Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад», но в это верилось с трудом»

Председатель Совета директоров ОАО «Химград» в интервью KazanFirst

Елена Орешина, Казань

Технополис «Химград» за восемь лет существования стал одной из крупнейших площадок России по работе с малотоннажной химией и переработке полимеров. На территории технополиса — 240 малых и средних предприятий, которые ежегодно выпускают продукции более чем на 14 млрд рублей. В планах руководства «Химграда» довести число резидентов до 300, а после открыть в Казани еще одну производственную площадку, размерами и возможностями не уступающую нынешнему технополису. О планах, об истории «Химграда», об особенностях развития и специфике бизнеса KazanFirst рассказал председатель совета директоров технополиса Альберт Каримов.

— Когда и с чего начинался «Химград»?

— Проект начинался в 2006 году. Мы начали его готовить, когда еще занимались работой по развитию инновационно-производственного технопарка «Идея». И тогда же руководством республики была поставлена задача по созданию таких индустриальных площадок, как «Химград». В это же время мы активно занимались развитием особой экономической зоны «Алабуга», начал работать камский индустриальный парк «Мастер», технопарк «Идея Юго-Восток». А в Казани подобных промышленных площадок не было.

Для реализации проекта выбрали площадку [предприятия] «Тасма», которая на тот момент находилась в удручающем состоянии. Почему в Татарстане – потому что наш регион во многих областях является лидером и выступает пилотным регионом для реализации новых проектов.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Почему создавали именно технополис? Чем технополис отличается от индустриального парка?

— Могу объяснить на цикле развития компании. На каждом из этапов существует определенная инфраструктура поддержки компаний. На первом этапе – это бизнес-инкубаторы, где люди занимаются оформлением своей идеи, бизнес-плана, заявки, документации. При создании компании они уже переходят из бизнес-инкубатора в технопарк. В технопарке располагаются компании, которые уже ведут какие-то разработки, у них уже есть определенное привлеченное финансирование. После того, как разработка доведена до ума, запатентована, и проведены научно-исследовательские работы, приходит черед индустриальных парков. Там уже идет либо апробация продукта, либо мелкосерийное и серийное производство продукции.

Технополис, в той или иной степени, включает в себя все эти компоненты: зарождение идеи, отработку и выпуск в производство. У нас есть части инфраструктуры для всех этапов. Поэтому технополис шире, чем индустриальный парк или технопарк.

Если посмотреть по количеству проектов, то если в  бизнес-инкубаторах стартует, скажем, 1000 проектов, то до технопарков доходит 10 проектов, а до производства в лучшем случае 2-3. Площади же, которые занимают проекты, наоборот, растут. Поэтому бизнес-инкубатор может располагаться на небольшой площади, а технополис требует больших масштабов.

Задача технополиса объединить все процессы и сделать этот конвейер непрерывным – поступление идей, их отработку и запуск в промышленность.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— То есть индустриальные парки, по сути, принимают уже готовые производства, а вы можете вести проект на всех этапах, начиная от зарождения идеи и заканчивая запуском производства?

— Индустриальный парк по большому счету это только промышленная площадка с инфраструктурой и с дополнительным оказанием услуг. В технополис же уже входят элементы новых разработок, поддержки стартапов и различных новых идей и исследований. Да, в индустриальные парки, по сути, приходят уже готовые проекты, там, где обеспечено финансирование и продукт. Задача индустриального парка – быстрый старт готового проекта.

— Кто ваша целевая аудитория?

— Наша целевая аудитория – компании, которые уже готовы перейти к производственной части. Но наша специфика в том, что мы работаем с сегментом малого и среднего бизнеса и соответственно в наших лабораториях, центрах коллективного пользования работают коллективы, которые, например, отрабатывают новые проекты, в том числе с участием студентов. Также, чтобы обеспечить поток заявок, мы рассматриваем проекты и на самых ранних стадиях. Но тут нужно понимать – мы обеспечиваем технологическую инфраструктуру.

А есть еще, например, финансовые партнеры – банки, инвестиционно-венчурный фонд.Мы участвуем в программах государственной поддержки, которые проходят через министерство экономики Татарстана, через Агентство инвестиционного развития и другие. Доказать состоятельность своей заявки, получить для нее финансирование – это отдельная часть работы в которой мы содействуем, но мы сами финансирование не выделяем.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Система работы с первыми резидентами была такой же?

— На самом деле эту инфраструктуру по поддержке проектов на ранних стадиях мы стали создавать не сразу, а уже поработав два-три года. По простой причине – эту часть очень сложно предугадать, какая инфраструктура, приборы, процессы, сертификация нужны резидентам. Поэтому в первую очередь мы искали проекты, которые уже занимаются каким-то производством или готовы его начать. Уже под эти проекты, когда у нас стало 40-50 резидентов, мы в отработке с ними начали формировать инновационную инфраструктуру, чтобы потом обеспечить им услуги в части поддержки новых проектов и разработок. Мы набрали пул проектов, поняли, что им нужно, запросили и отработали с ними и начали под них делать инфраструктуру, под которую начали приходить уже другие проекты.

На первом этапе нам нужно было обеспечить заполнение площадки. Поэтому мы размещали компании, которым требовалось расширение производственных площадей и те компании, которые были готовы начать производство.

Сейчас технополис заполнен приблизительно на 70%. Иногда возникают другие трудности: у нас могут быть заявки, претендующие на один участок или на одно помещение. До этого мы принимали все проекты – и производственные, и инновационные. Сейчас в бизнес-планах, инвестиционных соглашениях мы предусматриваем те проекты, который дадут больший эффект с точки зрения производительности труда, инновационной составляющей. Такой подход становится неизбежен по мере того, как мы приближаемся к полному заполнению площадки.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Как заполнялся технополис на первом этапе?

— Наполнять технополис мы начали сразу, но было тяжело найти столько резидентов. Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на этой площадке будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом. На «Тасме» предыдущие 15 лет не было никаких вложений в инфраструктуру и сети, они были в ужасающем состоянии. Мы не могли обеспечить удобные подъезды, гарантированное энерго-, тепло- и водоснабжение. У нас была большая стройка, параллельно мы занимались привлечением резидентов и  это был самый сложный и вызывающий этап нашей деятельности. Он особенно усложнился в 2009 году, когда и по нам ударил кризис. В тот момент у нас значительно снизилось количество заявок. Люди задумались о будущем, думали куда двигаться, было очень мало проектов, хотя мы искали их особенно активно. Но все равно приходилось сложно. Мы практически год занимались тем, что доводили до ума инфраструктуру. Мы прошли этот этап, все постепенно возродилось, сейчас у нас есть перечень проектов и к нам постоянно приходят новые заявки.

Условно ситуацию с резидентами можно разделить на несколько этапов – до 2009 года у нас не было инфраструктуры, но был широкий выбор по заезду на площадку. 2009-й –начало, 2010-й – этап затишья, когда мы шлифовали свою инфраструктуру, вводили новые объекты. После 2010 года – снова пошел поток проектов, и мы продолжили свое заполнение.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Где и как вы искали первых резидентов?

— Здесь мы работали с нашими элементами инфраструктуры в связке с технопарком «Идея», с другими индустриальными парками. У нас с коллегами  есть определенное разделение по отрасли, по размеру проектов, поэтому мы обмениваемся информацией и помогаем друг другу во взаимодействии. Поэтому мы смотрели с другими площадками, как и откуда можно привлечь резидентов. У нас есть определенный профиль, мы работаем с переработкой полимеров и с малотоннажной химией, и наша главная задача – обеспечить республике дополнительный передел химической продукции. Поэтому мы работали с профильными предприятиями, с нашими крупными компаниями – выясняли, кто у них является поставщиком и потребителем их продукции, какие компании занимаются переработкой  полимеров.

Мы одними из первых начали работать по профильным выставкам – там, куда люди приезжают за химическим или перерабатывающим оборудованием. На этих выставках мы представляли себя как элемент инфраструктуры, где это оборудование можно разместить.

— Какие плюсы получают компании, которые у вас размещаются?

— Есть плюсы очевидные и более глубокие. Из очевидных – наличие земельных участков, которые уже отведены, размежеваны, там можно разместиться и практически сразу запустить производство. К  этим участкам подведена инфраструктура – там нет необходимости километрами тянуть сети и получать дополнительные техусловия. Третий момент – бесплатное технологическое присоединение. Это основные технологические преимущества, их оценят люди, которые уже открывали производство или ищут под него площадку.

Менее очевидные преимущества – это широкая инфраструктура технополиса. В нее входит пожарная часть, медицинские пункты, система безопасности, система распознавания номеров. Кроме этого, у нас все услуги оказываются по принципу «одного окна» – у резидента нет необходимости по большей части вопросов выезжать в город и получать дополнительные согласования. Эту систему мы постоянно совершенствуем.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

Есть совсем неочевидные вещи. Это, скажем, те возможности, которые связаны с масштабом нашей деятельности. Почему индустриальный парк должен занимать значительную территорию и должно быть приличное количество резидентов? Потому что у малого бизнеса периодически возникают всплески или спады по производству.  Сегодня у компании появился крупный заказ, и ей требуется увеличение объемов в два раза, потом у нее застой или сезонный простой и она должна свои объемы снизить. В индустриальном парке идет постоянная ротация, когда компания, которой срочно понадобились площади, их занимает, а та, которой не нужны – их освобождает. Здесь постоянно есть возможность изменить свои масштабы без того, чтобы тратить  деньги на строительство дополнительных цехов, инфраструктуры. Ничего этого нет, если ты строишь свое производство вне индустриального парка, ты должен предусмотреть все варианты развития событий.

Кроме этого, в технополисе есть возможность выстраивать кооперацию между резидентами, когда один из них с небольшим производством становится поставщиком для другого. Сложность здесь в том, что искусственно создать такую систему практически невозможно, необходима определенная критическая масса резидентов. Задача управляющей компании – наладить механизмы обмена такой информацией, чтобы люди знали, не боялись друг друга, общались. Надо создавать среду внутри технополиса, чтобы люди обменивались такой информацией и сотрудничали между собой. Это отдельное направление работы для управляющей компании и оно так же позволяет повысить эффективность работы наших резидентов.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— На каких условиях у вас размещаются резиденты? Могут ли они стать собственниками участка, который арендуют?

— У нас было три варианта размещения. Первый вариант уже практически ушел из употребления. На первом этапе, когда у нас были пригодные здания, резиденты забирали их целыми объектами. Сейчас такого не осталось и большая часть зданий, которые остались от старой «Тасмы» мы просто сносим, потому что они уже ни подо что не приспособлены.

Второй вариант – для малых компаний мы строим, в том числе за счет банковских кредитов, модульные корпуса, где они могут взять небольшие площади в аренду.

Третий – для компаний, которые уже созрели для того, чтобы самой заняться застройкой площадей, мы предоставляем в аренду земельный участок нужной конфигурации с возможностью последующего выкупа после запуска инвестиционного проекта. Мы подписываем инвестиционное соглашение, в котором фиксируются основные параметры проекта. После его запуска мы оформляем договор купли-продажи и компания становится полноценным собственником земельного участка.

— Почему было решено дать резидентам возможность выкупа арендованного участка?

— Мы решили пойти по такому пути по нескольким причинам. Первая из них – площадку приходилось раскручивать с нуля, не было доверия. Люди не хотели арендовать и строить свои объекты недвижимости, не зная, как это будет потом работать. Сейчас таких рисков уже меньше.

Кроме того, когда мы начинали, «Тасма» была в плачевном состоянии и в счет долгов начала распродавать часть своих земель. Здесь были уже 30 с лишним собственников с небольшими объектами. Нам пришлось с ними выстраивать отношения, как управляющей компании с существующими жильцами индустриального парка. Это было достаточно сложно. Одно дело, когда ты определяешь правила на берегу и сам устанавливаешь систему взаимодействия. И другое, когда предприниматели уже существуют на объекте и им приходится доказывать, что наша модель работы будет лучше и эффективнее.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Какие проблемы возникают в работе технополиса?

Проблем достаточно много. Начать с того, что раньше проектов подобного рода было наперечет и многое в работе было непонятно. Мы набивали шишки вместе со своими резидентами, порой доставляли им проблемы, пока отрабатывали  наши технологии, пока занимались оформлением документации. Ведь на момент открытия у нас не было ни паспортов, ни планов. Были проблемы воровства, с которой мы боролись. В первое время даже оставались «хвосты» от преступных группировок, которые пытались заниматься незаконным вывозом металла.

Придя сюда на площадку нам нужно было не только создать индустриальный парк, но и сохранить базовое производство, которое было на этой территории. Мы занимались реструктуризацией «Тасмы», по итогам которой ее площадь сократилась в 10 раз, а по численности сотрудников почти в пять раз. Но ключевое производство нам удалось сохранить. Несмотря на тяжелые времена, сегодня компания существует и работает на условиях самодостаточности. Одно время «Тасма» была убыточна, сейчас успешно вышла из этого провала и даже запускает новые проекты. Один из них будет запущен буквально через месяц.

Так же нам приходилось вести реконструкцию территории под запуск новых проектов, и люди здесь работали практически на стройке. Прокладывались новые сети, перекладывались магистрали, решалась масса юридических вопросов по планировке территории.

Проблемы были в кризис, который сам по себе ведет к снижению инвестиционной активности. Мы решали вопросы с банками, первыми протаптывали дорожку проектного финансирования. Банки очень осторожно относятся к индустриальной недвижимости. Но когда мы разменяли первую сотню резидентов, и они увидели, что есть определенный денежный поток, резиденты работают, у технополиса всегда есть новые заявки и он готов их размещать, банки стали доверять. Тогда мы реализовали первый проект с Газпромбанком по финансированию формирования индустриальной инфраструктуры технополиса.

Была масса других проблем, которые нам приходилось впервые решать. Но это полезный опыт, который нам пригодился, и который мы используем для развития других площадок.

Сейчас нам поручили координировать работу по развитию индустриального парка «Чистополь». Там мы многие вопросы решаем с готовым материалом, подходами и регламентами работы. Это было очень сложно, но сейчас дает нам определенные преимущества.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Принимаете ли вы участие в создании стандартов технополисов и формировании законодательной базы, регламентирующей их работу?

Конечно. Сейчас в России готовится к выходу новая редакция закона о промышленной политике. Мы принимали участие в составе рабочей группы. В документе готовится к законодательному определению более точная терминология касательно индустриальных парков, управляющей компании и детализации ее полномочий. Здесь будут проговорены правила поведения внутри индустриального парка, обязательств резидентов, полномочий и обязательств управляющей компании. Это требует законодательного регулирования, потому что в рамках гражданских правоотношений они не подлежат гражданской регулировке.

В Татарстане на республиканском уровне многое делается, чтобы дать индустриальным и технопаркам налоговые льготы. Сегодня они закреплены законодательно.

На муниципальном уровне также проводится работа. Например, ставки земельных налогов находятся в ведении муниципалитетов: на этом уровне законодательно закреплено, что такое технополис, кто является его резидентом.

Ведется большая работа по определению полномочий, по узакониванию льгот для наших резидентов. Технополис «Химград» принимает в этой деятельности активное участие.

— Технополис существует с 2006 года. Когда началась проработка всех эти вопросов?

На самом деле мы задумывались об этом с первых дней существования технополиса, потому что мы «плавали» в безграничном правовом поле и много вопросов оставалось нерешенными. Другие дело, что многие из них отнимают долгие годы. Например, закон о промышленной политике согласовывается чуть ли не десятилетие. Только сейчас он почти готов к выходу. Это не связано напрямую с индустриальными парками, но это длительный путь — убедить законодателей принять какое-то решение достаточно сложно. Поэтому буквально с первых шагов у нас в плане работы было, в том числе, и законотворчество.

Мы и сейчас готовим определенные поправки, они находятся в работе в минэкономики республики.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Есть ли у ваших резидентов преимущества для участия в льготных программах министерства экономики республики и центра поддержки предпринимательства (ЦПП)?

На самом деле впрямую никаких льгот нет и быть не может, потому что там идет конкурсный отбор. Технополис совместно с ЦПП оказывает косвенную поддержку за счет более полного информирования, за счет методической поддержки по подготовке заявок, за счет того, что мы договорились открыть в «Химграде» небольшое отделение и один сотрудник ЦПП находится здесь. Наши резиденты имеют возможность здесь же получить помощь в подготовке документов. На наших ежеквартальных встречах с резидентами мы постоянно информируем их о программах поддержки предпринимателей. Делаем и адресную рассылку.

Это лишь создание условий, информирование, обеспечение поддержкой чтобы  их заявки в дальнейшем имели возможность пройти. По [программе] «лизинг-гранту» у нас прошло больше 30 проектов на общую сумму порядка 40 млн рублей. По всем программам, которые реализует министерство экономики РТ из технополиса за всю историю нашей работы прошли боле 90 проектов на общую сумму 120 млн рублей.

Мы планируем продолжать эту работу. Есть понимание со стороны госорганов, что нужно поддерживать резидентов индустриальных парков. С нашей стороны мы понимаем, что чем лучше будет нашим резидентам, тем выше будет эффективность индустриального парка.

— Предпринимателей нередко обвиняют в пассивности. Насколько активно ваши резиденты участвуют в программах поддержки предпринимательства?

Трудно оценить. Некоторые скептически настроены по отношению к программам господдержки. Они говорят, что получишь небольшую поддержку, а тебя потом замучают проверками. Некоторым предпринимателям просто не подходят программы поддержки или не всегда в них заинтересованы. Но в основном наша разъяснительная работа с резидентами дает результат, предприниматели интересуются программами, заявки приходят.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— На каких резидентов ориентирован «Химград» — татарстанских, российских, мировых?

В первую очередь технополис ориентирован на малый и средний бизнес нашей республики. Задача технополиса состоит в том, чтобы обеспечить передел продукции, которая выпускается татарстанскими крупными компаниями — «Казаньоргсинтез», «Нижнекамскнефтехим» и другие. Для этого необходимо, чтобы в республике был пул малых и средних компаний, которые являются стабильными переработчиками. В этом заинтересованы и сами крупные компании, потому что спрос и предложение на рынке полимеров и нефтехимической продукции сейчас ввиду глобализации нестабилен, периодически возникают всплески и падения. Имея пул республиканских переработчиков, они стабилизируют свои объемы потребления.

С точки зрения республики нам тоже гораздо выгоднее иметь своих переработчиков.  Каждый последующий передел продукции прибавляет определенную долю добавленной стоимости, как правило — в еще большем соотношении. То есть, например, если производство полимеров имеет добавленную стоимость 10%, то через пять переделов каждый последующий этап приносит до 100% добавленной стоимости. А это, соответственно, заработная плата, рабочие места и налоговые поступления в республиканский и муниципальный бюджеты. Поэтому изначально наша программа была нацелена па поддержку малого и среднего бизнеса.

Кроме того, надо учитывать специфику того, что мы находимся в Казани. И, соответственно, мы рассчитываем в первую очередь на проекты, где требуется высококвалифицированный труд, потому что уровень оплаты в Казани по сравнению с другими регионами республики достаточно высок. Чтобы содержать этот персонал, чтобы его привлекать, должны быть инновационные, высокомаржинальные, интересные проекты. По этой причине мы ориентируемся на малые и средние компании, потому что они реализуют свои отдельные проекты, но они интересны в узких сферах.

Третья причина – мы были и сейчас привязаны к той инфраструктуре, которая была создана на заводе десятки лет назад. Соответственно в связи с нарезкой нашей территории и сетей мы уже не сможем разместить проект, например, на 5 га.

Это мы закладывали в мастер-план, прорабатывали эти вопросы с немецкими коллегами на стадии закладки проекта. И, соответственно, сейчас это реализуем.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— По сотрудничеству с крупными предприятиями – как они изначально отнеслись к появлению «Химграда»?

— Сотрудничество с ними начинали с постановки задач. Здесь надо отдать должное поддержке республиканского руководства и «Татнефтехиминвест-холдинга», в рамках которого ведется работа по координации деятельности по выпуску нефтехимической продукции и полимеров. Первоначально было осторожное отношение,  пока не появился регламент работы и не определился формат работы с крупными компаниями через координацию «Татнефтехимнвест-холдинга». Сначала предприятия говорили, что у них нет проблем, и они всем на равных условиях отгружают продукцию. Мы показали им пример предприятия, которое не может получить  небольшой объем продукции, потому что ждет, пока отгрузят большой заказ. Все это было воспринято с пониманием, придумали регламент. Сейчас мы ежеквартально отслеживаем поставки, в том числе для наших резидентов. Эта работа проводится на системном уровне.

— Мастер-план по развитию технополиса помогали разрабатывать немецкие специалисты. Привлекаете ли вы сейчас к работе в «Химграде» иностранных экспертов, и на каких условиях?

— Сейчас мы не приглашаем иностранных экспертов. Мастер-план по развитию технополиса мы создали вместе с немецкими коллегами, потому что решили не изобретать велосипед. Создание таких индустриальных парков – это широкая международная практика, просто у нас в России этого не было. В Германии действует больше 50 химических индустриальных парков, их размеры варьируются от 50 до 100 га. Именно в Германии есть опыт преобразования существовавших промышленных площадок в индустриальные парки. Такие площадки называются браунфилд, когда ты реорганизуешь существующий завод, сохраняя часть ключевого производства, а часть даешь на размещение других предпринимателей. В странах юго-восточной Азии, в Китае больше доминирует так называемая платформа гринфилд – поскольку у них раньше не было никакого химического производства, они на пустой площадке проводят всю инфраструктуру и туда привлекают новых резидентов и новые компании. В Европе, поскольку там всегда были старые производственные мощности, превалирует концепция браунфилд и мы взяли за основу их опыт. Сейчас мы начинаем распространять уже наш опыт на другие производственные площадки России.

Мы проводили обмен специалистов с немецкой стороной, организовывали повышение квалификации. Мы ценим этот опыт. Сейчас мы мониторим ситуацию, смотрим, где запускаются новые проекты, обмениваемся информацией с коллегами. В таком режиме отрабатываем, смотрим, какие новые тенденции и направления существуют.

— Вы несколько раз коснулись экономического кризиса. Как кризис 2008-2009 гг сказался на «Химграде»; как может отразиться на работе технополиса нынешняя стагнация?

— Тогда, в 2008-2009 годах, на самом деле у нас значительно сократился поток заявок, у нас был небольшой выбор резидентов. Хотя до этого у нас всегда был список, по которому мы работали. Тогда было достаточно сложно. В том числе были проблемы с финансированием, часть сложностей была связана с тем, что проблемы были и у строителей. В 2010-2011 годах ситуация значительно улучшилась и постепенно ситуация наладилась.

Сейчас же существует некая осторожность. Некоторые компании наблюдают небольшое падение заказов. Мы со своей стороны наблюдаем, что у нас нет запланированного роста по потреблению наших ресурсов. Мы видим, что компании выдерживают паузу, многие пока остановились на достигнутом уровне и ждут. Также несколько сократился список заявок, которые к нам приходили на сегодняшний день. Он есть, но стал гораздо короче; люди взяли паузу и ждут, пока ситуация выровняется, что будет к концу года.

Тем не менее, те проекты, что у нас сейчас запущены или находятся на стадии пуска, наладки или монтажа оборудования, развиваются. До конца года мы запустим 4-5 новых производств с суммой инвестиций от 200 млн до 1,5 млрд рублей. Эти проекты выходят, они дают нам определенный запас развития технополиса. На следующий год они будут выходить на промышленные масштабы. Кроме того, у нас есть собственный инвестиционный план, который мы сейчас несколько корректируем по срокам по тому, чтобы возводить дополнительные производственные мощности, дополнительные модульные здания.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Что нравится или не нравится резидентам? Поступают ли от них какие-то предложения по улучшению работы технополиса?

— Конечно, и таких предложений очень много. Вплоть до того, что мы в определенный момент поняли, что не можем удовлетворить все заявки наших резидентов в частности из-за того, что  они друг другу противоречат. Когда начинается плотное соседство, возникает множество бытовых вопросов: куда вывозить мусор, где чистят или не чистят снег, где освещение провели, а где еще только планируется, кому-то проезд удобен, а кому-то нет. Чтобы решать эти вопросы мы создали некоммерческое партнерство предпринимателей технополиса «Химград». У организации есть совет, своеобразный профсоюз, в рамках которого мы, управляющая компания, и они — резиденты — обсуждают основные планы, направления развития, где и что необходимо подкорректировать. Все системные вопросы мы стараемся проводить через некоммерческое партнерство.

Возникали вопросы относительно нашего пропускного режима. Здесь мы тоже ведем работу. Ввели системы видеонаблюдения, распознавания номеров, чтобы максимально с одной стороны упростить ежим допуска на площадку, с другой — обеспечить определенную долю контроля, потому что это единый производственный комплекс, здесь расположено много мощностей разных компаний. Большая часть резидентов относится с пониманием к этим вопросам.

— Вы можете отказаться от резидента или выселить его? Может ли резидент сам уйти с вашей площадки помимо того, если его производство закроется?

— На самом деле мы резидентов не выселяем и не можем такого сделать, особенно с учетом того, что большая часть из них является собственниками на территории. Если выполняются все договорные обязательства, то нам и нет необходимости задумываться об этом.

Ротация резидентов происходит по естественным причинам, мы нормально к этому относимся, мы научились с этим работать. Ежегодно у нас меняется порядка 20% резидентов — это естественный отбор компаний. Это связано с профилем нашей работы, это специфика. Для особой экономической зоны «Алабуга», например, которая работает с крупными компаниями, возможная потеря одного резидента — это крупномасштабное событие. У нас же, по сути, идет постоянный естественный отбор. Наша задача, чтобы он проходил максимально безболезненно и для управляющей компании, и для самих резидентов.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Сколько сейчас у вас резидентов и сколько еще вы можете принять?

— Сейчас у нас порядка 240 резидентов. По мастер-плану мы рассчитываем принять порядка 300 резидентов.

На территории «Химграда» работает почти 7 000 человек, мы должны довести эту цифру до 10 000 за счет развития инфраструктуры и запуска новых проектов. И уже после этого наступит следующий этап, где мы сконцентрируемся на увеличении эффективности за счет налаживания внутреннего взаимодействия и выявления резервов для уплотнения и так далее.

— Как технополис будет развиваться в ближайшее время?

— Скоро мы закладываем новый производственный корпус площадью 9 000 кв. метров, более 60 000 кв. метров производственных площадей мы должны привести в порядок за счет реконструкции старых зданий и строительства новых производственных модулей. Формирование своей инфраструктуры мы не останавливаем и у нас есть наметки относительно того, кто придет в эти здания, какие резиденты. План расписан, мы по нему движемся.

— Разработан ли стандарт индустриального парка?

— Определенная стандартизация индустриальных парков постоянно ведется в рамках работы Ассоциации индустриальных парков. Там ведется работа по их сертификации. Мы на себе ощутили эту процедуру и стали одним из первых сертифицированных индустриальных парков.

— Для чего нужна сертификация площадок?

— Очень много проектов заявляется как индустриальные парки, но на самом деле они таковыми не являются. Когда инвесторы туда заходят и не получают того, что должно быть в индустриальном парке, теряется доверие к системе в целом, а услуги не оказываются должным образом. Для этого и нужна сертификация, чтобы у инвесторов и резидентов были гарантии, что они заходят на качественную площадку. Поэтому нужны критерии, по которым отсеиваются настоящие индустриальные парки от площадок, которые только носят такое название.

— Планируется ли в Татарстане создание сети индустриальных парков или технополисов?

— Сейчас поставлена задача по созданию индустриальных парков во всех муниципалитетах республики — в каждом районе должна быть промышленная площадка, небольшой индустриальный парк. В этой связи министерство экономики Татарстана тоже проводит определенную сертификацию индустриальных парков. Это важно и с той точки зрения, чтобы откровенно сырые проекты не попали под меры государственной поддержки, которые предусматриваются как для самих индустриальных парков, так и для их резидентов.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Действительно ли такие площадки нужны в каждом районе Татарстана?

— Каждая площадка должна соответствовать экономическому центру, к которому она прилегает. В Казани технополис занимает 130 га и уже рассматриваются планы дальнейшего расширения.

В районах именно такие площади не нужны, там хватит небольшого парка на 10-15 резидентов, которые смогут спокойно запустить свое производство. Это станет определенным центром экономической активность, и пусть он работает только на один или несколько прилегающих районов, но это важная составляющая для поддержки местных предпринимателей малого бизнеса. Такая инфраструктура должна быть.

— Как планируется расширить «Химград»?

— Это решение не за нами, мы будем предлагать варианты. Но, в принципе, такую же площадку, как нынешняя, нам в Казани по силам заполнить. Может быть не с той динамикой, как у нас, потому что мы тогда только начинали. В целом для миллионного города это нормальные площади. А проекты должны быть и будут. Тут надо оценивать экономический потенциал города с учетом уже реализуемых проектов, активности.

Казань в этом плане очень хорошо развивается и является центром экономически активного региона. Здесь очень большой потенциал, поэтому в дальнейшем эта отрасль будет развиваться.

— Сколько было вложено в развитие технололиса и сколько еще планируется вложить?

— Технополис создавался на государственные и частные инвестиции. С точки зрения государственных — это программа создания технопарков в сфере высоких технологий. По этой программе в нас было вложено 1,1 млрд рублей, эти деньги пошли на инфраструктуру. Частных инвестиций вложено более 10,6 млрд рублей — здесь не только инфраструктура, а инвестиции проектов в том числе в оборудование и все остальное.

Получается, на рубль государственных инвестиций привлечено 10 рублей частных инвестиций. Это один из мультипликативных эффектов работы индустриального парка.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Какова эффективность технополиса?

— На сегодняшний день [ежегодно] выпускается продукции более чем на 14 млрд рублей. Налоговые поступления от этих продуктов уже перекрыли инвестиции республики в технополис.

Мы рассчитываем, что когда площадка будет полностью заполнена, будет вложено порядка 16-17 млрд рублей инвестиций. В том числе наша инвестиционная программа, она на сегодняшний день рассчитана на 900 млн рублей. Это то, что мы планируем вложить в инфраструктуру — реконструкцию 60 000 кв. метров.

— Сейчас остро стоит вопрос нехватки и подготовки квалифицированных кадров. Сталкиваетесь ли вы с этой проблемой? Сотрудничаете ли вы со школьниками и студентами?

— На самом деле создание условий для того, чтобы молодые студенты работали с предпринимателями — это одна из наших ключевых задач. Решив инфраструктурные вопросы, имея различные программы по поддержке и финансированию и льготы для таких проектов, на первый план сегодня выходит кадровая поддержка.

Причем обеспечение кадрами с учетом специфики — здесь требуются высококвалифицированные кадры для работы на химическом оборудовании, на переработке полимеров стоят сложные установки. В этом бизнесе велики требования к уровню образования и опыта. А в 90-е годы был определенный провал. Сейчас есть старые кадры, которые держатся за счет энтузиазма и есть молодежь, которая только сейчас начинает понимать, что не обязательно быть юристами и экономистами и на самом деле «синие воротнички» имеют большой спрос на рынке. Этот спрос, соответственно, обеспечивается достойным уровнем оплаты труда. Некоторые сотрудники могут получать до 10 тысяч долларов, работая на уникальном оборудовании.

С точки зрения рынка, переток наметился именно в сферу прикладного производства. Появляется молодежь, которая этим интересуется. Нам нужно этот  поток поддерживать. Это влияет на наших резидентов, это один из факторов конкурентного преимущества — наличие подобного персонала — и в целом конкурентного преимущества и Казани и индустриального парка «Химград». Многие резиденты при заходе на площадку оценивают, в том числе, и кадровый потенциал — смогут ли они найти сотрудников, открывая новые производства. Поэтому для нас важно взаимодействие с нашими вузами.

Альберт Каримов: «Мы должны были объяснять людям, что совсем скоро на «Химграде» будет «город-сад»,  но в это верилось с трудом»

— Есть ли у вас совместные программы с вузами Казани?

— Конечно. У нас есть совместные кафедры, есть конкурсы «Большая стажировка», «Инновационный полигон «Татарстан — территория будущего». Совместно с КХТИ мы проводили конкурс по поддержке инновационных проектов и выделяли собственные гранты, мы планируем его продолжать.  У нас проходят стажировки и отработку дипломной практики на предприятиях наших резидентов. У нас есть основанный совместно с КНИТУ центр кластерного развития, где студенты кафедры полимеров имеют возможность поработать на оборудовании. Сейчас в технополисе на всевозможных смотрах, показах и мероприятиях побывали в общей сложности порядка 1500 студентов.

Кроме этого мы принимаем участие и в школьных конкурсах. Мы участвуем в школьной лиге «Наноград», проводили конкурс совместно с министерством экологии. Участвуем в работе по лицею имени Кирпичникова, состоим в попечительский совете.

Интерес к этой работе важно прививать со школьной скамьи. Для студентов важно, чтобы они увидели оборудование, попробовали на нем поработать.

Одна задача — чтобы они после школы решили связать свою работу с производством, с химией, а другая — чтобы обучаясь в вузе, они имели возможность практически применять те приемы, которые они там получают. Сегодня это одни из ключевых наших задач.

— Как вы оказались в команде «Химграда»? Довольны ли этой работой? Что планируете дальше?

— Так получилось, что, занимаясь различными видами деятельности, мне приходилось принимать участие в запуске новых проектов. Когда я работал еще в аппарате Кабинета министров, я принимал участие в создании Агентства инвестиционного развития РТ. Потом принимал участие в создании технопарка «Идея». Каждый раз, когда я приходил на новое направление, приходилось начинать с нуля. Поэтому когда возникла идея по созданию технополиса, мой опыт оказался востребованным.

Мне было сделано предложение заняться этим проектом и начинать его практически с самого начала. Так, начиная работу с развития и поддержки инновационной структуры в целом и поддержки малого и среднего бизнеса, потом работая в технопарке, следующим этапом стало расширение и создание технополиса. По сути, это инфраструктурный стартап.

Сейчас мы смотрим вопросы тиражирования того опыта, который есть – «Химград» это одна из лидирующих площадок, в том числе и по России. Наша задача — максимально эффективно тиражировать те наработки, которые у нас есть.

Фото: Роман Хасаев

Понравился материал? Поделись в соцсетях
4 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Марат
Спасибо Химграду. Благодаря ему наша компания существует уже более трех лет. Мы не загнулись)))
0
0
Ответить

С.А.
Химградовцы молодцы — обслуживание хорошее, поездив по технополисам России, я убедился что одна из лучших площадок в стране у нас в Татарстане
0
0
Ответить

Сергей
развелось всяких технополисов, иннополисов… в маленьких городах градообразующие предприятия банкротятся.
0
0
Ответить

Клим
это хорошо, что химград сотрудничает с молодежью. кадры нужны , вам любой бизнесмен это скажет
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite