Директор Дома Дружбы народов РТ: У нас политика — один народ, один голос

Насколько реализуема в российских реалиях концепция гражданской идентичности «россияне», обзавелся ли Татарстан своей региональной идентичностью «татарстанцы» и в чем суть нацполитики в республике — об этом в интервью KazanFirst рассказывает директор Дома Дружбы народов, депутат Госсовета РТ Ирек Шарипов
Общество 18:38 / 22 июля 2017
4

Насколько реализуема в российских реалиях концепция гражданской идентичности «россияне», обзавелся ли Татарстан своей региональной идентичностью «татарстанцы» и в чем суть нацполитики в республике — об этом в интервью KazanFirst рассказывает директор Дома Дружбы народов, депутат Госсовета РТ Ирек Шарипов.


Ильнур Ярхамов — Казань

Июль выдался очень плотным для работы Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ. В начале месяца заседал Президиум, а на этой неделе в Йошкар-Оле прошло заседание федерального Совета по межнациональным отношениям с участием президента России Владимира Путина. Основная цель, на которую сегодня направлена деятельность Совета, — это выработка концепции федерального закона, из которого будет выстраиваться госнацполитика в России и которая должна укрепить гражданскую идентичность «россияне».

— Ирек Ильдусович, как вы расцениваете работу Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ над концепцией закона?   

— Закон непростой. Изначально идея о законе родилась на Совете по межнациональным отношениям, который заседал в Астрахани. Первоначально его хотели назвать «Закон о российской нации». Большинство членов Совета к работе с таким названием оказались не готовы. Сегодня этот закон так уже не называется, он имеет рабочее название — «Закон о национальной политике в России».

От Татарстана в Совете принимает участие депутат Госдумы Ильдар Гильмутдинов. В Совете он представляет позицию и Татарстана, и татарского народа, будучи председателем федеральной культурно-национальной автономии татар.

Позиция Татарстана и татарских культурно-национальных объединений в работе Совета, а также в Ассамблее народов России находит понимание у многих народов России и их лидеров. Мы подтверждаем здесь свою роль — второго самого большого этноса в России после русских. Татарский народ формулирует свое мировоззрение, свои позиции и, одновременно, позицию других народов, у которых пока ещё нет своих трибун, но которые у наших, татарстанских политиков есть.

— Есть ли у нас в Татарстане такое явление, как «татарстанцы», — региональная гражданская нация наподобие «россияне»?

— На мой взгляд, у нас в Татарстане есть татарстанцы. Я вижу это как явление вообще — патриотизм татарстанцев — вне зависимости от национальностей.

У меня есть ясное ощущение этого как у человека, который переехал в Татарстан сравнительно недавно — шесть лет назад. При этом Татарстаном гордятся не только татары, но и другие народы нашей республики. И это не только эмоции, но и признание того, что в республике всегда с уважением относились к представителям всех народов.

Например, во времена, когда в 70-80-х годах изучение удмуртского языка в самой Удмуртии упало до неприемлемого уровня, то качество преподавания и количество изучающих удмуртский язык в Татарстане сохранялось на высоком уровне.

Я с гордостью называю такие цифры: в Татарстане около 100 чувашских школ, более 20 удмуртских и марийских школ. Есть обучение на мордовском, немецком языках и иврите.

Татарстан — это как модель для России по выстраиванию межнациональных отношений. Когда звучат мысли, что изучение родного языка ведет к ослаблению или плохому знанию русского языка, — это огорчает. Если мы посмотрим на Татарстан и увидим, как свои языковые потребности удовлетворяют марийцы, чуваши и удмурты, — разве это как-то ослабляет Татарстан? На самом деле происходит все наоборот — наша республика только крепнет и взаимопонимание в обществе растет. В этом наше отличие от других регионов.

Знаю и вижу, что руководители культурно-национальных объединений этих, перечисленных мною народов, наоборот, с благодарностью и пониманием принимают позицию Татарстана.

В образовательной системе России хотелось бы видеть более гибкую модель изучения родных языков. Сегодня открытие национальных классов в регионах страны очень затруднено. Там столько критериев, чтобы открыть татарский класс, например, в любом другом регионе. Это надо набрать большой полноценный класс, чтобы все родители написали заявление, и т. д. Это практически невыполнимо.

Если бы образовательная система страны позволяла изучение родных языков и благоприятствовала бы этому, то патриотизм народов России от этого только вырос бы. Я в этом уверен.

Что делает страну сплоченнее, а её жителей единомышленниками? Это понимание, что нет на свете другой страны, которая так глубоко понимала бы проблему твоего народа и создавала бы условия, чтобы этот самый народ жил в комфорте. Мы должны создать страну, лучше и комфортнее которой для её народов не может быть.

— У вашего утверждения могут найтись оппоненты, которые скажут, что о народе должен беспокоиться только сам этот народ и другой…

— Сегодня же абсолютно независимых стран или народов нет. Все мы связаны сотнями нитей, сегодня все взаимозависимы. Не все народы имеют возможность создавать территориальную автономию. Да и вряд ли это нужно. Мы живем в мире, когда создаются союзы. А Россия — это исторический союз многих народов. Слова этих оппонентов не звучат убедительно, их слова — утопия. На самом деле надо уметь договариваться.

— Чего ещё не хватает для гражданской идентичности «россияне»?

— Она требует ещё развития. Мы сегодня в стране гордимся размерами России, природными богатствами, её вооруженными силами, её историей. Но есть ещё обыденная жизнь. Да, приятно жить в самой большой стране мира, в одной из самых хорошо защищенных стран мира. Мы понимаем, что есть страны меньше и зависимее с точки зрения сохранения своего суверенитета. Но при этом в этих государствах условия жизни и гражданские свободы шире и возможностей для развития отдельной личности больше.

Вот такое противоречие есть в головах людей. Да, приятно быть частью большого и мощного, но хочется и самому представлять что-то отдельное, реализованное и знать, что твои интересы соблюдаются. Вот такого противоречия должно быть меньше. Это поможет развитию российской идентичности. И патриотизм будет стоять на нескольких опорах: не только на коллективизме, но и на индивидуализме.

— Говорят, гражданская идентичность отвергает этнические начала. Вы с этим согласны?

— Этнические начала — это то, что сильнее нас. Декларировать можно все что угодно. Когда мы наблюдаем, как люди поступают, принимают решения, какие ценности являются приоритетными, то этническая составляющая проглядывается во многих поступках.

Да, в обыденной жизни эмоциональный окрас этого вопроса притуплен. Но когда человек мыслит о каких-то стратегических вещах, более глубоко, о своем будущем, то этнический фактор играет значительную роль.

— Мы же сегодня говорим об урбанизации, глобализации. Все эти вещи стирают этническую идентичность. Разве не так?

— Этническая идентичность ищет новые формы проявления. Конечно, никто не согласен только ради сохранения своей этнической идентичности и родовых традиций прожить всю жизнь в степи, в горах или родной деревне. Да, фактор ассимиляции есть. Но принижать этническую идентичность нельзя.

Если вернуться к истории империй, увидим, что они отказывались от огромных колоний, имперских амбиций, чтобы сохранить свою этническую основу, зерно, чтобы не раствориться в огромном пространстве, культурах других народов. Почему Англия больше не империя? Почему Турция не империя?

— А что нам делать с тезисом из концепции этого документа, принимающегося Советом по межнациональным отношениям при президенте РФ, что у «русского народа объединяющая роль как основы русской государственности»?

—  Я думаю, что в концепции должно звучать «объединяющая роль русского народа в основе российской государственности». Понятно, что кто-то должен быть локомотивом. Но в России народов много. Поэтому важно, как представляют себе роль русского народа представители и лидеры других национальных движений и общин в регионах России.

Объединяющая роль русского народа видится в том, что русские, как самый большой народ, первыми озвучат принцип, что у всех народов равные права: «Я, как самый большой народ, гарантирую, что права других народов будут точно такими же, как и у меня».

Тогда сторонников у этой идеи — «объединяющая роль русского народа как…» — будет большинство.

 

А в выражении «русская государственность» заложен конфликт, противопоставление одного народа другим. Поэтому — только «российская государственность».

Большая проблема еще в том, что у нас существенные проблемы в знании истории. Только сейчас в стране стала появляться историческая картина, что Россия сложилась благодаря двум цивилизациям, двум видам государственности: русским и татарским государствам. И то, и это государство были полиэтничными. И каждый народ внес свой вклад в процесс становления России.

Например, если взять узбеков, то у их народа государственность насчитывает более 3 000 лет. Как можно их считать несамодостаточным народом? То же самое и с кавказскими народами.

— 16 апреля прошел национальный праздник кряшен «Питрау». Он как бы завершает череду национальных праздников в Татарстане, не считая Сабантуй. Из последних — 22 июля пройдет чувашский праздник «Акатуй» в Черемшане. У вас богатое журналистское прошлое. Скажите, как нужно интересно писать об этнических праздниках?

— Роль праздников очень большая. Все праздники — чувашский «Уяв», марийский «Семык», удмуртский «Гырон-Быдтон» — важные информационные поводы для привлечения интереса аудитории к этническим вопросам. Например, «Уяв» — как один из праздников в Татарстане, который проводится при поддержке государства, сегодня собирает всех лидеров чувашских организаций в одном месте. В Татарстане их более 20. «Гырон-Быдтон» — всех лидеров удмуртских организаций, «Семык» — марийских.

Все-таки эти праздники имеют функцию съезда, схода, где сам праздник — это второстепенное. Главная функция — это съезд, сход лидеров народа.

Мы уже знаем, что на «Семыке» будут озвучены насущные проблемы марийского народа, на «Уяве» — чувашского и т. д.

— Странно. Праздник же, зачем говорить о проблемах?

— На мой взгляд, это правильно. И с татарами так же. Я, например, в детстве удивлялся, почему татары вдруг собираются на Сабантуй, прыгают и бегают.

Когда изучали историю татар в Удмуртии и искали архивные материалы, то обнаружили, что Сабантуя не было. Был Джиен, то есть сход татар, проживающих в этом регионе. Все-таки это был сход, где формулировались проблемы. Сход собирали аксакалы, купцы, духовные лица, а его продолжением был Сабантуй — спортивный праздник. В советское время значение этих сходов свели к народным забавам.

Все национальные праздники в Татарстане легитимны и признаются этносами. Чувашский «Уяв» вообще считается масштаба СНГ — туда из разных концов бывшего Советского Союза чуваши съезжаются. Он самый масштабный праздник чуваш в России, даже в самой Чувашии такого масштаба нет. Мы можем этим гордиться.

— И всё же, как интересно писать журналистам про праздники?

— У меня душа болит, когда в Ассамблею народов Татарстана, в Дом Дружбы народов РТ писать материалы присылают самых молодых журналистов, у которых ещё нет жизненного опыта, знаний, своей передачи, имени. Этот человек обычно задает два вопроса, которые ему первым приходят на ум: «Сколько праздников провели в этом году?» и «Сколько праздников планируется провести в будущем?».

К этому на самом деле привыкнуть нельзя. Дом Дружбы народов РТ и Ассамблея занимаются совсем другими вещами. Праздники в жизни каждого народа занимают эпизодическое место и происходят редко. А Дом Дружбы народов РТ работает каждый день.

— Чем занимается Дом Дружбы народов Татарстана?

— Например, у нас работают 36 национально-культурных объединений. Каждое объединение возникает не из желания попеть и поплясать, а для решения насущных проблем. Эти люди приходят к нам не для того, чтобы объединиться, раствориться в межнациональных браках и стать чем-то однообразным.

Все эти общества создаются для того, чтобы найти единомышленников, деловых партнеров, найти достойного жениха для своей дочери и  т. д.

— Получается, что здесь поддерживается социальная практика для тех, кто довольствуется ею в рамках одного этноса?

— Жить в рамках одного этноса невозможно. Поддерживать связи внутри своего этноса и успешно интегрироваться в общее пространство – задача наших НКО.

Решаем вопросы образования. У нас можно учиться более 20 языкам. Их мы преподаем в своей воскресной школе. У нас обучаются более 400 детей. Также по городу есть несколько наших филиалов.

Также у нас решаются вопросы трудоустройства, бизнеса. Люди же собираются, чтобы общаться и решать их в комфортной для себя среде. А комфорт подразумевает и общение на одном родном языке.

— А кто, как правило, возглавляет культурно-национальные объединения?

— Все объединения у нас легитимны.

— Внезапный ответ. Вы так говорите, что как будто есть серьезная проблема с легитимизацией объединений.

— Да. Проблема есть. Татарстанцы другого в национальной политике не видели и недооценивают, что Ассамблея народов РТ —  высоколегитимная организация и работает по очень цивилизованному принципу — «один народ, один голос». Почти во всех субъектах России есть проблема — кого именно считать легитимным представителем этого народа?

Помню, например, как в Свердловской области количество татарских организаций дошло до 17-18 объединений. И при этом власти не знали, кого принимать, с кем считаться и кто у них руководитель. Вот кто из них легитимен?

В разных регионах России где-то власть малодушничает и не помогает, чтобы у того или иного народа появилась легитимная организация и человек, который способен вести диалог с властью от имени своего народа.

Закон о национально-культурных автономиях во многом является ключом к решению этой проблемы. Можно решать вопросы этого народа в том или ином регионе, а можно дождаться, когда национальное движение народа раздробится, поделится на противоборствующие группы и лидеров. Поэтому власть региона должна определяться, что она хочет.

Помню, когда я только начал работать директором Дома Дружбы народов, азербайджанская национально-культурная автономия выбирала своего лидера. Процесс был очень болезненным. Эта община очень многочисленная и сильная. Внутри этого общества есть разные лидеры.

И вот я свидетель дня выборов лидера. Отчетно-выборная конференция. Чтобы быть председателем, претендент должен набрать две трети голосов. Там был полный зал, люди пришли в белых рубашках, в черных модельных туфлях, солидные такие. И вот у них два кандидата. Две трети голосов ни один из них не набрал. Разошлись.

Например, в другом регионе бы после такого условный Мамедов организовал бы своё азербайджанское общество, а условный Гусейнов — своё. И так появились бы две азербайджанские общины. А местной власти пришлось бы то Гусейнову пожимать руку, то Мамедова похлопать по плечу.

А у нас в Казани азербайджанцы назначили следующее заседание. Опять шум, споры и выборы. Никто опять не набрал две трети голосов.

На третье собрание они ещё больше собрались — наш зал Дома Дружбы перестал их вмещать. А в четвертый раз они арендовали молодежный центр «Ак Барс» и там избрали председателем третьего — нейтрального человека.

В общем, оба оппозиционных лагеря объединились и решили выбрать компромиссную фигуру, но сохранили единство общины. Такое возможно только в Татарстане. В нашей республике мотивируют народы сплачиваться, объединяться, а не так, чтобы был принцип «разделяй и властвуй». Это и есть работа принципа «один народ, один голос» в действии.

Поэтому у нас кресло председателя автономии очень дорогого стоит и его авторитет очень большой.

— А что скрепляет национально-культурную автономию?

— Дееспособность, эффективность и сила национально-культурной организации стоит на трех китах. Первое — группа единомышленников, которые захотели создать общество. Второе — это умение и понимание, как строить отношения с местной властью. Здесь надо грамотно, на одном языке с обществом и властью уметь обозначать свои запросы. Если актив не умеет выстраивать отношения с властью, то постепенно превращается в маргинальную и мало кому понятную массу. Актив говорит о чем-то своем, и это непонятно ни власти, ни обществу.

Третья опора — это связь с исторической родиной. Нельзя серьезно воспринимать марийское, удмуртское или какое-либо другое общество, чьи идеи и чаяния не понимают на их исторической родине. Если ты глава марийцев, то тебя должны понимать в Марий Эл.

Такое триединство иногда спасает общество от развала. Например, если председателя общины не понимает актив, то у него все равно есть две точки опоры — отношения с местной властью и связь с исторической родиной, чтобы объяснить позицию. А если местная власть перестала понимать председателя, но  родина его понимает и актив поддерживает, то он опять устоит и докажет свою правоту. Это самая устойчивая схема для функционирования национально-культурной автономии.


Читайте также: «Казанская икона Божией Матери обязательно поможет, просто нужно верить»


 

КОММЕНТАРИИ (1)
Фурманов Петр
А что это он, выходец из Удмуртии, всегда удмуртов вспоминает третьими-пятыми?
-1
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

Единый халяль: что значит появление универсальных стандартов для мусульман

Председатель Комитета по стандарту халяль при ДУМ РТ Марат Низамов в интервью KazanFirst рассказывает, как органы власти относятся к потребностям мусульман в стандартах еды и сферы услуг. По его словам, сегодня государство сделало огромный шаг навстречу. Создан специальный Технический комитет, работа которого призвана разрешить противоречия в интерпретациях Духовных управлений мусульман, что такое халяль
Общество 07:03 / 18 июля 2017
5

Председатель Комитета по стандарту халяль при ДУМ РТ Марат Низамов в интервью KazanFirst рассказывает, как органы власти относятся к потребностям мусульман в стандартах еды и сферы услуг. По его словам, сегодня государство сделало огромный шаг навстречу. Создан специальный Технический комитет, работа которого призвана разрешить противоречия в интерпретациях Духовных управлений мусульман, что такое халяль.


Ильнур Ярхамов — Казань

— Марат Ренатович, 11 июля на сайте Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарт) сообщалось о формировании нового технического комитета по стандартизации продукции и услуг халяль. Что значит для Комитета по стандарту халяль при Духовном управлении мусульман РТ создание на федеральном уровне подобной структуры?

— Прежде чем говорить о создании нового технического комитета, хочу дать небольшую справку о том, как мы пришли к этому дню, когда Росстандарт принял очень важное для нас, и можно даже сказать, историческое решение о создании такой структуры. На самом деле этому событию предшествовала большая и долгая подготовительная работа.

Основы российской индустрии халяль были заложены еще в начале 90-х годов прошлого века. Сначала появились отдельные магазины при мечетях и небольшие цеха, где продукция халяль производилась мелкими партиями.  А затем в начале 2000-х крупные предприятия — производители пищевой продукции проявили интерес к этой сфере и начали внедрять у себя технологические процессы, отвечающие требованиям халяль. В Татарстане пионером по выпуску халяльной продукции является «Челны-Бройлер». Затем подключился «Ак Барс холдинг» со своими птицефабриками и остальные производители.

Государством же в лице Росстандарта понятие «халяль» признано в феврале 2009 года, когда впервые в России была зарегистрирована Система добровольной сертификации (СДС) халяль, разработчиками которой являлись Духовное управление мусульман РТ, Комитет по стандарту Халяль при ДУМ РТ и Республиканский сертификационно-методический центр «Тест-Татарстан».

В дальнейшем другие религиозные и отдельные коммерческие организации, используя наш опыт, стали регистрировать такие системы сертификации халяль.

И на протяжении этих лет все организации, проводящие сертификацию на соответствие требованиям халяль, и предприятия работали в рамках созданной системы. При этом предпринимались попытки написания стандартов в отдельных областях, однако эти разработки не имели госрегистрации и не получили широкого распространения.

В мае этого года наш Комитет на форуме KazanSummit-2017 провел международную конференцию, посвященную проблеме разработки и применения единых стандартов халяль в России, для сотрудничества со странами ОИС (Организация исламского сотрудничества. — Ред.).

На эту конференцию мы пригласили руководителей федеральных органов — Росстандарт, Росаккредитация, Россельхознадзор, а также представителей самых авторитетных международных организаций в этой сфере — SMIIC, GAC, ESMA, GSS, JAKIM, MUI, TSE, TURКAК и другие. Хочу отметить, что самое активное участие в работе данной конференции приняли заместитель руководителя Росстандарта Антон Павлович Шалаев, генеральный директор SMIIC (Института стандартизации и метрологии ОИС) Ихсан Овют, государственный министр Объединенных Арабских Эмиратов Рашид бин Ахмад бин Фахад, генеральный директор агентства ESMA(ОАЭ) Абдулла аль-Маени, а также представители из Саудовской Аравии, Турции, Пакистана и других стран.

Главными вопросами конференции были обозначены: отсутствие в России единых стандартов халяль и развитие экспорта в страны ОИС. И одним из самых значимых событий конференции был доклад замруководителя Росстандарта Антона Шалаева, в котором он профессионально и подробно осветил проблемы в области сертификации и стандартизации халяль. В частности, он отметил, что в настоящее время в России в сфере халяль действуют 12 систем сертификации, которые работают по своим правилам, и предложил рассмотреть вопрос создания Технического комитета по разработке единых российских стандартов.

Наши иностранные гости в своих выступлениях на конференции поддержали это предложение и в свою очередь выдвинули инициативу участия международных сертификационных организаций в работе этого комитета. И это вполне логично, так как иностранные партнеры сейчас заинтересованы в российской продукции.

По итогам конференции была подготовлена резолюция, в которой одной из главных задач было создание Технического комитета по стандартам халяль.

После завершения KazanSummit в Духовном управлении мусульман Республики Татарстан прошло обсуждение данного вопроса и было принято решение о создании Технического комитета на базе Российского исламского института (РИИ).

Предcедателем ТК было предложено стать ректору РИИ Рафику Мухаметшину, а ответственным секретарем — Рустаму Нургалиеву — проректору института. Российский исламский институт согласился предоставить площадку для ведения работы комитета и его секретариата.

В июне было направлено соответствующее уведомление в Росстандарт, которое было рассмотрено, и вынесено решение о начале формирования Технического комитета по стандартизации «Продукция и услуги халяль».

— Что такое Технический комитет?

— Если говорить официальным языком, то Технический комитет — это объединение, в которое входят представители органов исполнительной власти, научных организаций, эксперты и специалисты, являющиеся полномочными представителями заинтересованных предприятий (организаций) — членов ТК, создаваемое на добровольной основе для разработки национальных стандартов РФ и проведения работ в области международной (региональной) стандартизации. То есть это структура, имеющая полномочия от Росстандарта на разработку стандартов халяль, в которую будут входить представители и госорганов, и духовных управлений мусульман, ученые, бизнесмены, потребители и все те, кто заинтересован в том, чтобы в России наконец появились и начали действовать единые стандарты халяль.

Таким образом, в ТК «Продукция и услуги халяль» предполагается участие представителей Росстандарта, Росаккредитации, религиозных организаций, министерств, ведомств, предприятий и организаций, осуществляющих деятельность в сфере халяль. Участниками ТК могут быть как юридические, так и физические лица. Более точное количество и состав членов ТК станут известны после того, как будут собраны все заявки. Заявки принимаются до 4 сентября 2017 года.

А в чем причина, что Росстандарт все-таки решил создать такой комитет?

— Помимо того что зарубежные партнеры заинтересованы в нашей халяльной продукции, которая должна производиться по соответствующим стандартам, также Росстандарт заинтересован в унификации требований к процессам производства и к продукции халяль. В настоящее время в сфере обращения халяльной продукции встречаются фальсифицированные товары, есть случаи, когда выпускается продукция, на которую наклеиваются какие-то значки, этикетки с маркировкой халяль без соответствующих разрешительных документов. Поэтому в этом вопросе должен быть порядок на территории нашей страны.

Кроме того, есть различия в некоторых вопросах по производству продукции халяль. Например, сегодня есть разный подход к убою птицы. Согласно правилам нашей Системы сертификации халяль, комитет практикует только ручной убой, а другие организации допускают механический убой птицы. Поэтому достаточно много вопросов, в решении которых будет принимать участие Технический комитет.

— А что из продукции халяль мы можем предложить на экспорт?

— Сегодня на экспорт российские производители поставляют в основном халяльное мясо и мясные изделия. Также поставляется и кондитерская продукция (Булочно-кондитерский комбинат поставляет на экспорт чак-чак). Возможно, что наша молочная и масло-жировая продукция (сыры, растительные масла) будет со временем востребована. Китай очень заинтересован в нашей продукции, в том числе и в халяльной.

— Как будет проходить взаимодействие с Росстандартом в рамках этого Технического комитета по стандартам халяль? Он будет к вам приставлен как надзорный орган?

— На сегодняшний день насчитывается более 300 технических комитетов. Росстандарт является регулятором в этой области. Также он помогает работе комитета и даже может выделять финансирование на разработку национальных стандартов халяль. ТК будет подавать в Росстандарт список ГОСТов, которые планируется разрабатывать. Этот список будет изучаться, затем — приниматься решение, в каких областях прежде всего необходимо разрабатывать стандарты и какой объем финансирования для этого требуется. Росстандарт также будет рассматривать, кому участвовать в работе комитета, в какие сроки выполнять те задачи, которые стоят перед комитетом.

— По части финансирования о каких суммах может идти речь?

— Это все зависит от числа представителей комитета, сколько планируется разрабатывать стандартов и какой объем задач закладывается в работу нашего комитета.

 — Как вы сказали, между организациями по халяль есть разница в интерпретации тех или иных требований. Тот же вопрос по забою птицы, например. А как вы собираетесь приходить к единому мнению?

— Как раз для преодоления различий в подходах к стандартам халяль и создается технический комитет. Мы также будем ориентироваться на зарубежный опыт. Всё-таки мы должны адаптировать наши стандарты и под зарубежные требования, и на соответствие с современными технологиями. Если мы хотим поставлять продукцию на экспорт, то для наших партнеров в Турции или Арабских Эмиратах должно быть всё понятно с нашими стандартами.

— Очевидно же, что работа в комитете может вылиться в конкуренцию. Тот же пример с забоем птицы механическим путем. Видно же, что за этим стоит желание уменьшить себестоимость производства. А ручной труд, наоборот, только повышает итоговую стоимость. Как будет находиться компромисс между разными бизнес-моделями?

— Технический комитет и должен решить эти вопросы.

— Как образовался ваш Комитет по стандарту халяль?

— Он был создан в 2005 году при Духовном управлении мусульман Татарстана вначале как отдел. А как юридическое лицо -зарегистрирован в 2008 году. И как я отмечал выше, на следующий 2009 год мы зарегистрировали систему сертификации. За это время мы зарегистрировали около 300 предприятий по Татарстану и России. К нам также заявляются предприятия из Казахстана, Белоруссии, Узбекистана. Сегодня у нас в реестре 95 сертифицированных предприятий.

Мы занимаемся сертификацией предприятий мясной, молочной промышленности, кондитерских фабрик, учреждений общественного питания. В 2015 году Комитет совместно с Министерством здравоохранения республики разработал медицинский стандарт, но пока только на условия приема пациентов.

Сейчас у нас в штате числятся 23 сотрудника. В Комитете есть шариатский и экспертный отделы и контролеры, которые работают непосредственно на предприятиях. Они ежедневно следят за производством продукции халяль.

— Расскажите о процессе сертификации, что он из себя представляет?

— Предприятие, которое хочет выпускать халяльную продукцию и оказывать услуги, сначала подает заявку. К ней прилагаются копии учредительных документов, перечень ассортимента продукции и ее состав.

— Что для вас является критерием доверия к предприятию?

— Мы проверяем легитимность предприятия и изучаем документы по той заявленной продукции или услугам, которые предполагается продавать или оказывать населению. Скажем, по продукции нам предоставляется весь состав, ингредиенты. Эти все документы мы проверяем камерально. Исходя из этого принимается решение, можем ли мы работать с предприятием по сертификации или нет.

Для нас, например, важно, чтобы продукция соответствовала не только своему составу, но и названием. Например, нам как-то заявили конфеты «Брызги шампанского». Такую продукцию мы не пропустили. Обращаем внимание также и на этикетки, что на ней изображено. Специалисты нашего шариатского отдела как раз все эти вопросы изучают. После проверки документов мы составляем договор с предприятием о проведении сертификации.

И совместно с РСМЦ «Тест-Татарстан» — нашими партнерами по Системе — мы выезжаем на предприятие, напрямую и визуально проверяем процесс производства, оборудование, технологические цепочки производства, транспортировки, хранения и, в том числе, как подготовлен персонал.

Таким образом, специалисты Комитета проверяют условия производства и технологию на соответствие требованиям халяль, а эксперты РСМЦ «Тест-Татарстан» проверяют качество и безопасность продукции. Если все соответствует, то составляется Акт оценки с выводами о возможности выпуска продукции с маркировкой халяль. Акт передается в шариатский отдел, который его рассматривает. Отдел может внести свои коррективы. И после этого все материалы направляются руководству Комитета. По итогам проведенной работы выносится решение о выдаче Свидетельства Комитета. А «Тест-Татарстан» выдает сертификат государственного образца о соответствии халяль.

Мы также назначаем контролеров на отдельные предприятия. Особенно это необходимо там, где осуществляется убой животных и птиц. У нас на всех птицефабриках и бойнях находятся закрепленные контролеры. Это и штатные сотрудники комитета, и привлеченные из мухтасибатов.

— Долго ли по времени может длиться сертификация?

— Всё индивидуально, зависит от конкретного предприятия. Примерно от двух недель до полугода. Всё же зависит от масштаба предприятия, от его степени готовности к выпуску халяльной продукции. Для того чтобы привести в соответствие производство, приходится вносить изменения в технологические процессы, что требует финансовых вложений и временных затрат.

— Кто оплачивает работу ваших специалистов по сертификации?

— Услуги сертификации являются платными, и предприятия по договору оплачивают за оказанные услуги. При этом хочу отметить, что техничнский комитет — некоммерческая организация, так как он создан при ДУМ РТ и его деятельность направлена не на извлечение прибыли, а для ведения контроля в этой сфере.

Суммы по договору могут быть разными, начиная от 10 000 рублей и более. Все зависит от объема работы по сертификации. Например, в 2013 году, когда мы проводили сертификацию 1-го халяльного супермаркета «Бахетле», специалист Комитета работал с этим предприятием полгода. Было заявлено более 40 000 наименований товаров. В итоге Комитетом было допущено к реализации только 12 000 наименований товаров, остальные были исключены. Мы подсчитали объем работы наших специалистов и включили эту сумму в договор с «Бахетле».

Расчет суммы по сертификации проводится по специальной формуле, по которой мы рассчитываем суммы для оплаты наших услуг. В эту формулу закладывается число задействованных работников, сколько площадок нужно просмотреть, количество и ассортимент товаров, его состав. Например, мы проверяли одно кондитерское изделие. В его составе был ароматизатор «Мята». Стали изучать и узнали, что, оказывается, в России имеется 16 наименований ароматизаторов мяты. Из которых 10 были иностранного производства.

У нас очень много пищевых добавок приходит из-за рубежа. Мы всегда делаем запросы, что же это за пищевая добавка? Также к нам в Татарстан поступает, например, мясо из Аргентины, Австралии, Южной Америки. Были случаи, когда Комитет отказывал предприятиям использовать импортное мясное сырье из-за сомнительного происхождения мяса.

— А у вас есть возможности проверки качества мяса в лабораториях?

— Да. У нас в Татарстане есть лаборатории, в которые мы отправляем образцы продукции. Они также работают на платной основе. Бывает, что их оплачиваем мы, когда возникают внештатные ситуации. А бывает, что предприятия. Всё по договоренности.

— Что подразумевается под условиями приема пациентов по стандарту халяль?

— Гендерное разделение. То есть мужчин должен принимать мужчина-врач, а женщин —  женщина-врач.

— Тот факт, что места уколов обрабатываются спиртом?

— В данном случае спирт не употребляется человеком, а используется для дезинфекции. Всё вопросы, касающиеся лечения, решаются в исламе только из тех постулатов, что человеческая жизнь и здоровье превыше всего. Поэтому есть такие послабления в исламских канонах, что если есть угроза жизни человека, то он может употребить какие-то запрещенные ему вещества, но только в целях сохранения жизни, а не на постоянной основе.

— А в чем заключаются требования халяль в гостиничном деле?  

— Это условия приема гостей, наличие в номере коврика для молитвы, направления на Киблу, отсутствие каких-то изображений, музыки, каких-то фильмов по кабельному телевидению. Также мы обращаем внимание на питание в гостиницах. Например, в них могут быть сауны, бассейны, которые обязательно должны быть раздельны для мужчин и женщин.

Сейчас сертификаты халяль имеют гостиницы «Корстон» в Казани, «Татарстан» в Набережных Челнах, есть несколько гостиниц в Москве.

Надо отметить, что мы проводим сертификацию не всей гостиницы, а только отдельных номеров по требованию.

— Отели справляются с ответственностью предоставлять халяль-номера?

— Кто-то серьезно к этому относится, а кто-то просто хочет на этом заработать деньги. На самом деле это очень интересный сегмент бизнеса. Например, в Москве — приезжают богатые гости из арабских стран, которые могут арендовать отдельный этаж.

— Скажем, у потребителей закралось сомнение в продукции, на которой есть значок «Халяль». Что ему делать? Как можно перепроверить, что все было присвоено по закону?

— Можно обращаться к самому производителю или к нам, в Комитет по стандарту Халяль. Мы рассматриваем каждое обращение. Бывает, что к нам обращаются с вопросами, что входит в состав. У меня есть специалисты по пищевым добавкам, поэтому я этот вопрос перенаправляю им на рассмотрение.

— Ваша деятельность непосредственно взаимодействует с пищевой промышленностью. Как вы относитесь к популярным заявлениям производителей, что их продукция без ГМО?

— Действительно, технологии ГМО применяются как в сельском хозяйстве, так и во многих продовольственных отраслях. И сегодня действие ГМО на человеческий организм окончательно не изучено. Поэтому по исламу принято считать, что если имеются какие-то сомнения в технологиях, то лучше их отнести к запретному, то есть к хараму. Вот когда четко будет определено, что ГМО не вредят здоровью, вот тогда отношение к ним поменяется.

 — Что значит четко определено, что ГМО безвредны?

— Здесь религия, государство и наука должны прийти к общим выводам. Конечно, в этом вопросе наши ученые будут основывать свою позицию на канонах Ислама, научных исследованиях и обоснованиях.


Читайте также: Татарстан намерен сделать Сабантуй мировым наследием


 

КОММЕНТАРИИ (0)
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
наверх