Рафаэль Хакимов: Ислам не един, он разный

В эксклюзивном интервью журналисту издания KazanFirst директор Института истории им. Марджани рассказал о различиях в исламе и зубах казанских ханов, которых не захоронили. Как он испортил отношения с имамами, у 54% из которых нет аттестатов об окончании школы. Почему считает враньем рассказы о войне русских и татар во времена Золотой Орды, кто на самом деле создал Москву. А также похвалился журналом «Золотоордынское обозрение», цитируемым топовым мировым ресурсом, ориентированным на естественные науки

В эксклюзивном интервью журналисту издания KazanFirst директор Института истории им. Марджани рассказал о различиях в исламе и зубах казанских ханов, которых не захоронили. Как он испортил отношения с имамами, у 54% из которых нет аттестатов об окончании школы. Почему считает враньем рассказы о войне русских и татар во времена Золотой Орды, кто на самом деле создал Москву. А также похвалился журналом «Золотоордынское обозрение», цитируемым топовым мировым ресурсом, ориентированным на естественные науки.  


Ильнур Ярхамов — Казань

Про исламскую традицию

В вопросе профилактики экстремизма есть несколько элементов: умма Татарстана, сам терроризм, ислам. Говорить, что ислам никак не причастен к терроризму, — это мне кажется некой уловкой политиков, которые не хотят ответить на этот вопрос. Среди террористов есть мусульмане. Они сами себя так называют, так себя определяют. А куда денешься, если они себя таковыми считают?

Можно сказать, что это ненастоящие мусульмане, но по каким критериям? Если я сказал шахаду «Нет Бога, кроме Аллаха и Мухаммад его пророк» — всё, я мусульманин. Можно все пять столпов назвать, и акыду (вероучение, символ веры. — Ред.) рассказать, и пойти в кого-то стрелять.

На самом деле надо понимать, что ислам не един, он разный. Вот это надо признать. У нас есть татарский, региональный ислам. Есть и другие виды ислама. Также есть сунниты и шииты, ханафиты и маликиты, исмаилиты. У татар есть свои традиции, ислам у нас всегда очень толерантный.

Надо понимать, что в исламе есть национальные традиции. Но как только имамы встают на путь, что ислам един и все мы мусульмане и что нет никаких национальных различий, — вот вам основа для радикализма. Лучше говорить, что ислам везде разный и у нас свой ислам. Я так и говорю, что джадидизм — реформированный ислам, он может реформироваться и должен реформироваться.

Когда мы говорим «татарский ислам» или «татарское богословское наследие», то это не значит, что наши богословы выходят за рамки Корана. На самом деле это вопрос интерпретации. Если взять, например, Мусу Бигиева — радикального богослова, то мы увидим очень свободную трактовку. Наша богословская традиция намного выше, чем все арабские богословы XX века. Это я так утверждаю, потому что читал то, что там пишут, и то, что у нас осталось.

Для арабских богословов идеи Мусы Бигиева — радикальная трактовка. Он, например, говорит, что женщина равна с мужчиной. А в Коране не совсем так: хотя Священная Книга и допускает равенство, но есть айяты, которые говорят о различии, например, в вопросе права наследия.

Но если вы возьмете труды Ибн Араби и сравните с Мусой Бигиевым, то большой разницы не увидите. У нас в исламском мире был период, когда все ушли в схоластику. И интеллектуальная жизнь застыла. Все говорят, что они ханафиты, но я не уверен, что все они читали труды Абу Ханифы.

Если почитать Абу Ханифа, то он настоящий джадид. Я даже в своё время предлагал его труды опубликовать, но не подписывать их его именем. Хочется посмотреть, как его начнут громить наши исламисты.

FNR_5073

Про Рустама Батрова

Я читал труд про Абу Ханифу, написанный бывшим заммуфтия Рустамом Батровым. Он его издал ещё в Нижнем Новгороде. Но потом Батров забыл про этот труд, когда стал заместителем муфтия. Я даже писал, что неплохо было бы ему вспомнить и перечитать свою книгу про Абу Ханифу. И вот сегодня он вернулся к выводам своей книги.

Но я не понимаю такую конъюнктуру. Я сейчас говорю то, что всегда говорил. За это я, конечно, пострадал сильно. На меня успели накатать жалобу и муфтий Татарстана Гусман хазрат Исхаков Владимиру Путину, и муфтий Москвы Равиль хазрат Гайнутдин — Минтимеру Шаймиеву. Совсем недавно кто-то на меня написал жалобу в прокуратуру. Но я всё равно продолжаю говорить то, что говорил раньше.

Меня и Шаймиев пытался подправить. Тогда я сказал, что ладно, я больше не буду говорить. Но всё равно остался при своем мнении. Потому что я читал наших богословов, в отличие от других имамов. Я их всех перечел.

Когда ещё Рафик Мухаметшин, глава Российского исламского института, работал в нашем институте, мы издали антологию татарских богословов — это около 10 томов. Я как редактор вычитывал каждый том. Это великолепное наследие. В них собраны самые передовые мысли авторов. Ученые из Пакистана или египетского Аль-Азхара далеки от того, чего достигли наши татарские богословы.

Поэтому у нас, собственно говоря, вовсе не этнический или татарский ислам. У нас своеобразный ислам, у нас возвращение к тем результатам, которые достигли Абу Ханифа, аль-Газали, ибн-Араби.

Я с салафитами и фундаменталистами согласиться не могу. Поэтому если меня спрашивать, то я за раскол… с салафитами и фундаменталистами. Общего языка у меня с ними нет.

Про перезахоронение костей казанских ханов

При захоронении костей ханов некоторые представители духовенства стали говорить как чистые фундаменталисты. Мы говорили, что надо перезахоронить по историческим традициям у татар. Сейиды ханов хоронили определенным образом. Не я придумал церемонию, и вряд ли сейиды глупее наших имамов. Наши имамы хотели захоронения чисто по арабской традиции.

Мне, конечно, всё равно, как на самом деле перезахоронили. Но есть историческая традиция, наш институт написал историческую справку.

То, что наконец-то перезахоронили, — это очень хорошо. Просто я уже 10 лет говорю, что надо бы перезахоронить. Хоть так, хоть эдак. Нельзя, чтобы останки ханов валялись на полках. Хотя, конечно, мы зубы себе оставили для будущих генетических исследований. Зубы — это наиболее надежная часть для анализов. К сожалению, такое исследование очень дорогое и нашими силами сделать это невозможно. Это так, если делать полное исследование. Если же взять только Y-хромосому, то дешевле получается.

FNR_5065

Про до сих пор не выбранного ректора Болгарской исламской академии

Ректора непросто выбрать. Всё-таки он должен быть солидным, знать наши традиции. Также есть страх, что, выбрав не того человека в ректоры, будет привнесен арабский ислам.

Мухаметшина не сделают ректором, потому что он уже возглавляет Российский исламский институт. Я думаю, что всё же кандидатуру ректора будет определять не Духовное управлением, а правительство Татарстана или Аппарат президента. Для них важно, чтобы человек был опытным.

У нас целый отдел истории религий и общественной мысли растащили и для Болгарской исламской академии тоже. Сейчас мы заново его начали набирать — двух сотрудниц взяли. У нас там девять человек работали. Руководитель отдела Дамир Шагавиев на полставки остался. Рамиль Адыгамов, который ещё казый Казани, у нас остался работать. Кого-то в Казанский университет забрали, кого-то в Российский институт Рафик Мухаметшин взял, также в Академии наук создали структуру, занимающуюся исламом, и туда нужны были люди. В общем, сейчас можно сказать, что отдел растащили.

Поэтому вот так и сотрудничаем с Болгарской академией — подготовили под них кадры (смеется).

Сейчас мы думаем над оживлением этого отдела — хотим изменить его концепцию. Всё-таки мы постараемся его переориентировать из богословия в сторону истории. Мы не хотим, чтобы у нас отнимали наши кадры. Пусть исламские учебные заведения сами готовят свои кадры.

Про отношения с имамами

С имамами у меня отношения сильно испорченные. Хотя у 54% имамов нет аттестатов зрелости (и это официальная цифра). Другими словами, они не закончили среднюю школу, тем не менее они думают, что ислам знают лучше, чем Ваш покорный слуга. У меня две книги вышли о татарских традициях в исламе и куча статей на разных языках, но… именно они якобы отстаивают «правильный» ислам.

Я, конечно, обещал по исламским делам помалкивать. Но мне постоянно задают по этой теме вопросы, не дают мне сдержать моё слово. Поэтому я умолкаю.

Про «ордыноведение»

Золотая Орда для своего времени, в средневековье, была лучшим государством в мире. Его нельзя окончательно и полностью изучить. Хотя мы и ограничены в плане количества исторических источников. Но из того, что есть, не всё ещё изучено. В МГУ есть очень хорошие специалисты по Золотой Орде. Они сидят на исследовании исторических источников из Венеции и Генуи. А в Ватикане просто несметное количество источников, но туда не пускают.

В Оксфорде мы не так давно презентовали первое монографическое издание по Золотой Орде на английском языке. Английский университет нас обеспечил западными авторами, чем поднял нам уровень авторитетности. Но самое важное, что было для нас, — это доверие к нам со стороны Оксфордского университета.

В этом труде мы смогли собрать всё, что сегодня делается по изучению истории Золотой Орды. Мы знаем, в каком в настоящее время состоянии так называемое ордыноведение.

У нас сейчас также выходит журнал «Золотоордынское обозрение». К слову, он в списке цитируемости Web of Science. То есть журнал находится в рекомендации самого топового ресурса и там цитируется. Для нас это очень престижно. Думаю, по всей России мало кому из гуманитариев удалось попасть в этот ресурс. Web of Science сам по себе не любит гуманитарные журналы, он больше ориентирован на естественные науки.

Также у нас выходит ежегодник «Золотоордынская цивилизация». Он в списке уровнем ниже — в РИНЦ. В научном мире это считается первой ступенькой, простенькой. Вторая ступень — Scopus, третья — Web of Science.

У нас также есть журнал «Нумизматика Золотой Орды». В общем, работа по исследованию истории Золотой Орды идет постоянно. Раз в два года проводим форумы в Казани. Собираются лучшие умы, на последний приехали из 18 стран.

FNR_5048

Что неясно про Золотую Орду?

На сегодня нам более-менее понятна политическая сторона Золотой Орды, её клановая структура. Нам ясны географические масштабы страны и их событийная сторона.

Но нам сейчас далеко не всё известно об экономике страны. Хотя мы финансовые структуры Орды изучили. Нам также непонятно, как шли экспорт и импорт. Надо изучить налоговую систему. Это непросто прояснить, потому что у страны была слишком большая территория.

Надо также исследовать влияние Орды на другие, соседние страны. Например, хорошо, что в Польше есть большой архив. Есть и специалисты, которые этой проблемой занимаются. А на Болгарию или Румынию какое влияние было? Тоже не до конца ясно. Мы даже не можем однозначно говорить о влиянии Орды на Русь. Хотя профессор МГУ Антон Горский многое в этой части проясняет.

Думаю, нам дальше в плане исследовательской задачи надо двигаться в сторону русско-татарских отношений.

В истории антагонизма между русскими и татарами не было

Есть много вранья, что русские с татарами все время воевали, что русские восставали против Орды. Неправда.

На самом деле на Руси эти восстания были против своих же русских князей, которые к татарской дани добавляли свои поборы. А татарская дань была довольно щадящей. И вообще, в Золотой Орде налоговая система была гибкой — государство стремилось не обобрать людей, а стимулировать экономику.

Антагонистического противостояния русских и татар вообще не было. Мы семь томов истории татар написали и не смогли найти антагонизма. Скорее всего были политические разборки, в которых с одной стороны участвовали русские и татары, а с другой — то же самое.

Поэтому надо показать, что не было антагонизма, а что был симбиоз. Золотая Орда — это всё-таки тюрко-русский симбиоз.

FNR_5045

Про симбиоз при взятии Казани

К сожалению, в событиях взятия Казани и со стороны московских авторов есть стремление найти антагонизм между народами. И среди местных, то есть казанских, авторов есть такое проявление. Но это чисто политические дела. Всё-таки у Ивана Грозного вся конница была татарской во главе с Шахали. Тут, правда, при взятии города со стороны казанцев не было русских. Но их, видимо, татары попросили до ожесточенной битвы уйти. Поэтому все русские ушли из Казани. В городе же был целый русский квартал, и они спокойно жили за стенами до Ивана Грозного.

А по факту войска Грозного взяли Казань, мурз перевели в ясачных крестьян. В то же время других татар наградили землей. Иными словами, на место одних татар пришли другие, лояльные татары.

Это было всё ещё время полураспада Золотой Орды. Тогда Москва, Казань и Крым боролись за гегемонию, где будет столица Золотой Орды. В то время никто не думал отделяться и обособляться.

Про симбиоз татар и русских в Смутное время

Местные мурзы в Смутное время не дали казанскому дьяку Никанору Шульгину отделить Казанское царство (официальное название) от Московии. Шульгин исторически и был сепаратистом — два года не отправлял налоговые сборы в Москву. Тогда Казань и Нижний Новгород были сами по себе. Шульгин просил Турцию поддержать его автономию.

А против Шульгина выступили местные татарские мурзы. Просто тогда татарское самосознание было имперским — татары воспринимали территорию Руси и Московии как не чуждую себе. Москва тогда была полутатарским городом. Ведь Москву как таковую создавали при хане Менгу-Тимуре. Хотя и говорят, что основатель Юрий Долгорукий. Но он в тех краях был один раз, случайно, на заимке в Суздальском княжестве, да и то с целью хорошо гульнуть и отдохнуть. Вот и всё. Долгорукий никак не связан с основанием Москвы.

На самом деле для Даниила, внука Александра Невского, татарский хан специально выделил удел. Потому что сам Невский для хана Бату был самым приближенным человеком, его потомков в Орде почитали как родню. Даниилу потребовался для кормления удел, поэтому Менгу-Тимур и выделил ему мордовскую деревню и сделал её Москвой. Там сидели татары, русские и финны.

А если брать Смутное время, посмотреть тогдашние источники, то можно увидеть, что с каждой стороны есть «татарове». В этот период ещё не было устоявшегося понятия «русские». Там писали «москвичи», «тверичи», «рязанцы», «нижегородцы» и «татарове». Татары были уже сложившимся народом с ордынских времен. Времена Смуты без татар не понять. Были «романовские татары». Кстати, Михаил Романов сидел взаперти в Ипатьевском монастыре, вотчине Бориса Годунова. Это территория «романовских татар». Были также «касимовские татары» и, конечно, «казанцы», то есть русские с татарами. Казаки по-русски тогда плохо говорили и не так далеки были от своих тюркских корней. На самом деле Пожарский воевал с казаками, а не с поляками. Татары всегда были там, где была конница. Русской конницы как таковой ещё не было. И среди польских уланов, и среди литовских ратных людей были татары.

Поэтому событие Смутного времени — это однозначно решение внутренних политических проблем и формирование России как таковой, в чем активно участвовали татары.

FNR_5107

Про Институт истории имени Марджани

Когда создавался наш институт, то перед нами ставили несколько целей и задач. Самая крупная и важная из них — написать достоверную историю татар. Эта задача звучала на Всемирном конгрессе татар, писались письма президенту, в его администрацию, парламент, в газеты. Мы написали такую историю.

Что касается ислама, то, когда он начал возрождаться, наша задача состояла в том, чтобы вернуть людей к нашим традициям джадидизма. Мы выпустили антологию татарской богословской мысли. Сегодня думаем увязать джадидизм с переходом татар к капитализму. Ритуальная сторона нам не интересна.

У нас есть задачи, которые ставят республиканские власти. Например, последнюю задачу, которую нам поставил президент Татарстана Рустам Минниханов, — это найти все захоронения татар в Европе.

Когда мы семитомную историю написали, то обнаружили какие-то пробелы. Или, так сказать, требования снизу, от народа исходящие. Например, к нам поступают вопросы, а как же обстоит дело с историей татар Сибири? Сибирские татары говорят нам, что они другие, не такие, как казанские, что они другой народ. Также раздувалась истерия вокруг кряшен, что они тоже отдельный от татар народ, у них другой язык и т. д.

Вот на эти вызовы нам надо было ответить. Показать на документах, откуда кряшены, сибирские татары появляются.

Мы, например, написали книгу «Татары Приуралья». Башкирские националисты сразу подняли шум по этому поводу. Нас обвинили в том, что мы куда-то загоняем башкир. Да никуда мы их не загоняем. Мы просто говорим, что вот есть татары Приуралья, вот как они жили, где жили. Причем этот труд пишем не мы, казанские исследователи, а в большей степени москвичи. В книге все источники указаны. Если не веришь автору, то опровергай обстоятельно, опираясь на сами источники.

Сейчас мы в институте начали работу по татарам в Европе. Ученые туда едут, исследуют, какие там татары: пришлые или непришлые, с какого века там осели. То есть нам надо написать, откуда появились татары в Европе, будь то финские, румынские или ещё какие.

В принципе мы можем начать с гуннов в Европе, так как более ранний период плохо изучен. Западные гунны — это же булгары. Атилла всё же отсюда, с берегов Волги-Идель ушел.

Планы института утверждаются на нашем ученом совете, но они должны стать госзаданием со стороны государственных органов. Сверх плановой работы нам иногда дают дополнительные задания с отдельным финансированием, но это уже сверхплановая работа.

Про захоронения татар в мире

Святое дело — знать захоронения татар. Недавно Рустам Минниханов побывал в Европе, на кладбище татар в Германии. Его это впечатлило. Оказалось, у нас нигде в литературе не описаны эти захоронения. Немцы, кстати, занимаются кладбищами. Они более внимательные и аккуратные. Они нам подсказывают, где и какие захоронения есть.

Из мэрии Казани нас попросили осмотреть кладбища города. Например, на Старо-Татарском кладбище нашли всех родственников Шигабутдина Марджани. Их надмогильные камни просто в земле оказались. Можно сказать, что древних кладбищ уже не сохранилось. Поэтому утверждения о них — это мифы.

Популяризация истории в обществе

Популяризация у нас предполагает активность вне рабочего времени. У нас академический семитомник по истории татар, оказалось, даже простые люди читают. Нас такая ситуация очень удивила. Мы также написали простенькую популярную книгу по истории татар.

В прошлом году проводили социологические исследования и столкнулись с тем, что молодежь в принципе не читает книги и не смотрит телевизор. Молодежь вся сидит в интернете, где предпочитает смотреть небольшие видео, не больше 15 минут. Поэтому в плане популяризации науки мы перешли на ролики. Нам его, кстати, молодая команда сделала, мы же просто дали деньги и контекст — о чем должен быть ролик.

Первый наш пятиминутный ролик в интернете уже гуляет — «Истоки происхождения татар». На сегодня он набрал почти 45 000 просмотров на Youtube, конечно, его смотрят и на других ресурсах.

До выхода большого 15-минутного ролика осталось ждать совсем чуть-чуть. Там просто трудности с авторскими правами. Само видео будет состоять из слайд-шоу фото и картинок. Вот теперь мы и собираем у каждого автора разрешение на использование изображения. Мы же знаем, что появились всякие любители, которые только и ждут, чтобы их фото опубликовали, и они тут же подают в суд на 200 000 рублей. Видео затронет весь период истории татар, вплоть до сегодняшнего дня.

В принципе мы можем поощрять наших историков за популяризацию науки. Но перед нами стоит вопрос — найти такого историка, который может говорить интересно и живо. Его язык должен быть понятным, без деепричастных оборотов. Наши ученые, как правило, говорят письменным языком. Подходящих для популяризации специалистов, к сожалению, у нас мало.

У нас была большая проблема — написать детские книги. А то авторы ведь как пишут… берут кандидатские диссертации, убирают ссылки на литературу и источники и считают, что этого хватит для детей.

Совместная работа с «Татармультфильмом» во многом решает вопрос доступности истории для самых маленьких детей.

FNR_5100

Поездка в Европу

Скоро я вынужден поехать в Варшавский университет, а ведь только вернулся из поездки в Оксфорд. Из Варшавы в Гданьск, потом в Мюнхен. Там будем презентовать монографию «Золотая Орда в мировой истории» и семитомник по истории татар. Заодно посмотрим захоронения татар. Мы поедем целой группой. После Мюнхена часть делегации направится в Дрезден и другие города искать могилы татар, оставшиеся после Первой и Второй мировых войн, а я уж домой поеду. У нас практически все специалисты находятся в разъездах.

Сейчас у нас в институте работает 73 человека. Даже есть один сотрудник, который в Финляндии живет, и он готов получать зарплату в наших рублях. Сумма для него небольшая, но работа с нами для него очень престижна. У нас есть такие сотрудники, которые говорят, что им хватит ставки на 0,25 или 0,1. Для них очень важно, чтобы была корочка, что он работает в Институте истории имени Марджани АН РТ. А всякие гранты человек сам готов найти в Европе.


Читайте также: Перезахоронение казанских ханов: обретение духовности, вертикаль власти и 100 тысяч евро на анализ ДНК


 

Понравился материал? Поделись в соцсетях
2 КОММЕНТАРИЯ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Габдулла
У нас есть такие сотрудники, которые говорят, что им хватит ставки на 0,25 или 0,1._____ Ага видимо поэтому в Институте многие нормальные и признанные историки остались на полставки, а разного рода бездельники годами невыпускающие никаких монографий и толковых публикаций протирают штаны, т.к. они по личным причинам нужны начальству — стучать на «неугодных коллег».
0
0
Ответить

Вадим
глупый человек, думающий что он все знает, а на самом деле ничего не знает об исламе
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite