Артем Ермолаев, дизайнер, нарисовавший новый логотип «Рубина»: «Задача была уйти от старого лого полностью»

Он рассказывает о своей работе, о том, как создавался новый логотип, о дизайне и почему рисовать лого «рубиновых» доверили казанцу

Беседовал Ян Гордеев

В понедельник вечером «Рубин» открыл новый сезон. Игроки вышли на поле Центрального стадиона в Казани сыграть с «Амкаром». Матч закончился ничем (подробнее об этом здесь), но для «Рубина» эта игра особая — футболисты впервые вышли на газон с новым тренером, новым составом и в новой форме, с обновленным логотипом клуба на груди.

За несколько дней до этого я поговорил с Артемом Ермолаевым, известным дизайнером, который создал визуальный образ нового лого и вообще много деталей игрока «нового» «Рубина» (например, он рисовал цифры на форме).

Логотип и форму клуб представил неделю назад, а работать над ним Ермолаев и команда Sellout Sport System начали еще в начале года.

Новая форма футболистов «Рубина»

Старый логотип не нравился никому, потому обновление встретили с радостью даже далекие от спорта люди, для которых «Рубин», впрочем, такой же символ Казани, как Спасская башня Кремля.

«Последний логотип вообще не зашел. Начиная от фанов и заканчивая людьми, которые далеки от футбола, он не понравился практически никому. Был такой сильный провал», — вспоминает Ермолаев. Он рассказывает о своей работе, о том, как создавался новый логотип, о дизайне и почему рисовать лого «рубиновых» доверили казанцу.

О работе над логотипом

Мы начали работать в начале весны этого года. Всю весну мы делали, в середине июня закончили.

Техническое задание больше сформулировано на словах. Задача была уйти от старого логотипа полностью. Вторая задача — сделать не революционный шаг вперед, а эволюционный. Потому что если посмотреть на все примеры ребрендинга и развития брендов других клубов (не только российских, но и мировых), то видно, что футбол — это довольно консервативная тема. Там не бывает, что у клуба 50-100 лет был один логотип, а потом — бац! — совершенно другой, как это произошло с «Рубином».

Фанаты, которые составляют основную целевую аудиторию клуба, чтят традиции. Эта эмблема — как часть и смысл их жизни. Именно с ней они связывают победу любимого клуба, носят ее на себе как атрибут. Если ты ее резко меняешь, это все равно, что поменять крест в христианстве. Для них это гораздо больше, чем просто картинка.

Новый логотип ФК «Рубин» | Фото: rubin-kazan.ru

Когда я над этим думал, я хотел сделать аккуратный, красивый, современный логотип, который бы полностью отвечал современным тенденциям.

Первое, что понял — нужно опираться на логотип предыдущий — не на «петуха», а на лого 1996 года.  Поскольку все фанаты связывают победы именно с ним. Но при этом было очевидно, что его нужно дорабатывать, потому что он уже сильно не соответствовал времени. Он выглядит уже архаично, а в некоторых моментах коряво сделан. Как минимум нужно было причесать.

Не то чтобы я начал выдумывать что-то новое, хотя это был не единственный вариант, который я придумал. Черновиков было очень много, а финальных, которые я выбрал, было штук семь. Были и кардинальные варианты, было и что-то среднее между принятым и кардинальным. Был вот этот вариант — лучше других отвечающий задаче.

Этот логотип рисовал сначала от руки. Это такой метод, когда ты накидываешь очень много скетчей. Вообще на первом этапе разработки важно выдать максимум идей, чтобы понять в первую очередь какие точно работать не будут. Поэтому первые несколько часов ты садишься с листком и быстро какие-то наброски делаешь. Их должно быть сто-двести, по-разному. Пусть они будут совсем черновые, но здесь ты уже видишь картину.  Ага, вот это интересно, с этим можно работать, такие отбираем. Из них еще отбор. В итоге остается 5-7 вариантов, их уже можно отрисовывать в векторном редакторе.

Я изучал логотипы других клубов. Эта тема весьма развитая, очень много материала. Смотрел как российские примеры, так и мировые за последние сто лет. Если посмотреть на это развитие, то оно было постепенное: прошло пять лет — чуть-чуть что-то изменилось, прошло еще пять лет — еще что-то изменилось. Вот так постепенно меняется и каждый раз идет в ногу со временем, отвечает требованиям времени. Не устаревает и не теряет свою узнаваемость.

— Я видел ролик о новом лого. Там подчеркивается, что в образе есть элемент от самого первого лого «Рубина», еще советского, когда команда называлась «Искра» —  знаменитая стрелка. Это намеренно сделано?

— Намеренно, да. Сначала я нарисовал логотип широкими мазками, так сказать, чтобы понять, как он будет выглядеть в целом. Потом начал прорабатывать каждую деталь, компоновать, менять расположение, размеры. На этом же этапе я привязал логотип к стрелке, задав ему то же направление.

Потому что, как я уже говорил, в ребрендинге клубов очень важна традиция. Мы должны были опираться на старый логотип. Мы не могли откинуть прошлое. Не могли сказать:  давайте-ка мы сейчас новую страницу начнем. Поэтому в направлении крыла Зиланта мы основывались на направление, которое было у этой стрелки. Плюс мы взяли самого Зиланта, который нарисован в 90-е годы, плюс мяч, чтобы он тоже узнавался, но уже не явно, а как бы второй волной. На этапе разработки мы звали болельщиков высказать свое мнение, некоторые угадали мяч в логотипе.

— Я вижу арабскую вязь

— Арабскую вязь тоже многие видят. Меня даже спрашивали: что там написано по-арабски. Хотя, насколько я знаю, насколько я изучал эту тему и спрашивал — ничего там не написано по-арабски. У меня это сделано не намеренно, я этой темы не касался. Тут такая штука, что многие находят в логотипе что-то свое. Я туда не включал арабские мотивы, но если кто-то там угадывает, может это даже плюс.

— Наши спортивные журналисты просят задать вопрос, почему цвета логотипа и формы «Рубина полностью совпадают с цветами «Палмейрас»? (бразильский футбольный клуб из Сан-Паулу).

— Мы знали, что у «Палмейрас» примерно такая же форма, но исходили, естественно, не из того, что давайте скопируем у них. У нас один комплект формы должен быть в наших татарстанских цветах. Эти цвета — зеленый и красный, от этого никуда не уйдешь.

Но оттенки там другие, мы тоже их подбирали, продумывали. Подбирали много вариантов, чтобы они смотрелись хорошо на игроках, на камерах и так далее. Чтоб они смотрелись хорошо друг с другом, не пестрили. Формы похожи. Да! Но похожих футбольных форм очень много. Например красно-синяя форма ЦСКА схожа с той же формой «Барселоны» и еще ряда клубов.

Команда

— Я, конечно, работал не один. Меня сначала привлекли как арт-директора, а потом решили, что я сам могу разработать фирменный стиль, хотя до меня уже были варианты логотипа. Изначально думали, что я просто задам направление, укажу на какие-то ошибки, а в итоге решили, почему бы мне не нарисовать свой вариант и показать его. В итоге я нарисовал и дальше уже работал как арт-директор и дизайнер в этом проекте.

Работали мы с ребятами из Sellout Sport System, потому что в плане спортивного брендинга и спортивного маркетинга они гораздо более продвинутые, чем я. Они более глубоко погружены в футбольную тему, знают, как развиваются фанатские движения, как развивается сам футбол. Я много чего узнавал, особенно из истории «Рубина», потому что нельзя сказать, что я болельщик. Я отношусь к предпоследней категории болельщиков, которые не следят за клубными чемпионатами, а Чемпионат мира смотрят.

Над визуальным образом я больше работал. Что касается философии, развития этого бренда, что в него заложено — это больше ребята.

— Игрокам показывали рабочие варианты логотипа, чтобы посоветоваться?

— Они познакомились, когда логотип уже приняли. Президенту клуба [Ильсуру Метшину] показывали, когда было сделано три варианта. Он утвердил один. То есть была небольшая презентация, на которой мы показывали сам логотип, его развитие, как он будет примерно выглядеть на форме, на клубном автобусе, на билетах, на основных носителях фирменного стиля, и выбрали этот вариант.

Для меня этот вариант логотипа равнозначен со всеми другими, что я нарисовал — так же хорош. Я думаю, это правильный выбор. Хотя, с дизайнерской точки зрения, там были варианты лучше, но чисто визуальная эстетика здесь далеко не на первом месте. Как я уже говорил, это более глубокая тема, здесь нельзя сказать: «Я крутой дизайнер, я лучше вас знаю, что вам нужно, у вас теперь будет такой логотип». Это неправильный подход. Это все равно, что я бы пришел к тебе в квартиру и сделал там ремонт на свой вкус, но жить-то там тебе.

— Ты реакцию игроков слышал, как они приняли?

— Игроков — нет, я слышал реакцию фанатов. Фанаты приняли, я на самом деле удивлен. Когда разрабатываешь фирменный стиль — неважно чего, — это всегда повод окружающим сказать, что потратили кучу денег на одну картинку. Это повод сказать: «А меня не спросили, я бы сделал все по-другому» и так далее. Я был готов к тому, что негатива будет много. Но на самом деле я искренне удивлен, что сильного негатива мало и очень много положительных отзывов. Даже от болельщиков, хотя среди них попадаются люди радикально настроенные. Я опасался, не поймал бы меня около подъезда потом кто-нибудь — «Чувак, ты в ответе за наш логотип, получай!» (смеется). После презентации я видел лично и читал в сети комментарии: практически все говорят — даже если кому-то не понравился, то стало по крайней мере лучше. Голосование в официальной группе болельщиков «Рубина» показало, что больше 80% логотип понравился.

О дизайне и дизайнерах

— Решать проблемы и задачи в России часто приглашают иностранных специалистов. Почему выбрали не просто российского специалиста, а нашего дизайнера, который живет в Казани? Тебя это не удивило самого?

— Меня, конечно, это удивило. Смотри, какая история. Заказчик — «Рубин», исполнитель — Sellout Sport System. Я был на субподряде, можно сказать. Меня выбрали ребята из Sellout Sport System сначала как консультанта, потом как исполнителя. Клиент напрямую меня не выбирал — это первое, что нужно понимать. Второе — у «Рубина» уже был не самый не удачный опыт с итальянским агентством. Наверное, поэтому решили его не повторять.

Я могу сказать, что в России очень много сильных команд и брендинговых агентств, которые делают работу на мировом уровне, может быть, во многом даже лучше. Я думаю, что этот тренд в будущем будет меняться. Все больше будут заказывать у российских компаний.

— Это коллективная работа или индивидуальная сугубо?

— Коллективная. Один человек работу такого уровня не может вытянуть по той простой причине, что здесь помимо визуала, просто картинок, много другой работы.

Бренд — это вот такая по толщине книжечка, в которой прописано все: от философии бренда, от того, как бренд взаимодействует с людьми, через какие каналы и, как частный элемент всей этой философии, — визуальный образ. Это не просто я нарисовал картинку и мне она нравится. Нужно обязательно ответить, почему это появилось, там ведь была большая основа, фундамент. Один человек по всем этим фронтам не может сделать одинаково хорошо. Прописать философию, стратегию, взаимодействие, нарисовать — это физически невозможно. Поэтому это командная работа всегда.

— Как ты оцениваешь логотипы других казанских команд: «УНИКС», «Ак барс», «Казаночка», «Динамо»?

Я не люблю критиковать коллег. Поэтому не буду говорить — это плохо, а это хорошо. Я скажу так — многие логотипы казанских клубов нуждаются также в осовременивании. В рестайлинге, либо в ребрендинге, не потому что кругом плохая айдентика. Просто это обычный путь для любого логотипа, он должен через какое-то время обновляться. Просто потому что прошло пять лет, мир уже совершенно другой. То же самое, что человек обновляет свой гардероб, одежду, прическу.

Надеюсь мой вариант лого проживет лет пять. Обычно 5-10 лет жизнь логотипа длится. Но не у всех так. Например, у Colgate чуть ли не каждый год меняется, но никто этого не замечает. Но футбольная тема довольно консервативная. Тенденции здесь не так сильно влияют.

— Как ты стал дизайнером?

К сожалению, в Казани нигде нормально не учат на дизайнера. Я начал учиться сам, как многие мои коллеги в Казани и в России. У нас мало мест, где можно поучиться профессиональному дизайну. Есть Британская высшая школа дизайна в Москве, есть еще несколько заведений, ну, пожалуй, и все.

Я ничего не закончил, у меня нет высшего образования, у меня незаконченное высшее. Я учился на журфаке, писал в «Молодежь Татарстана» и в ряд других изданий пока учился, но в определенный момент понял, что это не совсем мое. Хотя писать я любил и до сих пор люблю. У меня не идеальный слог, но я понимаю, что это очень важно — уметь сформулировать свою мысль на бумаге. Дизайнером я стал, может быть, потому, что корни — со стороны отца в семье все художники.

— Как ты учился?

 Это сложный процесс. Сначала я очень сильно захотел быть дизайнером, я смотрел на крутые работы зарубежных агентств и российских лидеров рынка и хотел делать так же. Я смотрел обрывки видеоуроков и лекций, читал книги. Это самообразование в чистом виде. Я по крупицам собирал эти знания. Помню, я мечтал, что попаду в Knock knock. Считаю, что это лучшая дизайн-студия в Казани была на тот момент. Я думал, что я попаду туда в конце своей карьеры, когда я стану классным дизайнером. Так получилось, что я попал туда, и это было чуть ли не первым местом моей работы. Они организовали дизайнерскую школу и обещали лучшего студента взять на работу. Я понял, что это мой шанс, я не могу просто упустить его. Даже сейчас, когда мы берем ребят на стажировку, я вижу в них себя. Им так же сильно не хватает опыта, нужен наставник. Меня натаскивали, я делал много ошибок. Но у меня было дикое желание стать дизайнером, поэтому я, уходя с работы, опять работал, сидел и читал. Когда можно было пойти погулять, я не гулял, а рисовал, придумывал.

Я работал на Кипре дизайнером почти 1,5 года. Но это была финансовая сфера. Там было меньше креатива и больше глубокой интерфейсной работы, работы с пользовательскими сценариями. Компания, в которой я работал, занималась разработкой софта для крупнейших банков мира. Там я получил хороший опыт работы в команде, в большом коллективе, когда над одним проектом трудятся 150-200 человек. Как можно построить такую работу, как должны взаимодействовать разные отделы, как правильно выстраивать процессы. Вообще, это опыт работы за рубежом. Там действительно многое отличается от наших компаний и хороший опыт именно в организационных вещах.

— Как должен оцениваться труд дизайнера?

 Это трудно понять. Многие сравнивают дизайн с искусством, а эти вещи нужно четко разграничивать. Художник — он как увидел, как почувствовал, так и нарисовал. У дизайна всегда есть задача. Чем лучше она сформулирована, тем лучше будет результат. Задача может быть улучшить имидж компании. Или повысить продажи. Или выйти на новый сегмент рынка, например. Важно чтобы клиент озвучивал проблему, а не решение, эта проблема, по сути, и есть задача, теперь из нее нужно сформировать техническое задание. А дальше ты уже действуешь в этих узких рамках, и шансов ошибиться меньше. Когда ты презентуешь это клиенту, важно показать, что вы на одной стороне. Ты пришел не показывать ему красивые картинки, которые тебе самому по вкусу. Оценка дизайнера во многом обусловлена цифрами. Если после редизайна чего-либо показатели улучшились — имиджевые, финансовые, — значит, дизайн удался. Именно так можно довольно просто деньгами оценить.

Некоторое работы стоят миллионы рублей, но я не буду влезать в чужие проекты, я не знаю, как у них там это все двигается. Со своей стороны, работая в агентстве, я знаю, что люди видят картинку, например, «Рубина» и жалуются — за эту картинку отдали 100 млн рублей, ну как так. На самом деле за этой картинкой долгие месяцы работы и обширная документация.

— Остальные варианты логотипа хоронятся, не раскрываются?

 Чаще всего могу раскрывать и так делаю. Но бывают разные случаи, бывает, когда нужно подписать NDA (соглашение о неразглашении), тогда ты даже говорить не можешь, на кого ты работаешь. Здесь NDA не было, я свою работу опубликовал и написал, что это я делал. Так бывает со всеми крупными брендами чаще всего, например, как «Кока-кола». У меня были проекты, про которые я до сих пор не могу говорить, что это я делал. Это транснациональные клиенты. А вообще показывать ход работы очень важно, важно для будущих клиентов, для коллег. Когда виден весь процесс, чаще всего вопросы, сколько отдали за очередной ребрендинг, отпадают. Когда ты видишь, что там проделана огромная работа, ты понимаешь, что, наверное, да, это стоило тех денег. Поэтому многие дизайнеры, я в том числе, выступают за то, чтобы показывать людям процесс.

— У тебя есть ученики?

— Да, мы с Маратом Хабибуллиным не так давно проводили трехмесячный курс по дизайну для ребят с нулевым уровнем, которые хотят стать дизайнерами. Я постоянно возвращаюсь в памяти, когда мне самому нужны были больше не книжки и видео, а живой наставник, к которому я могу подойти и задать вопрос, а вопросов тогда был миллион. Сейчас я понимаю, что у меня есть опыт, который я могу передать ребятам, которые в этом нуждаются.

— Шесть лет назад ты сказал, что хочешь уехать из страны. Если тебе сейчас предложат, ты уедешь?

 У меня в этом плане очень сильно поменялось мировоззрение. Мне сейчас гораздо комфортнее живется в России, в Казани, чем раньше. Я, конечно, вижу и понимаю все проблемы этой страны и города, но, пожив в другой стране, я понимаю все проблемы той страны и все проблемы российского человека в другой стране.

Мне до сих пор предлагают работу в других странах, но я от них отказываюсь, мне комфортнее здесь. Я укрепился в этой нише, мне нравится работать, меня все устраивает и я готов дальше развиваться. Раньше я считал, что Казань и Россия в целом — это такая дыра и отсюда надо быстрее уезжать куда угодно, сейчас я понимаю, что своих проблем хватает везде. Мы не в плохом городе живем.

 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
5 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Пумба
Интересное интервью, интересный собеседник. Лого хорошо и форма в целом тоже))) всегда у Рубина нравились эти цвета, такие насыщенные, глубокие))) даже просто смотреть на игроков приятно))) хотя и играть уже надо начинать)))
0
0
Ответить

Иван
Артем супер!
0
0
Ответить

Аля
а сколько ему заплатили не сказал?))
0
0
Ответить

zloy
Конъюнктурщик! Раньше хотел уехать, а теперь не хочет. Конечно, где еще такие бабки за такую работу заплатят? Только в российском футболе! Наши футболисты тоже в Европу не рвутся, потому что там просто никому не нужны.
0
0
Ответить

Антон
Ему же голову пробьют
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite