«Бизнесмены не особо видят будущее, не связывают его с Альметьевском»

Ресторатор рассказал, как развивается малый бизнес в нефтеграде, с какими вопросами обращаются к нему предприниматели и в чем проблема нынешней России.

Альметьевск по праву можно назвать центром промышленности Юго-Востока. Нефтеград, и этим все сказано. Однако несмотря на бурное развитие крупного бизнеса, малый живет гораздо хуже. По крайней мере, так считает ресторатор, глава альметьевского отделения «Партии Роста» Вячеслав Миллер. В интервью KazanFirst он поделился своим взглядом на ситуацию с бизнесом в Альметьевске, рассказал о своем опыте в предпринимательстве и депутатской деятельности.  

- Вячеслав Артурович, как вы стали предпринимателем?

- Это был 1999 год. Я работал в Coca-Cola, и компания решила провести реструктуризацию: от системы доставки через собственные филиалы они решили перейти к доставке через дистрибьюторов. Дистрибьюторы – это представители компании, индивидуальные предприниматели. Они должны были закупить грузовики и доставлять продукт сами. И мне было поручено найти дистрибьютора, какого-то предпринимателя, готового вложиться в грузовики, инфраструктуру. Ну, я человек предприимчивый, сразу обратился к своим родственникам. У меня дядя на тот момент был успешным предпринимателем - имел розничные магазины в Альметьевске - и в первую очередь я пришел к нему. Он не оценил эту идею и не согласился инвестировать. В дальнейшем я нашел предпринимателя, который согласился помочь мне в этом. Мы организовали ООО, взяли кредит на меня и все. 

- В каких сферах вы уже успели себя попробовать?

- Начинал я с оптового бизнеса, работал в нем 10 лет. Я его начал не один, а с партнерами, но мне всегда хотелось собственного бизнеса, возможно, семейного. Моя супруга до замужества со мной занималась ресторанным бизнесом, была управляющей в одном из заведений в Самаре, и в 2003 году мы взяли в аренду студенческое кафе. С этого начался наш путь в общепите. Мы доставляли по Альметьевску пиццу, другую еду, которую готовили сами. Из этого все и развилось. Дальше были летние кафе, а потом переросло в бизнес в торговом центре, который строился в Альметьевске в 2007 году. Мы заняли в нем площадку - фудкорт, и начался такой рывок в общепите. 

- Откуда брали средства на открытие бизнеса?

- Мы начинали с личных накоплений. Средства требовались не особо большие, потому что помещение было в аренде. Летние кафе, шатры нам предоставляла Coca-Cola, и я этим воспользовался. А вот ради пробного проекта, который был в торговом центре, мне пришлось пойти на хитрость. 

С семьей мы провели уловку – взяли ипотеку. Мы на тот момент с супругой были еще не женаты, но имели квартиру, и я ее продал жене. За счет этого мы получили инвестиции. Но этого оказалось недостаточно для реализации того самого проекта -  не хватало около 15 миллионов. Мы заложили квартиры наших родителей. Так набрали нужную сумму. С того момента, как мы это сделали, вся семья своей энергетикой помогала нам (смеется). Я был убежден, что все получится и исходил из позиции, что если не сейчас, то никогда. 

- С какими трудностями вы сталкивались? Были ли какие-то знаковые для вас ошибки или провалы, которые впоследствии лишь помогли вам подняться вверх?

- Самая главная сложность – это люди и их поиск. На тот момент это был абсолютно новый бизнес. Мы развивали формат быстрого питания, и людей, работающих в этой сфере, практически не было, всех нужно было учить. Бизнес мы открыли по франшизе, поэтому сами съездили учиться, потом учили других. И вот это было самое сложное – начать вести этот бизнес по-взрослому. 

Наверх помогают идти все наши неудачи, все ошибки, которые мы допускаем. У меня были ошибки с выбором людей. Сначала я старался брать людей с таким же складом характера, как у меня. На тот момент я был достаточно резкий и авторитарный человек. И понабрал таких же руководителей, ведущих подобную политику. Коллектив сформировался достаточно забитый. Он закрылся и, соответственно, не выдавал нужного результата. Это была одна из ошибок, которую я допустил. 

- А сейчас вы не авторитарны?

- Для меня все в жизни изменило знакомство с «Додо Пиццей». Я познакомился с философией «Додо», будем так это называть, потому что это реально особый подход к бизнесу, его ведению, к людям, к ценностям. На тот момент, читая блог Федора Овчинникова, ко мне пришло понимание: вот какие есть проблемы и вот какие есть решения. Я изменил свой подход и следом тоже все изменилось. Я до сих пор пожимаю плоды того самого периода, поскольку выкорчевать из давно созданного коллектива каких-то людей, которые уже давно там работают и генерят какой-то негатив, достаточно сложно. Со временем все меняется. Сейчас уже гораздо лучше, позитивнее.

- Развивать «Додо Пиццу» вы решили в 2014 году. Почему именно этот бренд?

- Потому что это открытая компания. На тот момент я читал блог Федора и меня поразило, насколько человек открыто ведет бизнес, справляется со всеми трудностями именно путем открытого бизнеса.

На самом деле я считаю, что проблема нынешней России и бизнеса заключается в том, что мы как раз закрыты, мы не доверяем друг другу. Власть не доверяет нам, предпринимателям. Она нас априори считает нарушителями закона. Да даже своих граждан власть считает заведомо нарушителями, обложила штрафами. Вся наша система построена на палочной системе – и судебная, и все надзорные органы. Это все показывает их недоверие, которое, в свою очередь, рождает наше недоверие. Порочный круг, из которого мы все не можем выйти, его нужно разрывать. Это именно та причина, по которой я пошел в «Партию роста» и пытаюсь что-то донести до той структуры, которая нас не слышит и не доверяет нам. 

- Почему в качестве площадки вы выбрали Альметьевск? Мало конкурентов? 

- А я родился в Альметьевске, в рабочей семье. Город мне нравился и сейчас нравится, пока не собираюсь никуда уезжать. А потом получилось, что в Казани «Додо Пицца» объявила тендер на развитие точек, и я его выиграл. В «Додо» бизнес построен так, что существующим партнерам предоставляется возможность участвовать в тендерах на развитие по всей территории России и даже за границей. Я сейчас планирую и ищу инвестиции для того, чтобы открываться заграницей, и именно «Додо Пиццу». 

- Прошло почти 7 лет с тех пор, как вы стали развивать бренд «Додо». Каких успехов удалось достичь? 

- Мы открыли шесть пиццерий в Казани, сейчас планируется седьмая, скоро начнется ее строительство. Мы собираемся открыть еще как минимум четыре точки, дальше собираемся начать проект «Доннер 42». Сейчас «Додо» называется не «Додо Пицца», а «Додо Брендс», в ее состав входят несколько брендов, в частности, «Додо Пицца», «Доннер 42», «Дринкит», это кофейни. Во всем этом мы будем участвовать и развивать, с этим связано будущее компании.

- Любят ли вас альметьевцы?

- Альметьевцы нас любят, казанцы обожают, и мы их тоже. Мы занимаем регулярно топовые места в рейтинге самой «Додо Пиццы». Если вы зайдете в приложение, там сразу видно оценку, которую нам ставят люди, и мы всегда находимся в топе лучших пиццерий России и мира. 

- Чем-то отличается ваш бизнес в Альметьевске от бизнеса в Казани? 

- Ничем не отличается, кроме того, что в Казани постоянные пробки и достаточно сложно доставлять пиццу вовремя. В Альметьевске таких проблем нет. 

- В начале этого года вы писали в соцсетях о том, что предприниматели в Альметьвеске неактивны. Что вы имели в виду?

- Я и сейчас так считаю. Они не хотят объединяться в различные предпринимательские сообщества и выносить свои проблемы на обсуждение для их решения, не хотят их формулировать даже. Они замкнулись в себе и считают, что им никто не поможет. Я считаю, это проблема всех предпринимателей в России. Это проблема недоверия, о чем я и говорил. С ней очень трудно бороться, поскольку уже почти сто лет наша страна живет в ситуации, когда бизнесмен считается непопулярным у народа. Даже сейчас мы находимся у граждан России в порицании, нас не особо-то любят. В сознании 80-х мы были фарцовщиками. И вообще понятие «бизнесмен» больше ассоциируется с олигархами, а они порицаются всеми людьми. Все, что мы сейчас имеем, – это такое отношение. И все из-за когда-то неправильного подхода к приватизации. 

- А как в целом развивается малый бизнес в нефтеграде? Как он пережил коронакризисный год?

- Развивается вяло, поскольку бизнесмены не особо видят будущее, не связывают его с Альметьевском, не верят в то, что там можно зарабатывать. Любой, у кого появились более или менее серьезные деньги, сразу старается уйти в Казань и дальше. То же самое и с сотрудниками: чуть немного подрастет и сразу ставит себе цель уехать в Набережные Челны, Казань, Питер или Москву. 

Пандемию пережили кто как. Мы пережили. В Альметьевске очень хорошо сработал глава и его команда. Они сразу очень плотно взяли контакт с бизнесом, проходили еженедельные зум-конференции. Тимур Дмитриевич клещами вытаскивал все проблемы, которые были на тот момент у предпринимателей, и старался оперативно решить их в силу своих полномочий. Это было очень ценно, и я считаю, что благодаря такому подходу удалось избежать паники в среде предпринимателей. Все было честно, все было открыто. Опять же вопрос открытости. Вот власть показывает свою открытость, и ей начинают больше доверять. Соответственно, предприниматель начинает понимать, чего ждать от руководства, и начинает инвестировать в город. 

Я считаю, сейчас в Альметьевске занимаются правильной политикой. Еще бы по всей стране так сделать, и тогда никто не будет вывозить миллионы долларов за границу. 

- С какими проблемами к вам обращались предприниматели как к депутату и все ли удавалось решить?

- Обращались, особенно после того, как я объявил, что стал общественным представителем Уполномоченного по защите прав предпринимателей. Всю эту структуру организовали в апреле, в кризис. Меня нашли сотрудники команды нашего омбудсмена Фарида Абдулганиева и пригласили. После этого люди начали обращаться с вопросами. По большей части их отправляют в приемную самого Абдулганиева. В основном все это коммуникация, то есть я подсказываю что-то людям. Они звонят, говорят, мол, у меня, наверное, ничего не получится. Мне вот звонил один фермер, у него было что-то с землей, я ему просто дал номер, по которому нужно обратиться. Он меня потом благодарил. 

Люди не верят, что у них что-то получится. Чаще всего возникают проблемы с землей - разное видение у предпринимателя и муниципальных структур. Дальше – проблемы с госмонополиями, то есть по электричеству, по газу.

Удается решить не все. Допустим «Гринта» и эта злополучная мусорная проблема. Никто не может ее решить, это уже вышло на президентский уровень, и то даже президент не может ее решить в одночасье. Видимо, проблема завязана на более высоких уровнях, федеральных. Проблема очень острая, и от нее страдают арендодатели, арендаторы и все люди, которые связаны с вывозом мусора. Это очень серьезная проблема и сейчас всех беспокоит.

- Насколько тесно администрация нефтеграда взаимодействует с предпринимательским сообществом сейчас?

- Сейчас образованы различные группы по связи с предпринимателями. То есть нам приходят различные рассылки, если глава захотел донести какую-то информацию, либо объявления о встрече, если собраться по какому-то поводу. Предприниматели приходят, мы разговариваем, выкладываем на него все проблемы, а он пытается их решить. 

- А с вашей партией?

- Наверное, он не особо должен с нами взаимодействовать, поскольку это не его прерогатива, тем более, он из «Единой России». Мы бы его агитировали, чтобы он перешел к нам. 

- К слову, о партийной деятельности. Какие задачи ставите для себя как депутат?

- Кто такой депутат? Это избранник народа. Я избранник из села Русский Акташ. Это люди труда, у них есть свои проблемы, свои накопившиеся годами нерешенные вопросы, и я должен их решать. Этим и занимаюсь в том числе. 

- Планируете ли участвовать в выборах в Госдуму?

- Нет. Я все-таки хочу заниматься свои бизнесом. Готов предлагать на том уровне, который сейчас, какие-то идеи и предложения, которые помогли бы моему бизнесу, моему городу. Но в Госдуме, я считаю, должны сидеть профессионалы, которые получают за это деньги. Я получаю деньги со своего предприятия. Считаю, что те люди, которые там сейчас пребывают, не должны там пребывать вообще, поскольку они зарабатывают деньги в других местах. А нужно заниматься свои делом. Они законотворцы, получают за это деньги, а сейчас там актеры и спортсмены, и мы пожинаем плоды этого. 

- Хорошо. А какие в целом у вас планы? Не думаете уехать из Альметьевска в город покрупнее?

- Да, я уеду в Казань со временем. Если я и уеду еще куда-то, то за границу, вот где я планирую развивать свой бизнес. Во-первых, мне полтинник подходит, и я хочу годам к 60 жить у моря где-нибудь. У меня два сына, которые в Казани успешно приняли мое дело. Я сюда приезжаю только для того, чтобы немножко дать подзатыльник ребятам (смеется).

- А есть за что?

- Проблема молодежи в том, что они не мыслят стратегически. И вот тут нужна моя помощь в виденьи развития нашей сети. Нужно видеть большие, глобальные цели, и в этом нужен человек с большим опытом. 

- А хотели бы начать бизнес в Москве или Санкт-Петербурге?

- Нет, поскольку Москва и Питер уже заняты: «Додо Пицца» там присутствует достаточно серьезно. А я сейчас себя вижу в основном связанным с этими проектами. 

- Хорошо. Напоследок хотелось бы попросить вас дать совет начинающим предпринимателям из Альметьевска, как им начать бизнес в весьма непростое время?

- Главный совет – это ничего не бояться, если ты уверен в своей идее и в своем проекте. Если ты знаешь, какая у тебя цель, нужно идти к ней, несмотря ни на что. И еще одно немаловажное: если ты занялся общепитом, например, то я считаю, что ты должен сначала в нем поработать. Никогда нельзя браться за дело, если ты никогда не занимался этим проектом. Нужно все-таки в этом повариться, стать хорошим подчиненным, и только после этого ты можешь стать хорошим предпринимателем, нанимающим людей и развивающим бизнес. Это касается любой сферы. Ты должен быть хорошим профессионалом своего дела, именно наемным профессионалом. Нужно достичь определенных результатов и только тогда стартовать. 


Читайте также: «Законы для бизнеса должны создавать не актеры и спортсмены, а предприниматели»


Понравился материал? Поделись в соцсетях
9 КОММЕНТАРИЕВ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
Инга
Фамилия весьма не простая.. миллер, кто такой он
2
1
Ответить

Мурзик
@Инга Никто и звать никак.
0
1
Ответить

Альберт
Почему он не видит будущего в альметьевске? Как по мне так все зависит от нас, от молодых. Город у нас хороший, спокойный.
1
1
Ответить

Николай А
@Альберт Что здесь делать? Нужно наоборот покорят горизонты, не сидеть на попе ровно
1
0
Ответить

Константин
@Альберт Еще бы пиццы 35 см были бы не больше 100 руб, вообще бы хорошо было.
1
3
Ответить

13
@Константин Вот бы вообще бесплатно раздавали, да?
0
0
Ответить

Карим
Просто о сложном ему надо вести, все правильно сказал. Удачи в бизнесе
2
0
Ответить

Егор
Хаха, обычный барыга-балабол. Все жители Русского Акташа могут оценить как "их избранник" решает какие-то проблемы) То, что все они ломятся в депутаты, уже говорит, что никакой они "открытый бизнес" не ведут.
6
3
Ответить

Ленар
Семья Вячеслава Миллера большим трудом сама с нуля достигала всего! Прекрасные предприниматели - профессионалы своего дела. Желаю дальнейшего развития и достижения высот!
4
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite