Эрик Уин: «В Казани много прекрасных лиц, несущих в себе целую жизнь, но они не разрешают себя фотографировать!»

Фотограф и автор проекта «Близкие далёкие люди» рассказал в интервью KazanFirst о том, как заниматься любимым делом, путешествовать и получать за это деньги

Фотограф Эрик Уин

Ольга Гоголадзе — Казань

Такого ажиотажа в «Штабе» не было уже давно. Регистрацию на мастер-класс фотографа Эрика Уина закрыли почти за сутки до проведения — не осталось свободных мест. Но слушатели пришли, даже рискуя простоять два часа на ногах. Не потому, что имя этого француза гремит в артистических кругах. Просто его выставка «Близкие далёкие люди», которая накануне открылась в резиденции, потрясла всех до глубины души. Научиться снимать не лица, а души — это ли не главное достижение для любого фотографа.

Уин путешествует по всему миру, делая портреты обычных людей в Непале, Перу, Вьетнаме, Бразилии, Бенине и других самых отдалённых уголках света. Каждая морщинка на лице его моделей — это целое десятилетие их жизни, прожитое в любви или горе, в благости или в печали, в окружении близких или мучительном одиночестве. Каждый кадр — это не репортажный, «украденный снимок» папарацци, а вдумчивый портрет, сделанный с расстояния нескольких десятков сантиметров.

На мастер-классе Эрик Уин рассказал о тонкостях работы при дневном освещении, об основах работы с искусственным и студийным светом, а также о своей технике съемки портретов «Янус», которая отражает три ипостаси фотографируемого: как его видит фотограф, как он видит себя сам и как его видят окружающие. В интервью KazanFirst он поделился, как заниматься любимым делом, путешествовать и получать за это деньги. Но начали, как водится, с неизбежного вопроса:
Эрик Уин: «В Казани много прекрасных лиц, несущих в себе целую жизнь, но они не разрешают себя фотографировать!»
Как вам Казань?

— Я приехал сюда на Чемпионат мира по водным видам спорта, поэтому совсем не было времени, чтобы посмотреть город. Нужно было каждый день фотографировать соревнования и оперативно отправлять снимки во Францию. К тому же, в любом городе мне гораздо интереснее люди, чем здания. Я гулял по улицам Казани, всматриваясь в лица прохожих, вместо того, чтобы посещать достопримечательности и храмы…

Вы привозите удивительные портреты со всех уголков Земли. Удалось найти здесь таких же интересных персонажей?

— Да, нашёл! Но в подавляющем большинстве случаев они отказывались фотографироваться. Говорили: «Нет, я уже старая и некрасивая! Посмотри, сколько вокруг молодых девушек, пусть они позируют!». Я всячески старался уговорить их, периодически переходя на русский для пущей убедительности, но чаще всего безрезультатно.
Эрик Уин: «В Казани много прекрасных лиц, несущих в себе целую жизнь, но они не разрешают себя фотографировать!»
Вы говорите по-русски?

— Да, чуть-чуть. В школе учил, но сейчас почти всё забыл. Так что мне очень трудно разговаривать с прохожими. Вот почему в Казани я сделал всего лишь несколько портретов. Так много прекрасных лиц, несущих в себе целую жизнь, но они не разрешают себя фотографировать! Кстати, во Франции та же проблема. Париж — самый неблагоприятный город для съёмок случайных прохожих.

Почему? Мне казалось, европейцы гораздо более открытые, не боятся камер и всячески потворствуют развитию искусства.
 
— Всё так, но они ещё и довольно мнительные. Особенно в том, что касается денег. Им кажется, что я так и норовлю нажиться на их портретах, а они, «засветив» лицо на весь мир, останутся без гипотетических баснословных гонораров. Поэтому в Париже, Лондоне и Берлине люди недоверчиво относятся даже к тем, кто подходит спросить: «Который час?». Сразу думают, что у них сейчас будут клянчить деньги. То же самое с фотографией. Вот в Непале, Вьетнаме или Перу совсем другая ситуация.

Вы давно путешествуете по миру?

— Такое чувство, будто я всю жизнь только этим и занимаюсь! (достаёт паспорт) Смотрите, здесь уже нет свободных страниц, всё занято визами со всего света. Один паспорт уже пришлось сменить, второй на подходе — и это только за последние 10 лет. Благодаря моей профессии, путешествовать очень легко.
Эрик Уин: «В Казани много прекрасных лиц, несущих в себе целую жизнь, но они не разрешают себя фотографировать!»
Большинство молодых фотографов могут об этом только мечтать! С чего вы начинали?

— Первое время у меня была возможность ездить в другие страны только в отпуск. И там я фотографировал, скорее, для души. Сейчас организовывать  поездки очень помогает тесное сотрудничество с «Альянс Франсез». Я звоню в эту организацию в любой точке мира, и они устраивают мне мастер-классы, даже  несмотря на то, что я не очень знаменит.
 
В Казань вы приехали по той же схеме?

— Нет, здесь было наоборот. Федерация плавания Франции отправила меня на мундиаль, и только потом я связался с «Альянс Франсез». Раз уж я всё равно здесь, почему бы не провести несколько мастер-классов и не сделать фотовыставку?

У вас в приоритете фотографии со спортивных соревнований или всё же портретная съёмка?

— Мой основной источник дохода, конечно, спортивная фотография. Портреты больше для души. Конечно, многие из них у меня покупают, но спортивные события происходят постоянно, так что… (улыбается). Вместе с пловцами тоже приходится много путешествовать, правда, не по всему свету. Такие крупные международные события, как Чемпионат мира или Олимпиаду никогда не будут проводить во Вьетнаме, Нигерии или Боливии. Но во всех развитых странах — да, конечно.

Значит, молодым фотографам стоит обратить пристальное внимание именно на такой вид деятельности? Любимым делом занимаешься, и жизнь интереснее некуда.

— С одной стороны — да, с другой — попасть в ту же Федерацию плавания очень сложно. Мне, например, просто повезло. Когда-то я сам был пловцом, и это сыграло мне на руку. Потому что обычные фотографы могут снимать только с трибун или в микст-зоне. А вот в раздевалки и комнаты отдыха участников соревнований им доступ закрыт. Но поскольку я бывший пловец, я мог спокойно туда пройти. Спортсмены меня не стеснялись, для них я был своим. Поэтому фотографии с «изнанки» чемпионатов получились очень естественными и искренними. В то время такие кадры были только у меня. Чистый эксклюзив! Именно их я впервые продал Федерации плавания.
Эрик Уин: «В Казани много прекрасных лиц, несущих в себе целую жизнь, но они не разрешают себя фотографировать!»
Почему вы предпочли фотографию карьере пловца?

— У меня не было выдающихся достижений в спорте. Лучшее, что я сделал — это поучаствовал в отборе на Олимпийские игры и не прошёл квалификацию. Вы поймите, я занимался плаванием в то время, когда блистал Александр Попов. Пожалуй, на тот момент только его можно было назвать единственным в мире профессиональным пловцом.

Вам не хотелось принять участие в чемпионате «Мастерс»?

— А я и принял! Результат, конечно, не самый лучший, 13-е и 19-е места. Ну да ладно, я не пловец, я фотограф (смеется).

При этом вы начинали свою карьеру в fashion-индустрии. Почему вы ушли из этой сферы?

— Мне надоело делать глянцевые снимки красивых, богатых и знаменитых людей. Я сотрудничал и с Vogue, и с Vanity Fair, и по молодости мне это было очень интересно. Представьте: много красивых девушек делают всё, что я скажу! Да и престиж изданий очень грел душу. Но по прошествии времени захотелось чего-то настоящего, искреннего.
Эрик Уин: «В Казани много прекрасных лиц, несущих в себе целую жизнь, но они не разрешают себя фотографировать!»
Говорят, fashion-фотографы зарабатывают миллионы. Вы решились бросить такую денежную профессию исключительно ради самовыражения?

— На самом деле, огромные гонорары в fashion-индустрии не у фотографов, а у моделей и арт-директоров. Фотографы получают в разы меньше. Это логично: я мог бы хоть 40 лет работать в этой сфере, а карьера модели длится всего 5-6 лет. Понятно, что за такой короткий срок девушкам нужно успеть заработать по максимуму. Я же, выбрав дело для души, почти не потерял в деньгах. Вдобавок приобрёл нечто куда более ценное. Я искал способ показать  человеческую красоту в своей собственной манере. И нашёл его в портретах простых людей с глазами, полными доброты. Поэтому я снимаю эти удивительные лица с очень близкого расстояния, чтобы каждый мог прочитать по ним историю целой жизни.

Как вам удаётся делать такие проникновенные портреты людей, которых вы даже не знаете?

— Когда я встречаю их на улицах, в храмах или восточных базарах, они для меня совсем чужие. Но, пообщавшись с ними хотя бы полчаса, я узнаю их историю, могу в общих чертах представить их жизнь, и могу запечатлеть всё это на снимках. Недаром под каждым портретом есть небольшой рассказ о каждом из них.

Вы не думали написать об этом книгу?

— У меня был подобный проект, но в очень небольшом тираже: только для себя и самых близких друзей. Я брал снимки двух людей из разных стран с очень похожими судьбами. Например, на одной странице был мужчина из Перу, а на соседней — из Непала. Как ни странно, их портреты были на удивление разными. Хотелось показать, что жизнь человека не обязательно отражается на его лице.

Если же говорить о большой, серьёзной книге, то эта идея обречена на провал. Я не настолько знаменит, чтобы люди ринулись её покупать.
Эрик Уин: «В Казани много прекрасных лиц, несущих в себе целую жизнь, но они не разрешают себя фотографировать!»
Разве это имеет значение?

— Конечно! В нашей работе все лавры далеко не всегда достаются лучшим. Это очень важно понимать! Зачастую всё решает известность и репутация. Вот, допустим, я делаю снимки для Федерации плавания Франции. Завтра может появиться молодой фотограф, работы которого будут в сто раз лучше. Думаете, его возьмут на моё место? Да ни за что! Никогда. Потому что со мной работают уже 20 лет, они меня знают, и каким бы талантливым ни был этот новичок, он не получит мою должность. Разве что я сам уйду. В свою очередь, если я захочу работать на Федерацию бега Франции, меня тоже не возьмут. Не посмотрят ни на стаж, ни на квалификацию. Наш бизнес — это не та игра, в которой побеждает сильнейший.

Зато в Казани вы могли почувствовать себя звездой: после мастер-классов в «Штабе» вам не давали проходу, просили автографы и не хотели отпускать. Как впечатления?

— Это удивительно! Мне сказали, что на встрече будет 10 человек, а пришло 40! Безумно приятно, но мой мастер-класс просто не рассчитан на такое количество человек. Но круто, что так много людей заинтересовались. Жаль, что у меня есть всего шесть часов на то, чтобы передать свои знания. Трудно уместить такой объём информации в столь сжатые сроки. А ещё я просто в шоке от того, насколько здесь красивые девушки. Потрясающе! Знаете, я много лет учил русский язык, но впервые приехал в Россию. Если бы я знал, насколько здесь много работы для fashion-фотографа, лет 10-15 назад я бы поселился у вас.

Как себя ведут слушатели на мастер-классах?

— Они классные! Иногда аудитория бывает очень стеснительная, и работать с такими людьми довольно непросто. Я чувствую, как много вопросов у них в голове, а задать их вслух никто не смеет. Например, во Вьетнаме ребята воспринимают каждое моё слово как непреложную истину, исходящую напрямую от бога. Но ведь фотография — это мой личный взгляд на мир, и уж точно не истина в последней инстанции. Поэтому мне нравится, что слушатели в Казани не боятся спрашивать, высказывать свою точку зрения, иногда даже спорить со мной. Это очень интересно.

Когда вы только начинали заниматься фотографией, вы могли представить, что однажды будете учить русских делать портреты?

— И в мыслях не было! Когда я начинал изучать фотографию, я много дней провёл с книгами в руках, читая всю доступную литературу из этой области. Тогда у меня была одна цель: делать технически безупречные снимки. Однако, в то время люди делились на два типа: те, у кого есть фотоаппарат, и те, у кого его нет. Сейчас у каждого в смартфоне есть камера, поэтому всё больше людей хочет научиться делать хорошие фотографии. Соответственно, они ищут преподавателя. Поэтому из года в год мастер-классы становятся для меня всё бОльшим источником дохода.

Какую главную мысль вы хотите донести до своих учеников?

— Прежде, чем сделать фотографию, нужно спросить себя: «Что я хочу показать?».

Остальное должно подстраиваться под эту задачу. Всегда, даже в такой ерунде, как съёмка заката. Что ты хочешь показать? Какой красивый оттенок красного приобретает небо? Отражение солнца в водной глади? Лодку, которая оказалась прямо под солнечным диском? Поняв основную задачу, ты сможешь решить, как держать камеру, какой объектив нужно взять и стоит ли сменить точку съёмки. Эрик Уин: «В Казани много прекрасных лиц, несущих в себе целую жизнь, но они не разрешают себя фотографировать!»
 
А с какими проблемами сталкиваетесь вы сами? Или когда за плечами такой огромный опыт, вы просто творите в своё удовольствие?

— Сейчас у меня нет проблем с технической стороной вопроса. Проблема с деньгами тоже давно решена. Теперь моя проблема — найти идею для новой серии фотографий, которую можно будет выставлять по всему миру. Вопрос всё тот же: «Что я хочу показать?». И год за годом мне нужно искать ответ на этот вопрос.

Может, темой одной из будущих выставок станет Россия?

— Вполне возможно! Кстати, это будет отличным поводом снова вернуться к вам, в Казань.  

Фото: Олег Тихонов

Понравился материал? Поделись в соцсетях
1 КОММЕНТАРИЙ
This site is protected by reCAPTCHA and the Google Privacy Policy and Terms of Service apply.
1
сегодня этого Эрика чуть не разорвали на сувениры в Штабе
0
0
Ответить

downloadfile-iconquotessocial-inst_colorwrite