Альберт Гильмутдинов: «КАИ — пуп земли. И никаких сомнений в этом нет»

Ректор КНИТУ-КАИ  о строительстве сверхлегких самолетов, зарабатывании денег и сотрудничестве с Китаем. Часть первая

Беседовала Кристина Иванова 

Это первая часть длинной беседы с ректором Казанского национального исследовательского технического университета имени Туполева Альбертом Гильмутдиновым. Он рассказывает интересные вещи. Например, о первом в Татарстане эндаумент-фонде, который  создан в КНИТУ-КАИ. Ректор надеется, что в ближайшие годы проценты из фонда целевого капитала можно будет направлять на ремонт общежитий, дополнительные стипендии и развитие вуза.

Сейчас КАИ зарабатывает более 500 млн рублей в год. На чем? На науке, отвечает ректор. В будущем, он надеется запустить производство сверхлегкого самолета стоимостью ниже иномарки.

— Складывается ощущение, что между ведущими вузами Казани есть конкуренция. Как обстоят дела на самом деле?

— Жизнь диалектична. Есть и несомненное сотрудничество между университетами. Есть и конкуренция. В этом нет никакого секрета. Технические университеты — КАИ, КХТИ, Энергоуниверситет, в меньшей степени КГАСУ, КФУ с его инженерными специальностями — все мы конкурируем за одних и тех же абитуриентов. Важно, чтобы это  было в разумном балансе. Такой баланс пока у нас сохраняется. Я чего-то выходящего за пределы нормальной жизни не вижу.

— То есть при встрече руку друг другу жмете всегда?

— Конечно, у нас с этим никаких проблем нет. У нас все ректоры друг друга искренне уважают. Отношения очень корректные и доброжелательные.

FNR_7181Фото: Василий Иванов, KazanFirst

— КАИ в будущем планирует отказываться от подготовки специалистов по гуманитарным направлениям?

— Политика федерального министерства [образования] — а оно является нашим учредителем и главным начальником — состоит в том, что оно два последних года дает ноль бюджетных мест на социо-гуманитарные специальности не только КАИ, но и всем техническим университетам. Трудно судить, насколько это корректно. У любой медали есть две стороны. Логика этого решения понятна. Но, с другой стороны, не нужно забывать, что современная промышленность (а наш университет должен решать все задачи промышленности) — это не только станки, технологии и инженеры. Это еще и грамотный маркетинг. Вы можете произвести какую-то продукцию, но попробуйте ее продать. Это совершенно другие компетенции. Конкуренция в мире сейчас очень жесткая. Экономика предприятий чрезвычайно важна: какое-то изделие можно произвести за 1000 рублей, а можно и за 100 000. Нужно очень грамотно выстроить экономику предприятия, управление, менеджмент. Если технический университет готовит таких специалистов профессионально и грамотно, то в этом ничего плохого нет. Нельзя социо-гуманитарные специальности просто отрезать и выкинуть из технических университетов. Это абсолютно неправильный подход. Единственное — в технических университетах такие специалисты должны быть ориентированы на нужды промышленности. Если такая ориентация есть, значит, все в порядке.

FNR_7212Фото: Василий Иванов, KazanFirst

— То есть сейчас КАИ проводит набор на социо-гуманитарные специальности только на платной основе?

— Да, именно так. Как и во всех технических университетах. Потому что это общая политика по всей стране.

— У вас в вузе сильно сократилось количество студентов-гуманитариев?

— Нет, общий контингент студентов мы сохранили на уровне показателей 3-4-летней давности, когда у нас были эти бюджетные места[по гуманитарным направлениям].

— Какую долю студентов вуза составляют не технари?

— Процентов 25-30, не больше. В нашем университете мы даем неплохую инженерную подготовку даже гуманитариям. Это люди, которые понимают современное производство не просто абстрактно, а изнутри.

— Если брать нынешнюю приемную кампанию, то можно сказать, что уровень выпускников растет? Взять те же результаты ЕГЭ…

— Да, планка все повышается (в подтверждение Гильмутдинов демонстрирует слайды с данными, подготовленными Высшей школой экономики). Если четыре года назад средний балл [ЕГЭ среди абитуриентов КАИ] был 60, то сейчас около 70. В 2012 году у нас было ноль победителей и призеров всероссийских олимпиад, а в этом 12 человек пришли к нам. В общем рейтинге среди всех университетов страны четыре года назад мы были на 303-м месте, а сейчас на 151-м [по баллам ЕГЭ]. А среди технических университетов мы вышли на 27-е место, хотя были на 81-м. Нам доверяет все большее количество сильных абитуриентов, динамика очень позитивная. Качество приема улучшается.

FNR_7220Фото: Василий Иванов, KazanFirst

— К вам в основном идут молодые люди?

— Я бы сказал, что процентов 60 абитуриентов — юноши.

— Вы, как человек, заточенный на амбициозные проекты, наверняка открываете или уже открыли специальности, которые будут востребованы в перспективе?

— Мы с нуля создали Центр судостроения, Центр аддитивных технологий, инженерного моделирования, Инженерный центр мирового лидера Siemens, Центр машиностроения «Тюрингия». Мы создали суперсовременные технологические центры КАИ-Лазер, КАИ-Композит, КАИ-Квант, КАИ-Ресурс. Все эти центры оснащены самым современным оборудованием, в них работают очень амбициозная и талантливая молодежь. Работает, без преувеличения, на лучшем мировом уровне. Под все эти центры мы открываем и новые образовательные специальности. Например, всего два года назад мы разработали и запустили самую современную образовательную программу по лазерным технологиям. Сегодня она пользуется очень серьезным спросом. Высокий интерес вызывают направления подготовки, связанные с компьютерными технологиями, в этом году очень востребованными оказались авиа- и машиностроение, традиционно хорошо востребованы направления подготовки нашего института радиоэлектроники и института автоматики. Если говорить об инновациях КНИТУ-КАИ в области образования, это, конечно, ГРИНТ, германо-российский институт новых технологий. Суть этого проекта, не имеющего аналогов в стране, заключается в том, чтобы подготовить наших магистров по российским и немецким стандартам инженерного образования.

FNR_7130Фото: Василий Иванов, KazanFirst

— Сколько и за счет чего зарабатывает вуз?

— У нас есть бюджетное и внебюджетное финансирование. Последнее складывается из двух составляющих: внебюджетные деньги, связанные с реализацией образовательных программ, и деньги, связанные с наукой (хоздоговоры, гранты, федеральные целевые программы и т.д.). Если в 2013 году мы суммарно зарабатывали на науке 390 млн рублей, то в 2016 году мы выходим на 530 млн. Причем большее количество денег зарабатывается на 30% меньшим количеством людей. Научно-педагогических работников было 1293, а стало 1063 человека. То есть примерно на треть меньшее количество людей смогло заработать на 1/3 больше.

— Как вы добились такого КПД?

— Ну, люди начали работать. Самый главный результат, что люди поверили в свои силы, в то, что КАИ может реально очень много. И если хорошо поработать, результат будет всегда.

— КАИ стал первым вузом в Татарстане, создавшим свой эндаумент-фонд. На что планируется направлять средства из него?

______________________________________

Эндаумент-фонды (endowment) или фонды целевого капитала, как их называет российское законодательство, отличаются от обычных благотворительных фондов тем, что формируются, главным образом, не из пожертвований доноров, а инвестиционного дохода от сформированного донорами капитала. При этом доноры имеют право четко указывать, на что может быть потрачен полученный фондом доход. Наиболее известный эндаумент-фонд — Нобелевский, созданный в конце 19 века. В соответствии с завещанием Альфреда Нобеля средства, вырученные от продажи его собственности, должны были быть вложены в надежные ценные бумаги, а премии ученым выдавались бы с процентов от прибыли. Эндаумент-фонды являются традиционным источником финансирования развития крупнейших университетов в США и Европе.

______________________________________

— Эндаумент-фонд формируется за счет добровольных пожертвований наших выпускников, сотрудников, студентов, аспирантов, предприятий-партнеров. Сам целевой капитал не расходуется — он неприкосновенен. Но эти средства вкладываются в акции управляющей компанией фонда— «Таиф-Инвест». Самое простое — положить средства на депозит в банке, и можно получить 10% годового дохода. Но при более грамотном управлении, вложении в акции и т.д., можно получить и 20% годовых. Вот именно эти проценты можно брать и тратить деньги на реализацию проектов внутри университета — отремонтировать общежитие, спортлагерь, установить дополнительные стипендии, поддерживать ветеранов.

FNR_7206Фото: Василий Иванов, KazanFirst

Сейчас в нашем фонде около 17 млн рублей. Если, допустим, будет прирост 20%, то это 3,5 млн рублей. На эти деньги мы можем привести в порядок одно общежитие. Когда пройдет год с момента создания фонда, мы будем собираться и решать, на что эти средства расходовать.

Это только начало. В России есть несколько университетов, фонд целевого капитала которых превысил миллиард рублей. И на проценты с этого миллиарда уже реально можно что-то делать. Это сотни миллионов рублей. Самый крупный фонд у Гарварда (лет пять назад он превысил 40 млрд долларов), там действует очень грамотная управляющая компания, составленная из выпускников Гарварда, и они обеспечивают 25-30% дохода. Это 7-8 млрд долларов ежегодно на развитие вуза. Конечно, этот университет будет лучшим в мире.

— Просто страна у нас такая, что к благотворительности отношение сомнительное…

— Да, этот проект тяжело идет. Благотворительность — новый элемент нашей культуры, он приживается не очень легко. Но этими путями надо идти, если мы хотим развиваться.

— В сентябре состоялся первый выпуск германо-российского института новых технологий. Вы сами довольны проектом? Где будут востребованы выпускники?

______________________________________

ГРИНТ ориентирован на подготовку высокопрофессиональных инженеров, прошедших обучение не только в КНИТУ-КАИ, но и в партнерском германском университете. Обучение здесь ведется на английском языке. В результате выпускник института ГРИНТ получает два первоклассных диплома: КАИ и партнерского университета в Германии (Технического университеты Ильменау, Кайзерслаутерна или Магдебурга).

______________________________________

FNR_7118Фото: Василий Иванов, KazanFirst

— Я могу сказать, что не просто доволен проектом. Я счастлив, что у нас получилось реализовать этот уникальный проект в российском университетском образовании. Аналогов ему в России просто нет. Поручение о создании этого института было дано мне [президентом РТ Рустамом] Миннихановым, он вместе с послом Германии его открывал  два года назад. Президент активно поддерживал проект на всех стадиях его развития. 6 сентября мы в торжественной обстановке поздравили первых выпускников — все, значит, проект уже точно состоялся. Первые 24 человека получили два диплома. Еще 7 получат дипломы до конца ноября, потому что у них произошла задержка с исполнением магистерской программы. Требования немецких университетов очень жесткие: если работа не доделана, то студент не может защищаться. Они требуют, чтобы магистерское исследование было завершенным. Это штатная ситуация. Еще три человека ушли в «академку» по уважительным причинам. Они защитят проекты и получат дипломы на следующий год.

Изначально на входе у нас было 46 человек два года назад, 34 из них получают дипломы. Более 20% отсеялись, не выдержали, потому что учиться в германо-российском университете реально сложно, это вызов для молодежи. Но 3/4 студентов завершили проект с личной победой для себя. Я могу точно сказать, что это специалисты совсем другого уровня — гораздо более высокого. Они все инженеры, обучение велось на английском языке. Три семестра они учились в нашем университете, при этом немецкие профессора сюда прилетали. И на один полный семестр по грантовой программе «Алгарыш» они ездили учиться в Германию. Естественно, они получили основы немецкого языка. Хотя обучение и в Германии велось на английском языке.

Они были в совершенно другой культурной, научной, университетской и образовательной среде. Так что это люди совершенно другого уровня. Из первых 24 выпускников 11 мы трудоустроили у себя в университете. Это в значительной степени будущее КАИ. Мы и дальше намерены трудоустраивать выпускников ГРИНТа у себя в университете. Прежде всего, нужно обеспечить лучшими кадрами себя. Но, естественно, они смогут работать в самых разных местах Татарстана.

Сейчас мы реализуем семь совместных магистерских программ с техническими университетами Ильменау, Кайзерслаутерна и Магдебурга. На следующий год планируется присоединение к консорциуму технических университетов Брауншвайга и Дармштадта с тремя новыми магистерскими программами, также ведем переговоры с Дрезденским университетом.

— А у них предусмотрена отработка на территории РТ, как это было в «Алгарыше»?

— Да. Поскольку они получают республиканскую стипендию, то предусмотрена отработка три года в любой организации, учреждении на территории Татарстана. Они даже могут создать здесь свой бизнес. Никаких ограничений нет.

FNR_7203Фото: Василий Иванов, KazanFirst

— В этой ситуации наши университеты не станут кадровыми инкубаторами для других стран?

— Несомненно, такие риски есть. В принципе, если небольшая часть будет оставаться на Западе, то ничего плохого в этом нет. Это ведь наши люди, с которыми потом проще установить контакты, отношения. Если человек 25-30 лет провел в Татарстане, он все равно будет ориентирован на нашу республику. Но важно соблюсти баланс. Если 1 из 10 будет оставаться за границей, ничего страшного нет. Если 9 из 10 будут уезжать из Татарстана, то тогда это будет реальная проблема. Но в нашем случае все, кто получили дипломы (ГРИНТа), работают в Казани. Время покажет, но у нас пока 100-процентное исполнение всех обязательств.

— Вы, кстати, отслеживаете судьбу выпускников?

— Процент трудоустройства выпускников КАИ реально высокий. Подавляющая часть работает по специальности. Наши выпускники востребованы по всей стране. За нашими выпускниками приезжают из Новосибирска, Екатеринбурга, Сарова и других промышленных центров России. КАИ — это действительно бренд, и если у тебя на руках диплом нашего университета, это уже огромный плюс. Но в конечном счете все будет определяться только уровнем профессионализма человека. Если ты профессионал, то будешь сверхвостребованным, а если у тебя еще и диплом КАИ — тебя просто оторвут с руками.

— У КАИ расширятся сотрудничество с китайскими вузами. Насколько перспективно это направление?

— Китай — самая динамично развивающаяся экономика в мире. Китайцев в мире — 1,3 млрд человек. Конечно, этот фактор все должны иметь в виду. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что Китай будет играть все нарастающую роль как в политике, так в экономике и социальной жизни. С китайцами мы выстраиваем отношения, но это только самое начало. У нас учатся студенты, аспиранты из Китая — но не больше 20-30 человек. Мы очень надеемся, что их будет намного больше — 100-200 в течение нескольких лет. Особо привлекательна для них именно программа ГРИНТа.

Нам это нужно, потому что есть очень важное понятие — интернационализация университетского образования. Богатство современного мира в разнообразии. Когда в университете учатся студенты их Африки, Азии, Европы, Америки, и молодежь формируется в этой среде, у таких людей совсем другой кругозор, масштаб личности, более широкая основа.

— А амбиций по посылке студентов КАИ в Китай нет?

— Посылать своих студентов на обучение в Китай чрезвычайно сложно. Потому что китайский язык — это реально огромная китайская стена. Пока в среднесрочной перспективе планов по посылке туда наших студентов мы не строим.

FNR_7185Фото: Василий Иванов, KazanFirst

— Специалисты «КАИ-Композит» разработали сверхлегкий мини-самолет «КАИ-71». Какие надежды вы связываете с этим проектом?

— Наша молодежь разработала самолет, который вместе с двигателем весит 126 килограмм. Он действительно как пушинка. При его изготовлении использовались самые современные композитные материалы. Они, обладая минимальным весом, обеспечивают все прочностные характеристики. Это очень удачный проект, который имеет неплохую коммерческую перспективу. Несколько раз к нам приезжали бизнесмены из США, есть заинтересованность и индийских коллег. Сейчас проходят летные испытания этого самолета. Если все пройдет нормально, американцы готовы закупать у нас эту машину и продавать в США. Если это получится, это будет прорыв.

— Какова его сфера применения?

— Согласно международным нормам, если вес машины не превышает 130 кг, то для управления им достаточно практически обычного водительского удостоверения. Конечно, я немного утрирую. Процедура получения лицензии пилота крайне сложна. А тут у нас будет машина по весу практически как дельтаплан, но по функционалу — настоящий самолет. Обеспеченные люди будут просто покупать его как частный транспорт — он же будет дешевле иномарки. Он может взлетать и садиться где угодно, может даже на поляну сесть. У него очень короткие разбег для взлета и посадки, он очень неприхотливый.

— Цена вопроса?

— Он будет точно дешевле зарубежного автомобиля. Стоимость еще подлежит определению и зависит от того, какой двигатель будет стоять в конечном счете. Его главное преимущество — он очень легкий, не требует получения сложных сертификатов для управления, очень доступный по цене. У него очень хорошая рыночная перспектива. Это нечто среднее между беспилотником и нормальным самолетом — вот наша ниша. На нем можно осуществлять мониторинг линий электропередач, газопроводов. Это очень красивый самолет в двух вариантах — одноместном и двухместном.

Если будет коммерческая перспектива, мы будем производить самолет серийно. В этом нет никаких сомнений. Был бы спрос.

FNR_7131Фото: Василий Иванов, KazanFirst

— КАИ готовится к 85-летию. С какими перспективами и ожиданиями вы подходите к этому юбилею?

— Ожидания самые радужные, настрой самый оптимистичный. КАИ — это великий университет. В КАИ работали Сергей Королев, Валентин Глушко, который создал у нас первую в стране кафедру ракетных двигателей. Выпускники КАИ — Борис Губанов — главный конструктор ракетно-космической системы «Энергия» — «Буран», Михаил Симонов — конструктор самолетов Су-24, Су-27. Наш вуз подготовил целую плеяду выдающихся инженеров. КАИ — это российский бренд. Задача, которую я поставил перед собой, придя в университет — возродить величие университета, но на новом уровне, учитывая реалии XXI века. У нас очень хорошо идет работа. КАИ на подъеме, динамика очень позитивная.

— КАИ — пуп земли?

— Да, и никаких сомнений в этом нет. Сейчас молодежь возрождает этот бренд, с душой и всем сердцем продвигает его в жизнь. Так что КАИ — пуп земли. Каисты — особая каста людей, особый народ. КАИ — такой сильный мужской университет, который не боится больших задач и отвечает за данное слово. Будущее университета очень яркое, КАИ свое место в элите мировой инженерии обязательно займет.

 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
33 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
вечный студент
КАИ — пуп земли. Но уже не такой большой
0
0
Ответить

кфу
пупок
0
0
Ответить

Юра
Конкретно так опупел каи. Если б не вертолетный завод под боком пупеть было б сложно.
0
0
Ответить

Артемий
Ну пуп земли это не для руководителей выражение, мне кажется. Не скромно это.
0
0
Ответить

сотрудник
Статья заказная! В КАИ с приходом Гильмутдинова никакого желания работать нет, фонд — обязаловка, пригрозили зарплату не дать, Гринт — пустышка, нет набора…
0
0
Ответить

сотрудник
Вот как хорошо поет ректор, все в КАИ хорошо, на самом деле работать никакого желания нет, фонд этот — тупо обящазали всех под давлением типа зарплату не дадут…
0
0
Ответить

пупок ай-яй-яйский
Все далеко не так радужно. Но певун знатный. Мастерски заливает.
0
0
Ответить

Руслан
Отвратительно относится к своим подчиненным, допускает себе бестактность и откровенное хамство.
0
0
Ответить

Каевец
Сколько самодовольства! А между тем успехи все чисто показушные, рассчитанные на внешний эффект. А если копнуть вглубь, так качество обучения только ухудшилось. Часы сокращают, ценных научно-педагогических работников сокращают, а студенты должны будут учиться самостоятельно посредством blackboard.Грустно, господа…
0
0
Ответить

небезразличный выпускник КАИ
…поражает лицемерие г-на Гильмутдинова…на последнем Совете КАИ гнобил своих подчиненных, что хоздоговоров нет, денег нет, работают из рук вон плохо,….а говорит «…выходим на 530 млн в 2016 году»! Какой то театр АБСУРДА!!! Не повезло Вузу, держит всех в страхе…..Жаль….
0
0
Ответить

КАИст
1. Весь прирост научных денег дал один человек (100 млн. руб. в год), который заключил договор без всякого участия нынешнего ректора. Слова ректора – «Причем большее количество денег зарабатывается на 30% меньшим количеством людей» не соответствуют действительности согласно данным официального отчета: наукой заняты 81 штатный научный сотрудник с привлечением совместителей из числа преподавателей 325 человек. А между тем ректор провел сокращение числа преподавателей с 1293 до 1063, что привело к увеличения нагрузки с 700 часов до 900 часов, одновременно заставив преподавателя «рисовать» свой портрет, что привело к тому, что преподаватели не физически ни морально не в состоянии плодотворно работать.
0
0
Ответить

КАИст
5. Общая система образования в КАИ (Колледж — бакалавриат – магистратура) с у четом низкого проходного бала на технические специальности не дает повода утверждать что наши выпускники на расхват (Двигатели летательных аппаратов 144 бала в 2015 г.). 6. Если Сергей Королев и Валентин Глушко создали кафедру Ракетостроения, то Гильмутдинов ее уничтожил. 7. Преподаватели и ученные трудились более 80 лет создавая бренд «КАИ – пуп земли», а Гильмутдинов примазался.
0
0
Ответить

КАИст
2. Центр Судострояния и специальности были открыты за год до прихода Гильмутдинова А.Х. в КАИ, а Центр КАИ-Композит успешно работает более 15 лет. http://cct-kai.com/ru/about-us/history. 3. ЦЕНТР «КАИ-Лазер» это вообще Открытое акционерное общество «Региональный инжиниринговый центр промышленных лазерных технологий «КАИ — Лазер»» http://www.kai.ru/univer/kai-laser/ustav.pdf работающее вне юрисдикции КАИ. 4. Проект ГРИНТа очень напоминает проект Алгарыш, который не оправдал себя, а вложены очень большие средства.
0
0
Ответить

доцент
О каких заработках он говорит? «В 2013 году мы суммарно зарабатывали на науке 390 млн рублей, в 2016 году мы выходим на 530 млн.» Вопрос: куда потратили?
0
0
Ответить

Махмуддин
Г.А.Х. разрушитель,а не созидатель.Умеет писать отчеты , за которыми ничего нет, проблемы КАИ его не интересуют,нужно развивать только ГРИНТ…
0
0
Ответить

Сотрудник
Бессовестная ложь. Люди стали работать? Люди не хотят работать под таким руководством, половина сотрудников просто уволена. Зато на словах все отлично, что никак не соответствует реальной ситуации. Каи разваливается. Гринт пустышка, набора студентов нет, финансировать проект никто не хочет.
0
0
Ответить

Сотрудник
Бессовестная ложь! Люди не хотят работать под его руководством, многие сотрудники уволены, так что оставшиеся работают с нагрузкой в 900-1000 часов. С подчиненными любого ранга общаться не умеет, слышит только свое ‘единственно правильное» мнение. Гринт — пустышка, никто не хочет финансировать этот убыточный проект.
0
0
Ответить

ТОЖЕ КАИСТ
В красноречии господина Гильмутдинова, судя по интервью, сомневаться не приходится. К множеству позирующих снимков просится кадр с ногами на столе – любимой позе американцев, как нам внушали многие годы (а это далеко не так!). Представитель научно-образовательного сообщества дает нам понять, что он в КАИ не просто так, а уже имея большой опыт преподавания в Европах и Америках и что в организации образовательного процесса у нас с ними большая разница. Вот пусть и организует инженерное образование по направлениям подготовки, интегрируя деятельность кафедр, а не дискретно-кафедрально. В индустриально развитых странах к этому тоже пришли не сразу, а по мере развития промышленности. Эпоха догоняющей модернизации настигла и нас и не дело позировать, хвалясь заслугами вуза, которые не при нем были достигнуты. Работать надо. Проблемно-ориентированное, проектно-организованное инженерное образование для деятельности «в команде» внедрять. И Black boad бояться нечего: весь цивилизованный мир различными LMS пользуется (прилично сократив при этом чиновничий аппарат деканатов-департаментов и заменив его интеллектуально продвинутыми технологиями обработки безбумажной отчетности). Инженерное образование это не только CDIO – это, прежде всего, формирование системного политехнического мышления у будущих инженеров (не путать с широкопрофильным!). В Мичиганских университетах, поставляющих бакалавров и магистров для GM (во Флинте, Детройте), аэрокосмическом Embry-Riddle Aeronautical University во Флориде, студенты пропадают не на лекциях, а в лабораториях и предприятиях, отдавая предпочтение практическому освоению полученных в смешанном обучении (blended learning) знаний. Плавали, знаем и постоянно общаемся лично – интернет на что? С предприятиями надо связи укреплять, а не красоваться перед интервьюэрами. Если представители предприятий напишут об истинном положении вещей с качеством выпускников КАИ, получится как в стэмовских частушках – не лучше ли нам, братцы, в поезд сесть?
0
0
Ответить

Сотрудник КАИ
@ТОЖЕ КАИСТ Правильно!
0
0
Ответить

Сотрудник КАИ
За славную историю КАИ ни один ректор не ставил себя выше коллектива. История также не помнит, чтобы они хвалили себя… Они работали!
0
0
Ответить

Сотрудник каи
Какой хреновый министр был, такой же и ректор… Бюрократию раздул, ГРИНТ продвигает, а остальное ничего не работает… Хамит заслуженным людям на Ученом Совете… Считает себя пупом земли, а не КАИ…
0
0
Ответить

Сотрудник КАИ
@Сотрудник каи Самовлюбленный и наглый тип. Он считает себя не просто пупом, пупом пупа. Неумелый и беспомощный руководитель. Примитивный очковтиратель, строящий свое благополучие за счет работников КАИ, которым даже не в состоянии чем либо помочь.
0
0
Ответить

ЗНАЮЩИЙ
«… Мы создали суперсовременные технологические центры КАИ-Лазер, КАИ-Композит, КАИ-Квант, КАИ-Ресурс. …» Сколько эти центры принесли денег в КАИ?
0
0
Ответить

Выпускник КАИ, немного аналитик
Ректора ругать»за глаза» не дело! Вопрос в другом: каким образом он появился в КАИ. Виноват скорее всего его предшественник-ДГЛ, который пересидел в кресле ректора, не подготовив приемника. Вот после него и началась чехарда, которую он спровоцировал. Пора успокоиться ДГЛ и перестать «гнать волну» и имитировать работу. Был бы Учёный совет более монолитный, он бы поставил на место ГАХ, но увы такого Совета нет. Ректор в любом университете «рубит шашкой»: у нас в КАИ Гринт, портреты (не совсем плохое изобретение по названию, но не по сути, плохо, что баллы начисляются за показатели, которые не стимулируют подготовку качественных выпускников ), Лазерный центр, ВВ и т. д. Разум потеряли от чиновников министерства образования до ректоров. Что касается выпускников, то они очень слабые. Достаточно оставить 50% и готовить их достойно диплому КАИ. А так очень много халтуры. Если дать определение ГАХ, то это ректор-хан! Позёр и конъюнктурщик, он выполняет заказ министерства образования, реализует выполнение его требований. «Пролетарии КАИ объединяйтесь!
0
0
Ответить

ЗНАЮЩИЙ
@Выпускник КАИ, немного аналитик «…Пора успокоиться ДГЛ и перестать «гнать волну» и имитировать работу…» вы до сих пор уверены, что во всем виноват ДГЛ? А вы ему в лицо сможете упрек в «имитации» работы предъявить?
0
0
Ответить

Реалист
Сколько апломба и самомнения! Вот уж точно гоголевский Хлестаков, эк ведь как его понесло! Впечатление такое, что до него в КАИ никогда не видели по-настоящему умных и мудрых ректоров, опиравшихся на поддержку Ученого совета, умевших сплачивать профессорско-преподавательский коллектив, а не раздраивать его, как нынче повелось, по принципу «разделяй и властвуй», отличавшихся умом и культурой в человеческих взаимоотношениях… К счастью, видели! И остается лишь сожалеть, что «иных уж нет, а те далече». Про нынешнего же «хозяина» КАИ иначе не скажешь, как хан! И, извините за прямоту, хам, судя по его манерам и бестактности в обращении с подчиненными… Действительно, возомнил себя пупом земли, не меньше.
0
0
Ответить

Сотрудник КАИ
Действительно, есть множество проблем, которые решаются очень тяжело. Негативное отношение к Альберту Харисовичу весьма обосновано, но в некоторых моментах преувеличено. Он понимает, что нужны существенные изменения для того, чтобы сделать КАИ ведущим ВУЗом, приветствует привлечение ведущих ученых, организовал эндаунмент фонд, он большой трудяга…но к сожалению он не прислушивается к мнению своих подчиненных, трудно воспринимает конструктивную критику и становится озлобленным. В этом плане вспоминается фильм «Терминал» с Томом Хэнксом в главной роли, где начальник службы безопасности аэропорта Фрэнк Диксон любыми способами пытался добиться повышения избавившись любыми способами от проблемного «нежелательного» элемента. Вместе с тем очень хочется, чтобы Альберт Харисович стал более открытым и вдумчивым ректором, а не руководствовался только формальным подходом.
0
0
Ответить

Сотрудник каи
@Сотрудник КАИ Хороший коммент, конструктивный.
0
0
Ответить

Голос
Хотели на должность ректора пригласить специалиста. Не дали. Дали своего, но, как оказалось агента влияния, профессионально подготовленного манипулятора с опытом развала системы образования и собственного обогащения при этом. Не традиционная ориентация. Исход для КАИ летальный. Это же зрячим очевидно уже сегодня. Нужен созидатель, а не проамериканский фокусник местного разлива.
0
0
Ответить

Сергей
Правильно написано: агент влияния…. Очень уж хотелось пожать плоды… Пожали, как видно
0
0
Ответить

Каист
@Сергей Хочу напомнить уважаемым комментаторам результаты выборов ректора А.Х.Г.: 11 бюллетеней признано недействительными, 53 — против, остальные -за. Все знали, что выбирают не бывшего министра, а проворовавшегося типа, который, к тому же, обворовывал ДЕТЕЙ! Первое, что он сделал на посту ректора — отменил личный приём сотрудников. А за время его деятельности количество ППС (профессорско-преподавательского состава) сократилось с 2148 до 834! И продолжает сокращаться! За последние 5 лет за ним числятся 4 написанных статьи, где он — третьим номером — и всё! — пробейте по инету! Нашлись в КАИ и люди, которые яростно помогают ему убивать КАИ — своеобразные Павлики Морозовы. Поэтому стонать нечего — козла в наш огород пустили мы сами! И пенять надо на себя… Так что он оказался пупее, чем КАИ.
0
0
Ответить

Борис
Коллеги! Работая в иного направления вузе и зная положение в других институтах — университетах, скажу, что Ваш ректор — типичный представитель нынешней «славной» когорты ректоров, для которых главное не учебный процесс, а показуха, получение дурацких баллов-рейтингов и т.п., не забывая и собственный карман. Я знаю, например, ректора крупного госвуза с зарплатой около 1,5 млн. руб в месяц, попробуй набери средств на содержание такого руководства. Отсюда и принуждение к платежам в хитрый и почти неподконтрольный благотворительный фонд, хотя на западе такие фонды контролируются советами попечителей, в пополняются они взносами ПРЕУСПЕВШИХ ВЫПУСКНИКОВ! Вас ожидает и еще одна новация — обязательные хоздоговора за счет личных средств, то-то при преподавательской зарплате, зато предоставлена возможность отбивать деньги за счет студентов. Но эти ректоры все же продукт, хотя далеко не лучший, советской системы. На подходе уже эффективные менеджеры с липовыми степенями и званиями. На этом и закончится «гражданская война», то есть наша система высшего образования. Я давно закончил КАИ, однако сейчас в полном ужасе, даже если отбросить весь негатив, как можно обучить ракетостроению за 4 года бакалавриата?
0
0
Ответить

ПАВЛИК МОРОЗОВ
Уважаемые, разрядились? Поплевали желчью? Теперь давайте работать во славу КАИ.
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite