Александр Сладковский рассказывает о предстоящем турне Государственного симфонического оркестра по Европе: «Если мы победим, можно будет считать, что свою Олимпиаду выиграли»

Первая часть интервью главного дирижера Государственного симфонического оркестра РТ KazanFirst
Культура 16:09 / 16 ноября 2016

Беседовала Кристина Иванова

Под самой крышей Большого концертного зала имени Сайдашева в репетитории маэстро Сладковский и Государственный симфонический оркестр РТ наводят лоск на танец семи покрывал (вуалей) из оперы «Саломея» Штрауса. «Легче, невесомее. У вас получается не покрывало, а какой-то корсет», — взывает к музыкантам главный дирижер. Оркестр готовится к предстоящему в конце ноября в Казани фестивалю «Денис Мацуев у друзей». А вслед за ним в начале декабря оркестр отправится в европейское турне. Со 2 по 9 декабря музыканты Сладковского дадут шесть концертов в четырех странах: Германии, Швейцарии, Австрии и Словакии. Центральный концерт 6 декабря в «золотом зале» венского «Музикферайн» будет записывать главный европейский канал классической музыки Mezzo.

В интервью KazanFirst художественный руководитель и главный дирижер Государственного симфонического оркестра РТ, народный артист России Александр Сладковский рассказывает, что дадут европейские гастроли, а также о дружбе с пианистом Денисом Мацуевым. Маэстро демонстрирует нам бокс из семи компакт-дисков «Малер в квадрате», вышедший совсем недавно. Фирма «Мелодия» сделала интересный ход, сопоставив, как интерпретирует произведения Густава Малера Сладковский и как эти же произведения звучали у Кирилла Кондрашина с оркестром Московской филармонии 50 лет назад. В преддверии европейского турне диск, уже отправленный в Вену, должен вызвать соответствующую реакцию в музыкальных кругах и познакомить публику с ГСО РТ, который, по признанию маэстро, в широких европейских кругах пока не известен.

— Я так понимаю, что сейчас вы обкатываете программу к европейскому туру? Исполняемые произведения будут схожи с теми, что вы будете играть на предстоящем фестивале «Денис Мацуев у друзей»… 

— Я не то, что обкатку делаю, просто всегда строю сезон, чтобы музыкантам было удобно уходить из одной программы в другую. Так что все выстроено очень логично.

— Вы вернулись с утренней 4-часовой репетиции, а впереди еще и вечерняя. Как вы и музыканты выдерживаете такой график? 

— Это нормально. У нас по Трудовому кодексу 8-часовой рабочий день. В зависимости от готовности я оставляю время им на индивидуальную подготовку.

— С таким графиком времени учить партии хватает?

— Все это уже выученное и репертуарное. Просто надо все довести до лоска и шика, чтобы не было никаких сомнений. Учить тут уже ничего не надо — надо довести все до совершенства. Повторение — мать учения. Но самое сложное — повторять то, что ты уже знаешь. На самом деле можно все улучшать и улучшать. В этой связи я требую максимум, чтобы они, не расслабляясь, оттачивали партии до совершенства.

— Европейское турне необходимо, чтобы познакомить европейскую публику с оркестром?

— Да, мы дадим концерты в четырех странах: Германии, Швейцарии, Австрии и Словакии, а это эпицентр венской классики. Это очень сложный тур. Если мы победим и будет резонанс, хорошие серьезные последствия, можно будет считать, что мы свою Олимпиаду выиграли. Все будет дальше зависеть от того, насколько успешно пройдет этот тур. Поэтому все силы и энергия брошены на то, чтобы это было в максимальной степени и на высочайшем творческом уровне.

— Репертуар вам диктовали организаторы?

— Тут никто ничего не диктует. Но они рекомендуют — они же продают билеты. А залы продаются с проверенными программами. Конечно, оркестры из Российской Федерации, как правило, играют русские программы (в программе турне — произведения Мусоргского, Рахманинова, Чайковского, Глинки, Равеля — KazanFirst). Но мы ведь на бис будем играть не только русскую классику или же просто классику, но и современную музыку, может быть, австрийскую. Моя задача — покорить эти города, максимально обратить на себя внимание с точки зрения промоушена, прессы, критиков.

— К вопросу про бисы. Не было мысли внести национальный колорит, все же оркестр из Татарстана?

— Внесем, не переживайте. Потом увидите.

— Да мы-то не увидим…

— Увидите. Посмотрите, сколько записей, трансляций было на телеканале «Культура» только за этот год. Вы все прекрасно увидите.

— А кто финансирует ваш европейский тур?

— Частично — мы, из оркестрового бюджета. Если бы у нас не было такой возможности, ни в какое турне мы бы не поехали. Частично — устроители и IMG. Перелеты оплачивает оркестр. Частично отели оплачиваем тоже мы. Это называется вскладчину. В IMG заинтересованы, чтобы мы стали известными как можно скорее. И мы в этом так же заинтересованы. Поэтому в медийные вещи, PR мы просто вынуждены вкладываться.

— После этого тура, насколько я слышала, будут испанские гастроли…

— Да, в феврале мы едем в большой тур по городам Испании.

— А потом есть планы покорять Азию?

— Нами занимается агентство, которое специализируется на развитии оркестров (имеется в виду IMG Artists, полное название крупнейшего музыкального агентства с базой в Лондоне и с отделениями во многих странах — KazanFirst), их продвижении. Таких агентств всего несколько в мире. Так что я вам ничего не могу сказать. Планируется много чего. Но многое зависит от того, как мы сейчас покажемся [в европейском турне], каков будет резонанс. Это уже зависит не от меня. Я просто буду делать все невозможное, чтобы это было на ТОП-уровне. А там… Человек предполагает, а бог располагает. Я надеюсь, что у нас все получится.

— Как вы пережили Шостаковича (ГСО РТ под руководством Сладковского записал все симфонии и инструментальные концерты Дмитрия Шостаковича. Релиз выйдет в следующем сезоне на фирме «Мелодия» и будет посвящен 110-летию со дня рождения композитора — KazanFirst)?

— Мы его пережили стоически. Мы писали его в 40-градусную жару без кондиционеров. Реально это было дано нам потом и кровью. Это была непростая прогулка, путешествие в эпоху с максимальным погружением, в этот ужас всего, чему Шостакович был свидетелем. А он стал свидетелем без малого практически всего XX века — с 1906 по 1975 годы. Он был человеком, который в этой среде творил и выживал. Конечно, мы счастливы, что мы это пережили, став намного мудрее, выносливее. И когда ребята были уже совсем без сил, я говорил: «Какие у вас могут быть трудности? Вспомните, о чем эта музыка. Когда солдаты в грязи, в болоте,  на своих руках, плечах, как кони, тащили пушки. А вы живете в сытое прекрасное время, когда столько всего поменялось». И им нечего было мне ответить. Реальные трудности возникают там, где ты пытаешься чего-то добиться, а у тебя ничего не получается. А когда ты видишь такую динамику и ее высоко ценят в экспертных кругах  коллеги-профессионалы, оркестранты, все музыканты, которые приезжают сюда, — это очень приятно. Ты ради этого живешь. И когда ты этот результат видишь, то не испытываешь трудностей, лишь чувство гордости и счастья.

— С пианистом Денисом Мацуевым вы едете в европейское турне. И в Казань на фестиваль он приедет в конце месяца. Как вы можете охарактеризовать ваши отношения:  настоящая мужская дружба, духовное единство музыкантов?

— Все вместе. Мы много лет дружим и сотрудничаем на сцене. Когда у меня бывают очень сложные моменты, он всегда меня поддерживает. И когда он нуждается в этом, как любой человек, я поддерживаю его. У нас чудесные отношения. Он невероятно много сделал для нашего оркестра. Но он это делает не только потому, что мы такие хорошие. Естественно, он делает это еще и потому, что мы дружим много лет и он видит колоссальный потенциал. Он бы никогда не поехал в Вену с оркестром, который был бы недостоин этого. Или в Париж, где состоялось его назначение послом доброй воли ЮНЕСКО. Он знает, что мы будем ему отличной опорой.

Но он поддерживает многие оркестры — сейчас продвигает коллектив в Тюмени. Он как концертирующий пианист понимает, что чем больше хороших оркестров, тем лучше в итоге, в том числе, и для него. Региональные оркестры Новосибирска, Екатеринбурга, Тюмени, Ростова сильно набирают. Но чтобы было движение, надо все время работать, шевелиться и очень сильно стараться добиться максимального результата. В этом мы с ним очень похожи.

КОММЕНТАРИИ (5)
Илья
Отличная музыка, всегда наслаждаюсь
0
ОТВЕТИТЬ
Анна
Спасибо автору
0
ОТВЕТИТЬ
поклонник
На концерт Мацуева очень хочется сходить, но уж больно цены кусаются
0
ОТВЕТИТЬ
Алина
Какого именно Штрауса-то.
0
ОТВЕТИТЬ
камиля
Сладковский — невероятно работоспособный и очень позитивный человек.
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое

Артур Абдульзянов: «Мы заключили контракт с Денисом Осокиным и будем снимать фильм в Казани с участием Гришковца»

Интервью с генеральным директором производственного объединения «Зарница», депутатом Госсовета РТ
Культура 17:11 / 31 октября 2016
2

Беседовала Кристина Иванова

Журналистское везение — это не миф. Придя на интервью с генеральным директором производственного объединения «Зарница», депутатом Госсовета РТ, председателем федерации автошкол республики Артуром Абдульзяновым, я меньше всего предполагала, что разговор выйдет на производство кино. Да еще какого — полнометражного, которое будет сниматься в Казани с лауреатом «Ники» уроженцем Казани Денисом Осокиным в качестве сценариста, с известнейшим драматургом, театральным режиссером, актером, музыкантом и писателем Евгением Гришковцом в одной из ролей. Причем договор с Осокиным был подписан аккурат накануне запланированной с Абдульзяновым встречи.

— Как-то с удивлением прочитала о вашей любви к Евгению Гришковцу и даже совместных проектах…

— Могу рассказать вам первой. Буквально вчера был подписан договор с Денисом Осокиным (прозаик и сценарист, наиболее известный по фильмам «Овсянки» и «Небесные жены луговых мари» — KazanFirst). Переговоры с Осокиным шли около года. Мы будем вместе снимать татарстанское кино. Мы пишем сценарий. То есть сценарий будет писать Осокин, но идейными вдохновителями стали я и мои друзья.

— А Гришковец какую функцию будет выполнять?

— Мы его хотим привлечь в наш фильм в качестве актера. Может быть, не на главную роль, а для каких-то эпизодов. Я и сам думаю сняться в эпизодах.

— А в главной роли кто будет?

— Нужно будет проводить кастинг.

— Чему будет посвящен фильм? Расскажите о проекте…

— Это будет полнометражный фильм. Мы его планируем снимать в Казани. Самым трудным было на это решиться — если ты подписываешь документ на сценарий, то ты втягиваешься, платишь деньги и будешь над этим работать. В мае закончится написание сценария. Если позволят финансы и дополнительные вливания со стороны спонсоров, мы, возможно, начнем снимать уже летом следующего года. Монтаж займет два-три месяца и к концу года фильм будет готов.

— Какова идея фильма?

— Она очень творческая, личная. Это будет интересная и полезная для людей тема, которая ответит на многие вопросы о смысле жизни человека.

— Планируете снимать фестивальное кино?

— Да, мы надеемся повезти картину на европейские фестивали.

— Весь фильм будет сниматься в Казани?

— Скорее всего, да. Но фильм будет не о Казани, а о людях, целях в жизни.

— Спонсоров уже нашли?

— Если не найдем, будем снимать за счет собственных средств.

— Представляете уже, сколько денег может понадобиться для съемок фильма?

 Не меньше 100 млн рублей. Хотя деньги — не главное. В Словакии сняли кино за 50 млн долларов, оно на фестивалях занимало первые места и принесло больше 60 млн прибыли. А недавно в один из фильмов вложили 130 млн долларов, а обратно отбили меньше. У нас в фильме не ставится цель заработать. Я считаю, что это очень важно.

— Это будет не татарское в традиционном понимании кино?

— Нет. Но мы будем снимать этнические элементы о межконфессиональности народов, проживающих в Татарстане. Главные герои будут разъезжать по этим местностям и искать смысл. Но не думайте, фильм не будет нудным. Я иногда включаю телевизор и сокрушаюсь, как можно было столько денег вложить в кино, а зацепиться даже не за что. У нас такого точно не будет. Самое важное — я не отдал сценарий, не сказал: «На тебе деньги, снимай, а потом покажешь». Я сам непосредственно участвую в проекте.

— Основная канва, идея фильма, будет вашей? Осокин ее только доработает?

— Да. Он будет приводить все это в состояние необходимых для режиссера требований. Но у него нет ограничений в творческой инициативе.

— Режиссер пока не определен?

— Еще не думали над этим. «Овсянки» снимал Алексей Федорченко. Возможно, предложим ему.

— Кино будет сниматься как раз по сценарию, по которому вы хотели поставить спектакль?

 Да, я и спектакль хотел поставить, и книгу написать — времени на все не хватает.

— По той же теме, что и фильм?

— Нет, книга будет скорее больше о том, как строить бизнес, что помогает в жизни реализоваться, для чего это нужно. Все же не деньги главное. Зарабатывать деньги — дар божий. Но он дается не чтобы ты ел и пил, а для другого. И наш фильм как раз уводит на эту тропинку. Деньги — как топливо для автомобиля, средство достижения цели. Вопрос — куда ты едешь.

У меня и спектакль должен был быть о деньгах. Я всегда хочу говорить людям о деньгах, но не от того, есть они у меня или нет. У меня их на самом деле немного — я практически все трачу на производство. Я не имею громадного дома за границей, шикарнейшего автомобиля — это все мне не нужно. У меня есть то, что у меня есть. А зарабатываемые деньги должны служить какой-то цели. Два года подряд я был «Благотворителем года». Мы никогда не отказываем храмам, мечетям, у нас есть подшефные детские дома. Я всегда своим сотрудникам говорю, что когда через 46 условных лет ты окажешься там (указывая на небеса), ты же не скажешь: «Я разливал водку, сигареты делал», а скажешь: «Я помогал людям, храмам, делая оборудование для защиты от катастроф».

— Если возвращаться к Гришковцу. Недавно он вновь приезжал в Казань со спектаклем. О своем фильме ему рассказывали?

— Пока нет. Он человек необычный, строгий. Так что я сразу хочу представить ему готовый сценарий. Но он мне чем так нравится? Он смотрит глубоко в жизнь.

— Да, он простым языком может рассказать о том, о чем человек только думает, но не может воплотить в слова…

— Совершенно верно. Я думал, что так может каждый. Но на самом деле это не так. У Гришковца есть чувство глубинного понимания сущности человека, его эмоций, мироощущений. Человеку становится приятно, когда его ощущения воплощаются в слова. А мне этого недостаточно, я старался анализировать, как он это делает. И вроде бы я это понял.

— Значит, пользуетесь приемами Гришковца?

— Да, я многие элементы взял на вооружение.

— Вы для этого хотели с ним познакомиться? С вашей же подачи произошло это знакомство?

— Да не столько для этого, он просто приятный и интересный человек. Гришковец до сих пор всем рассказывает историю нашего знакомства. Лет восемь назад, когда мы делали много детских классов по безопасности дорожного движения, выезжали на совещания. Меня знали все начальники ГАИ регионов России. Как-то я возвращался с совещания, долго ждал и увидел вывеску спектакля «Как я съел собаку». Я заинтересовался, дома посмотрел этот моноспектакль и так увлекся, что задался целью познакомиться с Гришковцом. Узнал, что он проживает в Калининграде. Подумал: дай-ка я позвоню начальнику ГАИ. А начальник ГАИ тогда был царь и бог. Через двое суток он мне перезвонил и сказал, что Гришковец меня ждет. Я сел на самолет и прилетел к нему в гости. Так мы и познакомились. Начальник ГАИ представил меня как монополиста. Так что Гришковец теперь в шутку всегда называет меня монополистом.

— Насколько я помню, ваш папа был проектировщиком казанского цирка. Сейчас вам нравится, как выглядит его детище? 

Нужно менять облик. Купол необходимо менять или реконструировать — обязательно что-то думать. Он не то что уродует облик Казани, но придает какую-то серую ностальгию. Нужно же придать красок, все же это детское учреждение. Снести старый и построить новый цирк будет дорого. Но хотя бы облагородить внешний и внутренний вид реально.

Мне папа рассказывал историю, как родился проект цирка. Из Москвы ждали людей, которые должны были оценить проект. А проекта казанского цирка не было, хотя оставалось два-три дня. А папа как раз руководил этим проектом. Они вдвоем с инженером сели вечером придумывать идею, а подмастерье послали за закуской. Раньше не было пластиковых тарелок, и помощник принес еду в фаянсовых блюдцах, причем одно лежало на другом. Так и родился проект цирка.

— Чем вы занимаетесь в качестве главы федерации автошкол РТ?

— Это моя общественная нагрузка. Федерация объединила вокруг себя автошколы. Наша цель — предоставление им юридической, консультационной помощи, ведение документооборота. Необходимо было привести деятельность всех автошкол к единому знаменателю, чтобы они работали по единым правилам. Потому что существовали и «серые» школы, которые не докатывали на практических занятиях. И такие школы, в которых натаскивали студентов на сдачу экзамена, а не добивались, чтобы они знали правила дорожного движения. Мы меняем эту психологию, вносим свои дополнения в примерную программу подготовки водителей. Конечный продукт — это качественная подготовка водителей.

— Думаете, ситуация меняется в лучшую сторону? Просто казанские водители считаются одними из самых хамских…

— Одно дело обучение, другое — воспитание. Одно дело, если ты умеешь и не делаешь, а другое — ты не умеешь и не делаешь. Давайте теперь воспитывать, чтобы у водителей было желание применять полученные знания и навыки на дороге. В нашу федерацию, кстати, приезжают перенимать опыт из соседних регионов. Мы в составе комиссий ходим с проверками в автошколы, работаем с министерством образования в этом направлении. Главное — ведется диалог и есть результаты.

А то, что хамские водители… Разве есть какая-то статистическая таблица, что Татарстан лидирует по хамству среди водителей? Хотя я иногда сам наблюдаю такие случаи. Пластиковый стакан, пачка сигарет вылетают из окна соседней машины. Так и хочется подойти и сказать: «Ну что ты делаешь? Ты ведь живешь в красивом чистом городе». Наверное, какой-то сайт есть, куда можно отправлять данные с регистратора…

— Думаю, «Народный контроль» подойдет

— Так хочется отдать данные. Пока ты не уличишь человека в его безответственности, он не поймет. Если человек не наказан, то считает сделанное в порядке вещей. Я просто знаю про Сингапур, где штрафуют на 500 долларов за выброшенный мусор. Самое важное там — это строгое соблюдение закона и жесткая борьба с коррупцией. Эти две составляющие дают движение экономике, многократный импульс и темп — в этом и состоит феномен сингапурского экономического чуда. Главное, чтобы все играли по одним правилам, чтобы закон был един для всех.

— Какие-то из ваших депутатских законотворческих инициатив прошли?

— Я работаю в комитете по образованию. Там сфера деятельности достаточно отлаженная, поэтому находить, что бы совершенствовать, непросто. Хотя моменты есть. Так что нахожусь в поиске. Но в госсовете очень много текущей работы, в том числе с поборами в школах, погромами на кладбищах.

В свое время я выдвигал предложения в плане подготовки специалистов для отраслей наших территориальных субъектов. Например, Сабы профилируются на лесном хозяйстве, Челны — автомобилестроении, Зеленодольск — судостроении, Нижнекамск — нефтехимии. Мы подготовили проект создания в каждом из этих регионов профильного детского центра наподобие «Зарницы», но с глубокой профилизацией той отрасли промышленности, которая находится в регионе. Совместно с «Татнефтью» мы подготовили пилотный проект для Альметьевска — там планируется создать музей, разработано оборудование, с помощью которого можно демонстрировать, как добывается нефть, как она очищается, применяется, чем отличается 92-й бензин от 95-го — и все это в интерактивной форме. Пока реализация немного подвисла, хотя проект уже создан. Он позволит, в том числе, замедлить темпы миграции из Альметьевска. Дети уже с молодых ногтей, с 5-летнего возраста, смогут, посетив центр, понять, как живется в городе нефти, какие это открывает перспективы. А если центр будет под эгидой «Татнефти», можно будет вводить свои методики, проводить обширную работу с детьми. По сути, это такая кузница кадров, которая начнется с дошколят.

Пока все упирается в финансирование. Проекты в других городах Татарстана в ожидании, когда будет реализован пилотный проект в Альметьевске.

 

КОММЕНТАРИИ (6)
киноман
Любопытно. От Осокина можно ждать интересный проект
0
ОТВЕТИТЬ
Ришат
Интересно очень. Поскорее бы увидеть
0
ОТВЕТИТЬ
Алина
Читается конечно как небылица! Хочется верить тем не мнее
0
ОТВЕТИТЬ
Qwerty
Надеюсь этот фильм не постигнет участь саги Теплые ветры древних Булгар — распилочной машинки 90-х годов
0
ОТВЕТИТЬ
Доброжелатель
Интересно у нас в Татарстане происходит,залез в депутаты и сразу все школы Казани заставляют покупать продукцию фирмы данного деятеля. Поставляют стенды по 30-50 тысяч рублей за штуку которые не возможно подключить они по факту не работают,а деньги заплачены и деньги бюджетные. И ни кому дела нет,зато интервью раздаёт «радетель».
0
ОТВЕТИТЬ
Станислав
Я надеюсь, что решение нашего уважаемого руководителя Абдульзянова А.Р. ПО «Зарница» на съёмку фильма, не повлияет на работоспособность нашего производства , которое приносить нам доход и рабочие места . И не сорвет своевременную доставку комплектующих на изготовления стендов и т. д. А также не повлияет на зарплату трудящихся, что выполняют добросовестно свой труд, и будут уверены в своём завтрашнем дне. Ведь люди работающие на производстве Зарница, это мои коллеги. И я работающий на этом производстве могу от всей души поблагодарить нашего руководителя, и сказать как от себя и от своего коллектива. — Большое спасибо! И пожелать дальнейшего развития и творческого успеха. Я лично от себя желаю всем сотрудникам ПО «Зарница» Крепкого здоровья, семейного благополучия и успеха в труде. Всем удачи!
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
самое читаемое
наверх