«Если фильтр МСЗ в Казани перестанет работать, завод остановят»

«Если фильтр МСЗ в Казани перестанет работать
Ответы на главные вопросы о строительстве мусоросжигательного завода в
Татарстане.

Жаркие дискуссии о том, строить или не строить мусоросжигательный завод в Татарстане, не утихают. За это время сформировалась группа активистов, которые против появления МСЗ. Чиновники твердят, что такая утилизация отходов, наоборот, куда полезнее, чем то, как мусор уничтожают сейчас.

Чтобы получить ответы на самые часто задаваемые вопросы о МСЗ, журналисты KazanFirst поговорили с представителем компании-инвестора директором по развитию на развивающихся рынках Hitachi Zosen Inova Урсом Альденбургером. Эта компания планирует поставлять оборудование для строительства МСЗ в России.

Мы выяснили, как будет работать завод в Татарстане, кто будет следить за его правильной эксплуатацией и не повлияет ли его появление на рост онкозаболеваний.

— Вы, наверное, знаете, что в Казани появилось движение, выступающее против строительства мусоросжигательного завода. Одна из главных претензий общественников, что в Казани построят завод, как в стране третьего мира, поскольку производителям некуда девать оборудование. Это так?

— На самом деле это новое оборудование. Его мы используем во многих странах: в Дубае, Стамбуле. Единственная разница может быть в том, что мы хотим частично производить оборудование на месте, в России. Например, для установки в Дубае нам необходимо импортировать все.

«Если фильтр МСЗ в Казани перестанет работать, завод остановят»

— Я уточню вопрос. Речь о том, что якобы в европейских странах рынок перенасыщен, поэтому оборудование стали поставлять нам, в Россию, потому что больше некуда.

— Это неправильно. На самом деле рынок в Европе не насыщен. Большинство установок до сих пор строятся в Европе. Самый крупный рынок для нас — Англия. Не так давно начали работать в Стамбуле, Дубае, Мексике, Японии. В Германии и Швейцарии заводам уже по 40 лет. Это срок службы одного завода. Новое поколение строит уже новые заводы.

— Технология, по которой работает ваше оборудование, предполагает прием мусора, собранного только раздельно или нет?

— Необязательно. Когда мы начинали работать 30-40 лет назад, сортировки не было совсем. Но мы после того, как начали строить наши заводы, внедрили ее, при этом строим заводы по сжиганию и переработке. То есть батарейки, пластик не влияют на дымовые газы завода. В Казани не сильно развита сортировка мусора. В Швейцарии люди все-таки стараются сортировать, но есть и ленивые, которые кладут батарейки, пластик и даже телефоны вместе с остальным мусором.

— Расскажите, как будет устроена работа завода в Татарстане? Люди это представляют себе таким образом: стоит завод, там есть большая печь, куда привозят все отходы с городских помоек и сжигают, а дым, соответственно, попадает в атмосферу. Как в действительности?

— Я знаю, что в России люди очень боятся этого. В Швейцарии было то же самое, когда все это начиналось. Могу сказать, что в Берне мусоросжигательный завод стоит в пятистах метрах от больницы. Госпожа Горбачева (жена экс-президента СССР Михаила Горбачева. — Ред.) лечилась от рака в этой больнице. Я могу понять людей, потому что это что-то новое для россиян.

«Если фильтр МСЗ в Казани перестанет работать, завод остановят»

— Еще один довод против строительства МСЗ — в странах, где заводы уже работают — среди них, например, Австрия, — высокий уровень заболеваемости онкологией. МСЗ действительно так вредны? Вы делали какие-то исследования?

— У меня нет данных по статистике. Но я уверен, что какие-то специальные инстанции проводят подобные исследования и составляют статистику. Я не знаю, почему вы связываете две эти вещи.

— Это не я связываю. Я просто перечисляю вопросы, которые волнуют наших жителей.

— Да, интересные вопросы.

— В чем преимущество мусоросжигательного завода перед мусороперерабатывающим? Противники говорят, что мусороперерабатывающий стоит 2 миллиарда рублей, а на мусоросжигательный заложено 23 миллиарда. Это так? Почему нужно строить мусоросжигательный, а не мусороперерабатывающий?

— Переработка — это хорошо, но не перерабатывающий завод. В этом случае нужно научить людей сортировать мусор дома, а не собирать все отходы в один пакет и потом сортировать. Это не лучшее решение. По мнению министерства промышленности Швейцарии, переработано может быть до 50 процентов отходов, остальное должно сжигаться. Все-таки нужно людей сначала научить сортировать мусор дома. Были вопросы о том, что у россиян другой менталитет и чтобы их обучить, уйдет много времени. На самом деле это не так. Здесь просто вопрос денег, нужно приучать деньгами.

— Каким образом?

— Либо я сам сортирую мусор дома и впоследствии ни за что не плачу, либо сдаю все вместе и плачу. Плюс для мусора покупаются специальные мешки, которые стоят два доллара. Если не сортировать мусор, то тратится больше мешков. Соответственно, я снова буду больше платить, если не отсортирую отходы.

«Если фильтр МСЗ в Казани перестанет работать, завод остановят»

— Вы говорили, что оборудование частично будет производиться в России. Где конкретно и когда начнутся работы?

— Мы уже начали производить. Вместе с «Атомэнергомашем», швейцарской компанией ABB и «Сименсом» делаем котлы в Чебоксарах. Часть из этого оборудования пойдет на строительство завода в Татарстане, а часть придется импортировать. Но примерно 60 процентов будет производиться здесь [в Чебоксарах].

— В условиях санкций не будет проблем? Не придется ли потом производить замену недостающих частей, в результате чего пострадает качество?

— Швейцария — это нейтральная страна, у нас всегда были хорошие отношения с Россией. Проблем с санкциями не будет. Наше правительство поддерживает этот проект, у нас нет ограничений по экспорту. Однако то, что можно производить в России, будет производиться в России. Это новая промышленность, интересный бизнес. В Швейцарии было создано около 5 000 рабочих мест и оборот составил 1,5 млрд швейцарских франков. Поэтому мы заинтересованы еще и в том, чтобы инвестировать в Россию.

— Вы сказали, что у завода срок эксплуатации — 40 лет. А на сколько лет вы заключаете договоры в Татарстане?

— Я думаю, что где-то на 20 лет.

— А что потом? Например, нам пожарные говорят: есть пожарная сигнализация, но она плохо работает, потому что предприятие не заключило контракт на обслуживание. Кто в случае с заводом будет контролировать, как работает оборудование, вовремя устранять неполадки? Есть ли такой договор с нашим мусоросжигательным заводом у производителей?

— Я не знаю, какие органы и инстанции будут контролировать в России по истечении срока. Мы не думали, что будет через 20 лет. Например, в Москве процессом эксплуатации руководила австрийская компания. Когда срок сервисного обслуживания кончился, к нам обратилась московская компания с просьбой оценить, как работает оборудование. Дальше это переходит во владения муниципалитета. Не думаю, что российские специалисты не смогут справиться. Я уже более 20 лет работаю с Россией, видел разные установки и заводы. Все зависит от того, кто эксплуатирует оборудование. Главное, чтобы специалисты придерживались основной технологии. Если специалист скажет: «Давайте отключим все фильтры от системы дымовых газов», то это будет неправильно.

«Если фильтр МСЗ в Казани перестанет работать, завод остановят»

— Вот кто за этим будет следить? В том числе за своевременной сменой фильтров.

— В Швейцарии со всех 30 заводов с определенной периодичностью производятся замеры выбросов. Эти данные отправляются в министерство в Берне, операторы доступа к данным не имеют, все происходит изолированно. Если фильтр не работает, правительство увидит это по показателям и остановит завод, — тут собеседник резко прерывается и задает вопрос. — Вы за такой завод или против?

— Я не специалист. Я задаю вопросы, чтобы вы ответили, а люди прочитали материал на нашем сайте.

— Видите, какая все-таки Россия современная. В интернете газета есть. Почему вы тогда боитесь завода?

— Мы боимся не инноваций. Мы за то, чтобы технологии, которые привносятся извне, у нас работали так же хорошо, как и у вас.

— В России так быстро все меняется. Вы становитесь современными быстрыми темпами.


Наша справка

Компания «РТ-Инвест», входящая в госкорпорацию «Ростех», намерена до конца 2022 года построить четыре предприятия термической переработки отходов в Подмосковье и один в Казани.

Мощность каждого завода составит 700 тысяч тонн отходов в год с выработкой 70 мегаватт электроэнергии. Основная цель строительства — нулевое захоронение отходов. По расчетам специалистов компании, проект сохранит более 500 га земли. Общая стоимость создания пяти предприятий оценивается примерно в 150 миллиардов рублей. Выход всех заводов на проектную мощность запланирован на 2023 год.

Заводы планируется построить в партнерстве с японско-швейцарской компанией Hitachi Zosen Inova.


Авторы материала: Елена Мельник, Светлана Буракова


Comment section

Добавить комментарий