Почему у музыкального инструмента нет национальной принадлежности, объясняет учитель игры на этнических музыкальных инструментах Геннадий Макаров

KazanFirst продолжает публикацию материалов о национальных татарских инструментах
Культура 07:56 / 2 марта
7

Беседовала Дария Ярхамова

Педагог Геннадий Макаров и его ученики — уникальное явление для Татарстана. Во-первых, он изготавливает и учит игре на думбре, кубызе и гуслях. Мастер разделяет понятия этнические и элитарные музыкальные инструменты. По его словам, этнические музыкальные инструменты — достояние народа, а на элитарных играли только в ханских дворцах. Также он считает, что нет такого явления, как национальные музыкальные инструменты.

 — Как давно вы начали изготавливать татарские музыкальные инструменты?

— Мне трудно разделять инструменты на татарские и нетатарские. Это просто народные, этнические музыкальные инструменты.

Иногда эти инструменты называют национальными. Я не согласен с этим. Нация — это политическое понятие, которое появилось сравнительно недавно. Интерес к инструментам у меня появился еще с детства. По семейным преданиям, мой прадед  играл на думбре — этакой старинной неунифицированной «балалайке».

Какой этнос с самого начала первым изготовил эти инструменты?

— Инструменты кочуют из одной местности в другую. Если один из них понравится жителям какой-то местности, то они его используют. И не важно, кто эти жители: мордва, чуваши или удмурты. Если мы говорим, что инструмент удмуртский, это значит, что его использовали удмурты. Если говорим, что инструмент татарский, значит, его использовали татары.

— А есть инструмент, который был придуман татарами?

Ни одна народность не придумывала музыкальные инструменты. Скажем, понравилось татарам играть на фортепиано, они играют теперь на нем. Это татарский музыкальный инструмент. Понравилось татарам играть на баяне. Баян стал татарским народным инструментом. Как тальянка. Не важно, итальянцы ее придумали или немцы. Сейчас многие считают, что тальянка исконно татарский музыкальный инструмент. Романтика национального — это удел неравнодушных молодых людей, которые хотят сохранить преемственность культуры между поколениями.

Что вы можете сказать о курае?

— Тот курай, на котором играют сейчас татары, имеет только татарское название. Даже не татарское, а общетюркское. Потому что курай — это от слово «кура», которое означает полое растение, высыхающее к осени. По-русски это дудник, из которого делают дудку.

А сыбызгы — «сыбыз» с персидского — это тоже стебель растения. И ведь не разобраться, кто первым начал изготавливать этот инструмент. Прошло уже много тысяч лет.

— В народе кто играет на подобных инструментах, которые вы изготавливаете сейчас? Кряшены, татары?

— Уже практически никто. Это исторически ушедшие инструменты, на них играют только я и мои ученики. Когда-то на псалтиревидных гуслях играли кряшены. Такие гусли имели аналоги в средневековой Европе. Домбра — это тюркские дорелигиозные традиции. Но даже слово «тюркские» для них не совсем подходит, они, скорее всего, центральноазиатские. А Урал и Поволжье — это западные области центрально-азиатской цивилизации.

Сейчас принимается закон о сохранении нематериального культурного наследия. Какие инструменты в него могли бы войти как для кряшен, так и для татар?

— Пока никакие. Для этого должна быть проведена работа, чтобы инструменты можно было обозначить как культурно-историческое наследие, характерное для Поволжья, татарской культуры. Должна быть проведена научно-исследовательская работа, связанная с восстановлением и реконструкцией этих инструментальных традиций.

Если мы теряем архитектурные ценности, мы можем их восстановить по фотографиям, по археологическим раскопкам. И здесь так же: нужно изготовить все предполагаемые инструменты, научить желающих на них играть.

— Как изготавливаются ваши инструменты?

— Для начала должен сказать, что гусли, например, — это единственный инструмент, который сохранился в живом звучании. Знаю бабушек-кряшенок, которые играют на гуслях. Эти традиции мы в меру возможностей восстанавливаем в консерватории. Чтобы сделать гусли, надо сначала пообщаться с носителем традиций.

Дерево должно быть выдержанное, сухое. Я обычно стараюсь брать мебель, которая сушилась 60-70 лет. Тогда она будет звучать.

Раньше делали струны из кишок животных, а колки из дерева. Сейчас уже есть готовые металлические струны. А колки я беру от старых фортепиано.

— Как делаются думбры?

— Я пытаюсь сделать так, чтобы они были похожи на образцы, которые описываются информаторами. Особенность еще в том, что раньше у думбры не было единого стандарта в форме конструкции. В каждой деревне были свои мастера, вкусы и приоритеты.

По методике — то же самое, что и с гуслями. Тоже из сухого соснового дерева склеиваются. Раньше клеили костным клеем, а сейчас я клею обычным синтетическим.

Как долго по времени изготавливаются эти инструменты?

— В свободное время их получается сделать быстрее. Если быть незанятым и заниматься только изготовлением инструментов, то за одну неделю можно сделать любой из них. Над некоторыми я тружусь месяц. Изготавливаю только думбры, смычковый кубыз и гусли. Бывает, делаю кураи. Но это не так называемые татарские национальные кураи, в основе которых легко просматривается обычная блокфлейта, а старинные длинные кураи, которые в народе называют «нугай курай».

— На каких инструментах вы играете?

— На традиционных. В культуре этнических групп татар есть разнообразные инструменты. К ним можно отнести курай, кубыз, думбру. Я сторонник сохранения многообразия этнических традиций.

Кроме них имелись средневековые элитарные инструменты, которые использовались в ханском дворце. Во дворце казанского хана были инструменты, которые соответствовали традициям дворцовой музыки Средней Азии.

В современной культуре Татарстана стоит задача возродить и элитарные инструменты эпохи Казанского ханства. Это танбур, дэф (бубен). Я имею опыт изготовления хорасанского танбура, бубна и играю на них.

Мы еще мыслим категориями советского времени. Например, расхожее понятие «национальные инструменты» устарело и не отражает всего многообразия оттенков и нюансов истории развития музыкально-инструментального искусства того или иного региона. Если мы говорим о возрождении этнических инструментов, то их нужно возрождать по эпохам.

— Насколько аутентичны ваши инструменты по звучанию со своими далекими предками?

Они достаточно близки по звучанию с предшественниками. Например, раньше, как я сказал, у думбры были кишечные струны, а в моей — не кишечные, но и не металлические. Я применяю капроновые струны. Они по тембру очень близки к звучанию жильных струн.

Иногда в старину вместо кишечных струн брали суровые нитки. Те, которыми шили валенки. Суровые нитки натирали воском и шлифовали. Можно сказать, что думбры были близки к старинным русским балалайкам.

На смычковый кубыз, например, раньше в качестве струн натягивали пучки волос из конского хвоста. По 30-40 конских волос на каждую струну.

К сожалению, сейчас у нас уже нет слуховой памяти, чтобы различить, какой кубыз или думбра звучит по-старинному.

У государственных учреждений имеются программы по сохранению и развитию традиционного инструментального искусства. У нас проходят музыкальные фестивали и конкурсы народных исполнителей. Но поверьте, таких народных исполнителей уже и не осталось. Сейчас нужно десятки лет работать, чтобы возродить игру на этнических инструментах в районах, селах, а потом уже можно проводить фестивали. А у нас устойчивый механизм промежуточной работы по этническим инструментам не сформирован, но проводятся конкурсы и фестивали. Результатов нет, но есть галочка о проведении.

— А именно ваши этнические инструменты где-нибудь звучат?

Звучат. Я благодарен Казанской консерватории и Казанскому институту культуры. В них даются уроки ознакомления с этническими традициями и этническими музыкальными инструментами. Этнические инструменты для своих учеников я изготавливаю сам.

— Этнические инструменты включены в учебный план, или это ваша инициатива —преподавать на них?

Они включены в учебный план как региональный компонент. Раз в неделю студенты первых двух курсов учатся играть на этнических музыкальных инструментах, а также получают опыт игры в составе ансамбля старинных инструментов. Мы часто выступаем перед населением.

— Какой музыкальный инструмент выбирают больше учеников?

Думбра более колоритная. В ней есть своя экзотика. На ней играть проще, поэтому выбирают думбру.

— Сколько у вас учеников?

На кафедру этномузыковедения мы принимаем двух или трех студентов. Они учатся четыре года.

С ними мы недавно выступали в Альметьевском колледже искусств, в Елабуге, в Пестрецах. Сейчас готовимся к поездке в Закамский регион.

Для этого мы связываемся с местными этнокультурными организациями и согласовываем выступления. Хочется выразить большую благодарность кряшенской этнокультурной организации РТ, которая помогает нам с транспортом и всячески поддерживает нас.

— Сколько по времени занимает обучение игре на инструментах?

— Практически через две недели уже можно научиться играть и петь.

— Расскажите о себе.

Мне 65 лет. Это возраст, когда уже надо в полную мощь отдавать нажитое и готовить новое поколение. Чем я собственно и занимаюсь в Казанской консерватории.

Я закончил музыкально-педагогический факультет КГПУ по специальности «учитель музыки».

В Татарстане очень большой интерес к историческому культурному наследию, но на серьезном уровне к старинным инструментам внимания недостаточно.

— Как привлечь внимание к этому направлению искусства?

Нужно усилить исследования и сделать эти результаты доступными для молодежи, чтобы ценности истории музыкальной культуры Поволжья в эпоху Булгара, Казанского ханства, государства Российского были доступными в современном информационном пространстве. Ну и, конечно, должно быть больше звучащей музыки на этих инструментах.

— Вы подготавливаете специалистов по этнической музыке только в консерватории?

Только в консерватории. Имеются возможности и в институте культуры, но там эти дисциплины преподаются лишь для общего ознакомления. Наши студенты после завершения обучения сами организовывают фольклорные коллективы, занимаются научно-исследовательской деятельностью.

⇒«Душа татарского народа». Почему курай до сих пор не считается национальным музыкальным инструментом, объясняет мастер и учитель музыки Рафаэль Гайзетдинов

КОММЕНТАРИИ (3)
Загит кызы
Татарлар нәкь иң яхшы халык дөньяда. Бу бабай дөрес ясы кочан ясы музыка коралы. Лякин татар халык бар һәм милли коралы бар.
0
ОТВЕТИТЬ
Марина
Какая интересная статья! Читаю и наслаждаюсь, а в ушах звучит курай! Побольше бы таких статей и журналистов . Автор суперпрофессионал!
0
ОТВЕТИТЬ
Ринат
Настоящий журналист написал профессионально о замечательном музыканте. Он пытается оторвать молодежь от безумного прожигания жизни. И спасибо ему, и долгих лет.
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое

Как был создан первый русско-татарский электронный озвученный переводчик и какие мультфильмы надо смотреть детям, чтобы не забывать татарский язык. Рассказывает директор «Татармультфильма» Азат Ганиев

О последних тенденциях татарской национальной мультипликации — в интервью KazanFirst
Культура 14:26 / 28 февраля
3

Беседовал Ильнур Ярхамов

Азат Ганиев — внук известного татарского филолога и переводчика Фуата Ганиева. Русско-татарские и татаро-русские словари и разговорники, вышедшие под редактурой его деда, есть на книжной полке почти в каждой татарской и русской семье, интересующейся культурой, обычаями и языком Татарстана. Труды ученого переиздаются и востребованы по сей день.

Азат Ганиев, так же как и дед, занимается сохранением и развитием татарского языка. К сожалению, академик Ганиев ушел из жизни 28 февраля 2016 года в возрасте 86 лет.  К годовщине его внук подготовил вместе с Татарским детским издательством первый русско-татарский электронный озвученный словарь, состоящий из более 30 000 слов. Слова на татарском языке произносит приятным голосом актриса театра имени Галиаскара Камала Лейсян Файзуллина.

Ганиев-младший также возглавляет «Татармультфильм». Как проходило создание словаря и какие мультфильмы лучше всего смотреть детям для погружения в татарскую языковую среду, он рассказывает в интервью KazanFirst.

— В чем значимость электронного русско-татарского словаря академика Ганиева?

— Это уникальная вещь. Для большинства людей это первый русско-татарский словарь в интернете, к тому же озвученный. В нем более 30 000 слов. При переводе используется не одно какое-то значение, а несколько. Этот словарь поможет не только ученику школы сделать домашнее задание на татарском языке, но и студенту-филологу, который изучает татарский язык. Словарь — большое сокровище нашего татарского народа.

Он озвучен профессиональными дикторами. Во время записи в студии присутствовали эксперты-филологи КФУ, которые вслушивались в каждый слог. Для меня лично этот словарь — дань уважения моему деду. Это своего рода его наследие, которое уже будет жить вечно.

Фоат Ашрафович Ганиев стоял у истоков основания татарского детского издательства. Он был главным редактором, участвовал в разработке потрясающих книг. Они стали в прошлом году подарком первоклассникам президента Татарстана [Рустама Минниханова] — «Әкиятләр илендә» («В стране сказок»), а также мэра Казани Ильсура Метшина — «Минем Казаным» («Моя Казань»).

Задача нашего поколения — увековечить наследие Ганиева, пронести его через года и сделать так, чтобы оно было доступно всем.  Поэтому сейчас каждый человек, зайдя на страничку Ganiev.org, может погрузиться в красоту татарского языка, увидеть не только, как эти слова пишутся, но и как они правильно читаются.

— Как долго делался электронный словарь?

— Первая часть — озвучка — одна из самых трудоемких. Потому что более 30 000 слов. У каждого по несколько значений. Словарь сам по себе здоровый, огромный. На озвучку ушло полтора года. Немало времени понадобилось для того, чтобы порезать озвучку на звуковой дорожке. Надо сделать программную оболочку, дизайн сайта — это же всё, по сути, программа. В словаре все слова, ударения подбивались вручную. Наверное, на реализацию проекта ушло четыре года.

— Большая команда работала над словарем?

— Разные специалисты были задействованы в разные времена. Не было такого, чтобы они все работали вместе. Их общее число — 25-30 человек.

— В словаре все татарские слова озвучены женским голосом?

— Да, все. Женский голос легче воспринимается, его удобно слышать как женщинам, так и мужчинам. Недаром многие автомобильные навигаторы оснащены именно женским голосом.

— Кому принадлежит этот голос?

—  Это знаменитая актриса театра имени Галиаскара Камала Лейсян Файзуллина. В словаре представлен только её голос.

— У татарского языка есть немало диалектов…

— В русском языке принято считать образцовым московское произношение. Если мне не изменяет память, так повелось с 30-х годов XX века на радио, на телевидении. А в татарском языке — казанское произношение. Диалекты больше всего можно почувствовать и услышать, когда человек говорит речью, не отдельными словами, а предложениями.

— Сегодня не всё вечно в интернете и если доменное имя своевременно не продлено, то контент удаляется, уходит в небытие. Как вы решили этот вопрос?

— Сайт закреплен за Татарским детским издательством. Словарь сделан под эгидой издательства и на его средства. Сайт словаря — наш общий дар людям.

— Во сколько вам обошлся этот проект?

— Всё за счет наших внутренних ресурсов. У нас недавно звукозаписывающая студия появилась, ею мы тоже воспользовались. Так-то мы не считали общую сумму, которая пошла на проект. Но точно то, что это выйдет в серьезную сумму, примерно в несколько миллионов рублей.

— Когда вы реализовывали проект, для себя лично какое-то открытие в татарском языке сделали?

— Как говорил Тукай, «татарский язык — великий язык». Он очень логичный, четко структурированный. По построению предложений очень правильный язык. Он обладает огромным богатством. Например, в каком языке мира есть такое понятие, как «моң»? Только у нас, только в татарском языке.

— А если попытаться его перевести на русский язык?  

— А как это сделать? Вот мы когда у себя в студии делаем какой-то проект, то одно из главных условий, чтобы проект звучал в форме слова «моңность». Мы не говорим, например, «татарскость». А «моңность» очень даже хорошо звучит. В этом понятии у нас, татар, есть всё — и мелодия, и состояние души.

— Какое будущее видите у ваше проекта русского-татарского словаря в интернете?

—Будущее есть. Так как мы татарское и детское издательство, то совместно со студией «Татармультфильм» у нас есть проект создания анимированного словаря для детей. Есть, например, слово «йөгерү» (бежать), надо, чтобы рядом с ним была анимация бегущих мальчиков или девочек. Но это как один из вариантов.

Мы готовы развивать словарь. Мы посмотрим, какая у сайта будет посещаемость, будет ли словарь пользоваться спросом. Посмотрим на обратную связь. Идеи и замечания по словарю можно присылать на адрес Татарского детского издательства.

— Вы в личной жизни татарский язык используете? В семье на каком языке у вас разговаривают?

— На нескольких языках разговаривают. У меня подрастает дочка. С женой мы стараемся с ней говорить на трех языках: татарском, русском и английском.

— Глобализация отражается на степени владения языком. У татарского языка есть будущее?

— Будущее есть.  Татарский язык изучить несложно, просто нужны правильные методики.

— Может, поделитесь каким-нибудь конкретным предложением?

— Ребенка нужно погрузить в татарскую языковую среду.  Чтобы это было ему интересно. Этим мы и занимаемся — делаем мультики, учебники, книжки, интернет-продукты, фильмы, ролики.

— Мои друзья недавно обрадовались, что на татарский язык перевели мультик «Фиксики». Его серии были выложены на сайте министерства образования Татарстана. Такое впервые на моей памяти. У вашего «Татармультфильма» есть канал на Youtube, на котором каждый выложенный мультфильм собирает по несколько десятков тысяч просмотров. Правда, мультфильмы выходят на канале редко. Как часто для языковой среды детей должны появляться мультики на татарском языке?

— Процесс создания мультфильма — долгосрочный. Один трехминутный мультик в московской студии «Союзмультфильм» делается как минимум семь-восемь месяцев.

— Даже с учетом нынешних технологий?

— Даже с учетом нынешних технологий. Мультфильмы бывают разные: есть четыре вида. Тот же мультик «Фиксики» — это трехмерка, то есть 3D-графика. Художники их не рисуют, этим занимаются программисты. Моё личное мнение, хотя я могу ошибаться, в том, что трехмерные мультфильмы — это не мультфильмы. Да, они нравятся детям, потому что динамичны, интересны, классно проработаны, над каждым таким мультфильмом трудятся две-три сотни человек. Например, на того же «Шрека» до жути много человек работает. В таком мультфильме пропадает художественная магия, которая исключительно передается на кончике пера. Это моё понимание.

Второй тип мультфильма — это, грубо говоря, «Ёжик в тумане». Классическая перекладка. Рисуется персонаж, отдельно рисуются части его руки или ног. Они переставляются, двигаются, тем самым давая нам анимацию. Так тоже надо уметь делать.

Третья технология — это а-ля «Ну, погоди!». То есть рисованная фазовка. Мы делаем, своего рода, перекладку с использованием элементов фазовки.

Мультфильм «Фиксики», переведенный на татарский язык, — это, конечно, здорово. Но мы делаем свои мультфильмы. «Фиксики» на татарском языке никак не станут татарскими мультфильмами. Скажем, если взять банан и наклеить на него этикетку «татарский банан», от этого он не станет татарским. Перевод мультфильмов на татарский язык — то же самое.

Те, кто смотрел «Фиксиков» на русском, так и будут смотреть на русском языке. Те же, кто не смотрел «Фиксиков» из-за того, что не знал русского языка, а знал только татарский, — таких немного. А чтобы тех, кто смотрит «Фиксиков» на русском, переманить на татарский язык, надо делать свои мультфильмы. Гораздо приятнее и интереснее будут смотреться альтернативы «Фиксикам».

— У «Татармультфильма» сейчас в разработке какие масштабные проекты?

— Мы сделали проект «Стрела наследия». Это первый в истории полнометражный татарстанский мультфильм. На сайте он представлен как сериал из семи серий. Сейчас мы из него делаем полнометражный фильм. В нем главные персонажи Роман и Зулейха. Они по ошибке освобождают злого Шамана из бубна. Шаман мечтает обрести власть и уничтожить весь мир. Сюжет незамысловатый. Чтобы спасти мир, Роман и Зулейха должны найти артефакты, вставить их в «стрелу наследия» и с их помощью злого Шамана заточить обратно в бубен.

По сюжету мультфильма ребята знакомятся с хранителями этих артефактов: Воин-тень из Елабуги в Чертовом городище, Зилантик из Зилантовой горы под Казанью,  Водяная из Тайницкой башни, Домовой из Великого Болгара.

— Вы опираетесь исключительно на местный фольклор… А какой самый главный посыл вы вкладываете в этот мультфильм?

— «Знай и цени свою историю». В каждой серии мультфильма есть историческая составляющая. Мы когда работали над сценарием, то тесно привлекали специалистов из Института истории имени Марджани. В мультфильме рассказывается история возникновения Волжской Булгарии, взятия Казани, остров-града Свияжск, Болгара, Зилантовой горы, Тайницкой башни.

Сейчас это будет полнометражный анимационный фильм продолжительностью 63-64 минуты. Мы представим его на главном российском анимационном фестивале в Суздале, который пройдет с 14 по 21 марта. Это, по сути, анимационный Оскар России. Там собираются все студии и мультипликаторы.

— Кроме интернета ещё где-то можно увидеть ваши мультфильмы?

— У нас несколько каналов: соцсети, сайты, показы в школах и в кинотеатрах. «Стрелу наследия», например, мы показывали в кинотеатре «Мир» и в «Магии кино», что в торговом центре XL. Планируем широко показывать полнометражный фильм, как только работа над ним завершится. В этом году также запланировано создание новых семи серий, но уже по другому сюжету. Если предыдущие серии были про историю, то эти — про культуру, про быт и наши ценности.

Этот наш мультфильм мы считаем альтернативой «Фиксикам». Но конкурировать с ними очень сложно, потому что они мелькают на федеральных телеканалах, на портфелях, карандашах, футболках и так далее.

ТНВ и «ТНВ-планета» показывали «Стрелу наследия». Первый — на русском языке, второй — на татарском. Федеральный канал «Мультимания» тоже показывал «Стрелу наследия». И все говорят: «Дай, дай ещё мультики». Сам сериал сделан на трех языках: татарском, русском и английском.  Полнометражный фильм так же будет на трех языках.

КОММЕНТАРИИ (9)
Бабай
а клава то игровая у парня…)
0
ОТВЕТИТЬ
Фарид
Спасибо, как раз искал мультфильмы на татарском языке! Теперь буду знать
0
ОТВЕТИТЬ
Малай
молодцы, правильное дело делают, сейчас уже теряется татарский язык, чтобы его сохранить, нужно его значимость и интерес привить детям
0
ОТВЕТИТЬ
Абый
Как татарин из Ульяновска говорю большое спасибо Азату эфенди за такой полезный труд и память в честь своего деда
0
ОТВЕТИТЬ
Артём
Интересно, а дотации сколько процентов бюджета составляют у них?
0
ОТВЕТИТЬ
tatar
Спроси у своих сородичей, какие дотацие на сохранение русской культуры.
0
Василий Иванович
какой прекрасный материал! читали всей семьей, столько интересного узнали! побольше бы таких статей, а то чернуха и татфондбанк надоели. спасибо Автору! пеши исчо!
0
ОТВЕТИТЬ
Рафэль
Прекрасно, что появился Электронный русской-татарский словарь Ф. А. Ганиева! Маленькое замечание редакции Kazanfirst — всё-таки адрес Ganiev.org следовало бы, на мой взгляд, выделить более отчётливо, в виде активной гиперссылки.
0
ОТВЕТИТЬ
Ринат
Замечательно. Поддерживаю РАФЭЛЬ. Нужна большая реклама. Тот кто откликнулся на эту статью, привлекайте родственников и друзей. Только вместе сохраним язык.
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
самое читаемое
наверх