают неплохо, в среднем 35 тысяч рублей. Если водитель хочет, и будет много ездить, то может заработать больше. У нас везде сдельная зарплата за килограмм произведенной или перевезенной продукции: чем больше сотрудник сделает, тем больше получит. Там, где невозможно применить килограммы, тарифная часовая ставка  опять же – сколько отработал, столько получил. Средняя зарплата на БКК порядка 22 тысяч рублей. Это не так много, но в Татарстане это один из самых высоких показателей по отрасли. На нашем уровне держится только хлебозавод №3.

У нас всегда есть 3-4% свободных вакансий, но мы без них справляемся.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Не пробовали сотрудничать с учебными заведениями, чтобы студенты после окончания обучения приходили к вам?

— Уже два года мы плотно работаем с Международным колледжем сервиса, в этом году начинаем с  Казанским технологическим колледжем. Студенты МКС проходят на нашем предприятии платную практику: на последнем курсе они работают на заводе три месяца. При этом они получают зарплату, как и наши сотрудники. Естественно, на ночные смены их никто не ставит. После практики некоторые остаются у нас. Всем, кто хочет остаться, мы гарантируем трудоустройство.

— Россия и Татарстан несколько лет подряд переживают засуху. Как она сказывается на отрасли?

— Очень сильно. Из-за засухи растут цены на зерно и муку, причем могут подскочить в два раза. В среднем цены на муку колеблются от 7 до 15 рублей за килограмм. Чем тяжелее условия, тем выше цена. Сейчас закупочная цена – 14 рублей за килограмм муки. В себестоимости хлеба 25% – это затраты на муку. Как правило, в производстве хлеба мы работаем с нулевой рентабельностью, если получается +1%, это уже большой успех. Как только растут цены на муку, мы оказываемся в тяжелом положении. Резко среагировать на это поднятие мы не можем. На согласование цен в сетях уходит три месяца. Часто бывает так: сырьевая составляющая поднялась, мы месяц готовимся, после рассылаем протоколы на поднятие цен и проходим согласование. Все это время мы терпим убытки или нулевую рентабельность. Поэтому сейчас мы очень ждем дождей, чтобы после посевной все успешно росло. Пока я не работал здесь, я этого не понимал, не ценил.

Для хлебопечения надо не так много зерна. И при желании его можно было бы закладывать дополнительно. Татарстан собирает от 3 до 5 млн тонн зерна в год. Для хлебопечения достаточно 200-300 тысяч тонн – на весь год для хлеба на весь Татарстан. Отложить этот объем было бы можно. Как правило, когда приходит засуха, зерна не хватает на комбикорма – и все уходит туда. Либо бывают очень хорошие цены на экспорт, и зерно экспортируется. Иногда цены доходят до 500 евро за тонну, это намного выгоднее, чем продавать на внутренний рынок. Но тут, мне кажется, должна быть политическая воля власти, чтобы отложить объемы зерна по определенной цене для хлебопечения, а все остальное реализовывать. Насколько я знаю, во все предыдущие засухи зерно ушло именно на птицеводство и животноводство.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Повлиял ли на хлебопекарную отрасль кризис 2008 года? И как ведет себя отрасль в нынешних условиях экономической стагнации?

— Как правило, во все кризисы потребление хлеба не снижается, а бывает, что и растет. Люди временно отказываются от чего-то дорогого, но от хлеба – нет. В плохую погоду и кризисы у нас всегда растет заявка на хлеб. Засуха сказывается на производстве гораздо сильнее.

— Вы сказали, что состоите в Российском союзе пекарей – что это вам дает?

—  Мы в курсе того, что творится в отрасли по России, участвуем или узнаем о федеральных программах по поддержке отрасли и даже участвуем в законодательных инициативах.

Сейчас в Госдуме принимают проект по защите прав производителей хлебобулочных изделий в отношениях с торговыми сетями. Мы также участвовали в его формировании.

— Какие у нас есть федеральные программы по поддержке отрасли?

— Федеральной программы пока нет. Сейчас хлебопекарная отрасль поддерживается региональными властями, и это логично. Накормить свое население – это задача региональной, а не федеральной власти. Но федеральная программа планируется. Допустим, если мы будем приобретать российское хлебопекарное оборудование, в этом случае нам могут компенсировать проценты по кредиту.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Таким образом власти собираются поддержать и российских производителей оборудования… Вы сами используете российское оборудование?

— Мы поддерживаем российского производителя. Месяц назад мы запустили российскую линию по производству 25 тонн хлеба в сутки. Уже сейчас мы ежедневно делаем на ней по 10 тонн «сельского» хлеба. Мы приобретаем самарское, пензенское оборудование. Также есть немецкое, чешское, словенское оборудование.

— Если говорить о региональной поддержке отрасли,  что делает Татарстан?

— Татарстан в 2013 году выделял фондовую муку на социальные сорта хлеба («сельский» («серый») и белый хлеб первого сорта – KazanFirst). В этом году пока эта программа не работает, но вроде вопрос решается.

— Кто ваши конкуренты?

— Наибольшую конкуренцию нам составляет завозимая продукция. Крупные производители в Татарстане не конкуренты, скорее партнеры по цеху.

Мы столкнулись с такой ситуацией. Мы доверяем производимой в Татарстане продукции, потому что всех производителей республики проверяют одинаково. А вот, как проверяют продукцию в соседних регионах никому неизвестно. Бывает так, что производитель под один сертификат выпускает 50 видов изделий, и эта продукция реализуется в Татарстане. Мы знаем, что из Подмосковья и Москвы привозятся сочни, печенье и другая продукция с начинками, которую просто опасно употреблять. И это заходит на наш рынок. Так как у этой продукции низкая цена, она расходится очень хорошо. Но в каких условиях делают эту «кондитерку» никому неизвестно. Даже сами ритейлеры к нам обращались с просьбами производить замену этой продукции. Мы попытались повторить эту продукцию, у нас вышло минимум 180-200 рублей за килограмм. А они привозят по 110 рублей за килограмм. У нас нет такого плохого сырья, чтобы производить эти продукты по такой цене.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Вы не пытались обратить внимание надзорных органов на этот факт?

— Мы уже неоднократно обращались по этому поводу в санитарные органы, чтобы они отслеживали эту продукцию. Нам ответили, что должны быть жалобы: если будет факт отравления, то в этом случае можно запретить продажу продукции. Получается, все ждут первого серьезного случая. А доказать, что человек отравился именно этим сложно – мало ли что за день человек ел.

В принципе, проводятся контрольные закупки, которые показывают, что эта продукция опасна. По итогам ограничивается ввоз, но массово это сделать невозможно. Хорошо, что на рынке большой ассортимент, это позволяет развивать конкуренцию. Но когда на полках появляется опасный продукт, тут уже речь идет не о прибыли, а человеческом здоровье.

— Почему вы уверены, что эта продукция опасна?

— У нас есть собственная аккредитованная микробиологическая лаборатория. Мы испытываем сырье и можем тестировать продукцию для других производителей на уровне Роспотребнадзора. Эти образцы продукции, которые мы взяли с рынка, мои технологи  запретили мне даже пробовать – сказали, что это опасно. 40 тонн такой продукции каждую субботу появляется на рынке Татарстана. Поэтому со сладкими изделиями, особенно с начинками, надо быть крайне осторожными. Всегда надо смотреть на производителя и состав.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

—  Сейчас появляются пекарни «у дома» – составляют ли они конкуренцию продукции хлеб комбинатов?

— Одна пекарня не может составить конкуренцию большим предприятиям. Но когда их появилось очень много, чувствуется, что объемы потребления хлеба от крупных производителей падает. Я отношусь к этому спокойно, потому что они не могут производить хлеб промышленно, а главное, их продукция всегда дороже. Я считаю, что нам тоже стоит делать дорогие хлеба. Но мы сильно зависим от сетей –не можем делать очень дорогие хлеба. Когда мы делаем интересные дорогие продукты, нам говорят, что сетям это неинтересно, потому что покупать его будут мало, а им нужен оборот на полке.

— Какой продукции ждать от БКК в ближайшее время?

— Расширения ассортимента хлебов небольшого веса с начинками – рулеты, багеты, булочки. Также сделаем акцент на производство оздоровительной продукции. Не знаю, успеем ли в этом году, но очень хотим запустить линию по производству здоровых хлебов. Мы выпускаем их и сейчас, но в общем объеме это очень мало. На 60 тонн производимого хлеба в день, максимум ­– 500 килограмм. Если бы спрос был больше – мы бы делали больше.

Также мы собираемся запустить новую фабрику по производству конфет.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Что это за проект?

— Кондитерская фабрика по производству шоколадных конфет. На начальном этапе мы планируем запустить производство на 20 тысяч тонн конфет в год. Фабрика строится с возможностью расширения до 50 тысяч тонн конфет в год. Производственный корпус рассчитан на пять линий, на первом этапе мы ставим две. Производственная площадь нового объекта – 20 тысяч кв. метров.

— На каком этапе сейчас строительство, и с какими проблемами вы сталкиваетесь?

— Мы прошли все согласования в банках летом прошлого года. Осенью были готовы начать строительство. Но для себя мы поставили такую задачу – сначала получить всю исходную разрешительную документацию, а потом только строить. Но это оказалось сложной задачей. С осени мы получаем документацию, этим занимается пять человек. Юристы, энергетики и другие специалисты ходят по учреждениям… И на сегодняшний день мы до сих пор не получили всю документацию. А теоретически мы могли начать строительство поздней осенью. Строительство рассчитано на год, мы бы уже прошли половину пути.

— Пытались ли вы ускорить процесс получения необходимой документации?

— Конечно. Мы тесно общались по этому вопросу с уполномоченным по защите прав предпринимателей при президенте РТ Тимуром Нагумановым и другими должностными лицами.

27 мая состоялась встреча президента [Татарстана] Рустама Минниханова с предпринимателями. Ключевой вопрос обсуждения – с какими трудностями при запуске сталкивается новый проект.

Я привел Минниханову один пример – лимиты на газ с техусловиями в Москве мы получили за 2 месяца, а лимиты по электроэнергии в Казани не можем получить уже полгода. Письма были отправлены одновременно: в октябре. Положительный ответ по лимиту на газ  из Москвы пришел 12 декабря. А без получения  техусловий банк не начинает финансирование.

Чтобы выйти из кризиса, нужны новые производства, чтобы наладить экономику – нужны инвестиции. Мы собираемся запускать производство шоколадных конфет. Мы нашли инвестиции. В прошлом году прошли экспертизы в федеральных банках: Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк – о том, что проект реальный, его можно финансировать.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Какую пользу принесет ваше производство?

— В нашем случае мы принесем республике и финансовую, и экономическую пользу. На начальном этапе при загрузке фабрики на 75% будет 5 млрд рублей годового оборота, порядка 600 млн налоговых поступлений. Если мы установим еще три линии производства, это уже будет 15 млрд годового оборота. Плюс мы создадим 600 рабочих мест  на 2 линии. В плане налогов и финансов этот проект нужен городу и республике.

— Почему вы считаете, что республике необходимо промышленное производство конфет?

— После закрытия в Казани фабрики «Заря» промышленно конфеты никто не делает. Есть маленькие цеха с небольшими объемами производства в день, а промышленной фабрики нет. Хотя во всех соседних городах – в Ульяновске, Чебоксарах, Саранске – есть крупные фабрики, которые делают в год до 30 тысяч тонн конфет. Татарстан потребляет 16 тысяч тонн конфет в год и промышленно не производит ни одного килограмма. В основном на нашем рынке завозные конфеты.

В России этот рынок вообще 1,5 млн тонн конфет в год. Из них 30% в натуральном выражении, и до 40% в денежном (это украинские конфеты).

Сегодня это огромная ниша, если в Россию перестанут поставлять 250-300 тысяч тонн конфет, образуется небольшой вакуум. Поэтому очень важно запустить фабрику именно сейчас. А мы начинаем опаздывать.

— Как будет называться новое производство?

Пока это коммерческая тайна, но это бренд-стратегия, которая отличается от всего, что представлено на российском рынке. В других странах мы тоже ничего подобного не нашли. У нас будет очень красивая, современная восточная визуализация бренда. В его создании нам помогали специалисты из Санкт-Петербурга и Москвы: они представили нам взгляд со стороны. Они воспринимают, что Казань – это мусульманская, восточная столица России, и где, как не здесь, использовать восточные мотивы в бренде.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Сколько инвестиций требуется для запуска проекта? Как скоро фабрика окупится?

— Бюджет проекта  – 3 млрд рублей. 70%  – доля банка. Мы планируем, что проект окупится в течение 5-7 лет. Мы выбрали очень аккуратную программу и  планируем выйти на проектную мощность в течение трех лет. Если выйдем быстрее, то срок окупаемости также будет меньше. Мы составили очень сдержанный план продаж, но даже при этом проект окупаемый.

— Рассматривали ли вы другие варианты нового производства, или сразу решили заняться конфетами?

— Всего в собственности у БКК 4 га земли. На двух из них располагается действующее производство, два пока свободны. Мы рассматривали для размещения здесь разные виды производства: макароны, печенье и другой продукции, которая нам близка. Потом посмотрели, как за последние пять лет себя вели различные отрасли, с учетом кризиса. Меньше всех потрясло «конфетников». Меняется продуктовая корзина, дорогих конфет едят меньше, но объемы продаж конфет за последние пять лет не упали ни разу. В среднем этот показатель растет на 2-3%. Рынок сложный, на нем мощные игроки: европейские, из стран СНГ и России. В России это концерны: «Объединенные кондитеры», «Славянка», «Акконд».

— Почему вы уверены, что продукт будет успешен?

— Мы достигнем успеха при нескольких составляющих: вкус, инновационный продукт, хорошая маркетинговая стратегия, возможность в ресурсах. Мы уверены в своих преимуществах.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Почему вам выгодно расположить новое производство на одной территории со старым?

— Так как мы на одной территории, мне не надо искать дорогой инженерный персонал «с улицы». Мы соединим два производства теплым коридором. На новое производство нам необходимо будет найти, в основном, рабочий персонал, его найти проще и обучать не так долго.

У нас есть опасные производственные объекты. У нас очень много специализированного, обученного персонала, которые прошли экзамены, получили допуски. Плюс у нас очень опытный персонал: главный технолог со стажем в 20 лет, главный инженер со стажем 29 лет и так далее. Вообще, технические специалисты со стажем менее 10 лет считаются неопытными. А они достаточно дорогие. Если запускать новое производство вдали от действующего, то затраты проекта вырастут еще больше.

— Куда вы собираетесь поставлять новую продукцию?

— Во все федеральные сети, куда уже привозим продукцию БКК. Категорийные менеджеры, которые ведут мучную «кондитерку», они же ведут и конфеты. Это очень большой для нас плюс, мы с ними уже ведем переговоры. Спрашиваем, интересен ли им этот продукт, и в основном получаем положительные ответы.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Когда планируете запустить производство?

— Запустить производство мы планируем летом 2015 года. Мы собираемся летом повести все пусконаладочные работы и к сезону, который начинается осенью, начать производство.

Работы по проекту ведутся уже два года. Недавно мы начали забивать поле сваями. Вообще идея по этому производству появилась два года назад. Я объездил более десяти аналогичных фабрик в Европе – Швейцарии, Германии, Финляндии – мощные, с хорошим опытом. Смотрели их производство. У нас будет самая современная на сегодняшний день технологическая линия по производству. Оборудование закупаем в пяти странах, в основном в Германии.

— Сейчас напряженная ситуация в международных отношениях, многие страны вводят санкции в отношении России. Не будет ли проблем с поставками оборудования?

— На фоне сложной политической обстановки я неделю был в Германии, спрашивал, возможен ли запрет на продажу оборудования в Россию. Они сказали, что это невозможно. Потому что если введут эмбарго, 300 тысяч немцев в один день останутся без работы. И Германию накроет социальный взрыв хуже, чем на Украине.

Мы уже зафиксировали сроки поставки оборудования, подписали контракты.

— Почему вы закупаете оборудование за рубежом, в России нет производственных линий под ваши потребности?

— В России невозможно купить специализированное формующее оборудование. Но около 20% на новом производстве займет российское оборудование. Это все, что касается обвязки, металла, емкостей.

«Нам говорили, что мы первые, кто хочет экспортировать за границу кондитерские изделия. Обычно экспортируют нефть»

— Как вы пришли в БКК?

— На БКК я работаю с 2010 года, в отрасль пришел в 2005 году. Вообще в хлебопекарную отрасль я пришел волею случая. Образование у меня – автоматизация технологических процессов и производств. У меня была своя производственно-техническая фирма: мы собирали компьютеры и продавали их. Оттуда я плавно перешел на хлебозавод. Получилось так, что на Нижнекамском хлебокомбинате поменялась команда, стоял выбор, кто пойдет руководителем, я проявил инициативу – что мне это интересно, и я хочу попробовать. Мне дали шанс и постарался оправдать доверие. Я очень полюбил работу и это направление. Хлебом заниматься приятно. Ты знаешь, что занимаешься чем-то позитивным и приносишь пользу. Пусть это не нефть, пусть это не высокорентабельно, ты не обогащаешься. Но морально этим заниматься очень приятно – ты понимаешь, что делаешь людям что-то хорошее. А добро всегда возвращается. Работа ответственная, сложная. Мы обязаны каждый день обеспечивать город своей продукцией. Никто не замечает, пока мы справляемся с поставками. Но если вдруг возникнет какая-то техническая проблема и продукции не будет – это заметят все. Обеспечение работы завода полностью лежит на плечах руководителя: чтобы было сырье, чем заплатить налоги и зарплату, и была уверенность в завтрашнем дне.

Елена Орешина
Фото: Роман Хасаев
Понравился материал? Поделись в соцсетях
6 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Казанец
купил как-то пирог от БКК. Бренд не видел, думал импортная продукция, оказалась наша. Достойно
0
0
Ответить

Я
Надеюсь они заменят ушедшую в прошлое Зарю.
0
0
Ответить

Стас
Я думал очень старое производство, а оказывается все очень достойно, молодцы.
0
0
Ответить

покупаю и буду покупать)
мы живем как вакууме — не знаем о таких прекрасных предприятиях в нашем городе. Все думаем, что заграницей все хорошее делают. А оказалось, что у нас под носом такое чудо
0
0
Ответить

Мин
у БКК классное печенье. Даже в Европе такого не ел.
0
0
Ответить

Джей Катлер
посмотрел фотки в интервью и жрать захотел
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite