«Некоторые Телеграм-каналы пишут что в голову взбредет»

Анонимам пора раскрыть себя и начать отвечать за слова, уверен доктор наук.
Политика 08:45 / 5 февраля
5

О том, как проголосуют в Татарстане на выборах президента России, зачем на самом деле приезжал к нам президент России Владимир Путин и станет ли Ренат Ибрагимов преемником Минниханова, рассказал в эксклюзивном интервью KazanFirst ответственный секретарь Экспертного совета по общественно-политическим вопросам заведующий кафедрой конфликтологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций, доктор политических наук Андрей Большаков.


Наша справка

Экспертный совет по общественно-политическим и этноконфессиональным вопросам при КФУ был создан в 2014 году и проводит постоянные исследования общественного мнения, которые обсуждаются не реже, чем два раза в год на расширенных заседаниях членов Совета, представителей СМИ, экспертов из других городов и научных организаций. Другие мероприятия Совета менее известны в публичном пространстве и посвящены вопросам методологии и методики социологических исследований, актуальным вопросам политической практики (круглые столы, экспертные сессии, семинары, конференции и прочее). Совет поднимает актуальную для жителей Татарстана проблематику общественно-политического, социально-экономического и духовно-культурного развития региона и страны в целом. Результаты социологических «срезов» направляются, в том числе, в органы власти для того, чтобы они учитывались при планировании социально-экономического развития.


- Андрей Георгиевич, в декабре прошлого года Совет озвучил очередное исследование о том, какие проблемы волнуют жителей Татарстана. «Языковой вопрос», который тогда активно муссировался в СМИ, в этом рейтинге оказался на 8-м месте, набрав только 7% голосов опрошенных. Как вы относитесь к такой критике? 

- Да, нас ругали в некоторых СМИ, в Телеграм-каналах, дескать, члены Экспертного совета не любят татарский язык, поэтому и поставили его на 8-е место. Но ведь исследование, о котором идет речь, проводили не мы, а ВЦИОМ. Мы просто им предоставили площадку для выступления. Но они хорошо сделали. Обычно социологи дают подсказку - выбрать ответ на вопрос из списка. И многие ставят галочку на первом попавшемся ответе. А здесь никаких подсказок не было - люди сами рассказывали о своих проблемах, а социологи потом просто все обобщили. На первом месте оказались зарплаты, рабочие места, дороги и ЖКХ. А ведь это - ноябрь-декабрь - разгар «языкового кризиса». Но я считаю, что 7% - это много. Это часть наших сограждан. Значит, эту проблему власти должны решать. Причем люди считают, что проблемы языка и культуры должны решать местные власти. Преимущественно. Другое дело, что это не самая главная проблема рядового татарстанца. А в объективности результатов опроса ВЦИОМ в Татарстане сомневаться не приходится хотя бы потому, что его проводили люди, которые в результатах не заинтересованы. Какой регион, москвичам все равно: что Татарстан, что Бурятия, что Калининградская область. При всем уважении ко всем этим регионам. Они просто ставили вопросы и получили данные, которые во многом сходны с нашими. Ну, конечно, можно пофантазировать, что они со всеми договорились, что специально показали 7%, а не 70%. Но на самом же деле мы знаем, исходя из нашей повседневной ситуации, что люди все-таки ориентированы на экономические проблемы, на семейные, только потом говорят о политике.

- В итоге какой вывод можно сделать о главных пунктах повестки дня в Татарстане в прошлом году? 

- Главный итог - это то, что общественное мнение как было консервативным, так оно и осталось, что называется, при своем. И если мы сравним конец 2016-го и 2017-го, то увидим, что позиции общественного мнения по многим параметрам остались на том же месте. Это замеры нашего Экспертного совета. Мы четыре раза за год опрашивали по полторы тысячи человек и получили такие результаты. 

Почему важно знать, что общественное мнение по многим значимым параметрам не изменилось? Мы все прекрасно знаем, что это был год потрясений банковской системы республики и год отмены Договора. И, наконец, была очень неприятная ситуация с татарским языком. Мне, честно говоря, иногда казалось, что она может выйти через край и стать началом определенного конфликта, но, к счастью, как власти, так и сами граждане нашли пути разрешения этой проблемы.

Неприятно, что впервые за многие годы все эти этнические споры вышли на первый план. Люди в своей повседневной жизни это обсуждают не каждый день. Поэтому в целом общественное мнение эту ситуацию практически не заметило. Татарстанцы были озабочены бытовыми проблемами, связанными с повседневной жизнью. 56% опрошенных заявили, что денег хватает только на питание, товары повседневного пользования, на одежду и более крупные покупки приходится копить. Это значит, людям не прожить без кредитов. Вот что по-настоящему волновало татарстанцев. 

- При этом социологи вашего Экспертного совета сделали вывод, что процент социального оптимизма среди жителей республики составил 52%. Под статьями в СМИ об этих результатах люди писали гневные комментарии, мол, все это, мягко говоря, неправда. Что вы можете ответить на эти обвинения?  

- Наверное, оправдываться тут нет необходимости. Мы никогда не констатируем, что у людей нет проблем. Мы констатируем, что среднестатистическое общественное мнение в Татарстане достаточно стабильно и это показал даже 2017 год - год потрясений. А социологические исследования поставлены на научную основу. Мы свои данные сверяем со ВЦИОМ и фондом «Общественное мнение». К сожалению, практически приостановлена деятельность организации «Левада-центр». Кстати, против ее закрытия выступили ВЦИОМ и ФОМ, потому что среди социологов есть профессиональная солидарность. Эту деятельность ни в коем случае нельзя переводить в политическое русло. Прикладная социология и политические взгляды - вещи несовместимые.

Кроме того, власти любого уровня не заинтересованы в получении искаженной информации от социологов, потому что им нужно принимать решения, основанные на этой информации. И если бы мы увидели, что тот же фактор языка стоит на первом месте, то власти бы принимали первенствующее решение именно по языку. А так они вынуждены принимать решения по социальной сфере, по экономике, потому что именно эти проблемы на первом плане. 

Что же касается упреков в необъективности, то это нормально. Есть разные группы населения, и каждая говорит только о том, что видит вокруг себя. А мы смотрим на статистические и социологические показатели, а не на то, что пишут комментаторы в СМИ. Да, рухнул Татфондбанк. Да, это создало проблему для малого и среднего бизнеса. Да, это стало проблемой и для ряда НКО, которые там имели счета. Для этих людей это большая проблема, я всех их понимаю и, безусловно, им сочувствую. Но нужно сознавать, что все те люди, которые держали вклады в этом банке, - никак не большая часть населения республики. Иначе бы мы обязательно это увидели в своих замерах. Нам бы сказали, что у людей совсем не осталось средств даже на продукты питания.

И второй момент. Есть ряд изданий, которые работают, к сожалению, против Татарстана. Есть ряд изданий, которые, как мне представляется, работают и против президента России, против нашей элиты и поддерживают западные точки зрения. В ту эпоху, которую мы называем мобилизационной кампанией, это неправомерно. Но это моя личная позиция, а люди имеют другие взгляды и позиции, и с этих позиций они атакуют, в том числе, социологические исследования. 

Это касается и Телеграм-каналов. Такое ощущение, что на некоторых из них пишут что в голову взбредет. Я понимаю, что эти каналы - новая стадия развития СМИ и, наверное, за этим определенное будущее. Но нужно понимать и то, что если канал каждый день долбит определенного чиновника, дескать, он наворовал, он взяточник и так далее, то за эту информацию надо отвечать. Если ты называешь фамилию этого человека, то назови и свою. И озвучь, на чем основана эта точка зрения. 

- Получается, общественный резонанс вокруг санкций по отношению к нашим олимпийцам и к россиянам, попавшим в «кремлевский доклад» Минфина США, - это тоже ненастоящая повестка дня? Ведь большинства россиян эти проблемы лично не коснулись. 

- Конечно, санкции - это печально. Но мы на этот счет исследований не проводили, потому что это удел федеральных организаций. По понятным причинам нужно давать общероссийский срез. Цифры, показанные по Татарстану, ни к чему, я думаю, не приведут. 

Но член нашего Экспертного совета из Москвы - господин Михайлов -настаивал на прямом экономическом бойкоте МОК. И тут я с ним совершенно согласен. Большинство подобных организаций живет в том числе и на российские деньги, и взносы России очень большие. Но если против нас ведут такую политику, теперь уже не объясняя допингом, а просто потому что «мы решили», на каком основании мы им должны платить? Другое дело, что уважаемый мной эксперт Александр Григорьевич Михайлов, давая такую точку зрения, доводит ее до логического конца и говорит, что надо бойкотировать Олимпиаду. Однако действия Кремля очень взвешенные, не предпринимается никаких резких шагов. 

Мне представляется, что если мы сейчас бойкотируем Олимпиаду, это не только ухудшит еще больше наши отношения с западными государствами, но и просто убьет целую когорту «чистых» спортсменов, которых готовили к Олимпийским играм. Если сейчас этим людям объявить, что они не будут выступать, то они спросят уже у наших руководителей спорта и политиков, а почему те не смогли все организовать, чтобы невиновные спортсмены были от всего этого ограждены.

Если судить по результатам федеральных исследований, то три четверти опрошенных заявляют, что они следят за ситуацией с санкциями в отношении наших олимпийцев. Это значимая цифра. Я не думаю, что у нас столько людей смотрит Олимпиаду и следит за всем набором видов спорта, которые есть на Играх. Тем не менее идет такая массовая поддержка. То же самое и с различного рода санкциями в экономической и политической сфере. Здесь срабатывает вечный принцип российской ментальности. Если на нас давят, если есть какой-то внешний враг, мы объединяемся и действуем по своей собственной инициативе. Есть классическая фраза Александра III: «У России нет других союзников, кроме собственной армии и флота». То есть надо укрепляться, чтобы дать отпор. Этот момент и сейчас присутствует и целиком экстраполирован на политическую ситуацию, связанную с нынешней избирательной кампанией.

«Кремлевский доклад» Минфина США к выборам президента России - это тоже звенья одной цепи. Если посмотреть американский «санкционный закон», то там прямо расписано: доклад представляется в январе, санкции следуют в феврале, там есть март, там есть май, ноябрь 2018-го. Но то, что озвучат в ноябре, может быть продлено до 2021 года. И такая казуистика показывает, что нас не собираются выпускать из санкций, что они будут применяться и, я боюсь, это будет постоянной новостью дня. То есть мы постоянно станем обсуждать, кого опять добавили, и мы будем вынуждены как-то этому противостоять. Но как это ни парадоксально звучит, вся эта ситуация добавляет баллов на предстоящих выборах в пользу Путина. Вряд ли кто-то из среднестатистических россиян представляет себе, что после 18 марта отпор Трампу будет давать, ну, например, Борис Титов или Ксения Собчак. Все в этой роли представляют действующего президента. Поэтому получается, что США, вместо того чтобы навредить, просто добавили ему определенный процент голосов. Все, что делают наши противники, будет играть против них. 

- Ваш прогноз относительно выборов президента России и явки? Каковы шансы у кандидатов? 

- Только что я смотрел два исследования ВЦИОМ по рейтингу кандидатов в президенты РФ. На 15 января за Путина - 73,2%, на 26-28 января - 69,9%. Но думаю, что это не снижение общего рейтинга, а просто начало реальной кампании, и колебания в обе стороны еще будут - от 68 до 75%. Таков прогноз ВЦИОМ. Но что интересно для тех, кто не верит нашим данным, а смотрит на «оппозиционных социологов»? Социологическая служба Навального дает Путину 78%, то есть даже больше, чем те службы, которые сегодня находятся в структуре администрации президента России, – ВЦИОМ и фонд «Общественное мнение».

Пока рано, наверное, рассуждать о прогнозных итогах голосования. Мы пока имеем только двух партийных кандидатов. И еще шесть «беспартийных», которые сдали подписные листы. Думаю, у кого-то из этих «подписантов» обнаружат недобор подписей. Если пройдут «сито» все шестеро, это будет большой неожиданностью. По мнению экспертов, в бюллетене останется пять-семь кандидатов. Что касается личностей, которые сегодня в списках, то не все они равнозначные. 

Сейчас уже люди, наверное, не следят за деятельностью Сергея Николаевича Бабурина. В свое время это была очень известная политическая фигура - один из соперников в Верховном совете РФ Руслана Хасбулатова. Но сегодня, я думаю, большинство молодых людей вообще не знает, кто такой Хасбулатов. Тем более никто не помнит, кто такой Бабурин, который так и не достиг политических вершин.

А по поводу политологического образования Ксении Собчак я где-то слышал высказывание, что это «худший выпускник МГИМО». Во всяком случае, мы ее как политика не знаем, а скорее знаем как представителя шоу-бизнеса. В качестве шоу-вумен она достигла определенных успехов, но в политике она мало кому интересна. Вот если это Жириновский, если это Явлинский - это хотя бы интересно определенному числу наших сограждан - их ядерному электорату. Если это Путин, то, наверное, это тоже многим интересно, потому что мы видим большие рейтинги. 

Грудинин - перспективный кандидат, но сама коммунистическая идея и слово «коммунизм» импонируют не всем избирателям. Что касается Бориса Титова, то, насколько я могу судить, он неплохо выполняет свои функции как уполномоченный по правам предпринимателей. Тем более основная его деятельность связана с малым и средним бизнесом. Но как кандидат в президенты общественным мнением он пока не рассматривается никак. 

Большинство людей не знает такого человека, кроме конечно тех, кто занимается предпринимательской деятельностью. Я не знаю, что должно случиться, чтобы общественное мнение или хотя бы значимый процент людей обратил внимание в его сторону. Наши коллеги из ВЦИОМ прогнозируют ему 0,3%. У Грудинина - 7,2%, у Жириновского - 5,9%. Явлинский балансирует на грани 0,7-1,3%. Интригу этой выборной кампании составляет вопрос, кто займет вторую и третью позиции. Но мне представляется, что никто из остальных кандидатов, кроме Грудинина и Жириновского, не выйдет за рамки 1-2%.

Я думаю, что явка будет больше общероссийской, которую сейчас прогнозируют на уровне 70-71%. У нас в республике явка - не менее 80%, а, скорее всего, и больше. Что касается голосования, то осторожный прогноз количества отданных голосов за Путина – это 80-90%. Голоса татарстанцев в пользу остальных кандидатов, по моему мнению, распределятся в соответствии с общероссийскими тенденциями – и Жириновский, и Грудинин получат свои не очень большие проценты, в том числе и в Татарстане. А такие экзотические кандидаты, как Ксения Собчак, заберут голоса небольшого числа своих агитаторов в республике, которые разве что сагитируют друг друга за нее голосовать.

- Но раз у нас и так чуть ли не все за Путина, почему же он так много времени и внимания уделил республике во время своего недавнего предвыборного турне по регионам? Как вы оцениваете этот визит на фоне негативных ситуаций, которые сложились в Татарстане, скажем прямо, по воле Кремля, - «языкового вопроса» и отмены Договора?

- Нас как рассматривали, так и рассматривают как один из позитивно развивающихся регионов-доноров. Многие расценили визит Путина в Татарстан как определенный визит вежливости. Вспомните жесткие заявления президента Татарстана Рустама Минниханова в адрес федерального центра на Гайдаровском форуме в Москве по поводу несправедливой финансовой политики по отношению к субъектам России. Его тогда, кстати, многие региональные лидеры поддержали, которые там присутствовали.

Этот посыл относится отчасти и к будущим выборам первого лица региона, которые тоже не за горами. Нам дали понять, что общероссийская элита ставит на то руководство республики, которое сейчас существует, и строит планы, основываясь на региональной повестке дня. Я думаю, что визит Путина в Татарстан после такого сложного для республики года - это очень хороший знак. И что таких сложностей в 2018 году регион испытывать не будет.

Ну и, конечно, не стоит сбрасывать со счетов, что приближаются выборы, а в Татарстане у действующего президента большой электоральный ресурс. Я думаю, это тоже всем понятно. И как один из кандидатов Путин играет на этот ресурс. 

- Означает ли это, что Татарстану «позволят» остаться единственным регионом, где сохранится институт президентства? - Я думаю, что надо быть реалистом: исходя из событий 2017 года, решения вопросов Договора и языка - за федеральным центром. Президентство для Татарстана было такой определенной поблажкой, чтобы уж совсем все не рубить. К тому же на выборах в 2015 году татарстанцы голосовали все-таки за президента. И вдруг всенародное голосование на территории отдельно взятого региона отменят! Это был бы прецедент, который потряс бы уже основы федерального законодательства. Значит, надо какие-то новые выборы организовывать? Мне представляется, что в 2020 году, когда состоятся новые выборы первого должностного лица Татарстана, федеральный центр просто предложит поменять название этой должности. 

Но, исходя из общественно-политической ситуации на начало года, Минниханов может еще раз претендовать на это кресло. Мне представляется, что при любом развитии ситуации федеральный центр не будет делать ставку на московского кандидата. Во-первых, чтобы в Татарстане не допускать дестабилизации. А, во-вторых, попробуйте назовите московскую фигуру, которая объединит всех жителей региона. Ну, хотя бы по степени известности для обывателя. Кто этот московский татарин? Разве что Ренат Ибрагимов. Но, я думаю, он вряд ли выставит свою кандидатуру. Он человек творческий и будет заниматься другими делами.

КОММЕНТАРИИ (1)
Мурат
так не боятся же! свободная площадка, все дела.
1
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ

«Больше никакой кулуарной раздачи земли не будет»

В собственность города возвращено 58 гектар, которые принесли 3 млрд рублей дохода.
Политика 11:46 / 24 декабря 2017
10

Мэр Челнов Наиль Магдеев собрал итоговую пресс-конференцию. Подобные большие встречи с журналистами проходят ежегодно в преддверии Нового года. На них у представителей СМИ есть возможность поднять любые вопросы и обсудить проблемы с теми, кто принимает решение. Традиционно градоначальник начал беседу с подведение итогов социально-экономического развития города. 

- Успехов было больше, чем неудач. Есть положительные тенденции в экономике, рост объемов промышленного производства - это факт, в первую очередь на «КАМАЗе». Автогигант значительно нарастил продажи и остаётся лидером российского рынка новых грузовых автомобилей. Его доля составляет 50%. В октябре состоялась торжественная церемония завершения строительства завода по производству каркасов кабин, в реализацию проекта вложено порядка 3 млрд руб. Новые каркасы кабин будут поставляться на сборочные конвейеры КАМАЗа и Mercedes-Benz. Еще один успешный проект «Тибет» - выпуск и рождение нового двигателя. 

Автопром - это не только железки, кабины, двигатели и коробки передач. Это, в первую очередь, люди, которые должны иметь возможность работать, зарабатывать и обустраивать свою жизнь. 

Одним словом, «КАМАЗ» крепко стоит на ногах, свою программу перевыполнил, должен был изготовить 36 тысяч машин за 2017 год, а сделано 38 тысяч с лишним.

Естественно, это отражается на многих других отраслях нашего города. «КБК» хорошо работает, строительная отрасль показывает объем не меньший, чем в прошлом году, восстановился товарооборот и вышел в докризисные времена. Есть положительные тенденции в естественном приросте населения. Все социальные программы, которые были намечены, выполнены. Бюджет города имеет дополнительный профицит за счет увеличения количества налогоплательщиков, под этим я подразумеваю открытие новых предприятий, увеличение числа индивидуальных предпринимателей. Количество работающих в сфере малого бизнеса выросло более чем на 18% и составляет сейчас 57,5 тысяч человек. Они формируют третью часть бюджета города, третью часть валового территориального продукта. Это движущая сила экономики, социально-культурной сферы нашего города.

В Челнах – самая низкая за последние 17 лет безработица, значительно ниже, чем по Татарстану, и это один из самых низких показателей среди моногородов Российской Федерации.

По всем программам: федеральным, республиканским и муниципальным, мы дополнительно в социально-культурную сферу привлекли более 8 миллиардов рублей, это еще один бюджет города (сам бюджет - 8,5 млрд рублей). Одним из подтверждений тому является объект стоимостью 1 млрд 40 миллионов рублей - это та школа, в которой вы сейчас находитесь. Современная школа на 1200 мест, построенная за 10 месяцев.

В уходящем году мы ремонтировали детские сады, школы, ресурсный центр Батенчука, городскую больницу №2, куда потратили 500 млн рублей и закупили оборудование на 200 млн рублей. Работает программа социальной ипотеки, все это серьезные деньги. Капремонт жилых домов в 2017 году обошелся более, чем в 1 млрд рублей.

Вы видите, что на проспекте Чулман появился многофункциональный центр вместе с лыжной базой, мы сделали дополнительный пристрой к «Альбатросу», открыли 6 спортивных площадок, 418 млн рублей выделили на общественные пространства. Так, на Шишкинский бульвар - 60 млн рублей, на сквер имени Тинчурина - 60 млн рублей, на вторую очередь набережной Тукая - 98 млн рублей, на первую очередь реконструкции площади Азатлык - 200 млн рублей. Почему мы все цифры знаем наизусть, потому что каждый объект пропускаем через себя, стараемся, чтобы он стал лучше, переживаем, обсуждаем.

Понятно, что хочется больше, и нужно больше, но мы понимаем, что возможности бюджетов России и Татарстана тоже ограничены. Но надо понимать, что нас не обижают, средства по различным программам выделяют. Сами мы активно участвуем в конкурсах и получаем финансовые ресурсы.

Работает Территория опережающего развития «Челны»: сегодня в ней 17 резидентов, привлечено более 13 млрд 700 млн рублей, создано 2215 рабочих мест. От них идет подоходный налог, который еще вчера никто не платил, а теперь платят. Появились челнинские холодильники, строительная арматура, которую в Челнах никогда не выпускали. И все это в общей копилке нашего города. ТОР - уже запущенный и долгоиграющий проект, «второе дыхание» для города со времен строительства «КАМАЗа». Это новые возможности, новые компетенции.

Как говорит Сергей Когогин (генеральный директор завода «КАМАЗ», - Ред.), каждый человек за свою жизнь должен минимум 4-5 раз переучиться и получить новую профессию. Сегодня на «КАМАЗе» так, быть только узким специалистом невозможно. Если ты только узкий специалист, то должен быть очень высококвалифицированным и востребованным, иначе будешь иметь низкую зарплату. Возможности есть, нужно только стараться напрягать свое здоровье и мозги, получать новые компетенции, чтобы быть востребованным. Учебные центры есть и на «КАМАЗе», и на «Хайер». Меня иногда спрашивают: китайцы построят завод, заполонят город. Но на деле из 540 работающих сейчас на «Хайер» только 3 гражданина КНР. А завод для кого построен? Для города Набережные Челны, с собой завод еще никто не уносил. Поэтому и российские и иностранные инвесторы, которые вкладывают свои средства у нас, это хорошо. Есть договоренности о дальнейшем развитии новых производств, 1 млрд долларов будет вложен в промышленный парк «Хайер». Завод ведь уже успешно работает, выпущено более 200 тысяч холодильников, и челнинцы уже заработали на этом, имею в виду зарплату: кто 30-40 тысяч рублей, а кто и 80, там и такая зарплата есть.

Поначалу не особо верили в проект промышленного парка КИП «Мастер», но ведь он успешно работает, там хорошая занятость и выручка. Как только за него взялись президент Татарстана Рустам Минниханов и Сергей Когогин, парк стал одним из лучших в стране и одним из крупных в Европе. Дорогу осилит идущий. Проект ТОСЭР для нас - возможность дать людям хорошую работу и пополнить городской бюджет, и даже решить через него городские вопросы.

Все, что наша команда наметила сделать в 2017 году, в полном объеме выполнено, брошенных на полпути дел у нас нет. Год, несмотря на определенные трудности, был не самым плохими годом, были похуже на нашей памяти, все живые свидетели тому, что происходило 15-20 лет назад и с зарплатами, и с пенсиями.

- Наиль Гамбарович, вы сказали, что все намеченные в 2017 году проекты выполнены, а как же переезд в новое здание Татарского драматического театра, ведь он до сих пор не осуществлен?

- Официальных заявлений о том, что театр в 2017 году переедет в новое здание, никто не давал. Что касается проекта под названием «Татарский драматический театр», процесс этот длительный, связанный с приобретением здания бывшего развлекательного заведения «Колизей» в муниципальную собственность. После долгих процедур оценок и согласований, месяц назад мы получили документ, здание оформлено в муниципальную собственность. С президентом была следующая договоренность: город берет на себя приобретение здания, а вопросы, связанные с финансированием реконструкции и капремонта возьмет на себя республиканская власть. Мы свою задачу выполнили, и республика приступила к проектно-сметной документации по реконструкции здания «Колизея». Проект реконструкции готовит «Татинвестгражданпроект», на ремонтные работы, по предварительным подсчетам, будет затрачено около 600 млн.рублей. В 2018 году ставим задачу переезда Татарского драматического театра, если не будет проблем с финансированием.

Естественно, эта цепочка за собой потянет и улучшение условий работы для кукольного театра. Далее будет сделан и его капитальный ремонт, там есть особенности в части установки сцены, они будут решены. Наряду с реконструкцией здания «Колизея» приведем в порядок и прилегающую территорию. По программе «Парки и скверы» нужно сделать там парк, обустроить место для отдыха и построить парковку. Обустройство парка будет обсуждено публично, когда откроют финансирование.

- Решение какого вопроса в этом году отняло у вас больше всего энергии?

- Трудно сказать. Решение любого вопроса требует вложения энергии, требуется еще и душу вложить. Будь то программа дорожных работ или программа капремонта объектов, без личного вмешательства и хождения по кабинетам и даже «по мукам», никто ничего просто так не даст. Уверяю вас, таких городов как Челны не много, но и не мало, когда речь идет об источниках финансирования по федеральным и республиканским программам. Во многих городах сильные команды, которые участвуют, как и мы, в этих конкурсах. Без энергичной работы, а также помощи и поддержки руководства Татарстана, многие вещи сами собой не решаются. 

Поймал себя на мысли, как первый среди моногородов я начал инициировать в 2015 году проект по ремонту дорог в промышленной зоне: улица Моторная, Металлургическая, Производственный и Трубный проезды. За всем этим надо было самому ходить, еще только самому не получается, привлекаешь Рустама Нургалиевича Минниханова, но он легкий на подъем, он своим авторитетом помогает нам решать вопросы. Все законные процедуры прошли, понятное дело. Многие города в 2015 году в программу не попали, а нам нужны были дороги. И мы были правы, сразу заработал комбинат «ТЭМПО», имею в виду новое производство строительной арматуры. 

Если с первого раза не получается добиться финансирования строительства школы на 800 мест. Со второго или третьего захода только получилось, когда удалось доказать, что если в промышленно развитом городе с высокой рождаемостью не строятся 20 лет школы, то у этого города будущего нет. Если так ставишь вопрос, то уже и реакция другая. А если приходишь и только говоришь «дай школу», то реакция соответствующая. Аргументы нужны, энергия, желание.

- Вы много рассказали о социально-экономическом развитии города, но скромно умолчали о главном успехе года – о земельной политике и 53 гектарах возвращенных земель. У нас вопрос: сколько еще гектаров спорных земель имеется, на которые исполком «положил глаз», и кто будет следующим после Миронова?

- Никаких секретов нет, от вас тем более. Списков нет, идет плановая работа по наведению образцового порядка в земельных и имущественных делах. В любом нормальном доме должен быть не какой-то порядок, не просто элементарный порядок. Слово «элементарный» я вообще не понимаю, хотя и любил русский язык в школе и по этому предмету у меня всегда была «пятерка». Понимаю значение «образцовый» порядок, или уже беспорядок. Мы действуем строго в рамках законодательства и хотим, чтобы муниципальная земля работала в интересах большинства граждан города. 

Вообще, работа по части земли ведь в одночасье не произошла, в 2014 году была крупная республиканская антикоррупционная проверка, на стол перед вашим покорным слугой был положен документ, в котором были определенные поручения, контрольные сроки по приведению всего в надлежащее состояние. И началась работа по наведению этого самого образцового порядка во земельных вопросах. Там не только земли Миронова, но и ряда других компаний. 

Кстати, мы сегодня посмотрели, к тем 53 гектарам, которые возвращены в муниципальную собственность, у нас еще 5 гектаров возвращено. И сумма всего - порядка 3 млрд рублей. Это общенародная собственность. Сам факт возврата, конечно же, факт признания вины в том, что земли были получены с нарушением закона. Мы приветствуем, что земли возвращены добровольно, город никаких претензий к господину Миронову не имеет. Больше никаких кулуарных разговоров и раздачи земли здесь нет и не будет. Если кто-то этим будет заниматься, то известно, куда этот путь может привести. Думаю, никакой нормальный человек на это не пойдет. У меня для всех совет: все вопросы решать строго в поле закона, это и для исполкома, и для тех, кто претендует на участки. Как можно строить долгосрочный бизнес на обмане: когда-то ведь это вскроется?

Нужно четко слышать руководство республики и страны, это и в ежегодном докладе всегда «красной строкой» проговаривается, каким вопросам будет уделено особое внимание. Последние годы звучат вопросы коррупционной направленности. Они ведь говорят, предостерегают. Эта работа будет продолжаться и в будущем году.

- На заседании межведомственной комиссии вы говорили, что руководители подчиненных, совершивших преступления, тоже будут наказаны. Это было предупреждение или последуют реальные действия?

- Конечно, последуют реальные действия. Если у тебя в отделе подчиненный занимается противоправными действиями, виноват не только тот, кто эти нарушения допускает, но и сам руководитель, ведь он отвечает за действия своих подчиненных. Есть различные формы привлечения к ответственности таких руководителей, это общепринятая практика, другого здесь быть не может.

- В этом году многое сделано по части обустройства общественных пространств. Каковы планы в 2018 году?

- Наряду с приведением в порядок сквера около будущего Татарского драмтеатра, продолжим вторую очередь работ по площади Азатлык. Хотим приступить к обустройству бульвара Юных ленинцев, это в программе есть. Алгоритм работы по обустройству общественных пространств будет таким же, как и в 2016-2017 годах - сначала обсуждаем проект с жителями данных микрорайонов.

Подготовительные работы по созданию новых общественных пространств начнутся уже в январе, чтобы работы были завершены к августу. 

В этом году начали также работу по приведению в порядок дворовых территорий, имею в виду внутриквартальные проезды. Есть планы по этой части и в будущем году.

- На площади Азатлык жители пока видят только то, что елка переместилась, а новых элементов нет.

- Не могу с вами согласиться, что не заметно перемен. Надо ориентироваться не только на Азатлык, давайте вспомним, что 3-4 года назад было на Сидоровке. Когда в 2015 году мы поехали туда и попытались понять, что там нужно, мне говорили: «Магдеев, не берись, здесь гиблое место, кроме бомжей там ничего нет». Но я настоял, и сегодня это излюбленное место жителей Сидоровки. Елка, которая лет 10 стояла на Азатлык, именно она переехала на Сидоровку. 

Или парк Победы каким был? Обрушившиеся стены из красного кирпича. И что теперь парк Победы - две большие разницы. На набережной Тукая три года назад ничего не было, а теперь даже елка стоит. 

Что касается Азатлык, площадь преобразится, появятся новые элементы, она станет большой и красочной, и то, что стройка немного задержала работу по обустройству новогодней площади и открытие главной городской ёлки, - это временные неудобства. Вместо 22-23 декабря откроем елку 27 числа.

- Наиль Гамбарович, а что вы считаете самой большой проблемой в городе, и какие вопросы решить не удастся в ближайшее время?

- Это проблемы, связанные с нехваткой детских садов для детей ясельного возраста. Мы об этой проблеме знаем, потребности большие, порядка 10 тысяч людей можно вывести на работу, если появятся ясли для детей от 1,5 до 3 лет. Решение вопроса может помочь устранить проблему кадрового голода, ведь с малыми детьми дома сидят хорошие подготовленные кадры. Владимир Путин эту проблему для страны обозначил. В одном учреждении здравоохранения я однажды спросил у главврача, оказалось, что в коллективе из 400 человек - примерно 40 человек готовы выйти на работу, но они находятся в декретном отпуске. Это высококвалифицированные медсестры, врачи, от действий которых зависит жизнь и здоровье людей. Опытная медсестра для любого отделения находка. И руки умелые, и квалификация есть, но в силу обстоятельств находятся дома. А у нас медперсонала не хватает.

Еще одна из проблем, которую нужно решать - нехватка учреждений в культурной сфере. Нам нужны настоящие театры, а не театры в приспособленных помещениях. Кукольный театр должен иметь свое здание, в полумиллионном городе это давно должно быть. Татарский, как и русский театр, тоже должны иметь свое здание. Эти вопросы будем решать в ближайшие годы. При поддержке руководства республики, нам это удастся сделать.

Нам недостаточно и спортивных сооружений. Как можно в полумиллионном городе иметь только два крытых ледовых дворца, один из которых еще и закрывается периодически? Они должны быть в каждом районе города, у нас их три. Некоторые наши районы по численности населения больше, чем Чистополь или Бугульма, в каждом городе и районных центрах уже есть минимум один дворец с искусственным льдом. Нужны и спортзалы, и цирк, и киноконцертный зал. Да, есть дома культуры, но для полноценного проведения концертов они не очень подходят. Радует, что есть органный зал. Все это нужно, чтобы создать комфортные условия жизни для челнинцев. Да и как будут к нам приходить инвесторы в ТОСЭР, если не хватает социально-культурных объектов?

- Вы затронули тему Территории опережающего развития. Среди резидентов только два иностранных предприятия, остальные местные. У нас делается упор только на работу с привлечением местных бизнесменов?

- Условия что для иностранных, что для российских инвесторов на площадке ТОСЭР «Челны» одинаковые. Но вы видите, какая сегодня международная обстановка, она тоже накладывает отпечаток на привлечение инвесторов из-за рубежа. Видите санкционнные вопросы, определенные настороженности иностранных инвесторов. 

Не случайно президент Татарстана и правительство республики активно работают со многими государствами и иностранными компаниями, делают много деловых визитов за рубеж. Нам, наряду с привлечением иностранцев, надо работать и с российскими компаниями. Для них более понятны вопросы законодательства, налогообложения. И мы видим, компании пользуются своим правом. Тот же «Камский», или ТЭМПО, и другие компании, которые уже имеют действующие производства, создают новые предприятия. Или, например, компания «Дарлетто», они уже имеют свое производство по выпуску кондитерских изделий, увидели возможности открыть новое производство джемов в Челнах, а хотели сначала на другой площадке это делать. Мы за то, чтобы российский бизнес на законных основаниях открывал новые производства в нашем городе.

- На сессии Городского Совета поднималась тема недостаточности пиара челнинской ТОСЭР. Депутат Николай Атласов даже предложил выделить 36,5 млн рублей из городского бюджета на эти цели. Каково ваше мнение по данному вопросу?

- Да, спасибо за вопрос, работу в этом направлении мы хотим вести в будущем году. Для того, чтобы заявлять о себе на разных уровнях, в том числе и мировом, нужно не только желание, но еще и серьезные финансовые ресурсы. Мы этим вопросом занимаемся, и по итогам исполнения бюджета 2017 года будем искать средства, пока не могу сказать, в каких объемах. Без позиционирования себя получить тот максимум от Территории опережающего развития, достичь тех результатов, которые мы бы хотели, будет невозможно. 

Многие регионы, области, имеющие на своей территории ТОСЭРы, на уровне субъектов приняли решение выделить серьезные деньги для информационного сопровождения. Если бы это не было важным, то крупные мировые компании не занимались бы рекламой, хотя бизнес итак идет. Посмотрите, мировая компания «Хайер» о себе заявляет там, где только может. На прошедшем чемпионате мира по хоккею на бортах везде было написано «Хайер». Компания понимает, что вопросы рекламы и продвижения собственного бренда требуют серьезных финансовых затрат. Рынок агрессивный, и среди более 20 ТОР идет борьба за резидентов, каждая территория предлагает свои выгодные условия. И мы в этом плане не хотим проиграть.

- Вы затронули тему хоккея. Челнинскому футбольному клубу удалось найти спонсоров, а где найти генерального спонсора для хоккейной команды? 

- Раскрою вам секрет, генспонсором для футбольного клуба у нас является сам Рустам Минниханов в лице Госбанка, затем появилась компания «Эфес» благодаря стараниям президента Татарстана. Что касается хоккейной команды, пока генерального спонсора у нее нет. Но по этому сезону вопросы бюджета решены, годовой бюджет команды – 50 млн рублей, эти ресурсы мы привлекаем, работаем с теми, кто неравнодушен к проблеме челнинского хоккея. На данный момент не решенных финансовых вопросов у команды нет, они неплохо обеспечены. Наша задача дальше поддерживать отношения с имеющимися спонсорами и, конечно же, искать генерального спонсора.

- Одна из насущных городских проблем - нехватка парковочных мест - будет ли находить решение в новом году?

- К этому вопросу мы аккуратно подходим, количество транспорта в городе действительно растет, ежегодно прибавляясь на 3-5 тысяч. Тормыш авыр, машина кубэя. Говорю, как шутку, иногда говорят, жизнь тяжелая, но машин-то становится все больше в городе. Машина – все же некий показатель благополучия жизни граждан. Если у человека низкий уровень жизни, он не идет покупать машину. Я определенный возраст прожил, и машину купил только в возрасте более 30 лет, хотя мог купить после 3 курса, работая в стройотряде. Я тогда заработал (это были 80-е годы), у меня на книжке было пять с лишним тысяч денег, «копейка» тогда столько стоила, но в свои 21 год я решил отдать деньги маме. Я их за три с лишним месяца заработал в Коми ССР, там коэффициент был 1,75, поэтому удалось столько получить.

Что касается парковок, возможности приобретать транспорт у челнинцев меньше не будет, машин будет становиться все больше. Это проблема не только в Челнах, но и в других городах. Есть одно из решений - строительство наземных парковок, мы такой проект с одной из строительных организаций в 63 комплексе сейчас реализовываем. Но не каждый житель города может себе позволить купить место в паркинге, это очень дорого, сопоставимо с ценой однокомнатной квартиры. Наша задача находить любые возможности сделать это более доступным. Но пока экономика не позволяет эти средства быстро окупать. В ближайшее время эта проблема не решаемая. Машины так и будут ставить во дворах и проездах, готового рецепта здесь нет. Многие считают, что муниципалитет обязан предусмотреть парковочное место под у жителя под окнами, и все хотят машину рядом с домом ставить. Мы же пока можем поставить себе задачу, чтобы строящиеся дома имели парковки.

- Может быть, стоит развивать общественный транспорт, трамваи?

- Если человек привык ездить на машине, должны случиться непреодолимые сложности, чтобы он пересел на трамвай. Каждое утро наблюдаем, в сторону завода или промзоны едут сотни машин, в которых сидит по одному человеку. Едет в пробке более получаса, мучается, хотя есть вахта и трамвай, но психология такова: купил машину, буду пользоваться круглогодично, чтобы она не стояла.

- Наиль Гамбарович, чем вы в первую очередь займетесь в 2018 году?

- Задач много, экономика первична, все остальное можно решить, если будут решены вопросы экономического развития города. Я вижу в качестве дальнейшего развития города - именно успешную работу нашей Территории опережающего развития. Справедливо было замечено по поводу узнаваемости ТОР, этим вопросом будем заниматься. Шестая очередь промарка КИП «Мастер» готова, туда вложены серьезные ресурсы, будем вести работу дальнейшего появления там резидентов. Это в то же время новые рабочие места для челнинцев. Напомню, у нас на 18 процентов произошел рост числа работающих в малом бизнесе, вот где успех. Будем помогать работе малых предприятий, сегодня не проблема произвести продукцию, а проблема реализовать ее. В то же время есть интересные госпрограммы, крупные корпорации «Росатом», РЖД, «Роснефть», наш «КАМАЗ» представляет уникальные возможности купить эту продукцию. Пользованию этим инструментом мы можем научить малые предприятия. Они народ шустрый, их главное обучить, и дальше не мешать, особенно в части проверок. 

Люди поняли, что спасение утопающих - дело рук самих утопающих, и начали заниматься не благодаря, а вопреки, бизнесом. Появились мастерские и другая деятельность. 

В Челнах люди прошли через тяжелейшие испытания, город в прямом смысле возродился из пепла. Я даже говорю, что родина малого бизнеса для Татарстана - это Набережные Челны. Имея определенный опыт работы в других городах республики и Челнах, я сделал именно такой вывод.

КОММЕНТАРИИ (9)
Олег
Магдеев дело говорит и делами все подкрепляет, Челнам повезло с ним.
0
ОТВЕТИТЬ
Олег
Раньше значит можно было, теперь нельзя
0
ОТВЕТИТЬ
Да. Молодец. Великое уважение Наилю Гамбаровичу.
Молодец мэр. Руководитель хозяйственный!
-2
ОТВЕТИТЬ
Марат
Ну да а что в бугульме не сиделось?
2
ОТВЕТИТЬ
Соседка
Знаю лично его, врет, как дышит. Был главой в Бугульме, всю недвижимость там подмял под себя, домов только сколько себе понастроил, стыдно должно быть перед народом.
1
ОТВЕТИТЬ
Георгий
Наиль Гамбарович конкретный и держит свое сказанное слово и в том числе опытный руководитель! Пользуясь случаем обращаюсь к Наиль Гомбаровичу и в том числе всем ко руководителям и просто чиновникам . В Набережных Челнах на Гэсе есть специализированный Садик для детей с плохим зрением , в этот садик как правило родители пытаються подьехать по ближе на авто для того что бы меньше по растоянию вести либо нести на руках своих детей . И к сожилению это сделать не возможно отсутствует парковка есть лишь заезд и выезд в садик Просьба Уважаемые кто решает эту задачу пожалуйста обратите внимание на это.
0
ОТВЕТИТЬ
псевдоним
как так то? уже официально заявляют, что каждый проект прогоняют через себя?! Куда смотрит служба Бадрутдинова?!
0
ОТВЕТИТЬ
Тарзан
ну прям весь цвет журналистики собрался на шабаш
-1
ОТВЕТИТЬ
Клиент
Все хорошо, но когда отремонтируют инфекционную больницу. Уже много лет на лестничных площадках на стенах сплошная штукатурка, в палатах то же краска отслоилась. Окна пластик поставили с тонким профилем, продувает сильно,персонал заклеил бумагой.
0
ОТВЕТИТЬ
ПРЕДЛОЖИТЬ НОВОСТЬ

Если вы хотите поделиться интересным событием, воспользуйтесь данной формой

ПРЕДЛОЖИТЬ
самое читаемое
самое читаемое
наверх