Марат Бариев о возможном отстранении российской сборной от зимней Олимпиады-2018: «Этот риск становится все серьезнее, особенно после решения Международной федерации бобслея отменить Чемпионат мира в Сочи»

Беседа с депутатом Госдумы от Татарстана, экс-главой минспорта РТ
Общество 14:29 / 19 декабря 2016
3

Беседовала Кристина Иванова 

Депутат Государственной Думы от Татарстана Марат Бариев, почти 10 лет возглавлявший министерство спорта РТ, а затем работавший генеральным секретарем Олимпийского комитета России, в интервью KazanFirst оценивает вероятность отстранения российской сборной от Олимпиады-2018 и рассказывает, какой турнир надо принять Казани, чтобы в будущем стать столицей Олимпийских игр.

 — Отмена Чемпионата мира по бобслею и скелетону в Сочи — политическое решение?

— Конечно. Если днем руководство международной федерации заявляет, что все нормально, а вечером меняет свое решение на прямо противоположное, понятно, что давление было настолько сильным, что они не смогли его выдержать.

— Высок риск, что на зимнюю Олимпиаду-2018 года российских спортсменов не пустят?

— Высок. Этот риск становится все серьезнее, особенно после решения Международной федерации бобслея. Мы сейчас ждем, когда расшифруют списки Макларена.

________________________________________________

Более тысячи российских спортсменов в 30 видах спорта применяли допинг, сообщила 9 декабря независимая комиссия Всемирного антидопингового агентства (WADA) под руководством Ричарда Макларена. Комиссия представила вторую часть доклада о допинге в российском спорте

________________________________________________

Мы уже знаем, что обвинения касаются 31 биатлониста — это же просто огромная цифра. От расшифровки этих списков во многом будут зависеть наши перспективы перед Олимпийскими играми в Корее.

Важно также, какие решения примут другие федерации по зимним видам спорта. В начале следующего года в России запланированы этап Кубка мира по биатлону и лыжным гонкам в Тюмени, этап Кубка мира по конькобежному спорту, другие крупные соревнования.

Если эти федерации присоединятся к акции федерации бобслея, все очень осложнится. А могут и просто отстранить наших спортсменов, если будут большие списки, как у легкоатлетов и тяжелоатлетов. Тогда российские спортсмены не смогут пройти отборочные соревнования и автоматом пролетят мимо Олимпиады. Остается подождать месяц-полтора, когда эти списки будут обнародованы и международные федерации примут решения.

— На ваш взгляд, речь может идти об отстранении всей российской сборной от Олимпиады-2018?

— Если все будет очень грустно и в каждом виде спорта в списках будут фигурировать по 30-40 российских спортсменов, боюсь, что вопрос может стоять и так. Сейчас же американцы истеричным тоном заявляют, что Олимпийский комитет России нужно исключить из олимпийского движения. Другие подобные отдельные заявления есть.

— А если все же исключат?

— Тогда будем все смотреть только по телевизору. Я надеюсь, до этого не дойдет. Потому что руководители международного спорта реалисты и понимают, что без российских спортсменов соревнования по некоторым видам спорта получатся достаточно пресными и неинтересными как для зрителей, так и спонсоров. Но на них оказывается сильнейшее политическое давление. Да, есть спортсмены виноватые, грязные, которых надо наказывать. Но зачем всех? В чем виноват [спринтер Сергей] Шубенков или [прыгунья с шестом Елена] Исинбаева? Или все паралимпийцы?

— Как сейчас складываются отношения с Международным олимпийским комитетом?

— На прошлой неделе я был в Лозанне в штаб-квартире МОК. Там я как вице-президент международного комитета игр «Дети Азии» отчитывался по этому поводу. На нашей презентации, защите присутствовали несколько руководителей департаментов МОК. Они очень высоко оценили наши игры, в которых участвовали представители 36 азиатских стран из 45, входящих в МОК. Кроме широкого представительства и возможности обкатки резерва мы им показали, как вчерашние участники «Детей Азии» становятся призерами взрослых Олимпиад. Их уже несколько десятков человек.

Азиатам этот турнир очень интересен, потому что кроме «Детей Азии» им фактически негде обкатывать своих ребят. МОК понимает это. Мы предложили проводить еще и зимние игры «Дети Азии» — первые соревнования  запланированы в Южно-Сахалинске в 2018 году. Азиатские страны очень приветствуют нашу инициативу. Арабские Эмираты, Филиппины хотят прислать хоккейные команды. Когда в МОК об этом узнали, то, конечно, очень удивились. У нас пока нет принятого решения о проведении зимних «Детей Азии» в 2018 году, но уже 20 азиатских стран выразили интерес и желание приехать.

________________________________________________

Международные спортивные игры «Дети Азии» проводятся каждые четыре года (с 1996-го) под патронажем Международного олимпийского комитета и охватывают весь Азиатский континент. Цель игр — пропаганда идей Олимпийского движения, развития детско-юношеского спорта и укрепления международного спортивного сотрудничества

________________________________________________

 — Для Казани вы в МОК ничего не предложили?

— Когда мы отчитались и разговор принял более неформальный характер, меня спросили про другие идеи. Они же помнят, что в свое время я был одним из инициаторов проведения в Казани всемирной Универсиады. Я сказал, что у меня есть одна мечта — провести в Казани летние юношеские Олимпийские игры. Я также высказал мнение, что сейчас, с этим докладом Макларена, обстановкой вокруг России, а разговор состоялся как раз 9 декабря, боюсь, у вас поддержки мы не найдем. Они говорят: «Нет, зря вы так. У Макларена своя задача, а у олимпийского движения — свои задачи. Поэтому выдвигайтесь». Они очень по-доброму отнеслись к этой инициативе.

________________________________________________

Юношеские Олимпийские игры — это специальные Олимпийские игры среди молодых спортсменов в возрасте от 14 до 18 лет. Проходят как летние, так и зимние Игры. Они проводятся раз в четыре года — летние с 2010 года, а зимние с 2012-го

________________________________________________

— А на какой год для Казани вы рассчитываете?

— Если Россия подаст заявку, я рассчитывал, что Казань может стать кандидатом на проведение летней юношеской Олимпиады в 2022 году. Но МОК принял решение, что тяжело проводить в один год взрослую и юношескую Олимпиады и надо их развести. Скорее всего, юношеские Игры будут переносить на 2023 год. Но окончательного решения не принято, заявка не открыта. Этой зимой-весной заявочная кампания должна стартовать.

— Руководство России, Татарстана как-то поддержало вашу инициативу?

— Я занимаюсь этим вопросом. Но пока конкретного решения нет. Здесь нужно согласованное решение. Я также понимаю, что есть большая настороженность в связи со сложившейся ситуацией. Проигрывать ведь никому не хочется. Иногда лучше не заявляться и не проиграть, чем заявиться и проиграть. Но я думаю, что надо работать — шансы у нас есть. Тем более речь идет о соревнованиях через семь лет. Уже и футбольный ЧМ-2018 пройдет, если он все же пройдет. Нам же надо поддерживать огонь в костре, содержать и наполнять спортивную инфраструктуру. Так что юношеская Олимпиада стала бы очень уместным и своевременным мероприятием.

— Большая дополнительная инфраструктура потребуется Казани для проведения юношеских Игр?

— Я думаю, ничего не потребуется из капитального строительства.

— Проведение юношеских Игр может стать шагом на пути к проведению взрослой летней Олимпиады в Казани?

— Это было бы огромным шагом. Ведь что такое юношеская Олимпиада? Это мероприятие МОК. Соответственно в столице Игр обязательно проходит конгресс МОК.

Сюда приедут все члены МОК, руководители международных федераций, руководители олимпийских комитетов стран-участниц. Они все увидят своими глазами. Никому не надо будет на пальцах объяснять или на экране показывать. В Казани, конечно, было немало членов МОК и руководителей федераций, но только по тем видам спорта, по которым проводились соревнования. Тем более в сложившейся антироссийской атмосфере нужно растопить этот лед. Это мероприятие [юношеская Олимпиада] помогло бы сделать решительный шаг в этом направлении не только Татарстану, но и России в целом.

— Вы мечтаете привезти юношескую Олимпиаду в Казань. А при вашей жизни рассчитываете на взрослые Олимпийские игры в столице Татарстана?

До юношеских Игр, если они будут в Казани, я точно постараюсь дожить (смеется). А до взрослых — пока рано загадывать. Но бороться за это нужно. Первым серьезным шагом в этой борьбе могут стать юношеские Олимпийские игры. А взрослые Игры по сегодняшней экономической ситуации для нас будут достаточно дорогими. Нашей стране пока сложно будет взяться за этот проект — слишком серьезные ресурсы потребуются. Пока нужно наладить экономику, провести юношеские Игры, надеюсь, снимут санкции, наладятся международные отношения… Вот на этом фоне наша заявка на летние Олимпийские игры будет кстати. А сейчас, если быть объективным, сложно и дорого рассчитывать на это.

— Вы оговорились — если в 2018 году в России пройдет футбольный мундиаль. До сих пор остаются сомнения на этот счет? Недавно президент ФИФА Инфантино во время визита в Казань заявил, что никаких сомнений нет

— У меня за месяц до Олимпиады в Рио не было никаких сомнений, что наши паралимпийцы поедут в Бразилию. Я никак не мог реально представить, что с ними так цинично, бессердечно и жестоко поступят, отстранив всю команду. Но это случилось. Поэтому исключать нельзя ничего. Все будет зависеть от того, насколько руководство ФИФА будет подвержено политической конъюнктуре.

— Вас во второй части доклада Макларена не шокировали обвинения в подмене допинг-проб на Универсиаде в Казани?

— Это не шокировало, но было очень неприятно. Я ожидал, что если они будут шире охватывать, про Казань могут тоже сказать. Но там же фактов никаких нет — это просто голословные обвинения. Макларен указывает, что на Чемпионате мира-2013 по легкой атлетике в Москве система подмены проб уже работала, на Олимпиаде в Сочи она работала, а проверка была на Универсиаде. Но это выдумки и догадки. Начнем с того, спортсмены какого уровня приехали на домашние Игры в Казань, — только Россия, на правах хозяйки турнира, прислала, по большей части, основной состав. У наших спортсменов не было никакого смысла рисковать, учитывая, что они были заведомо сильнее соперников. Я думаю, ничего такого в Казани не было и никаких доказательств, подтверждающих обратное, гипотезу Макларена о начале этой системы в Казани, нет.

Вообще вопросов после второй части доклада Макларена остается немало. Там подтверждается, что баночки для допинг-проб можно открыть, но остаются царапины, которые видны только вооруженным глазом. А где тогда гарантия, что их не открыли другие? А может быть, у спортсменов других стран тоже есть царапины на баночках? А где тогда гарантии, что кто-то не открыл и не подсыпал что-то в них? Где гарантия, что этого не было в Пекине, Лондоне? Сейчас все спортсмены, кто был ранее уличен в применении допинга, могут массово подать иски и сказать, что их банки были вскрыты. Если баночки можно открывать, переливать, что-то подсыпать, то для чего нужна вся эта система, WADA? Можем мы поставить такой вопрос?

— А поставим? Какие будут действия России — ждать расшифровки списков?

— Мы не только ждем. Я пока не могу обо всем говорить. Сейчас наши федерации, Минспорта, олимпийский комитет согласованно готовят свои шаги по итогам второй части доклада — реакция обязательно будет. Но озвучивать предстоящие шаги я пока не могу. Не забудем, что президент России Владимир Путин во время послания Федеральному собранию заявил, что нет худа без добра, что мы создадим одну из лучших в мире национальных антидопинговых программ, которая будет представлена уже в начале следующего года.

Я считаю, нужно действовать более агрессивно и не ожидать шагов со стороны WADA, комиссий. Надо самим предпринимать упреждающие шаги, показать несостоятельность некоторых аргументов.

— А в создании антидопинговой программы вы какое-то участие принимали?

— Сейчас я готовлю законопроект, связанный с антидопинговой борьбой. Закон будет связан с подменой допинг-проб, другими манипуляциями. Они пока находятся вне правовых рамок.

— То есть будет предусмотрена уголовная ответственность за подмену проб?

— Скорее всего, да. Мы сейчас ведем консультации. Я надеюсь, что мы сможем подготовить законопроект к Новому году. Считаю, что это мой вклад в антидопинговую программу.

— Того, что ведется внутри страны в плане антидопинговой работы, достаточно?

— Я считаю, нет. В связи с тем, что лицензию московской антидопинговой лаборатории аннулировали и приостановили деятельность РУСАДА, на местах, к сожалению, недобросовестные специалисты пользуются этим, чтобы достичь быстрого результата своих воспитанников. Я практически уверен, что это есть. Второе — мы не создаем обстановку нетерпимости в стране к попавшимся на допинге спортсменам. У нас не говорят: оказывается, ты мошенник и обманным путем хотел победить спортсменов, завоевать деньги и славу. У нас сочувствуют попавшимся на допинге. Когда будет презрение, осуждение общества к таким людям, ситуация изменится. Одними уголовными кодексами и наказаниями мы ситуацию не переломим.

Фото: Василий Иванов

 

КОММЕНТАРИИ (5)
Гость
Ну, отстранят Россию от всех олимпиад — летних и зимних — и что для меня лично изменится? НИ-ЧЕ-ГО! Мир не рухнет, но и зарплата у меня не вырастет, и воровать из казны меньше не станут. Вся эта свистопляска вокруг России, допинга, олимпийского движения — очередная ошибка англо-саксов, но на деле получится так же, как и с санкциями: подавляющему большинству россиян хуже не будет. И Путину хуже не будет — только лучше. Я бы вообще этот профессиональный спорт закрыл, на фиг. Столько бабла уходит на него…. Если Россию исключат из олимпийского движения, будем устраивать спартакиаду народов России. Всех олимпийских чемпионов — в цеха, заявлять за КФК, как было в СССР, за оклад в 350 рублей и пару доплат. В СССР спортсмен топ-уровня имел доходы, дай бог, всего раз в десять больше простого работяги….
0
ОТВЕТИТЬ
Люся
ага, а глава минспорта татарстана весь такой святой, ничего и не знал про допинги))) надо было честно соревноваться, а не выполнять приказ по победам сверху…сейчас стонут, ой, американцы плохие, вскрыли, что наши допинг жрали…так это наши плохие, что жрали!!!
0
ОТВЕТИТЬ
Пумба
снимать всех надо и готовить молодежь, честно и без всяких допингов…ой, заснул кажется, какая то фантастика
0
ОТВЕТИТЬ
ждущий
А я вот лично хочу, чтобы моя родная Казань когда-нибудь провела сначала юношескую, а потом настоящую Олимпиаду.
0
ОТВЕТИТЬ
Владимир
А я предлагаю, в случае отстранения наших спортсменов от Олимпиады в Корее, просто закрыть транзит через нашу территорию всех, кто «приложил руку» к этому. Пусть огибают нашу страну либо по территории Ближнего и Среднего Востока или вообще через три океана и двенадцать морей. Пусть все эти сэры, месье и кабальеро едут в Корею по тем «горячим точкам», которые сами же и создали.
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое

Как людям, заболевшим онкологией, жить, а не бороться. Рассказывает руководитель волонтерской организации онковыздоравливающих «Мы вместе — Бэз бергэ» Юлия Ивашкевич

Сегодня в Татарстане на учете состоят более 90 000 людей с онкологическим диагнозом. Ежегодно 15 000 человек слышат от врачей: у вас рак
Общество 05:48 / 15 декабря 2016
14

Беседовала Кристина Иванова

Сегодня в Татарстане на учете состоят более 90 000 людей с онкологическим диагнозом. Ежегодно 15 000 человек слышат от врачей: у вас рак. В Год борьбы с онкологическими заболеваниями в республике была создана пациентско-волонтерская организация онковыздоравливающих «Мы вместе — Без бергэ». Ее создателями и вдохновителями стали обычные люди, которые сами столкнулись с этой болезнью. Они лечатся, живут, а также помогают и поддерживают других. Рак они учатся воспринимать не как смертельный диагноз, с которым нужно бороться, а как жизненные обстоятельства, в которых можно и нужно просто жить. Участники движения рисуют, танцуют, обучаются основам макияжа, занимаются йогой, плавают в бассейне, совершают совместные путешествия, дружат, общаются и строят планы. Об этом в интервью KazanFirst рассказывает руководитель проекта Юлия Ивашкевич.

На интервью я пришла в школу рисования, где проходило очередное занятие арт-терапии для онковыздоравливающих. Кисти, краски, карандаши, легкий смех и дружеский разговор — здесь нет места болезни, а царит творчество и жизнь. Меня встретили улыбки участниц, теплота и яркий блеск в их глазах, увлеченность творческим процессом.

⇒Почему в Татарстане растет заболеваемость раком. Объясняет заместитель главврача Республиканского онкологического диспансера

________________________________________________

Ивашкевич —мама троих детей. Выпускница Казанского государственного университета, работала руководителем  управления персоналом «Связной Поволжье». Она умеет собирать вокруг себя людей, заряжает всех своей улыбкой. Почти два года назад она узнала, что у нее рак груди. После операции она перенесла восемь курсов химиотерапии и продолжает лечение

________________________________________________

— С чего начался проект?

— В апреле 2015 года я узнала свой диагноз. Я кормила грудью третьего ребенка и обнаружила шишку в груди. Маммолог сказал, что, скорее всего, ничего страшного нет. УЗИ показало подозрение на рак. Потом у меня срочно взяли биопсию — анализ показал, что вероятность онкологии составляет 90%. До самого дня операции, когда мне сказали, что мне сделают мастэктомию и полностью отнимут грудь, я не верила, что у меня рак. Потом я просто смирилась с неизбежным — не было мыслей: «За что мне все это». После операции я осталась наедине с собой, не знала, когда у меня начнется химиотерапия, сколько будет курсов. Именно тогда у меня родилась идея проекта «Мы вместе». Потому что не было фильтрованной информации, а получить ее очень хотелось. Залезаешь в интернет и видишь массу всякой информации, некоторая была отнюдь не мотивирующего характера для меня. В этом мне очень помогла Ольга Юскевич, моя подругая и замечательный психолог, которая сейчас живет во Франции, но, несмотря на расстояние, оказывает мне колоссальную поддержку и помощь.

С ней мы создали проект, отнесли его в минздрав Татарстана. Проект поддержал министр Адель Вафин. Наша концепция легла на его мировоззрение, оказалось, что мы мыслим в едином ключе. Он как раз и предложил название нашего проекта. «Мы вместе» — хорошее название, потому что людям прежде всего нужна поддержка. Поддержка, а не жалость. Создание общего пространства, а не отстранение и разделение на больных и здоровых.

— Что вы предлагаете своим участникам?

— Наш проект начал функционировать в феврале этого года. 26 февраля мы провели первое мероприятие, постоянно набирая обороты. Сначала это была школа пациента, проходящая ежемесячно и ликвидирующая информационный вакуум благодаря советам врачей, диетологов, психологов. Потом школа красоты для женщин, занятия йогой, встреча Масленицы. Когда женщина проходит химиотерапию, она теряет волосы, ресницы и без этого перестает ощущать себя женщиной. Наши волонтеры — визажисты и косметологи — рассказывали и показывали нашим участницам, что это совсем не так. Красота остается с нами. И это правда. Для этого достаточно посмотреть на наших участниц. Сейчас это обросло новыми масштабными проектами. У нас есть договоренности с пятью бассейнами, где уже проходят занятия плаванием, а в начале следующего года мы будем набирать группу для проведения занятий аквагимнастикой, специально разработанной для женщин, перенесших мастэктомию.

— Я так понимаю, что информационный вакуум — одна из основных проблем?

— Да, специфика такова, что врачу отводится на одного пациента не так много времени. В итоге пациент находится в подвешенном состоянии, смутно представляя, что ждет его дальше. Либо узнает информацию в интернете, содержащем много ненужного. Как раз школа пациента создана для устранения этого вакуума.

— В чем заключается идеология проекта?

— Многие связывают онкологию со словом «борьба». С инсультом не борются, с инфарктом не борются, не борются даже с рассеянным склерозом. А рак сразу же подразумевает борьбу. На нашем последнем мероприятии — благотворительном концерте — были журналисты. В интервью слова «борьба» и «борец» звучали практически каждую секунду. Сам человек настраивается на борьбу. И очень многое у себя забирает.

— А на что он должен настраиваться?

— На жизнь. Лечение — это не борьба, а просто определенный жизненный этап. Есть обстоятельства — рак. Да, такое случается. Причем вне зависимости от чего-то. Никто не знает точную причину возникновения онкозаболеваний, и никто не застрахован от рака. Раком может заболеть любой: ведущий здоровый образ жизни, спортсмен.

Единственный доступный способ управления этой ситуацией — знать как можно раньше, то есть проходить регулярные профилактические осмотры. А люди этого не делают, потому что знать страшно.

Если воспринимать рак как обстоятельство жизни, то большая часть душевных страданий снимается. Все, что мне нужно, — это уверенность, что я смогу жить в любых обстоятельствах. Когда же человек борется, вся энергия сконцентрирована на болезни. Или на том, с кем он борется. Наша задача — не бороться с болезнью, а лечиться. Для этого нужно уметь сконцентрировать все ресурсы: эмоциональные, интеллектуальные, финансовые. Их проще собирать, если человек будет воспринимать рак так же, как и любые другие проблемы, связанные со здоровьем, как обстоятельство жизни.

— То есть ваш основной посыл — настроить людей на жизнь, а не борьбу?

— Да, совершенно верно. Ведь любая болезнь — это тоже часть нашей жизни. Как можно с этим бороться? С кем? И зачем? Борьба — это понятие разрушительное. Это внутренняя агрессия, на которую расходуется очень много сил каждого человека. А ведь все это можно направить на жизнь, а не на войну. На лечение, а не на борьбу. Если бы мы спокойнее переживали этап лечения, то, наверное, более благополучно выходили бы из него, не боялись в это лечение входить. Почему рак часто диагностируется в Европе на начальных этапах, а у нас — нет? Для россиян есть определенный посыл, что рак — это смерть, лечение — это борьба, не жизнь, а антижизнь. На самом деле все проще. Сталкиваясь с серьезным диагнозом, ты просто лечишься и живешь, так же любишь свою семью, занимаешься любимым делом. Просто делаешь это, имея за спиной определенные жизненные обстоятельства, которые ты не преодолеваешь, а проживаешь.

В интернете очень популярен хештег «рак-дурак». Для нас это тоже проявление того отношения к онкологии, которое есть сейчас в обществе. Для многих рак синонимичен смерти, поэтому после постановки диагноза большинство людей испытывают шок, а часто это просто всепоглощающий ужас и ступор. Подобная «агрессия» — «рак-дурак» — помогает выйти из этого ступора, собрать силы. Опять же «для борьбы». А рак далеко не дурак. Для лечения рака требуется холодный рассудок и умение собирать ресурсы.

— Видимо, и само отношение общества формирует настрой на борьбу…

— Да, когда человек впервые сталкивается с болезнью, его отношение к ней формируется прежде всего обществом. Но вот дальше он может изменить его сам. Рак — это просто другой жизненный этап, просто болезнь, которую мы лечим.

— На ваш взгляд, в России есть такое отношение, что человека с раком заранее хоронят?

— Человек сам себя может похоронить. Просто потому что услышал слово «рак». Это стереотипное восприятие надо менять. Есть случаи, когда человеку говорят: ты проживешь полгода, а он живет 10-летиями. У нас в движении есть человек, который прожил после таких слов 11 лет — сейчас он цветет и замечательно выглядит.

Когда я узнала свой диагноз, для меня рак был синонимичен смерти. Но когда начинаешь включать холодный рассудок, то понимаешь, что это не так.

— Вы проводите много мероприятий. Кто финансирует проект?

— Начинали мы за счет собственных средств и усилий волонтеров: визажистов, косметологов, фотографов, артистов. Мы ищем спонсоров. Они есть, но их пока не очень много.

— Когда у движения появится свой сайт?

— Он находится в процессе запуска и будет называться bezberge.com. «ВКонтакте» и Instagram @bez_berge уже действуют наши группы, где собрана информация по особенностям питания, лечения, терапевтические сказки. В нашей группе в Instagram уже более тысячи подписчиков.

— Почему в Татарстане более 90 000 болеют раком, но в вашем проекте задействовано пока не так много людей?

— Я вообще была удивлена, как много людей в Татарстане болеют раком. Когда я первый раз приехала в онкодиспансер, увидела, сколько машин на стоянке. Просто многие заболевшие стремятся поскорее вернуться в привычную жизнь. Некоторые не афишируют заболевание, продолжая работать как прежде, и не делят жизнь на болезнь и здоровье. Некоторые не пользуются социальными сетями, потому не знают о нас. Именно поэтому мы хотим сами идти к людям, расширяя свою деятельность в регионы и другие города. Рака не стоит стесняться. Это не заболевание, приобретенное каким-то постыдным способом. Оно может коснуться любого.

— Вам тяжело справляться со своей работой в проекте?

— Нет, я этого не чувствую. Когда я увидела, насколько люди меняются после занятий, начинают улыбаться, ощущаешь, что все это не зря и не тяжело. Я не могу сказать, что я болею. Я просто не чувствую себя больной. Я, видимо, разъединяю себя с болезнью — может быть, в силу большой занятости. Кроме того, я не одна в этом проекте. Вместе со мной многие люди: наш вдохновитель и психолог Ольга Юскевич, Екатерина Макарова, которая ведет наши группы в социальных сетях, а также пишет удивительные сказки для наших подписчиков. У нас есть координаторы проектов: Аниса Салахова отвечает за наши бассейны, Светлана Кузнецова организовывает арт-терапию. Мы вместе, потому и все успеваем.

— Есть планы расширения?

— Мы бы хотели в этом году запустить проект в Альметьевске. С Челнами выстроилось конструктивное взаимодействие. В Тамбове мы открываем наш филиал. Уже 8 января пройдет первое мероприятие. Мы хотим затронуть и малые города, такие как Кукмор, например. Онковыздоравливающие часто обращаются ко мне с просьбами о трудоустройстве. Надо подумать, как можно решить этот вопрос.

⇒Ученые Казанского университета обнаружили генетическую особенность у татарских женщин, затрудняющую выявление у них наследственной предрасположенности к онкологии

________________________________________________

Принципы движения:

— Жизнь не делится на состояние болезни и состояние здоровья. Физический недуг — это всего лишь обстоятельство жизни.

— Рак — это серьезное, но не всегда смертельное заболевание.

— Мы против «статистики выживания». Статистика полезна для научных исследований при разработке схем лечения. Для конкретных людей «статистика выживания» делит людей на «тех, кто еще не умер» (до пяти лет после постановки диагноза) и нормальных людей.

— Мы не в ответе за свою болезнь, но мы в ответе за отношение к ней. В этом наша свобода.

— Никто не может выбирать, сколько он проживет. Но мы можем влиять на качество своей собственной жизни. Несмотря на все физиологические ограничения, жизнь может быть наполненной и красочной. Всегда.

— Врач не над пациентом. Пациент не под врачом. Они вместе против болезни. Мы за партнерские отношения с врачами.

— Мы доверяем традиционной медицине и считаем, что пока не доказано обратного, рак лечится хирургическим вмешательством, химиотерапией и всеми сопутствующими процедурами. Мы против того, чтобы лечиться мухоморами и пить соду.

— Профилактика — это самое действенное средство против всех болезней. Мы хотим, чтобы каждый человек понимал это и своевременно принимал меры.

— Мы хотим, чтобы работодатели помогали людям, пережившим диагноз, восстанавливаться на своих рабочих местах. Мы все имеем равное право на работу. Для этого необходимо менять общественное сознание и принимать соответствующие законодательные акты. Мы хотим влиять на этот процесс.

— Человек, переживший заболевание, не достоин жалости. Он достоин уважения и понимания. Как любой другой человек. Мы не особенные. Мы такие же, как все.

— Мы хотим, чтобы супруги оставались рядом друг с другом при любых жизненных обстоятельствах, независимо от диагнозов. И хотим, чтобы это было нормой нашего общества.

— Человек, поддерживающий члена своей семьи в прохождении лечения, — не герой. Он просто обычный человек. Так должен поступать каждый. Это должно быть нормально и естественно, просто потому что мы — люди. А помогать ближнему — это человеческое качество.

— Мы хотим, чтобы схемы лечения, предлагаемые врачами, не были ограничены финансовыми возможностями нашей медицины. Они должны быть ограничены только достижениями медицинской науки и практики на данный момент. Мы хотим, чтобы лучшие, самые передовые схемы лечения были доступны каждому. Мы хотим влиять на это.

— Психологическая поддержка влияет на качество жизни во время лечения. Мы хотим показать каждому, что у каждого человека есть очень близкий человек, который всегда с ним, — это он сам. И мы хотим, чтобы у этого человека всегда были ресурсы. Мы ищем ресурсы в творчестве.

— Помощь другому человеку делает тебя самого сильнее, ответственнее и свободнее. Мы за взаимоподдержку.

— Мы хотим, чтобы Татарстан был республикой свободных и ответственных людей, поэтому мы хотим сотрудничать с вузами и студенческими организациями

________________________________________________

Фото: Кристина Иванова

КОММЕНТАРИИ (8)
Габрахар
молодцы, чего еще добавить…
0
ОТВЕТИТЬ
Тайсон
все мы просто кучка атомов!
0
ОТВЕТИТЬ
светлана
Юля,спасибо,что создали «Без берге -Мы вместе » этим вы вернули к жизни многих людей!!! Теперь мы онковыздоравливающие!
0
ОТВЕТИТЬ
Екатерина
Как хорошо, что в республике Татарстан есть такая организация!!! С онкологией сейчас знакомы почти в каждой семье, а значит вы делаете доброе дело для всех нас! Это очень важно и нужно.
0
ОТВЕТИТЬ
николай
Я тоже не сторонник соды и мухоморов но считаю и знаю по опыту что и онкологи тоже далеко не всесильны, а вот Природа и возможности организма соединенные воедино вполне справятся практически с любым раком
0
Екатерина
Да, с онкологией сейчас знакомы почти в каждой семье. И поэтому очень хорошо, что в Татарстане есть такая организация. Это очень важно и нужно. Спасибо вам!
0
ОТВЕТИТЬ
Людмила
Здоровья вам и душевных сил, чтобы продвигать проект. Заходите в Нижнекамск.
0
ОТВЕТИТЬ
Наталья
Вы молрдцы!!!! Подскажите, пожалуйста, а есть такие организации в Алтайском крае, в Барнауле? Может вам известен электронной адрес или сайт. Буду очееь признательна!nata@hramov.su
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
самое читаемое
наверх